КОСМОС. КНИГА ВТОРАЯ. ОРБИТАЛЬНАЯ СТАНЦИЯ. ГЛАВА III. ИНСТРУКТОР ПО ПОЛЁТАМ.

ГЛАВА III. ИНСТРУКТОР ПО ПОЛЁТАМ.

Орбитальная станция. Блок учебных полётов

Вот и наступил момент моего знакомства и инструктором по полётам.

Старший инструктор, прапорщик Елизавета Волошина. Высокая, с крепкой и подтянутой фигурой, с короткой стрижкой каштановых волос и зелёными глазами.

«М-да, впечатление производит!»                                    

Говорит чётко, иногда резко. С курсантами не нянчится.

— Сегодня у вас сложная задача. Это не экзамен, но пробный полёт перед тестами. Помните, что вы должны проходить полёты всех уровней и на всех типах модулей. И задание на сегодня полёт уровня 5!

Курсанты ахнули, а мы переглянулись – пятый уровень? Сомнительное задание. С чего это курсантов допускают до полётов пятого уровня? Это же модель настоящего боя! Понятное дело, что нас не будут жалеть, но курсантов бросать на пятый уровень? Мы что, завтра в бой?

Волошина запускает модуль и программу.

Модуль не такой, к каким мы привыкли, они отличаются от тех, что были в учебке и на Драгуне. Другое расположение блоков и панелей, сиденье расположено идентично модели лётного аппарата.

Все полёты выводятся на большой экран, где мы видим задание, траекторию полёта, где мы можем наблюдать за действиями, которые будет принимать пилот во время прохождения задания.

— Кто первый? – обращается Волошина к курсантам. – Есть желающие?

Я молчу. Не знаю, страх ли это или просто неуверенность…

— Давайте, Банда, — слышится с задних рядов потока. – Это по силам только вам!

— А что, кроме Банды, другие не хотят летать? – громко спрашивает Волошина, проявляя осведомлённость о нашей компании. – Остальные не готовы? Что, вас отправить в школу? Или по домам, к мамочкам?

«Ого! Вот это нрав!»

Все молчали. На полётах мы занимались по потокам, и сегодня был только наш, первый поток. Среди остальных потоков мы были середнячками, выделялись, в первую очередь нашей Бандой. Но, я смотрел дела ребят, как «староста группы», и в наших рядах были вполне способные ребята. Неужели, желающих, правда, нет?

— Курсант Кузнецов! Занять место в тренировочном модуле!

— Я?

Хороший курсант. Один из лучших учеников лётной школы, у него может получится. Но с дисциплиной, конечно…

Волошина меняется в лице. Она приближается к курсантам и останавливается напротив Кузнецова.

— Курсант Кузнецов!

— Так точно!

Кузнецов направляется к модулю, а Волошина бросает на меня резкий взгляд. Это намёк на меня, как на командира Банды или командира потока? Во втором случае ситуация хуже.

Курсант Кузнецов занимает место в модуле и немного копается с ремнями безопасности. Когда он справляется, Волошина активирует панель кода доступа и протягивает ему динамические наушники.

— Ввести код доступа!

Это наш номер и личный код, который мы используем для доступа в учебные программы и для полётов.

Волошина подключает свой планшет, активировав его с помощью своего кода, тем временем Кузнецов надевает наушники и вводит свой номер на панели управления. Как только код введён, на экране появляется изображение. Мы словно оказываемся в онлайн-игре с объемной картинкой! Всё выглядит очень натурально!

После активации программы, появляется задание полёта.

«Модуль Космического корабля. Боевой вылет».

Вот это да!

Мы с Тёмой переглядываемся. Круто!

— Интересно, — шепчет мне в самое ухо Дина, — он справится?

— Сейчас увидим, — отвечаю я, потирая зазвеневшее от голоса Дины ухо.

— Начать выполнение задания! – командует тем временем инструктор.

— Есть!

Изображение на экране имитирует стыковочный отсек модуля в зоне высадки Космического корабля. Таймер пошёл, а курсант Кузнецов медлит.

— Что-то не так, курсант? – зычно спрашивает у него Волошина. – Вы не знаете, как снять модуль со стыковки?

— Никак нет! – нервно отвечает курсант.

Модуль с вибрирующими движками плавно уходит назад, а потом вниз. Загораются сигналы стыковочных блоков, и курсант Кузнецов благополучно снимает модуль КК со стыковки. Он выходит в коридор вылета и, набрав мощности, вылетает из стыковочного отсека.

На прямом управлении он выруливает на траекторию, выданную программой. Но не надолго. Он сразу же попадает под шквал огня развернувшегося боя.

Вот это картинка! Чёткая и настоящая!

На карте действительно был бой. Несколько модулей, запрограммированных как пилоты Космического корабля, атаковали противника. А истребители противника на невероятной скорости пролетали мимо, сбивая пилотов КК.

— Вы опаздываете, курсант! – ругает Кузнецова Волошина. – Бой закончится без вас!

Курсанты хихикают, а мне не до смеха. Я понимаю, что меня ждет такой же бой. И если в меня попадут…

Я кошусь на Дину, но она пристально смотрит на экран, следя за маневрами Кузнецова.

— Что он делает?

— Не может удержать машину, — констатирует Тёма. – Ему надо сбавить управление. Поставить половину на прямую, а половину кинуть на инжекторы.

— Согласен, — киваю я.

Курсанты около нас прислушиваются к нам, пытаются включиться в обсуждение.

— Скинь прямое управление! – подсказывает один из курсантов Кузнецову.

Управление курсант Кузнецов сбрасывает 50 на 50, а Волошина приближается к нам, пристально вглядываясь в курсанта, который крикнул подсказку. Он опускает глаза вниз, словно нашкодивший подросток.

— У вас ещё будет возможность проявить свои способности, курсант!

Она медленно обходит нас, скользит по мне своими зелёными глазами и возвращается к тренировочному модулю.

— Думайте, курсант! Думайте сейчас! Когда вы будете в настоящем бою, у вас не будет подсказчиков! Имейте своё мышление!

Кузнецов плохо держит машину. Она виляет, уже дымится и виражи на модуле даются всё сложнее.

— Неужели это так сложно? – спрашивает меня Дина. – Так сильно отличается от модулей в учебке?

Я только пожимаю плечами. Не в курсе.

Мне уже не интересен полёт и я почти не смотрю на экран, понимая, что долго он не протянет. Я слежу за Волошиной. Она медленно ходит кругами около модульного сиденья, заглядывает на панель к Кузнецову, делает отметки на своем планшете и поглядывает, иногда, на курсантов. Интересно. Она такая… «плавная»… медлительная… а вот взгляд цепкий, настойчивый. Скорее всего, эта медлительность временная, напускная, а на самом деле она быстрая и резкая. И характер, наверное, не сахар! Чувствую, задаст она нам на занятиях!

Как я и чувствовал, полёт Кузнецова продолжался не долго, и его модуль, с красными огнями «уничтожен», исчез с карты программы. Не знаю, на сколько это сложнее, чем в учебке, но от ученика лётной школы я такого не ожидал.

Он раздосадовано покинул место пилота модуля, а потом незаметно вышел и из учебного блока.

После Кузнецова инструктор Волошина вызывала на место пилота ещё двух курсантов, но они также не прошли задание. Оба полёта закончились красным «вы уничтожены».

Волошина была недовольна. Она делает пометки в своём планшете, а потом осматривает курсантов. Её взгляд скользит по ребятам, которые, как в школе, стараются «спрятаться», чтобы их не вызвали к доске. Она смотрит на меня.

Сейчас «к доске» пойду я.

Я не пытаюсь спрятаться, Тёма и Дина стоят рядом со мной.

— Сержант Славин, — говорит она спокойным голосом. — Займите место в тренировочном модуле.

— Есть!

Я направляюсь к тренировочному модулю и слышу, как у меня за спиной шумно выдыхает Дина. Переживает за меня. И оно понятно, учитывая сомнительную симпатию модулей к моим мозгам!

Среди курсантов потока тоже оживление, им интересно, справлюсь ли я с этим заданием. Смогу ли проявить себя, и закрепить лидерство своей Банды.

Я занимаю место в модуле и пристёгиваю ремень безопасности.

— Ввести код доступа, — объявляет Волошина, активировав панель.

Ввожу свой номер и код, и программа подключается. Система, после нескольких секунд ожидания выводит на экран задание полёта.

«Истребитель ВФ-55, боевой вылет с уничтожением противника».

«Засада!»

Курсанты ахают, и мне кажется, что я слышу Дину сквозь эту ахающую толпу. Чёрт! Если меня собьют, то будет оооочень больно! Но, я стараюсь сдержать своё волнение, панику… и радость. Это тренировочный полёт, да! Но это ВФ-55! Отличный истребитель! И возможность показать себя тоже отличная. Главное, не слиться с красным «уничтожен».

— Начать выполнение задания!

— Есть!

Как только программа активируется, я ощущаю вибрацию машины. Я словно оказался в истребителе, как тогда, со Светловой…

Сначала полёт идёт по траектории. Это не сложно, несмотря на пятый уровень. Я прохожу виражи и чётко выхожу на свою позицию в заданном квадрате карты.

Я жду боя. Помня все промахи и злоключения Кузнецова и двух других курсантов. Я стараюсь продумать все ходы и возможности, но я не знаю, каким будет мой противник и какова будет моя задача.

С минуту отсчета времени начавшегося боя я просто держал машину, а потом мимолетный сигнал на сканере и по мне начали палить!

— Не зевайте, сержант! – ругает меня Волошина.

«Не зеваю!» — про себя ругаюсь я, и резко увожу свой истребитель с линии обстрела, пытаясь скинуть противника с хвоста. Но он прочно засел сзади и довольно плотно по мне палил. По маневрам преследующей меня машины, предположил, что это скоростной челнок ЧР-4 с габаритными орудиями обстрела. И понимаю, что ещё пара минут, и я буду подбит!

Бросаю свою машину вниз, потом увиливаю вправо и вверх, и замечаю на мониторе ещё одно движение. Новая цель! И это истребитель!

Это интересно, но почему так? Челнок и истребитель, странное сочетание. Пока мы с другим истребителем будем устраивать «гонки по вертикали», «черчик» за нами просто не поспеет, хоть он и скоростной!

Но после пары минут, я понял, что недооценил черчика! Он вполне за нами успевал, и я метался между ними, как муха между двух мухобоек!

— Проблемы, сержант? – жёстко спрашивает меня Волошина.

— Никак нет!

Мне приходится концентрироваться на машине и на полёте, а не на попытках устранить противника. Надо придумать что-то, иначе это плохо закончится!

Как сглазил!

На одном из виражей истребитель меня всё-таки зацепил, и я пошёл вниз.

— Вы подбиты, сержант! – слышу голос Волошиной.

— Ещё нет! – возражаю я и стараюсь выровнять машину.

— Давай, Данте!

«Это голос Дины?»

Я увожу машину немного вниз, переключаю энжекторные движки на минимум, и машина плавно уходит на дугу. Звонкие датчики повреждений замолкают.

Отлично! Но это только начало.

Думай, Славин, думай!

Они разные по скорости. Так? Так. И маневрируют они по-разному. Так… Надо одного загнать в угол, чтобы он не мог быстро уйти за мной.

«У тебя есть карта…»

Я едва удержал машину.

«Засада!»

Вот, всегда так внезапно машины начинают со мной разговаривать!

— Вы теряете управление, сержант!

— Нет… карта…

Думаю о карте. И что? Что «карта»?

Я прикладываю максимум усилий, чтобы удержать машину.

— Шевели мозгами, Данте!

Карта, карта…. Чёрт побери, карта!

Я ухожу в крутой вираж вверх и залетаю в крайний квадрат карты, заложенный заданием. На одной из панелей вижу оранжевый маячок, предупреждающий о границе. Машины останутся на своей траектории, крайние квадраты никогда не используются программой. Сюда они не сунутся!

— Ваши действия, сержант? – слышу нотки удивления в голосе Волошиной.

Она заметила, видимо, мою перемену настроения и озадачена моим виражом.

— Рассчитать на карте возможные траектории захода противника в атаку!

— И что намерены предпринять?

Что я намерен предпринять? Кто должен быть первым? Черчик?

Я нахожу на сканере обоих противников, делаю запрос карты и отмечаю координаты свои и двух других машин. Параллельно вычисляю повреждения от попадания. Но, задета только обшивка и мелкие незначительные микросхемы. Это плюс! Мне понадобится вся маневренность этой машины, вся её мощь и скорость!

— Что я намерен предпринять? Я намерен сбить обоих противников!

Быстро, насколько позволяет программа, я вывожу траекторию маневренности обеих машин.

— Ничего себе! – раздаются возгласы среди курсантов потока.

Волошина молчит. А я, получив параболу или как там её, ставлю аккумулятор на полную катушку, а блок питания перекидываю на управление напрямую. Так я буду лучше чувствовать машину, и если мне мой истребитель «поможет», то это снизит нагрузку на мои мозги. Я надеюсь.

— Данте, — слышу я тревожный голос Дины.

«Да, красавица моя, знаю! Если не сработает… то снова попаду к медику Леону».

Но мне нужен полный контроль над машиной.

Я вывожу свой истребитель из зоны «невидимости», и оба противника несутся на меня, не совсем придерживаясь выданной мне параболе! Чтоб её!

Но плюс в том, что истребитель, всё-таки, скоростнее черчика, и он опережает его. Это мне на руку, и я могу это использовать. Набираю высоту и пару кругов просто гоняюсь от истребителя, присматривая за маневрами челнока. Выбираю подходящий момент, когда истребитель несётся на меня, а черчик подо мной и набирает ход.

— Данте! – предупреждает меня Дина, замечая, что мы с истребителем несёмся друг другу навстречу, и расстояние между нами сокращается.

— Славин!

«Жди…»

— Да жду я, жду, — бормочу я, замедляя машину.

«Ход вниз!»

За долю секунды до того, как слышу машину, роняю истребитель вниз и направляю на траекторию черчика, и почти сразу же вижу его в прицеле.

— Ты первый! – злорадствую я, нажимая на гашетку.

Моментально черчик окрашивается в красные цвета, и с сигналом «уничтожен», исчезает с мониторов. А я быстро ухожу с траектории, чтобы меня не достал истребитель, нырнувший за мной.

— Вот это да! – слышу я возгласы курсантов.

— Отлично, Славин!

Мои ребята молчат. Волошина тоже. 

Чтож, теперь берёмся за истребитель!

Сразу выйти на него мне не удаётся, и пару минут мы гоняемся по всей карте друг за другом, расходуя аккумы и боеприпасы. Но я стараюсь не стрелять, выжидая нужного момента.

— У вас время на исходе! – выдает своё пристальное наблюдение Волошина.

«Знаю!»

Но этот засранец уходит от меня, и я не могу поймать его. Я бросаю взгляды на карту, в голове проворачиваю ходы и прикидываю возможные траектории. Бросаюсь на противника, но он всегда умудряется быть позади меня. И мне приходится выкручиваться. Я вытворяю такие виражи, что не верится самому! И пытаюсь понять, помогает ли мне машина? Но никаких ощущений, которые я испытывал при «диалоге» до этого, не чувствую. Меня так и подмывало спросить: «Ты здесь?»

«Используй его самого…»

Моя машина виляет, выбиваясь с траектории. Курсанты ахают, и я ощущаю что-то нервное со стороны Волошиной, которая стоит рядом и очень пристально за мной наблюдает.

«Засада!»

Выравниваю машину, вывожу наверх.

Так. Использовать его. Но как? Пока мой противник набирал ход, у меня была пара секунд, чтобы подумать. Вывести машину на обстрел, а потом… 

Мысленно рассчитываю для себя траекторию и пытаюсь вычислить скорость, которая мне нужна. На программу и параболу я уже не надеюсь. Да и времени нет вести расчёты. Заглядываю в программу только для того, чтобы увидеть, где противник. Прикинув расстояние между нами, закручиваю вираж и подставляюсь под противника.

— Что ты делаешь?

— Он спятил?

«Да, я спятил!»

Истребитель палит по мне, а я виляю перед ним, как заяц. Потом забираю вверх и сбиваю ход машины. Мой противник внизу и впереди меня, но он моментально меняет ход и устремляется за мной. Но я разворачиваю машину и прибавляю ход, стараясь держаться нос к носу с противником. Он не может быстро уйти и на секунды задерживается. А я нажимаю на гашетку. Он палит в ответную, я увожу машину, ощущая, что подбит. Очень хорошо это ощущаю! Как будто мне дали под дых, и дыхание сбилось, а в глазах немного поплыло…

Засада!

Но я не могу долго ждать! И, немного повиляв, держа противника в зоне видимости, снова схожусь с ним, повторяю свой обстрел. Истребитель, окрашиваясь в оранжевые «опасные повреждения» падает вниз, а я за ним, но медленнее и с желтыми маячками.

«Только бы удержать машину!»

Я прикладываю все усилия, чтобы выровнять истребитель. Траектория настолько немыслимая, что меня начинает болтать из стороны в сторону. А в подреберье начинается сдавливающая боль, мешая сконцентрироваться на управлении.

«Только бы удержать машину!»

Мозг, хоть его и не спросили, вспоминает ту боль, которую я ощутил в тестовом полёте, на Драгуне, когда тренировочный модуль разбился в симуляторе.

Не хочу!

«Отпусти!»

Я отпускаю управление. Вибрация снижается, но машина продолжает падать, но я начинаю соображать, как вытянуть машину.

Вырубаю блок и включаю энергию движков, снимаю энергозаслон, а управление ставлю «на нейтралку». Машина замедляется и уже не падает, а планирует вниз.

— Чёрт возьми, Славин!

— Вот это пилот!                             

— Банда, вы лучше всех!

«Ага!»

Я выдыхаю, чувствуя остаточную боль в подреберье и смешанные чувства, что связь с машиной ещё есть. Я плавно увожу машину на посадочную платформу и заглядываю на панель управления, где замечаю маленький маячок, который подмигивает мне красным.

Что это?

— Чтож, сержант Славин, — слышу я голос Волошиной.

А сам пытаюсь рассмотреть маячок. Что это? Программа? Смотрю на экран, но там ничего нет. Это машина? Я провожу рукой по маячку, но панель на сенсоры не срабатывает.

— …вы справились, — голос инструктора возникает совсем рядом.

Я поднимаю на инструктора взгляд, не совсем ещё отойдя от полёта и странного маячка.

— Что-то не так? – понижает голос Волошина.

— Да… нет… тут…

Пребывая в небольшом каматозе, я всё-таки, соображаю, и пытаюсь понять, стоит ли мне говорить Волошиной об этом странном маячке. Или умолчать? Но капитана подводить не хочется… К тому же, здесь, на Орбитальной станции, я не смогу организовать «атаку на капитанский мостик». А так, возможно, я что-нибудь да узнаю. Может и нет. Но я знаю точно, что мои мозги останутся целыми.

Я указываю на панель, где маячок продолжает мигать красным. Не отключился.

Волошина заглядывает на панель, присматривается, наклоняясь ближе к управлению модуля. И ко мне. Секунду она рассматривает мигающий маячок, а потом говорит мне:

— Вы справились с поставленной задачей! Можете покинуть место пилота.

Всё понял. За нами присматривают, но это не афишируется.

— Есть!

Я снимаю наушники, отстёгиваю ремни безопасности и выбираюсь из модуля. Дина оказывается рядом моментально.

— Ты в порядке?

Тёма маячит позади неё, у обоих выражение лица тревожное.

— В полном! – говорю я. – Всё хорошо!

Ребята с потока меня обступают, хвалят, поздравляют и дружно похлопывают по плечам. Чтож, я это, наверное, заслужил.

— Курсанты, на сегодня полёты закончены, — говорит инструктор. – Можете покинуть учебный блок.

Волошина вырубает модуль и программу, забирает планшет и уходит из учебки через другую дверь. А мы плавно вытекаем из учебки, курсанты расходятся, а я притормаживаю ребят.

— Собираемся, надо поговорить.

0
06.02.2021
Катерина Тенюкова

Здравствуйте, мои дорогие любители почитать! Меня зовут Катерина, и я очень творческий и увлекающийся человек. Я фотограф, но моей страстью является не только фотография, но и книги. Люблю разные книги, разных жанров и стилей. Но моей любовью является фантастика! Наверное, потому что я творческая личность и большой фантазёр! Мне интересны "иные миры", и я очень люблю их придумывать, создавать необычных героев и отправлять их в интересные путешествия! И я приглашаю вас в свой мир приключений! Я хочу поделиться с вами мгновениями жизни своих героев, почитать их мысли, попереживать за них и дать возможность совершить подвиг! Надеюсь, что вам понравятся мои произведения. Буду рада познакомиться с вами и прочитать ваши отзывы и комментарии. Спасибо за ваш интерес к моему творчеству, и до встречи на необъятных просторах Космоса!
Внешняя ссылка на социальную сеть
74

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть