КОСМОС. КНИГА ПЕРВАЯ. ШАГ В НЕИЗВЕСТНОСТЬ. ч12

Когда я был здесь в первый раз, капитанский мостик выглядел по-другому. Сейчас же всё выглядело иначе. От обстрела отсек сильно пострадал, и представлял собой зрелище не радостное: разбитые мониторы и компьютеры, поломанный такелаж и сыплющиеся откуда-то сверху искры. Несмотря на позднее время, не обращая внимания на полученные травмы, состав «Драгуна РС5» не спал, и медики бегали по всему мостику, оказывая помощь.

Я сразу заметил, что от первого яруса, где должен был находиться капитан, практически ничего не осталось. Главный экран разбит, штурвал и кресло разнесены в хлам.

Второй ярус был целым наполовину: осталось одно кресло второго пилота, но мониторы работали оба, с сумасшествием передавая информацию.

Третий ярус – многочисленные пульты управления и мониторы, сохранились практически все, но часть была в нерабочем состоянии, и понять степень их исправности было невозможно.

Лестница, винтом уходившая вверх, чудом уцелела. Сейчас она служила временным пристанищем раненых, которых осматривали медики.

Офицер, который привёл меня, сказал мне подождать у самой лестницы, а сам прошёл к ярусам, где за одним из пультов сидел мой знакомый сержант. Внешне он был не ранен, но лицо было очень сосредоточенным и усталым. Посмотрев в мою сторону, он кивнул офицеру, подал мне знак, чтобы я подошёл к нему, а сопровождающего отпустил.

Подходя, уловил фразу: «… капитана позовите… пришёл Славин… скиньте программу уже кто-нибудь!»

Я ждал.

Сердце часто билось, и никакие дыхательные упражнения и мысленные успокаивающие настройки не могли его ослабить. Видя, в каком состоянии было место капитана, мне было не по себе. Мне не хотелось видеть капитана в состоянии недееспособности… или увидеть другого капитана…

Он вышел. Я замер.

«Засада!»

Голова перевязана, левая рука повреждена и зафиксирована. Рубашка расстёгнута, из-под неё виднелась тугая повязка на рёбра. Осунувшееся и бледное лицо.

Заметив мой взгляд и тоже потрёпанный вид, капитан усмехнулся.

— Да, Славин, потрепало нас знатно! Да ничего!

Он ближе подошёл ко мне, положил правую руку мне на плечо и подтолкнул в сторону лестницы.

— Пойдём, поговорим с тобой, — тяжко выдохнув, сказал он. – Пока у нас есть время.

Под лестницей мы прошли нижний ярус.

— Ютимся тут, — указал он на многочисленный лётный состав Драгуна, суетившегося по одному ярусу. – Повреждений здесь меньше всего, стараемся хоть что-то предпринять.

Мдааа…

Запасной выход, аварийка – внутри ниша, которая была оснащена панелью. Я понял – связь с мостиком. В нише – углубление, что-то вроде кровати, на которой небрежно был брошен капитанский китель. Рядом с так называемой кроватью стояла тумба, а на ней медицинский аппарат.

— Вот, — махнул капитан, — мой нынешний капитанский мостик…

— Неплохо так…, — неуверенно бросил я, стараясь не задеть капитана.

Я не был уверен, получилось ли у меня это.

Капитан тяжело опустился на кровать.

— Как ты понимаешь, курсант Славин, мы находимся в «заморозке». Энергетическая волна снесла всю технику и электронику. Держимся на запасном генераторе и… рабочих модулях.

Капитан посмотрел на меня.

— Уж не знаю, — усмехнулся он, едва сдерживая боль, — благодарить ли тебя за это!

Я не нашёлся, что ответить, хотя, с капитаном был не согласен.

— А сейчас, — продолжил капитан, — опустив все подробности твоего путешествия в стан врага, мне нужна вся та информация, которую ты получил, — капитан указал на меня пальцем, — и которая сидит в твоих мозгах, Славин!

Я не был удивлён, что капитан был в курсе моей диверсии, меня удивило сказанное им о получении от меня информации.

— Мне надо знать, кто прибрал к рукам ВВК1, и что им надо. Эта инфа у тебя есть…

— Снова подключаться? – тяжко вздохнул я.

— А как ты хотел? – ухмыльнулся капитан. – Решился на диверсию, теперь отчитываться должен! Не понравилась тебе мысль о присмотре? Никуда не денешься, курсант…

— Я подозреваю, что модуль бы не стал выходить со мной на связь, если бы мы были под присмотром!

— Всё может быть, — немного подумав, согласился капитан. – В любом случае, надо тебя избавить от информации и почистить твои мозги! – Я согласно кивнул. – Они нам нужны в незасорённом виде, и в действии.

Я уставился на капитана, молча прокручивая его слова. А он меня сегодня удивляет. Впрочем, как и всегда, на то он и капитан.

А я был немногословен. Был в шоке от случившегося в модуле во время моей диверсии, от обстрела, и от вида капитана. Я видел, что он сдерживал боль.

— Никак я не могу разгадать тебя, Славин, — заговорил, вдруг, капитан. – Почему ты геройствуешь по-глупому?

Я виновато опустил глаза.

«Засада! Как нашкодивший подросток!»

— Я начинаю сомневаться, что ты можешь стать настоящим руководителем. Капитаном!

Я замер. Слова больно ударили, внутри всё сжалось, но … с капитаном пришлось согласиться. Он прав, что я подвергаю себя, и что не маловажно, других опасности. Я сначала иду на абордаж, а потом включаю мозги, и приходится расхлёбывать последствия.

Хотя… я не жалел о своей диверсии!

— Ладно, — махнул рукой капитан, приложив руку к ребрам, — с моралью и воспитанием потом. А сейчас…

Он наклонился к панели и нажал пару кнопок. Я уже догадался, что придёт сержант.

Тот появился быстро.

— Забирай, — капитан привалился к стене ниши. – Проведи ему чистку мозгов. А потом готовь к вылазке…

Что?

«Вылазка? Куда? Зачем? Что опять?»

Мозг, и без того загруженный, взорвался сотней вопросов. Держись, Данте! Вот теперь ты точно белая лабораторная мышка под колпаком!

Видимо, капитан прочитал на моей физии все эти вопросы.

— Да, Славин, будем заниматься твоим любимым делом: влезать туда, куда не следует! Но только теперь – под присмотром!

— Так точно! – отсалютовал я капитану.

— Как обстановка? Новости? – спросил капитан.

— Молчат, капитан, — доложил сержант. – Помехи не ослабевают, заморозка держит. Но атак больше нет… взломов тоже. Капитан, — неуверенно добавил сержант, — разрешите позвать медика?

— Держи меня в курсе событий! Сейчас работай с Алексеевым. Медик потом, — отмахнулся он.

— Надо бы послушаться, — снаглел я, припоминая слова капитана, когда они застали нас в блоке после взлома капитанского компьютера.

Капитан улыбнулся и, поморщившись, согласно кивнул.

— Давай!

Видимо, боль была сильной.

«Засада!»

Векторная. Темно и тихо.

— Заходи, — сержант подталкивает меня и заходит сам. – Здесь никого нет сейчас. – Он прошёл дальше, врубая частично освещение. – Как только начался обстрел, мы вырубили питание и векторную отключили. Спасли, можно сказать!

Он прошёл к одному из компьютеров и включил блок питания, монитор засветился, но работал в режиме обычного компьютера.

— Маскировка, — проговорил, улыбаясь сержант. Потом достал из кармана диск и вставил в компьютер.

Я уже понял, что векторная осталась «без присмотра» со стороны взломщиков, и на этих компьютерах можно было работать.

— Садись, — указал мне сержант на кресло рядом с ним.

Я подчинился. И немного волновался – процедура была мне неизвестна, и я не знал, что происходит с носителем информации во время «чистки мозгов».

Пока сержант настраивал компьютер, я думал о ребятах. Динка, наверное, волнуется. Пропал, как и Паганель. А что теперь с Троекуровой делается? Места себе не находит, куда делся объект наблюдения?

Да уж, получается не так смешно, как хотелось бы …

Сержант тем временем извлек откуда-то провода и различные приспособления. Вся эта атрибутика напоминала мне старый медицинский прибор для снятия ЭКГ, одна сторона проводов подключалась к аппарату, вторая – к человеку. Подключение к аппарату меня не сильно волновало, а вот вторая половина подсоединения тревожила.

 Заметив моё волнение и немой вопрос, сержант пытался меня успокоить.

— Не трусь! Хуже, чем тебе было, с несанкционированной программой БиоФаз, не будет.

Это радовало.

«Ну, хоть что-то!»

Он подъезжает ко мне в кресле на колесиках, держа провода аппарата в руках, и даёт мне знак закатать рукава. Я выполняю его указание, и он лёгким движением руки, медицинским пистолетом, который оказался в его руках, как у волшебника, вкалывает мне укол.

— Ауч! – от неожиданности, а не от боли вскрикиваю я.

— Курсант! – сержант удивлённо на меня таращится. – Не ожидал!

Он отстраняет пистолет, оставляя иглу в вене. Как с размаху он в неё попал!

— Просто мне в последнее время как-то зачастили делать уколы! – нахожу я оправдание.

— Это стимулирующий укол, — он подсоединяет один из проводов к игле. – К тому же, это защита для твоих мозгов. – Он сосредоточенно надевает что-то вроде колпака на иглу, потом делает движение рукой, трогая колпак вместе с иглой. При этом он следит за данными, которые белой строчкой маячили на мониторе. – Вот так.

— Что это?

— Датчик, — отвечает мне он. – Сейчас защитный слой сниму, — он осторожно сдвигает колпак, но провод остается в игле. – А датчик находится на конце тонкой проволоки и вводится через иглу в вену. Он отстраняется. – Готово!

Я смотрю на иглу в своей вене, и начинаю паниковать – тело возвращает в мозг воспоминания о боли, полученной во время контакта с БиоФаз.

— Терпи курсант! – подливает масла в огонь сержант. – Тебе ещё предстоят подвиги! В твоём, сумасшедшем стиле! Поехали!

Он нажимает на клавиатуре компьютера кнопку «Enter», и я зажмуриваюсь, ожидая боли.

«Данте! Трусишь!»

Эта мысль разочаровывает. Но сейчас у меня нет времени на её обдумывание. Если после всех экспериментов с мозгами и «подвигами» я останусь в живых и в здравом уме, то у меня будет время покопаться в своём внутреннем «я».

С подключением к программе, по мозгам не бьёт, видимо, спасибо уколу, но я ощущаю слабую встряску организма. Я чувствую волну, которая прокатывается по всему телу и доходит до головы. Ощущения, словно на тебя выливают ведро ледяной воды, — в тело впиваются иголочки, и пробивает до мозгов!

— О, пошла инфа, — спокойно говорит сержант. – А ты молодцом, курсант Славин! Как там у тебя позывной? Данте?

— Ага, — слабо киваю головой, только сейчас ощутив скованность в теле. У меня было ощущение, что мне по всему телу накололи анестезию, когда удаляют зуб.

«Засада! А эффект «отхода анестезии» такой же, как в стоматологии?»

Я пытаюсь расслабить тело, закрыв глаза, уговаривая свой мозг, что это не так больно, как при моём садистском подключении к модулю.

Получается…

Поток информации проходит через меня ещё раз. Я вижу то, что принял на себя при взломе, но по-другому.

ВВК1, его маршрут, подключение к нам… передача информации в компьютер через мини-передатчик… потом обрыв, это атака на него… вижу космолёт, по передаче данных сложно определить, но смахивает на…

Я даже глаза открыл от удивления.

— О, Данте, — слышу голос, — ты пропускаешь информацию через сознание? Каков молодец!

— Это Шатл2?

— Да ты хорошо разбираешься в Космическом флоте прошлых лет! – одобрительный голос сержанта идёт как-то фоном, но я могу его разобрать. – Да, друг, он самый! Эта махина, благодаря своим механическим фиксаторам движения и минимуму электроники способна к воротам противника подойти! Даже в спальню… нет, в сортир к тебе заглянуть, а ты даже не заметишь!

— Это пираты или террористы?

— А хрен их знает! От них не последовало никаких заявлений или требований.

— А связь с ВВК1?

— Бесполезно, они всё глушат!

— Это Фар-56 так действует?

— Неее, — боковым зрением вижу, что сержант махнул рукой, — это другая энергоштука! Это «Бомба Эл»! Знаешь такую?

— Да, знакома мне эта дамочка!

Сержант хмыкнул, а я вспомнил про «Бомбу Эл». Она была на полигоне отца. Её доставили для экспериментов над новой техникой. Внушительные энерговолны, способные блокировать целый отряд космолётов, модулей, шатлов. Может, даже орбитальную станцию отключить.

Может, в этом всё дело?

— Не думай слишком много, — перебивает меня сержант, — сбиваешь поток. Хотя, — он разворачивает кресло ко мне, — жуть как интересно будет покопаться в твоих мыслишках!

— Никакой личной жизни, — наигранно вздыхаю я. – Под колпаком, как мышки в лаборатории.

Сержант смеётся. Добрый он. Хороший. Не зря мне он нравится.

— Это да, — соглашается он со мной. – Терпи, курсант. А вот на счёт личной жизни врёшь! Девчонка-то у тебя есть! Да какая! – сержант присвистнул. – Пилот отличный, с физухой норма! Фигурка отпад! Весь мостик тебе завидует!

Я улыбнулся.

«Да, Динка хороша!»

Я стараюсь думать о ней прилично, чтобы не слить всю личную жизнь мою в компьютер сержанта. Сосредоточившись, пропускаю инфу, не цепляясь за подробности.

Через некоторое время сержант выводит меня из потока передачи информации, но постепенно. И даже вытащив сначала датчик с помощью того же колпака, а затем вынув иглу, приказал мне оставаться в этом положении ещё некоторое время.

Я мог расслабиться. Как это не банально звучало или глупо, но в мозгах было «чисто», какое-то приятное ощущение, без боли или напрягов. Это эффект укола? Может, попросить у сержанта пару ампул?

Сержант тем временем работал за компом, совершая какие-то действия с информацией, полученной с моих мозгов. Скорее всего – закачка в архив, плюс прошивка через шифровщик. Потом на диск. Архив, я подозревал, на компьютере не останется.

Внезапно он меня окликнул, торопя выходить из векторной, вырубая на ходу компьютер, блок питание и освещение.

— Теперь куда?

— Получать инструктаж по особому заданию!

Он ведет меня по коридорам Драгуна, мимо общего зала, где всё ещё толпятся курсанты.

«Как там моя банда? Вернулся ли Паганель?»

— Данте, шевелись, — торопит меня сержант.

Коридоры, коридоры. По ощущениям, мы находимся где-то внизу, словно под самым брюхом у Драгуна РС5.

— Сюда, — он открывает дверь с помощью какого-то ключа, извлечённого из неведомого кармана.

Блин, а сержант как иллюзионист, вытворяет неожиданные фокусы! Впечатляет.

Блок приличных размеров. Посередине компьютер, цифровой «прозрачный» монитор, на котором видна схема сектора, на котором «висим» мы, а также обозначены космолёты ВВК1 и Шатл2 с «Бомбой Эл» на борту. И несколько человек из лётного состава Драгуна.

— Сержант Дубов прибыл! – отсалютовал сержант. —  Последняя информация о космолётах противника! Доставлен курсант Славин!

— Вольно, сержант!

Это помощник капитана Ермолов. Он мужчина в возрасте, крепкого телосложения и серьёзным «военным» взглядом.

Таким взглядом всегда смотрел на меня отец, ожидая результатов…

Я также отсалютовал: «Курсант Славин прибыл!»

— Вольно, курсант! – услышал я.

Обернувшись, заметил Светлову. Лейтенанта Светлову.

У меня, наверное, челюсть отвисла. Не ожидал я увидеть её.

— Что? Удивлён?

— Никак нет, — промямлил я.

— Ладно, Славин, иди сюда.

Она подзывает меня к главному компьютеру.

— Сотик с собой?

Киваю.

— Подключайся! – говорит она, потом делает знак сержанту. – Дубов, помогите!

— Что? Надо подключиться? Он справится, лейтенант!

Сержант, как я понял, занимался передачей информации, скаченной с моего мозга, помощнику Ермолову, и не хотел отвлекаться на меня.

— Я справлюсь, — отвечаю Светловой.

— Да уж, ты способный!

Не знаю, похвала это была или сарказм, но подключиться через сотик к компьютеру, даже с установленной защитой, было не проблемой.

— Имей ввиду, — проговорила Светлова, — собьёшь данные на компьютере – вся работа состава Драгуна пойдёт на смарку!

Я сглотнул.

«Засада!»

Ну, вот, зачем она говорит мне это? Чтобы коленки тряслись? Да у меня в последние часы непрекращающийся тремор всего организма, и мозгов в том числе!

— Имею, — буркнул я.

Лейтенант Светлова просто была не в курсе того, какие программы и штучки информационные и электронные есть у меня на сотике! Сержант Дубов, как эксперт и фанат сего дела,  позавидовал бы!

Я подключаюсь к компьютеру. Прохожу все этапы без приключений, замечая одобрительный взгляд Светловой.

«Пронесло!»

Иногда она пугает больше, чем капитан!

На некоторое время, после установки подключения, Светлова отстраняет меня, и входит в данные на компьютере.

— Это информация, которую тебе надо изучить, курсант. Тщательно изучить, досконально. – Мне показалось, что говорила она это не только со всей серьёзностью, но и тревогой. – Но у нас мало времени, так что постарайся! Включай свои мегамозги!

— Лейтенант, — окликают её. – К капитану.

Мне привиделось, что у неё изменилось выражение лица?

Привиделось. Все переживают за капитана!

Но она слишком быстро покинула блок…

0
24.12.2020
Катерина Тенюкова

Здравствуйте, мои дорогие любители почитать! Меня зовут Катерина, и я очень творческий и увлекающийся человек. Я фотограф, но моей страстью является не только фотография, но и книги. Люблю разные книги, разных жанров и стилей. Но моей любовью является фантастика! Наверное, потому что я творческая личность и большой фантазёр! Мне интересны "иные миры", и я очень люблю их придумывать, создавать необычных героев и отправлять их в интересные путешествия! И я приглашаю вас в свой мир приключений! Я хочу поделиться с вами мгновениями жизни своих героев, почитать их мысли, попереживать за них и дать возможность совершить подвиг! Надеюсь, что вам понравятся мои произведения. Буду рада познакомиться с вами и прочитать ваши отзывы и комментарии. Спасибо за ваш интерес к моему творчеству, и до встречи на необъятных просторах Космоса!
Внешняя ссылка на социальную сеть
32

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть