Подожди меня там, Колби!

“…..Подожди меня там, на горячем песке.
Там, где море встречается с летом!
И люби меня так, как бурлят вдалеке
Бриз и волны под солнечным светом…”
Cтрочка модного шлягера вертелась у меня в голове. Дурацкая в сущности песня……

Я, Дерек М. Колби, бывший к счастью, лет-капитан департамента “АСТРА”, вполне зрелый брюнет с карими глазами, образование среднее специальное, налет часов в Патрульной Службе Земли чуть меньше 50.000, симпатяга и немного грубиян. Ах, вот ещё что! Обладатель модернизированной “Барракуды”, с увеличенным запасом хода, тензионными двигателями и сверх мощными пушками “Вепрь”. Откуда? Досталось при разводе! Да-да, мы расстались. Департамент и я. Отчего, спросите вы? Наверное нам мешала полная психологическая несовместимость, моё нежелание есть синтетический картофель и ходить увешанным грудой аппаратуры в одном из многочисленных центров по изучению всякого дерьма. Причин как видите много, так что выбирайте сами. А ещё была девушка-майор. С зелеными глазами, фигуркой ангела и огненным темпераментом, которая так мило использовала меня для своих целей. По-моему этого достаточно, разве нет?

“Я не буду твоей, ты не станешь моим
А уйдешь и захватишь с собою
Каплю жизни моей, мой душевный порыв
Мое небо с зеленой травою….”
  Вот черт, привязалось! Хотя, я думаю, к вам тоже бы она прилипла, если б число прослушиваний этого шедевра завалило за сотню. Мои пассажиры крутили её день и ночь в кают-компании.
  О, мои пассажиры! Это отдельная тема. После того раза, помните, когда я расписался на своем контракте очередью из строенных пушек и последний раз поцеловал экран монитора с бесившейся на нем Камиллой. В общем, после того раза мне пришлось самому зарабатывать себе на “кидди”, нежных моллюсков с Буглы. Во Вселенной есть множество миров, где примут с распростертыми объятьями человека вроде меня и обслужат любое летающее корыто. Только платите гранды. Конечно, я сторонился центральных планет, справедливо опасаясь мести “Астры”, но и на периферии дел для меня хватало. Я мотался от края до края Галактики перевозя небольшие группы туристов и почту. В моем трюме побывали экзотические животные,
цветы с Галсока( ну знаете, те, которые липнут к вам и пытаются заняться с вами любовью), наркотики Венты, оружие для повстанцев на Зеро IV, всего и не вспомнить, но на моллюсков мне хватало.
  Да, так вот о пассажирах. Мой агент (а как же без него?) на Гере, сообщила мне, что у неё есть неплохая работенка для усталого бродяги вроде меня. А именно — концертный тур по нескольким звездным системам с хорошей оплатой и достойными документами на фрахт. Группа из человек десяти менеджеров, звукооператоров, концертного агента, девушек-гримеров и личного секретаря Пэтт Агарты Ри, собственно самой звезды, ждали моего решения. Им нужен был быстрый кораблик, способный поглощать парсеки, что твой пес сосиски. Кроме того, я как пилот и командир, должен был разрешить перекрасить “Барракуду” в цвета Пэтти, украсить бока моей красавицы аршинными буквами рекламы и с шиком опускаться на стадионы арендованные для концертов. Певица была начинающая, и в ее раскрутку кое-кто вкладывал огромные деньги, так почему бы и нам не откусить кусок, спрашивала меня Банни, мой агент. Она уговаривала меня, как заботливая мать малыша.
—Дерек, ещё ложечку!—так и слышалось мне в ее словах.
В конце концов я согласился проглотить этот кусочек. И он застрял у меня поперек горла.

“Твоих губ сохраню я тепло для себя
и застыну одна на дороге
Отпускаю тебя, но тоскую любя
верный путь укажите мне Боги….”
   Мда! И так целый день. То она репетирует, то пишет новую фонограмму на тонне аппаратуры, которую они притащили на борт. Время от времени, мне начинает казаться, что оплата была слишком мала для этого полета. Но порой, когда они вдруг успокаивались, делая перерыв, я начинал чувствовать дискомфорт. Черт, я не входил в число фанатов этой девушки, прямо скажем далеко не красавицы, невысокой и не поражавшей воображение пышностью форм. Но когда она пела, меня пробирало до слез. Её голос, сильный и проникновенный, заставлял дрожать моё, измученное отсутствием ласки, сердце. Текст, конечно, был ерундовый, но она умудрялась петь банальные слова так, что поневоле приходилось вслушиваться.
   Так вот, такая мелкая сошка как я должна была быть просто счастлива от присутствия на борту всех этих шоу-деятелей. Именно так они думали, и поэтому никто не замечал меня и моего мрачного настроения. Кроме всего прочего, мне пришлось уступить свою каюту Пэтт Ри, а самому спать в пилотском кресле, свернувшись калачиком и укрываться старым пледом.
—Ничего,—уговаривал я себя, сонно щурясь на мониторы,—за пять тысяч грандов, можно и потерпеть.
Что вам рассказать про концерты? В общем-то, нечего. Следуя полученным инструкциям, в точно назначенное время я зависал над концертной площадкой и, выждав минуту или две, сажал корабль на землю в свете прожекторов, взрывах петард и клубах дыма. Когда Пэтт выскакивала из люка “Барракуды” и толпа взрывалась приветственным ревом, я уносил свою задницу на ближайший космодром для дозаправки и обслуживания. Изредка, когда уровень техников планеты внушал мне доверие, я ловил местное стереовидение и смотрел трансляцию концерта. Пэтт все больше поражала меня. Была в ней какая-то духовность, что ли, которая действовала на зрителей. Они все, буквально рыдали от её песен.

“Среди тысячи звезд и парсеков пути
Ты найдешь утешенье, быть может
Кто она, где живет? Я не знаю, прости.
Пусть судьба вам обоим поможет.”
   Нет ну право, это чересчур! Так влезть со своими песнями в мою жизнь до сих пор не мог никто. Интересно кто ей пишет? Об этом я её и спросил, когда однажды, при перелете с Кападо до Синсоны у меня случилась свободная минута.
   Я ломился по коридорам в душ. Я сказал ломился и это больше всего соответствовало тому что я делал. Весь коридор был опутан проводами и заставлен ящиками с электронной начинкой. Пробираясь в этом хаосе, я вдруг очутился рядом с ней. С Пэтти.
—Кто вы?—спросила она.—Я вас не знаю!
Откуда ей? Я торчал у себя в пилотской кабине и общался только с менеджером группы. В условиях контракта было записано, что мне не позволяется разговаривать с кем бы то ни было из остальных. Чтобы не нарушать творческую атмосферу. Человек-невидимка было мне имя!
—Э-э! Пилот и владелец этой посудины, в общем-то! Дерек Колби,—я дерзко нарушил пункт контракта.
—Как интересно,—произнесла она.—Так это вы сажаете корабль на стадион?
—Ну, я умею не только это,—хмыкнул я.—Ещё я умею поднимать его в воздух.
Она внимательно посмотрела на меня и в её серых глазах, мне почудился интерес.
—Неужели?
—Клянусь!—улыбнулся я.—Как перед Господом!
Она опустила взгляд, гася улыбку и её чудные бархатные ресницы, дали мне возможность полюбоваться ими.
—Вам нравится ваша работа?—произнесла она, когда мы снова встретились глазами.
—Да!—односложно ответил я.—А вам ваша?
—Очень!—она с изумлением рассматривала меня.—Вы первый кто это спросил.
—Хм,—я пожал плечами.—А что ваше окружение не интересуется вашими пристрастиями?
—Это не входит в их работу. Мы все делаем только свою работу.—Вдруг задумчиво добавила она.

“Обнимая её, вспоминай обо мне,
Прошепчу я тебе на прощанье!
Ведь она это я, и не может быть “нет”
Нам ответ на кругах Мироздания….”
   Не представляю, как можно спеть такое, делая свою работу? Нет, бывает я тоже пою себе что-то под нос, крутя гайки в рабочем отсеке. Но так спеть!
—А кто вам пишет песни?—задал я давно терзавший меня вопрос.
—Я сама их пишу!—просто отозвалась она, смотря сквозь меня куда-то в пространство.
—А!—захлопнул я рот.—Извините, мне нужно идти.
—Вы все уходите…,—печально вздохнула она.
Я уже было двинулся по коридору, но последняя фраза заставила меня остановиться и задержать дыхание от предчувствия чего-то полузнакомого.
—В смысле?—переспросил я.
—В смысле, я никому не нужна,—горько пробормотала звезда.
А! Ясно! Опять эти чисто женские вопросы, кому я нужна и почему меня никто не любит?
—М-м! Ну это, как его…..—промямлил я, не зная что на это ответить.
—Не притворяйтесь мистер Колби, что вам интересно со мной. Не стоит. От этого ещё больнее.
Черт! Девчонка с ума сошла. Я вполне взрослый, что бы ни бегать в подобных случаях к маме за советом, но меня смутила её откровенность.
—Но мне действительно было интересно поговорить с вами, Пэтт. Мой контракт, к сожалению, содержит пункт о запрете на общение с любым из вас…..
—Да-да,—она сокрушенно тряхнула кудрями,—конечно, контракт. Кто видит чужую душу за скупыми строчками контракта? Если и души-то нет в общем-то…
—???
—Нет-нет, не обращайте внимания,—в глазах её блеснули слезы.—Это я от усталости. Слава богу, ещё один концерт и я передохну.

«А пока подожди, не спеши уходить
До разлуки есть время немного.
Поцелуй же меня, не давай мне остыть
И люби меня именем Бога…»
   Я подставлял себя под струи воды и напевал последний куплет, когда в дверь душа тихо поскреблись. Первой мыслью было, что-то случилось! Поэтому я, прикрывшись лишь полотенцем, нажал на кнопку замка, готовый к самому худшему.
—Мистер Колби?—серые глаза Пэтт оказались прямо передо мной. Я не успел даже выругаться про себя, когда она втолкнула меня обратно в душ и прикрыла за собой дверь.
—Вы удивлены?—девушка с улыбкой смотрела на меня.
—Ни капли!—я взял верный тон.—Ко мне в душ то и дело забегают молоденькие девушки!
—Обманываете?—серьезно спросила она.
Господи, она шутки-то понимает?
—Это шутка!—сказал я, пытаясь дотянуться до халата.
Её лицо оказалось достаточно близко, что бы я почувствовал её запах. Смесь лаванды и чего-то там ещё.
—Скажите, мистер Колби…
—Дерек!—перебил я, стягивая халат с крючка.—Раз уж вы ворвались в мой душ, то — Дерек!
—Дерек! Люди злы?
—Не все!—мне удалось одеться.
—Я хочу любви! Не этого общения в постели, а Любви! Вы понимаете?—настырная девица ждала моего ответа.
—Но при чем здесь я?—затянув пояс, я почувствовал себя почти в полной безопасности.—Я-то при чем? Да и место не совсем подходящее вы выбрали…
—Мне показалось, вы знаете ответ.
Я пожал плечами.
—Вы сочиняете такие песни, что это я должен спрашивать у вас о ней!
—Это все не реально, чужие эмоции и откровения!—она протянула руку и потрогала мой подбородок.—У вас мягкая кожа! А у меня?
Она взяла мою руку и прижалась к ней щекой.
—Тоже мягкая,—ответил я, не зная как себя вести. Мне не хотелось застрять с ней в душе! В конце концов, она мой клиент и все такое. А это исключало интимное общение.
—Пэтти,—забрал я свою руку.—Я не смогу вам помочь, простите. Мне нужно в рубку.
—Нет, Дерек!—она сняла с себя майку в которой была.—Именно ты и сможешь! Любой другой, уже воспользовался бы мной… А ты,… ты непонятный и жутко интересный!
—Нет во мне ничего интересного!—я старался не смотреть на неё.—Я на работе и вооб…
Она привстала на цыпочки и коснулась моих губ своими.
Ну что вот с ней делать!?
Я же не железный парень из страны Озз.

   Уже позже, когда я сидел в пилотской кабине ко мне ворвался менеджер группы, Огдальф, по-моему. Он принялся топать ногами и разбрызгивать слюни по стенам. Из всего нечленораздельного словоизвержения я сумел понять только одно — мне не заплатят по контракту.
—Придурок!—орал он.—Что вы натворили?
—Сам ты — дерьмо!—рявкнул я,—вы же девчонке вздохнуть не даете, со своими дурацкими концертами!
—ДЕВЧОНКЕ? Девчонке! О, Господи! Да какая она девчонка! Это био-робот, кретин!
—Чего?—у меня отвалилась челюсть.
Огдальф махнул рукой в мою сторону, как на безнадежного идиота.
—Быть не может…—выдохнул я.
—Ну, уж и не может,—пробурчал менеджер чуть потише.—Последняя разработка! Интеллект, уровень знаний, эмоции, рецепторы под кожей, изменяемая температура тела, все в общем! Модель хай-класса. Мы так долго над ней работали! Думали, переделывали, ночами не спали… А она?! Взяла да и влюбилась!
—В кого?—у меня зашевелились волосы.
—В вас, негодяй!—он рухнул в кресло рядом со мной.—Поэтому забудьте про свои деньги. Она отказывается петь! Это громадная неустойка, ясно вам?
—Как же она может быть такой человечной?—неуверенно спросил я.
—А как люди могут быть такими бесчеловечными?—отрезал он.
—Вы меня имеете ввиду?
—Да, нет,—буркнул он.—Мы сами виноваты. Переработали где-то наверное. Это слишком уж было заманчиво,… сделать полное подобие человека.
—Что с ней будет?—спросил я мрачнея.
—Наверное, под пресс,—хмыкнул он.—Или опять в лабораторию на стол. Начальству виднее.
—Да она человек!—заорал я, поворачиваясь к нему лицом.—Вы не имеете права!
—Вы уверены?—ласково спросил меня Огдальф, и прищурившись, добавил,—Выкупите её! Всего-то 350 тысяч грандов.
—Нет, мой милый!—я был ещё ласковей.—Сейчас я возьму в руки кольт, приставлю его к твоему лбу и мы вместе попросим всю группу организованно, соблюдая тишину, спуститься в грузовой трюм. Когда, вся ваша бригада соберется там, я высажу вас на ближайшей подходящей планете. Всех, кроме Пэтт. Она будет жить! Как вам такой расклад?
—Хм!—менеджер заерзал в кресле.—Вы будете объявлены в розыск. И вам не продлить её жизнь больше чем на месяц без соответствующего оборудования.
—Да? Пусть так. Но она умрет такой, какой есть и на этих вот руках! К тому же я знаю кое-кого не глупей вас… и может быть смогу ей помочь!
   Не отрывая глаз от его бритой рожи я вытащил свою громадную пушку. Чуть шевельнув стволом, я указал ему на дверь позади кресла.
—Двигай, давай!
Он хмуро встал и покачав головой шагнул к двери. Я поднялся следом, готовый пристрелить его при любом подозрительном движении.
—Я нервный и не люблю сюрпризы!—предупредил я его.
—Это я уже заметил!—хрипло произнес Огдальф.—Ещё один сюрприз перенесете?
Он нажал кнопку замка и кабину впорхнула Пэтт.
—Дерек! Милый Дерек! Прости меня, прости! Я не должна была… Все это неправильно и жутко… Но… Ты и правда готов был меня спасать?
—?
—Ты спас меня!—она подбежала ко мне и повисла на шее.—Ты действительно спас меня.Теперь я верю в то, что пою! Я знаю — Любовь есть! Я люблю тебя!Я люблю вас всех, я люблю все человечество!
Огдальф перехватив мой взгляд, виновато улыбнулся:
—Она, конечно, человек. Просто у неё была жуткая депрессия, мы все готовились, что она сорвется на наркотики или пси-таб. Но тут подвернулись вы, новый человек, новые впечатления….Этот пилот, сказал я ей, человек из другого мира. Это неизвестная планета, чужой реальный мир, которого ты не знаешь. Именно там живет твои нежность и любовь, о которых ты поешь. Пойди, посмотри… и ты поверишь. Однако, Колби, как же я переживал, что вы окажитесь грубым солдафоном. Но, слава Господу, вы проявили благород…
—Это всё?—перебил я его.
—Мы увеличим ваш гонорар. Простите нас.
“Да пошли вы….”—подумал я про себя, видя что половина группы набилось на мостик и весело гомоня, радуются счастливому концу. Мне нечего было им сказать, и до конца полета я больше не произнес ни слова. Лишь вновь и вновь прокручивал знакомую запись:
«Подожди меня там, на горячем песке.
Там, где море встречается с летом!
И люби меня так, как бурлят вдалеке,
Бриз и волны под солнечным светом…

Я не буду твоей, ты не станешь моим
А уйдешь и захватишь с собою
Каплю жизни моей, мой душевный порыв
Мое небо с зеленой травою….

Твоих губ сохраню я тепло для себя
и застыну одна на дороге
Отпускаю тебя, но тоскую любя,
верный путь укажите мне Боги….

Среди тысячи звезд и парсеков пути
Ты найдешь утешенье, быть может
Кто она, где живет? Я не знаю, прости.
Пусть судьба вам обоим поможет.

Обнимая её, вспоминай обо мне,
Прошепчу я тебе на прощанье
Ведь она это я, и не может быть “нет”
Нам ответ на кругах Мирозданья….

А пока подожди, не спеши уходить
До разлуки есть время немного
Поцелуй же меня, не давай мне остыть
И люби меня именем Бога.»

0
28.10.2020
Алексей Макаров

Люди в черном.
43

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Рекомендуем почитать

Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть