КОСМОС. ШАГ В НЕИЗВЕСТНОСТЬ. КНИГА ПЕРВАЯ ч6

Космолёт «Драгун РС5»

 

Мы сидели у меня. Ребята, перебивая друг друга, обсуждая случившееся на наблюдательном пункте, буквально засыпали Дину вопросами, стараясь вытрясти как можно больше информации о происшествии. При этом Тёма и Дина, громко приводя каждый свои доводы, сходились во мнениях, а Паганель, успевая при этом листать страницы какой-то умной книжки, спорил с ними.

Я же сидел поодаль от них, наблюдая за их горячим спором. Мой мозг разрывался от адреналина, что я получил на посту, и пытался переварить информацию, которую перебивали бушевавшие во мне эмоции. Мысли, доводы, подкреплённые страхом, надо признать, — было такое, смешались вместе и не могли успокоиться.

Времени прошло уже предостаточно, но активный сигнал тревоги так и не сработал. Драгун замедлился, но продолжал идти своим ходом. И что происходило на наблюдательном пункте, а также на капитанском мостике, я мог только догадываться. И вообще, верна ли моя мысль, что это космолёт? Старичок ВВК1… Удивительно, но мне казалось, что я был прав. Но, почему тогда, всё так тихо и спокойно? Может, потому, что космолёт ушёл? И капитан просто не стал связываться? Но зачем им этот камуфляж? Это ни к чему для «прогулки» ВВК1. Может, это не военный космолёт и на нас не собирались нападать? Возможно, космолёт перевозил контрабанду? Или это нелегалы? Они на таких кораблях часто переходят с одной станции на другую, могли тем самым перейти Заставу.

И ещё, меня не покидало странное чувство, что энергообстрел был с этим связан. Но как? Такие космолёты, о котором я предположил, не имеют возможностей для таких установок. И откуда был произведён обстрел, мне было неизвестно. Я не видел сканов, и точно сказать не могу. Даже предположить и придумать ни одной здравой мысли. Но на таком космолёте как ВВК1 её точно быть не может! От одного залпа его разорвало бы на куски!!!

Тогда что это? Возможно, разведка? Возможно, они действительно, нас преследуют, прощупывают нас. Может, для того, чтобы мы запаниковали? И это оказалось простым совпадением, что именно мы с Диной оказались в дежурке.

А может, это подстава? От Светловой.

Загрузили программу в сканер и запустили нам, не хотелось, конечно, думать, что с диском, который мне дал сержант из векторной. Но так могло быть. Но есть и другие пути для запуска и ложной программы, и вируса. Но, зачем тогда устраивать эту канитель? Почему выпроводили из наблюдательного блока? Могли же там сказать – провалили мы тест или нет. Зачем так нагнетать?

«Нет, не может это быть подставой!»

Я переключился на ребят и с удивлением обнаружил, что они в ступоре, удивлении и глазеют на меня.

— Что ты только что сказал? – спросила Дина.

— А что я сказал?

— Подстава?

— Данте, — Паганель отложил свою умную книжку, — ты считаешь, что вас подставили?

— Нет, — ответил я чётко. – Это было предположением. Но, нет.

— Жесть, — Дина медленно сползла с кровати на пол.

— Ты чего? – Тёма протянул ей руки.

— Данте, — она еле говорила, — ты меня сейчас просто убил!

— Не парься, — я спустился на пол рядом с ней, — это не подстава.

Я обнял её.

— Я такого страху там натерпелась! Особенно, когда ты так уверенно сказал: «…это космолёт…»! И как докладывал на мостик! Я думала, когда пришла Светлова, нас арестуют!

Я посмотрел на неё, неужели, она и вправду была так сильно напугана? Было не заметно! Ну, это же моя Динка!

— Что теперь делать?

— Есть два варианта, — деловито заявил Паганель.

— Каких? – Дина устроилась в моих объятиях.

— Первый: не делать ничего.

— Второй?

— Спросить Светлову о том, что это было.

— Ага, — саркастично заметил Тёма, — и вляпаться, как Троекурова! Нет, спасибо!

— Не, Паганель, — тяжко вздохнув, сказала Дина, — не очень как-то, причём, оба варианта.

Я промолчал, отодвигая подальше третий вариант, возникший в голове. Но, язык мой – враг мой.

— Есть ещё вариант, — пробубнил я.

— Да? Какой? – Тёма развернулся к нам, сидящим на полу, и обнимающимся без стеснения.

— Зайти в электронный архив.

— Что?

Все замерли, и ошарашено смотрели на меня.

— Ты в своём уме? – Тёма развёл руками. — Ты предлагаешь взломать капитанский мостик?

— Ага, — киваю я.

— Даня, — прошептала Дина испуганно, — ты понимаешь, что это серьёзно? Учитывая, что этот космолёт не был подставой.

— Светлова отправит нас всех в карцер!- возмущается Тёма.

— Боцман, — спокойно отвечаю я, — мы в армии, а не в тюрьме. Какой карцер?

— Данте, — отвечает мне Паганель, — если нас поймают, то нас ждёт именно карцер!

— Но мы можем это сделать. Тихо и бесшумно, и свалить по-быстрому.

— На словах это очень просто, — поучающее проговорил Паганель. – А на деле? Нас поймают на первой ступени. Если не раньше!

— Послушай, Данте, — Дина коснулась меня. – Я поняла, почему эта затея кажется тебе исполнимой. Ты думаешь, что капитан простит тебя за твои способности и курсантскую наглость? – Она покачала головой, поджав губы. – Это не тот случай.

Я усмехнулся. Дина права, капитан мне это не спустит просто так.

— А хотите, я скажу вам не очень приятную мысль?

Я понимал, что задену ребят за живое, но у меня не было другого выхода – мозг жаждал ответов на все мои доводы, мысли и предположения. И ещё… во мне взыграла бравада? 

— Валяй! – смело откликнулась Дина.

— Троекурова меня поддержала бы!

— Что?

— Вот уж, не ожидала я от тебя такого! – Дина приложила меня кулаком в бок.

«Вот жеж, засада!»

— Что ты творишь? – я задохнулся.

— Прибила бы!

Ребята молча переглядывались.

Они мысленно взвешивали все «за» и «против». Я их понимал. Но, как я и думал раньше, — другого выхода у меня не было… хотя, я обманываю сам себя, был у меня вариант – посмеялся бы с ребятами, и дело с концом. Выпроводил бы пацанов из своих апартаментов, и наслаждался бы своей красоткой! Так нет же! Надо было поддаться своему внутреннему голосу, приправленному своим самолюбием, мужским эго и ещё хрен знает чем!

— Данте, ты сошёл с ума!

— Нет! Однозначно, нет! – Паганель вскочил с места, заполнив всё пространство своим высоким ростом, высоким недовольным голосом и возмущением. – Нам грозит исключение! Нас отправят на Землю!

— Данте, — Дина снова меня ткнула кулаком в бок, на этот раз не сильно. – Он прав. Это грозит нам исключением.

— Не грозит. У них не будет доказательств, что это мы.

Ребята снова замолчали. Они подумали, что у меня есть какой-то секрет. Они правильно подумали. Есть!

— Как мы это сделаем? У нас нет компа! С чего будешь подключаться? С «сотика»? Других компьютеров у нас нет! И доступа нет!

— «Сотик» пригодится, но у нас есть возможность использовать и другой компьютер.

— Какой?

— Модуль.

— Что?

— Тренировочный модуль для полётов!

 

 

 

 

 

В итоге, ребята приняли мою сторону, и мы решили, что сделаем это. Но мне пришлось выслушать немало лестных слов от Дины, которая злилась, что я упомянул в споре за взлом компьютера Иру. Мне стоило усилий её прощение. Ребята, конечно, тоже были недовольны моим упоминанием Троекуровой, но их высказывания по этому поводу были менее эмоциональны.

Получив каждый своё задание, обсудив его со всех сторон, но при этом, не затягивая, мы ненадолго разошлись по своим корпусам. Встречу назначили у меня. Динка вернулась раньше всех. Своё задание она не готовила почти — собрала нужное и пришла, чтобы подготовиться… у меня. С одной стороны меня это немножко раздражало – она отвлекала от моего задания, от того, что нужно было сделать мне. С другой стороны мне было приятно, что она была рядом со мной. Она вселяла в меня уверенность. Динка это могла.

Когда мы были в школе, она часто подбадривала нас, хотя, нередко сама нуждалась в этом. Чтобы поддержали и подбодрили именно её. Она всегда была такой: доброй, открытой. И она верила, что если человек способен утешить, успокоить, выслушать… дать весёлый пендель, совет или чем-то помочь, то для тебя обязательно сделают тоже самое, когда именно она будет нуждаться в этом.

Сначала, я отвлекался на неё, мне хотелось смотреть на неё, обратить на себя её внимание. Но потом я попривык к её присутствию, и занялся своим делом, лишь изредка поглядывая на Дину. Она сидела на полу, уткнувшись в сотик, рядом лежала сумка с микросхемами. Даже удивительно, обычно с этим копался Паганель, но Динка в этом тоже шарила. Я был не на первых ролях в этой стезе.

Моей стезёй был мозг. Мега Мозг! Меня так дразнили в школе, очень часто, и бывало, что я мог потягаться знаниями с Паганелем. Но мы были разные…

Я мыслил. Правильно мыслил. В правильное русло.. хотя, может и не было это «правильным руслом»… Но я думал и приходил к какому-то умозаключению. Не всегда правильному, особенно такому, как сейчас… Взломать архивный компьютер, капитанский мостик…

О чем беспокоилась Дина, я понимал. Капитану понравилась моя смелость, отвага, моя бравада, такая курсантская наглость. Но это могло не прокатить. Конечно, на Землю нас не отправят, тем более, учитывая те обстоятельства, с которыми мы столкнулись. Скорее всего, мы полетим до Орбиты, а потом на Заставу. Если у нас получится. Но влетит нам так влетит! Нас могут отстранить, причём всех и от всего. От занятий, от экзаменов, по прибытию на Орбиту нас могут отдать под арест и лишить званий. Хотя, мы все тут курсанты…

Я понимал, на что иду. Это риск. Но я хотел знать, хотел понять. У меня было несколько версий случившегося в дежурке. И я мог, при определённых обстоятельствах и определённых расчетах, связать это с первым энергетическим обстрелом, когда мы болтались в креслах. Это имело место быть, и я до мурашек головного мозга хотел узнать, какая из моих версий, правда.

Я осознавал, что наша шпионская затея трудноосуществима с модуля. Это будет не так просто. Тем более, надо учитывать мою «привязанность и способность ощущать модуль. Это и плюс, и минус. Посмотрев на Дину, я подумал, что однажды, мне придётся ей это рассказать. Ведь она уже не первый раз засекала меня около модулей, когда я, на первый взгляд бесцельно, сидел в выключенном аппарате. Но это было не бесцельное сидение в модуле. Я ощущал его, разговаривал с ним, понимал…

Я не знал, что скажет в ответ на моё признание Дина, и я мало соображал, как именно и что я должен ей сказать. А какая будет её реакция? В том, что она мне поверит, я был уверен на сто процентов, она не скажет мне: «Данте, ты псих! Тебе пора лечиться!» Такого точно не будет. Такого же утверждения не стоит ждать и от Тёмы с Паганелем. Они будут спорить, ругаться и искать из этого выход. Возможно, так и поступают настоящие друзья. Да, именно так. Я бы и сам был не против в этом разобраться. Выслушать аргументы, все советы и доводы, и докопаться до истины. Я всегда был таким. До самого последнего вдоха, капли крови на кулаках я добивался истины. Хотя, не всегда это удавалось — ставить на место обидчиков и наглецов.

Взять, например, некоторых школьников или студентов Старшей Школы КВ, которые никогда в жизни не учились, но им всё сходило с рук: неуспеваемость, отсутствие на уроках, драки. Но успеваемость и оценки были у таких студентов – позавидуешь! А всё деньги родителей.

Да, мы тоже не бедствовали, жили вполне прилично. Но отец никогда в жизни не сделал ни одного звонка, не написал ни одного прошения и не дал ни одной копейки тем, кто отвечал за моё воспитание, военное воспитание, учёбу и становление, как человека, за направление моих мыслей в правильное русло. И он был прав. Мы должны достигать всего самостоятельно.

У семьи Динки не было возможности платить за обучение, она всё делала сама, стиснув зубы. Тёме плохо давалась теория, он был сильный парень. Физуха, подготовка, военка – это всё его. Он был наш качок! Он был наш солдат! С самой школьной скамьи. Когда у нас были «битвы» по военной подготовке, он был тем ещё сорвиголовой! Даже хуже чем я!

Паганель был с другой стороны. Он настоящий Паганель! Он любит книги… я их тоже люблю… но не так сильно, и немного не такие, как он. Философия и политология, физика и химия, конечно же, — всех видов математика! Он знал всё! Было такое ощущение, что у него вместо мозга был процессор. Нам казалось, что он знает ответы на все наши вопросы. Вопросы, такие элементарные и детские: почему небо голубое, почему есть радуга, почему трава зелёная? И какое было наслаждение видеть, как Паганель, показывая на нас пальцем, тыкая им в небо, или чертя в воздухе какие-то другие фигуры, объяснял нам, почему же небо голубое…

Вот так мы и сошлись, подружились. Это была наша банда. Мы дополняли друг друга, и очень хорошо понимали. И в этой авантюре, которую мы затеяли. Вернее, на которую я всех подбил, нужно было сработать снова. Мы – часть мозаики, которая поможет нам открыть правду.

Я понимал, что капитан не дурак, и был уверен, что пара-тройка версий случившегося у нас совпадет. Но он же мне этого не скажет. Как Светлова ответила Ирке? Здесь будет точно также, если не похлеще. Поэтому, я надеялся, что у нас все прокатит. Мой план отступления если и будет замеченным, но не рассекреченным. У меня был план отхода и уничтожения улик, хотя чуйка мне подсказывала, что если капитан нас засечёт, а это 90 процентов что случится, то первое подозрение падёт на меня. Возможно, это правильно, так и должно быть. Но капитан сразу же поймёт, что я был не один, даже если буду препираться на электрическом стуле. И вычислить моих «подельников» не составит большого труда.

Я отстранился от экрана своего сотика, на котором модулировал свои мысли предстоящей операции. Сидя на полу, я подпирал выступ кровати, и сейчас слегка откинулся назад и посмотрел на Динку. Она сидела поодаль, копаясь в схемах и сравнивая что-то в конспектах сотика. Я на минутку отвлёкся на неё. «Красавица!» Я хотел вернуться к своим мыслям, как вдруг, стук в дверь. Обычный. Динка встрепенулась. Мы посмотрели друг на друга.

— Кто это? – шёпотом спросила она.

Я только пожал плечами.

Она резко встала и с настроем кого-нибудь побить пошла к двери. Стук нерешительно повторился. Она открыла дверь, и минуту я наблюдал некоторое замешательство на лице Диники.

— Ты что тут делаешь? – услышал я довольно знакомый голос.

— Могу задать тебе тот же вопрос! – резко парировала Дина.

— Данте здесь?

Динка, удерживая приоткрытую дверь, посмотрела в мою сторону.

— Это к тебе гости.

Дина стояла у двери, пока я тащился к выходу, уже зная, что за дверью стоит Троекурова. Какого чёрта ей надо? Зачем она пришла?

— Что тебе нужно? – немного резко, в манере Динки, спросил я.

0
07.09.2020
Катерина Тенюкова

Здравствуйте, мои дорогие любители почитать! Меня зовут Катерина, и я очень творческий и увлекающийся человек. Я фотограф, но моей страстью является не только фотография, но и книги. Люблю разные книги, разных жанров и стилей. Но моей любовью является фантастика! Наверное, потому что я творческая личность и большой фантазёр! Мне интересны "иные миры", и я очень люблю их придумывать, создавать необычных героев и отправлять их в интересные путешествия! И я приглашаю вас в свой мир приключений! Я хочу поделиться с вами мгновениями жизни своих героев, почитать их мысли, попереживать за них и дать возможность совершить подвиг! Надеюсь, что вам понравятся мои произведения. Буду рада познакомиться с вами и прочитать ваши отзывы и комментарии. Спасибо за ваш интерес к моему творчеству, и до встречи на необъятных просторах Космоса!
Внешняя ссылка на социальную сеть
89

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть