КОСМОС. КНИГА ВТОРАЯ. ОРБИТАЛЬНАЯ СТАНЦИЯ. ГЛАВА IV. СМЫШ 1

ГЛАВА IV. СМЫШ

Ребята с потока, кто согласился присоединиться к нам, и вместе заниматься и тренироваться, не разочаровали. Количество желающих, конечно, оставляло желать лучшего, хотелось бы больше. Но факт того, что пришёл хоть кто-то, вселило в нас уверенность, что мы поступили правильно.

Среди тех, кто к нам присоединился, были очень интересные личности. А мне, как известно, на знакомство с необычными персонажами везёт по жизни!

Одним из таких персонажей был курсант Смыков. Фамилия известная, и не менее известной была история парня. Он был сыном хорошо известного военного ВВС, с которым я встречался довольно часто, через отца. А вот с сыном был почти незнаком. Так как он был ребенком вне брака, и чтобы избежать большой огласки, хотя знали об этом буквально все, его отправили подальше от законной семьи. Но в семье военного были дочки, и по стопам отца идти отказались, а наш Смыков решил-таки вступить в ряды военных. Чем, наверняка, обрадовал отца, хоть тот и не выказывал особого желания в признании и воспитании сына.

Учился Степан Смыков и не хорошо, и не плохо. И не понятно с чем это связано, толи не хватало ему усердия в учебе, толи не хотел привлекать внимания отца. Тем не менее, сейчас он проявлял себя хорошо. Выделялся среди остальных курсантов, показывая приличные результаты. Я был рад, что он пришёл к нам.

Другим, не менее интересным персонажем, была курсант Зайцева. Высокая и крепкого телосложения девушка, тоже из семьи с поколением военных. Интересно, что на сборе в аудитории её не было, но когда узнала, что Данте, то есть я, разрешил заниматься с Бандой —  одной из первых пришла на занятия.

— Я на потоке ненадолго, — говорила она. – До конца года, потом подаю документы в Институт. А занятия с вами очень повышают вероятность того, что я смогу сдать экзамены!

Чтож, это был далеко не единичный случай среди курсантов, для кого Станция была лишь временным местом учебы и прохождения службы.

С появлением Сони Зайцевой в наших рядах, я опасался конфликта с Диной, но они нашли общий язык, чему я был очень рад. Среди пришедших к нам на совместные занятия курсантов, она была немного выше по знаниям, и вместе со Смыковым были эдакими «хорошистами».

Подготовка остальных ребят была примерно пятьдесят на пятьдесят, кто-то лучше справлялся с гуманитарными науками, а кто-то по физухе и полётам. И наши совместные занятия это хорошо показали. Радовало нас то, что ребята стремились к знаниям, принимали всю критику, учились. А ещё мы были благодарны Паганелю за то, что он полностью поддержал нашу идею и помогал с учёбой.

Ребята за небольшой промежуток времени хорошо подтянулись. Удивляли на занятиях педагогов и тех, кто отказался присоединиться к нам. Особенно Кузнецова.

— Завистников у тебя теперь, Данте, на одного больше! – Динка сидела на стуле, откинувшись на спинку, завалив стул на две ножки, и держа баланс своими длинными ногами, закинутыми на стол. – Он не очень хорошо о тебе отзывается в приложениях.

Почему-то я не сильно удивлён этому!

Мы сидели в аудитории после занятий с группой. Я корпел за планшетом над формами программы по учёбе, подключив сотик. Паганель сидел рядом и писал конспект, также уткнувшись в планшет. Тёма ушёл с ребятами на тренировочную площадку, а Динка сидела напротив нас и копалась в сотике.

— Курсант Лентяйка, — стараясь сохранить лицо серьёзным, обращаюсь к Дине, — почему вы, когда остальные работают, ничего не делаете?

Динка хохотнула, не воспринимая мои слова всерьёз. Пожала плечами и снова уткнулась в сотик.

— Я сейчас серьёзно говорю. Почему ты отлыниваешь от работы?

Конечно, назвать Дину лентяйкой было не правильно. Работали мы все, и моя красотка пахала не меньше остальных. Но, как только я освободился от медика Леона, бумажно-электронная волокита свалилась на меня как снежный ком. И от Дины помощи в этом плане мне не хватало. Плюсом в нагрузку шла разработка модулей занятий, и для новых ребят, и для моей Банды.

Дина удивлённо смотрела на меня со своего места, пытаясь понять мои слова. Молчаливо поглядывал на меня и Паганель. Да уж, не часто я укорял своих бандитов в лени.

— Данте, что… что я сделала… что я не так сделала? – Дина с грохотом поставила стул на все четыре ножки и пристально на меня смотрела.

Она испугалась, это было заметно. И я, честно говоря, пожалел о своих словах. Но брать их обратно было нельзя.

— Хватит балду гонять, — сохраняя серьёзный вид, говорю ей. – Помоги мне с модулем полёта. На котором ты, кстати, на последнем тесте, сдала позиции.

— Знаю, — грустно буркнула Дина, почувствовав, что я сменил гнев на милость. Она встала со своего места и пересела ко мне. – Последний полёт завалила. – Она надула губы. – Но я исправлюсь!

Блин, она такая красивая, что я готов забыть о своём недовольстве, и всё простить.

— Конечно исправишь, иначе тебя обойдут новые ребята. Вот будет позорище! — Я не сдержал улыбки, а она надулась.

— Не обойдут!

— Тогда берись за модуль! – я пододвинул ей планшет. – Работай!

С тяжким вздохом она придвинула планшет к себе и уткнулась в монитор.

После окончания работы, мы двинулись на тренировку.

— Я сейчас окосею от монитора! – жаловалась Дина, потирая глаза. – И плечи болят. Мне нужна хорошая разрядка.

— Ты чего жалуешься, а? – Я положил руку ей на плечо и немного помассировал.

Если честно, то я был полностью с ней согласен – мы просидели за компьютерами слишком долго. И сейчас я бы тоже не отказался от хорошей тренировки.

— Отлично! Я с вами! – Паганель радостно нас поддержал. – Только вещи отнесу.

Прихватив планшет и конспекты, наш друг быстро побежал по коридору, а мы зависли у входа аудитории, глядя ему вслед.

 Вообще, наш товарищ стал немного подозрительно себя вести. Он старался быть на всех занятиях не только своего потока, но и нашей группы, посещал физподготовку. Он много времени уделял разработки конспектов и модулей для обучения ребят, корпел над новыми программами. И очень тщательно изучал лётные машины. И не только со стороны программирования.

— А почему нет? – спрашивал он, игнорируя наши вопросы. – Мне это интересно! Я могу это делать. Всё может быть полезным.

В том, что все занятия полезны, он был прав. Тут и не поспоришь. Но, всё-таки, было немного подозрительно, что Паганель стал изучать и наши предметы. Даже физподготовка была в его списке «дополнительных занятий». Инструктора вопросительно поглядывали на него, но посещать занятия не запрещали.

Для меня это было загадкой. Но я предполагал, что это было связано с Бандой. Он был её частью, неотъемлемой частью, и поэтому педагогам и наставникам, да и военным тоже, было интересно узнать, что же такого задумал Паганель. Ведь мы все были под присмотром. Тем более, что в инциденте с Шатл2 он очень хорошо помогал. А ещё, возможно, педагоги думают, что Паганель ходит на занятия именно по моей инициативе, и ломают голову, зачем это нужно мне, и что задумал я. Это тоже вариант.   

Дина и я не стали заходить в свои блоки, а сразу отправились на тренировоку, прихватив все вещи с собой.

Курсантов на тренировке было немного, основной группой были наши ребята, которых гонял Тёма. Инструктора с интересом наблюдали за тренировкой, здесь же был и Демидов. И не только он, поодаль стояла группа курсантов, и среди них я сразу приметил Рыжего и того, кто был с ним, Крепыш.

— Вот, блин! – Динка сразу же выказала своё недовольство.

— Спокойно, — осадил я гнев своей красотки, — без драк!

— Жаль, — грустно проговорила Дина. – Я сейчас как раз на взводе! С удовольствием размяла бы кулаки!

— Так, женщина! – Я разворачиваю Дину лицом к себе, ухватив за плечи. – Ты стала, в последнее время, часто махать кулаками! И я не против — хорошая физуха нам нужна всем. Но! Ты стала меньше уделять внимание всему остальному, сдала в полётах. Так дело не пойдёт!

Вижу, что моя Динка недовольно скривила губы, но по виноватому взгляду понял, что она со мной согласна.

— Хорошо, — бубнит она, — я исправлюсь.

Я пристально на неё посмотрел, задавая немой вопрос и ожидая ответа.

— Без драк, — выдавливает из себя Дина.

— Я не расслышал.

— Больше никаких драк. Командир.

— Вот и отлично. – Я отпускаю её, и мы идём к ребятам. – Пошли, у нас сегодня есть тема для тренировки.

Тёма и остальные ребята останавливают тренировку и приветствуют нас. Но к группе присоединились не только мы.

Рыжий и Крепыш.

Тёма, как и обещал мне, нарыл информацию по этим двум. Рыжий ничего особенного из себя не представлял, обычный курсант из обычной семьи. А вот Крепыш в списке военных династий занимал далеко не последнее место. Колесов. Никита Колесов. Правда, не лётная династия, но хорошо известна в определённых военных кругах. Эта фамилия была мне известна.

— Курсант Колесов, — демонстративно приветствовал его я.

По его лицу понимаю, что он не ожидал такого приветствия.  

— Вот, чёрт, — вырывается у него, — уже всё раскопал! Или, — он делает шаг вперед, — тебе информацию преподнесли на тарелочке?

Я, если честно, не совсем понимаю, о чём он говорит, но слова меня задевают.

— Почему сразу «нарыл»? Дела в открытом доступе. Тем более что я командир потока.

— Я тоже, — злится он. – Но мне не доступна та информация, которая доступна тебе.

Вот так новость!

— Может, ты хочешь знать слишком много? – спрашивает Колесова Тёма. – Или ищешь не там?

— Не нарывайся, Боцман! – зло отвечает Колесов.

— Даже и не думал, — отвечает Тёма. – Говорю как есть.

— Колесов, — перевожу его внимание на себя, — я не знаю, что ты хотел узнать, но информация по курсантам стандартная. Как у всех: ФИО, дата и место рождения, группа крови, где учился и т.д. Иногда родственников указывают. Папу с мамой.

Дина и Тёма, и курсанты, стоящие немного позади меня, тихо хихикают.

— Эй, ты! – влезает Рыжий. – Следи за своими словами!

— Это вы мне, курсант? – делаю шаг в сторону Рыжего. При этом замечаю, что инструктора обращают-таки на нас внимание.

— Нарываешься на драку? – встревает Рыжий. – Или у тебя кишка тонка? Снова с девчонкой заставишь драться? – Он кивает в сторону Дины.

А вот это он зря. Динка вспыхивает мгновенно!

— Не вопрос! – отвечает ему Динка. — С удовольствием наваляю тебе ещё раз!

В два шага она преодолевает расстояние к нему, но я успеваю сделать захват и остановить её у самого носа Рыжего. Делаю шаг назад и прокручиваю её в сторону через руку, где уже ждёт Тёма. Чтобы подхватить её, и не дать влезть в драку с Рыжим.

— Отставить, курсанты! – зло осаждаю я. – Немедленно разошлись!

— А что так? – Колесов смотрит на нас с усмешкой. – Устроим реванш. Как ты считаешь, меня побить сможешь? Сам?

— Курсанты! – вмешивается в нашу перепалку голос Демидова. – Отставить!

Он проходит к матам и вклинивается своим мощным телом между нами.

— На сегодня никаких поединков! Запрещаю!

Он категоричен в своём решении. Я отступаю назад, а Колесов ещё на секунду задерживается на матах, но потом уходит.

— Только тренировка! – подытоживает Демидов.

Колесов недоволен, но ослушаться Демидова не смеет. Зло фыркнув, разворачивается и уходит. Рыжий плетется за ним, что-то быстро говоря.

«Вот засада!»

— Надо было ему навалять! – недовольно говорит Дина, но говорит тихо, чтобы не услышал Демидов.

— Курсант Королёва! – повышаю я на неё голос. – Мы только что об этом говорили! Не понятно? Я могу разъяснить!

Чёрт, Динка! С чего она стала такой злюкой и так запросто лезет в драку?

— Понятно, — говорит мне Дина, отводя взгляд.

Я молча киваю ей выйти на маты, а в душе злюсь. Надо будет устроить ей головомойку. Но сейчас тренировка, и если проучить её, то только самой тренировкой.

— Ну, что курсанты, — я поворачиваюсь в сторону, где по всей кромке матов стоят ребята. – Разогрелись? Теперь перейдём к разбору.

Я тоже захожу на маты, подзываю Дину.

— Разберём момент поединка курсанта Королёвой, который вы могли наблюдать сами или в сети. – Я повернулся к Дине. – Начинай атаку.

Дина сразу же понимает, что я имею ввиду её поединок с Рыжим, но немного затормозила, определяясь, с какого места начинать.

— С захвата, — подсказываю я. – После которого ты на попу шмякнулась.

Курсанты тихо хихикают, а Динка злится. Тёма, который стоит среди курсантов, тоже удивлён. Я и сам чувствую, что перебарщиваю, но сейчас у меня есть возможность ей самой показать, на сколько она не права. Главное не переборщить.

Она нападает на меня, стараясь провести тот же захват, что и в поединке, когда она смогла вывернуться и сделать подсечку Рыжему. Я даю ей сделать захват и открываю ногу для подсечки. Конечно, Рыжик этого не знал, а я в курсе, что будет, но мне сейчас надо показать ребятам, в чём ошиблась Дина.

— Смотрите, — говорит за меня Тёма. – Сейчас будет ошибка.

Дина не успевает сделать даже того, что получилось в поединке. Одним махом, не жалея сил, я хватаю её за ногу и опрокидываю на маты. Динка хорошо прикладывается пятой точкой, а я быстро разворачиваюсь, встаю, смотрю на Дину. Она смотрит на меня недовольным взглядом, но молчит. Правильно, курсант, правильно!

Давно я так не гонял свою Банду!

— Ошибка в том, что проводя такой маневр, у вас должна быть максимальная скорость. – Я подаю руку Дине. Она принимает мою руку, и я тяну её с матов. — Вы должны уже быть готовы отступить назад. Если не хватает скорости, — я показываю на курсанта Королёву, которая слегка потирает отбитую пятую точку. – Случается вот такое.

Я подаю знак Дине, что нам надо повторить. Она смело становится в атакующую позицию, при этом у неё не кислая мина, а приятная улыбка на лице. Я сразу понял, что моя красотка что-то задумала!

«Я отомщу, и мстя моя будет страшна!»

Ну, давай, попробуй!

Я знаю, что Динка очень хорошо подготовлена физически, и если она что-то задумала, то мне надо очень внимательно за ней следить. Поэтому включаю свои мозги.

Когда рука Дины скользнула по мне, чтобы сделать захват, то я понял, что она делает это медленнее, чем в первый раз. Со стороны могло показаться, что делается это для того, чтобы курсантам было легче увидеть весь приём. Но я же знаю, что это не так! Её отступ ноги для подсечки, при медленной атаке, сдвигается дальше, и я понимаю, что мне придётся изловчиться, чтобы схватить её за ногу. Но всё дело в том, что сейчас я не владею своим телом так, как Дина. Поэтому я не могу дотянуться до её ноги, чтобы провести бросок. Я поступаю иначе. Приняв подсечку, максимально далеко пролетаю в выпаде. На этом маневре чётко слышу громкий выдох от Боцмана и кого-то ещё из курсантов. Кто понял, что я разгадал ход Дины. Пролетев дальше, выкидываю вперёд руки, и переношу вес тела на них. Заваливаюсь в сторону Дины и второй ногой бью. Она, конечно же, видела мой приём, смогла прочитать, но поздно. Ей не хватает времени и скорости сделать шаг и сбросить вес с опорной ноги.

В итоге – пятая точка Динки с приличным звуком соприкасается с поверхностью мата.

— Ого!

— Жесть!

— Вот это да!

— Здорово!

Курсанты живо реагируют на наш мини-поединок.

— Отличный пример того, когда вы не просто машете кулаками, — обращаюсь я к ребятам, всё ещё лёжа на матах. – Надо мыслить. Чувствовать поединок. Тогда вот такие хитрости от противника, — я смотрю снизу вверх на подошедшую ко мне Дину, — не прокатят.

Динка протягивает мне руку. Я вижу, что она не злится, а даже довольная что ли.

— Ты в порядке? – тихо спрашивает она.

— Да, — отвечаю я немного удивлённым голосом.

Она улыбается мне, кивает.

— А ты чего такая довольная? – спрашиваю её.

— А почему я должна быть недовольной? – Дина мне улыбается. – Признаюсь, я хотела тебя уложить на маты. Хотела провести. Но ты доказал, что ты командир. Настоящий командир.

— Хорошее видение поединка не делает меня командиром, — отвечаю я ей.

Надо сказать, я был удивлён такой похвалой. Но удивлён приятно.

— А для меня делает! – отвечает она.

Динка выходит на середину матов, предвидя, что это не последний поединок. И она права.

— Вам понятно было, что сейчас произошло в поединке? – смотрю на ребят. И замечаю среди курсантов Паганеля. Всё-таки пришёл. Удивляет нас Паганель.

— Да, понятно, — слышу от курсантов.

— Отлично! Теперь каждый из вас попробует провести подсечку с выпада. Действуем по первому сценарию. Курсант, — я вызываю на маты одного из ребят. – Без выкрутасов, — быстро говорю Динке.

Она кивает головой.

Я схожу с матов, уступая место другому курсанту.

— Это было здорово! – встречает меня у матов Паганель. – Просто потрясающе!

— Спасибо.

Тёма тоже подошёл ко мне, но он просто похлопал меня по плечу. Он встал рядом с нами, и мы все наблюдали за тем, что происходит на матах. Замечаю, что во время поединка Дина грамотно подсказывает курсанту как двигаться во время атаки. Как она замедляется, и сейчас именно для того, чтобы её напарнику, и всем остальным курсантам, был понятен приём.

Подсечка у курсанта вышла не очень, и Динка только припала на ногу, не упав полностью.

— Ничего страшного, — сразу говорю я, заметив, что курсант занервничал. – Ещё раз!

Они проводят приём ещё раз. Всё получается намного лучше, и после правильного захвата и подсечки, Динка прикладывается задом на маты.

— Отлично! – говорю я с края матов. – Следующий! Курсант Королёва, ты остаёшься на матах.

— Что? – Тёма удивлённо на меня посмотрел, чтобы удостовериться, не приложился ли я о маты головой.  

Все присутствующие здесь курсанты поняли, что Динка останется на матах до конца. До тех пор, пока каждый курсант не опробует этот приём. Это моё решение, и моя голова в полном порядке. Поэтому я пристально смотрю на Динку, которая в замешательстве была только пару секунд. А потом, размяв плечи, ухмыльнувшись, встала в стойку.

«Давай, красотка, ты же хотела размять кулаки! Пожалуйста!»

— Данте, — слышу я от Боцмана. – Это слишком.

— Не слишком, — отвечаю я. – Это будет ей уроком, что забросила тесты и полёты. Взялась за одну физуху, скоро тебя бить начнёт! – Я прикладываюсь кулаком в плечо Боцмана. – А мне нужна моя Банда здравомыслящая! А не бросающаяся с кулаками на других курсантов!

Атмосфера напряженная. Кажется именно сейчас, мои курсанты жалеют, что присоединились к нам. А всё из-за того, что Динка до сих пор на матах, не смотря на то, что почти все курсанты отработали приём, и не один раз. И даже не два. Если я замечал, что кто-то из курсантов решался на слабую подсечку, не вкладывая силы, и чтобы пожалеть Дину, приём проводился ещё раз.

Они переглядываются, смотрят на Тёму, потому что понимают — если кто и сможет заставить меня пожалеть Динку, то это он. Но Тёма, получив от меня чёткий ответ, больше ко мне не пристаёт. Даже Паганель, благополучно отработав приём на Динке, молча вернулся в строй курсантов. Ребята знали, что со мной спорить бесполезно.

Инструктора тоже наблюдали за тем, как проходит отработка приёма. Демидов внимательно смотрел больше за мной, чем за тем, что происходило на матах. Лишь изредка смотрел на Дину, которая, это было заметно, подустала.

Другими зрителями «экзекуции над курсантом» были Колесов и компания. Они были далеко, и я не мог слышать, о чём они говорили. Надо сказать, что меня это не очень  интересовало.

— Смотрят, — тихо сказал кто-то из курсантов.

— Пускай смотрят! – отвечаю я. — Не думаю, что у них появится даже желание разбирать это! Хоть Рыжик и проиграл.

Я вернулся к просмотру поединку на мате, где моя красотка в очередной раз приземлялась на пятую точку.

Устала. Это видно по тому, что она на секунду дольше остаётся на матах, глубже дышит, чтобы насытить лёгкие кислородом. Стала медленнее, чем обычно, практически останавливается, когда курсанты проводят подсечку.

Но я знал, что она не попросится с матов. Ни за что!

— Данте. – Я оборачиваюсь. Рядом со мной стоит только что вернувшийся с матов курсант Смыков. По выражению его лица понимаю – пришёл просить за Динку.

Так, интересно.

— Что, курсант? – Придаю своему лицу немного наглое выражение, скрестив руки на груди.

— Это слишком, — тихо говорит он. – Надо сменить… курсанта Королёву.

— Думаешь?

Тот кивает. Ребята, кто был рядом, волнительно за нами следят.

— А что вы будете делать в бою, курсант? Или в драке? Скажете, чтобы враг остановился? Потому что вы устали.

Он понимает о чём я говорю, поджимает слегка губы, словно чувствует себя виноватым. Это может быть его привычкой, учитывая, что чувствовать себя ненужным, виноватым, ему приходится всю жизнь. Надо избавляться от этого!

— Ты смышленый парень, курсант, — говорю Смыкову. – В таких ситуациях надо включать голову. И отключать усталость.

Ага, а ещё мозги надо беречь, почему-то приходит ко мне на ум.

— Не всегда удаётся голову включить, — тихо, словно жалуется, говорит Смыков.

— Не похоже это на тебя, — немного развернувшись к нему, отвечаю я. – Ты же смышлёный, — снова повторяю, словно пытаюсь донести это до него. – Хорошие результаты показываешь. Ответы по тесту лучшие среди курсантов. Не по баллу, а по содержанию.

— Это как? – удивляется Смыков.

— Ответы более содержательные, сразу видно, что ты знаешь много. Но вот, как вместить это в менее объёмный формат, не понимаешь.

— Но, если ответ объёмнее, это лучше.

— Не, — отрицаю я, — не факт. Ты должен найти такой ответ, так его сформулировать, чтобы одним предложением ответить не только на главный вопрос, но и на все дополнительные.

— Это как?

В недоумении смотрит на меня не только Смыков, но и все остальные ребята. Поединки закончились, и теперь всё внимание переключилось на нас.

— Включайте мозги! – отвечаю я всем курсантам. – А сейчас, — я осматриваю всех, — по блокам. В душ, и спать!

— Я точно спать! – Динка медленно проходит мимо меня.

— Это правильно!

Мы всем составом идём следом за Динкой. Курсанты, хоть я и отпустил всех, не торопятся уходить, ожидая нас. Мы с Тёмой и Паганелем забираем вещи, оставленные перед тренировкой.

— Ты пойдёшь к ней? – спрашивает меня Тёма, кивая в сторону Динки.

— Не, только до блока провожу.

Я смотрю вперёд, где Дина остановилась у входа в тренировочный блок и, опершись на дверь, ждёт нас. Вид у неё очень усталый.

— Да уж, — бубнит Тёма, сдерживая смех, — сегодня ты её умотал!

— Заткнись, Боцман!

У дверей я останавливаюсь, задерживаюсь около Динки. Тёма и Паганель проходят мимо нас.

— Устала моя красотка сегодня.

— А кто в этом виноват? – фыркает Динка.

— А кто хотел размять кулаки? – Издеваюсь над ней.

Она прищуривается, прекрасно понимая, что сегодняшняя тренировка была наказанием за её чрезмерное желание подраться с Рыжим.

— Данте, — говорит она мне, — ты же знаешь, что я на тебе отыграюсь!

— Знаю, что попробуешь, — парирую я.

Я беру её за плечи, отдираю от дверного блока и подталкиваю к выходу.

— Пошли, я тебя провожу.

— Ты не останешься? – удивляется она.

— А зачем? Ты вырубишься, и будешь дрыхнуть.

— А ты?

— И я, — отвечаю Дине, — только в своём блоке.

0
16.02.2021
Катерина Тенюкова

Здравствуйте, мои дорогие любители почитать! Меня зовут Катерина, и я очень творческий и увлекающийся человек. Я фотограф, но моей страстью является не только фотография, но и книги. Люблю разные книги, разных жанров и стилей. Но моей любовью является фантастика! Наверное, потому что я творческая личность и большой фантазёр! Мне интересны "иные миры", и я очень люблю их придумывать, создавать необычных героев и отправлять их в интересные путешествия! И я приглашаю вас в свой мир приключений! Я хочу поделиться с вами мгновениями жизни своих героев, почитать их мысли, попереживать за них и дать возможность совершить подвиг! Надеюсь, что вам понравятся мои произведения. Буду рада познакомиться с вами и прочитать ваши отзывы и комментарии. Спасибо за ваш интерес к моему творчеству, и до встречи на необъятных просторах Космоса!
Внешняя ссылка на социальную сеть
49

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть