Космолёт «Драгун РС5». Блок тренировок

 

На построение мы опоздали.

Светлова, окинув нас обоих жестким взглядом, вскинув бровь, четко дала нам понять, что нас ждет наказание. Этого следовало ожидать, и надо сказать ей спасибо, что нас не отчитали при всех на построении.

Ребята удивлённо смотрели на нас с Диной, а Ира, конечно же, возмущалась.

— Где вас черти носят? Из-за вас накажут всю группу!

— Вот беда-то, — съязвила Дина. – Будешь знать, каково другим, когда наказывают всю группу из-за тебя!

— Слушай, ты…

— Хватит ругаться, — вмешался Паганель. – Опоздали, — тихим и ровным голосом сказал он, — бывает. Значит, у них было срочное и неотложное дело!

— Это точно, — как можно серьёзней сказал я, поглядывая на Дину.

Она улыбалась.

Тёмка явно был не в понятках, при этом ответ на его вопрос буквально витал в воздухе. Но я не собирался говорить ему что-либо сейчас, пусть подумает. Тоже мне, друг! Понять не может, что твориться у него под носом. Ирка, кажется, что-то заподозрила, поглядывая на нашу реакцию на слова Паганеля. Это, наверное, женская интуиция.

Нас распределяли на занятия. Мы с Тёмкой попали на преодоление полосы, а девчонки – на полёты. Дина огорчилась, грустно выпятив нижнюю губу. Мне тоже было обидно.

Я подозревал, что это проделки Светловой.

— Ладно, удачи вам, — Дина помахала мне рукой.

— Спасибо, — громко отозвался Тёма. – Вам тоже! – последние слова Тёмы были обращены больше Ирине.

Та, фыркнув, ушла вперёд, не дожидаясь Дины.

— Слушай, — толкнул меня Тёма, а я подумал: «Неужели? Дошло?». – А почему вы, всё-таки, опоздали, а?

Я недоверчиво посмотрел на друга.

«Да ладно!»

— Тёмыч, ты серьёзно?

— Артём, — поддакнул мне Паганель, — включи мозги!

Было прикольно наблюдать за реакцией Тёмыча, как до него доходит, и изменяется выражение его лица.

— Чего? Правда? Не, Данте, серьёзно?

Через полчаса я уже жалел об этом, и было не так прикольно. Старшина Трофимов гонял нас до седьмого пота, а Тёма приставал ко мне: «Как? Чего? Когда успели?» К концу адовой полосы я еле передвигал ноги, а этот засранец тащился за мной, да ещё приставал с расспросами. От старшины Трофимова оба получили втыкон..

«Засада! Спасибо, друг!»

— Слушай, — я упал на мат, когда нам дали отбой, — ты можешь заткнуться хоть на мгновение, а?

— Слушай, я не могу поверить, неужели ты созрел, наконец-то?

— Да, друг, созрел! – немного грубо ответил я Тёме. – Я решился, мы с Диной ночью были вместе. Я был не прав. Тебе полегчало?

— Да!

— Ну, и, слава Богу!

Улучив момент перерыва, мы заглянули на полёты. Я знал, что Дина сдавала сегодня одиночный полёт. Учитывая это, я чувствовал себя виноватым – ночью надо было выспаться! Но рядом с Диной просто спать оказалось нереально!

Протиснувшись немного вперёд, я наблюдал за Диной в тренировочном модуле. Она была сосредоточена, внимательна, но не было нервозности или страха в её глазах, теле. Она ловко управлялась с виражами, вводя модуль в нужную траекторию.

Да уж, траекторию она выбирать умеет!

 «Засада!»

Меня в жар бросило. Я понял, что сегодняшняя ночь, даже если нас накажут, будет не менее жаркой. И глядя на неё, спрашивал сам себя: «Куда я, дурак, раньше-то глядел?»

С хорошим временем, без особых усилий, Дина прошла полёт на одиночном модуле. Курсанты дружно гудели, подбадривая Дину. Светлова довольно улыбнулась, сделав заметку в планшетнике, и пригласила для прохождения полёта другого курсанта.

Нам надо было идти, но я всё-таки, смог привлечь её внимание на себя. Я поднял вверх большой палец и улыбнулся ей.

Её красивое лицо озарилось улыбкой.

Красавица!

На спарринге мы выложились на 120 процентов! Старшина Трофимов гонял нас так, будто бы нам завтра идти на фронт! Придирался к каждой мелочи и выносил замечания. К концу занятия мы были злые и уставшие.

А потом пришло и наказание от лейтенанта Светловой — нам объявили дежурство: мне и Дине.

— Курсанты, вам объявляется ночное дежурство на наблюдательном пункте космолёта «Драгун РС5». Вдвоём.

«Что?»

Мы округлили глаза, наблюдательный? Только мы??

Это было очень ответственно, тем более, что никого из членов экипажа не будет. Это было тревожно и удивительно. Курсанты даже присвистнули.

— Идешь в векторную, курсант, — указала на меня Светлова, — получаешь коды доступа и инструкцию. Ты, — она кивнула Дине, — идёшь со мной. Сейчас.

Опешившая Дина вытянулась в струнку и отсалютовала Светловой, а потом покорно шагнула за лейтенантом, лишь раз нервно обернувшись на меня.

Я пребывал в таком же шоке.

Наблюдательный пункт на «Драгун РС5» – это один из главных пунктов космолёта. «Наблюдатели» следят за правильностью полёта космического корабля, при этом вовремя необходимо фиксировать все препятствия, которые встречаются на пути космолёта. Это и метеориты, и мусор, и энергетические станции, и потенциальный (или настоящий) противник. Если «наблюдатель» прозевает что-то, космолёт и его команда, и его пассажиры могут лишиться жизни.

«Почему нас поставили в наблюдатели?»

Я, после адовой полосы, и не менее адовой рукопашки, Дина после полётов, причём не тренировочных – она сдавала экзамен! А это тоже лишает сил, энергии, концентрации. И мы почти не спали ночью! Нам бы сейчас в душ, да в кроватку, а тут ночь дежурства. Жесть!

Под ободрительные слова Паганеля и Тёмы я зашел в свой отсек, буквально за пять минут принял душ и переоделся из тренировочной в форму КВ РФ, а потом отправился в векторную. Там меня встретил второй пилот, который присутствовал при нашем «допросе» на капитанском мостике.

— Славин, иди сюда, — он позвал меня к месту сержанта, с которым мы моделировали вектор обстрела Драгун РС.

Сейчас находится в векторной было как-то волнительно, учитывая, зачем я здесь.

Второй пилот, Алексеев, отсалютовал на моё приветствие и протянул мне планшет.

— Палец приложи, — сказал он мне, ткнув в квадратик, отражающийся на экране планшета. – Инструкцию, я так понимаю, тебе зачитывать не стоит? Знаешь, поди, — с какой-то ехидной усмешкой сказал он. Я не понял, почему он так сказал, поймав удивлённый взгляд сержанта, и на его вопрос ответил: «Так точно! Знаю, от первого пункта до последнего!»

И не соврал.

— Молодец!

После того, как я приложил палец к планшету, второй пилот Алексеев (я решил, что буду всегда его так называть, и никак иначе!), что-то отметил на нём, потом подошёл к сержанту, проверил, что данные подтвердились, и уже уходя, бросил мне:

— Коды доступа у сержанта. Имей ввиду, отвечаешь головой!

Я затормозил.

«Что это?»

— Славин, — донёсся до меня голос сержанта, — не бери в голову, Алексеев бывает редкой сволочью.

Я не ответил сержанту, но мысленно с ним согласился.

— Так, — проговорил он, — смотри сюда. – Я подошёл к нему и уставился в монитор. – Это коды доступа, — он ткнул пальцем в экран, где в правой части разделённого монитора горели синие цифры. – Это внутренний обзор: отсеки, механика, сброс… вооружение. – Он глянул на меня. – Только первая необходимость.

— Понял, — кивнул я. – Вооружение – это красный код доступа, я его не имею.

— Почему же? – с ухмылкой, но доброй, спросил сержант. – Имеешь.

Я от удивления рот открыл.

«Что?»

— Конечно, только первая ступень, но! Имеешь. Будь с этим поосторожнее.

Я кивнул. Ну, ни хрена себе! Сердце заколотилось… это возбуждение щекочет мои нервы. Я громко выдохнул.

— Держись, Славин! – сержант хлопнул меня по руке. – Имей в виду, это если увидишь впереди себя вооружённый флот противника! Понял? Вот тут есть инструкция, — он коснулся папки на экране, — я тебе её скинул, почитаешь.

— Спасибо, — промямлил я.

— Поехали дальше, — сержант ловко открывал все необходимые «папочки», которые светились на экране монитора.

А дальше стандарт: средний обзор и внешний обзор. Средний обзор – это доступ к управлению, вернее сказать, к маршруту движения космолёта. Мы расшифровываем путь, который поступает с капитанского мостика, перекладываем его на карту, вводим в базу основного компьютера на наблюдательном пункте, и следим за чёткой линией движения космолёта по заданной траектории.

Внешний обзор – это то, что находится на «карте» космоса, и мы имеем доступ к сканерам, которые фиксируют «преграды» на пути движения космолёта. В случае установления такой преграды мы или вносим корректировку в маршрут, или передаём данные на капитанский мостик. Конечно, все наши действия передаются на капитанский мостик, и всё, конечно же, фиксируется, но это, как говорится, официально.

Сержант бегло напоминает мне работу системы, видя, что я со всем этим знаком, не
зацикливается на каких-то мелочах. Я его не перебиваю, и не останавливаю, говоря, что я в курсе работы системы, а как прилежный ученик, слушаю. Это не помешает.

После того, как все «волшебные папочки сержанта» закончились, он вынул дискету и отдал мне.

— Держи, — он откинулся на спинку кресла. – Если что, вдруг, знай – я дежурю, — он мне подмигнул. – Когда войдёшь в систему, там будет секретный файлик, ты найдёшь, ты смышлёный! Так вот, откроешь его, и будет там чудо! – сержант смешливо поднял руки, и посмотрел вверх. – И через это чудо сможешь со мной связаться.

— Спасибо.

— Не за что! Топай!

Я отдал честь сержанту, развернулся и вышел из векторной.

Мне очень понравился этот человек. И я был счастлив, что именно с ним, в основном, мне пришлось, приходится, и я надеялся, что ещё придётся, иметь дело. А не со вторым пилотом Алексеевым.

 

Космолёт «Драгун РС5». Блок наблюдательного пункта

 

На наблюдательный пост я шёл бодро. К удивлению, усталость и волнение, отступили, оставляя на сердце уверенность и радость. Я не знаю, что так на меня повлияло, сержант ли, со своими «папочками» и «волшебными файлами», доступы ли к вооружению, или же, что-то ещё, или всё вместе, но что-то помогло мне побороть неуверенность и усталость.

Именно неуверенность. Она была всегда. И когда я учился в школе, и когда был в Старшей Школе КВ, и даже здесь, я всегда сомневаюсь в себе. Анализирую себя, копаюсь в себе. Это, с одной стороны хорошо, — это позволяет находить слабые стороны и поступки и исправлять их. С другой стороны – на это уходит много времени и сил. Проще, иногда, обходиться без этого. Но, так уж я устроен.

На протяжении всей учёбы я был под присмотром, а как же, это же род Славиных! И я из кожи вон лез, чтобы не упасть в грязь лицом. И, вроде бы, всё было хорошо, но мне в последнюю секунду чего-то не хватало. В школе знаний до пятёрки и до медали, в Старшей Школе КВ баллов, чтобы поступить в Академию… Но хватило упрямства поспорить с отцом и выбрать службу на Заставе. И всегда самокопание, самокопание, и ещё раз самокопание! Иногда, я сам от этого устаю…

«Не опростоволоситься бы на дежурстве!»

Я был на месте.

Дина была уже там.

— А вот и мой командир, — улыбнулась она.

Просторная комната с большим компьютером и несколькими мониторами, из которых работали три. И обалденная панорама за стеклянной защитой. Синева, которая холодным серебром окутывала космолёт. Я даже на секунду замер.

— Ага, — проговорила Дина, — красота!

Я подошёл к ней, наклонился, поцеловал в губы.

— Тут камеры, — шепнула она.

 — И что? – я пристально посмотрел на неё. – Думаешь, взгреют?

— Не знаю, — пожала она плечами.

Я плюхнулся в соседнее кресло, слева от главного монитора, тогда как Дина сидела справа. Я вытащил из кармана диск с «волшебными файлами» от сержанта, бросил взгляд на часы.

— Ты уже отметилась? – я обернулся на Дину.

— Ага, — она смотрела на меня.

— Хорошо. Дата 28.06.21… года, время 21.52, курсант Славин, личный код 4852130013 приступаю к дежурству.

Я вставил в разъем главного компьютера диск. Тот пискнул, и вскоре на главном экране появились данные входа в систему. Я без труда разобрался в работе программы, и системы по наблюдению в целом, прошёл пароль, приложив к запрашиваемому коду на экране палец. А когда система полностью пришла в рабочее состояние, то в одном из маленьких ярлыков внизу панели заметил странный значок в виде смайлика.

«Оно?»

Я нажал на него.

Смайлик на минуту появился в увеличенном виде, а потом внизу раскрылось окно для чата. И сразу пришло сообщение от сержанта: «Я знал, что ты смышлёный парень! Удачного дежурства!»

Я улыбнулся. Хороший, всё-таки, этот парень, сержант из векторной.

— Что это? – Дина придвинулась ко мне, изучая на моём мониторе странный смайлик.

— Это подарок от одного очень хорошего человека из векторной.

Я рассказал всё Дине.

— Да уж, хороший человек!

— Ага. Ладно, давай включаться в работу.

Мы подключились со своих компьютеров к главному, и я перекинул смайлик-чат на свой монитор. Так лучше! Потом прошлись по всей системе, распаковывая коды доступа, вводя их в синие окошки, обходя красные. При этом я помнил про одну папочку, на всякий случай, про которую мне говорил сержант. Я быстро сориентировался и нашёл её.

— Это что?

— Вооружение.

— Какое вооружение? – Дина подняла свои красивые брови, повернувшись ко мне.

— Такое вооружение.

— Это всё серьёзно, да? – вдруг, тихим голосом, спросила Дина.

Я повернулся к ней, вглядываясь в её красивые, мягкие, сейчас слегка напряжённые, черты лица.

«Боится?»

Нет, волнуется, и понимает, что всё серьёзно.

— Да, — подтверждаю я. – Всё очень серьёзно.

Я почувствовал, что волнение и неуверенность немного вылезли из норки.

«Нет!» — приказал я сам себе — «Этого нельзя допускать!»

Я старался успокоиться, вернуть сердцебиение в нормальный ритм. И мне удалось это сделать —  я представил, что я в модуле, за управлением космолёта… Сработало!

И главное, со мной была Динка!

Дальше было легче и по состоянию, и по программе. Данные четко считывались со сканеров, передавая информацию на компьютеры, мы загружали данные в компьютер и передавали на капитанский мостик. Нам хорошо работалось вместе, мы понимали друг друга, хорошо знали программу. К тому же, я подозревал, что за нашей работой присматривали.

Через некоторое время, когда процесс вошел в русло, и уже не пугал, Дина откинулась в кресле.

— Ох, спина ломит, — пробормотала она.

— Я бы с удовольствием тебе помог, — также пробормотал я.

— Да?

— Да. – Я оторвался от монитора и посмотрел на неё.

— Не смотри так, Данте!

— Почему?

— Потому что, — она отвернулась от меня.

— Ты сегодня молодец, сдала полёт.

— Ай, — отмахнулась она, — немного напортачила в конце, время потратила.

— Ничего, – я развернул своё кресло в её сторону. – Всё равно твой результат лучший! Так что, поздравляю!

— Спасибо, — промурлыкала Динка.

— Плутовка!

Я ухватил её кресло за ручку и притянул к себе.

— Данте! Тут камеры!

— И что?

— Следи лучше за монитором, — смеялась надо мной Дина.

Но меня не отодвинула, а наоборот, наклонилась ко мне, сокращая между нами последние миллиметры. Поцелуй был сладким и горячим, но долго не продлился. Датчик сканера замигал красным. Пошёл сигнал тревоги.

— Что это?

— Сканер.

Мы отодвинулись друг от друга. Я включил сканер, который мигал «опасность» почти во весь монитор. В поле зрения не было ничего опасного, но датчик продолжал мигать и посылать сигнал об опасности.

— Что делать? – Дина повернулась ко мне.

Я пытался как можно быстрее переключить мозг, чтобы сообразить, что делать. Что-то стоит предпринимать? Или сразу доложить на мостик?

— Перенеси на монитор все сканеры, чтобы мы могли посмотреть.

— Данте, если бы на них что-то было, то датчики сработали, как и на этом! – Дина возмущалась, но меня послушалась, и вскоре на большом мониторе в шести разных квадратах появилось изображение со сканеров. На одном мигал сигнал опасности.

— Может, это «плавучка»? Или мусор?

— Не знаю.

На всех камерах не было ничего, и я ломал голову, что это могло быть. Настоящая угроза? Или проверка на вшивость от капитана?

— Дина, посмотри доступ ко всем сканерам. Нам нужны все.

— Все сканеры?

— Да. Может быть, что-то внизу или наверху… Скорее всего внизу.

— Что? Почему ты так думаешь?

Дина говорила со мной и стучала своими длинными пальцами по клавиатуре.

— И карту мне, — я быстро сориентировался и открыл карту маршрута, по которому мы направлялись.

— Сканеры открыты, — проговорила Дина. – Данте, у нас ещё минут пять, не больше.

Пять минут… после этого, сигнал со сканера, не получив никаких действий от нас, перейдёт прямиком на капитанский мостик. И тогда… Что будет тогда? Или же нам зачтут «поражение», если это подстава от преподавателей, либо мы окажемся в попе!

Я изучал карту.

Массив… Карьер… Станция… она слишком далеко, чтобы сканер мог её засечь, к тому же, какая в станции угроза? Они все есть в базе, и сканер не стал бы пищать о тревоге!

— Данте!

— Подожди!

Смотрю ещё раз, сверяя с данными сканера.

Пустота. Синева. Космос.

Включаю ещё раз сканер, который указывает на опасность. А что, если….?

— Наложи сканер на карту.

— Что?

— Быстрее!

Я плюхаюсь в кресло, вывожу на монитор карту в объемном режиме, Дина выводит схему сканера. Накладываем картинки одну на другую. На общей карте в графике указан источник сигнала тревоги.

— Сигнал… перемещается? – Дина остолбенела. Я, кстати, тоже. – Что это?

— Внимание, наблюдательный пост, что у вас случилось? – Динамик разрушил напряженную тишину тех секунд, что мы с Динкой провели в остолбенении.

— Наблюдательный пост, отвечайте!

— Данте, — тихо позвала Дина.

— Что у вас на сканерах?

— Это курсант Славин,  — жму я кнопку динамика, — на сканерах ничего, но мы получили сигнал тревоги. И он перемещается…

— Что?

— … это космолёт…

— Что? – Дина повернулась ко мне. – Ты что несёшь, Данте?

— Мостик, это наблюдательный пост, — я припал к динамику. Сердце билось в висках, ударяя с бешеной скоростью, ладони вспотели, и я понял, что мы действительно, в попе! – Это космолёт! Это серия ВВК1, точно не знаю какой, но только у них система невидимки работает на датчиках, но сканер их засекает!

Мы ждали ответа, но динамик молчал.

— Мостик, — неуверенно повторяю в динамик.

— Внимание, наблюдательный пост! Говорит второй помощник капитана Ермолов. Курсант Славин, немедленно включите внутреннюю систему оповещения персонала. Сохраняйте спокойствие! Фиксируйте передвижения сигнала опасности. Больше ничего! Находитесь на посту до прихода персонала!

Динамик выключился.

— Данте, — Дина подскочила ко мне. – Что делать?

— Ты же слышала, — спокойно ответил, хотя я был далеко не спокоен. – Больше ничего!

Как только из динамиков прозвучала команда фиксировать передвижения сигнала, Дина быстро сориентировалась и запустила программу фиксации. Конечно, движения будут фиксироваться в программе и видео сканера, но именно фиксатор поможет более точно рассмотреть траекторию, движение и возможности космолёта.

«Больше ничего…»

Но мозг даже не пытался отключиться, он хотел действовать, и меня посещала тысяча и одна мысль, что предпринять.

— Надо включить датчики.

— Их можно перекинуть на программу сканера, — поддержала меня Дина.

— Давай!

Дина села в кресло, и сосредоточилась на программе. А я, переведя карту с перемещениями источника угрозы на другой монитор, открыл смайлик и быстро написал сержанту. Ответ пришёл мгновенно.

«Не изображайте героев! Датчики подключите, остальную систему не подключайте! Сразу можно запустить фиксатор в анализ, перекиньте на мостик! Всё! Ждите, к вам сейчас придут!»

— Датчики подключены.

— Запускай в программу, надо передать данные фиксатора на мостик.

 Дина кивнула и вновь её пальцы застучали по клавиатуре. Я тоже подключился к работе. При этом я поглядывал на второстепенном мониторе передвижение сигнала. Космолёт медленно от нас отодвигался.

— Он уходит, — проговорил я.

— Что?

В это время на пост ворвались, словно спецназ, персонал космолёта. Здесь была Светлова и ещё два человека, которых мы не знали.

— Курсанты, на выход!

Мы даже не успели отсалютовать. Военные сразу же заняли наши места, быстро включаясь в работу и изучая те данные, которые мы смогли получить.

— Мы подключили программу датчиков к фиксатору и перекинули на мостик, — я пытался хоть что-то сказать.

— На выход! – Светлова была непреклонна.

Мы отсалютовали и вышли с дежурки.

— Черт! – выругалась Дина, когда двери дежурки за нами плавно закрылись. – Иногда она меня раздражает!

— Это её работа. Пошли.

— Куда мы?

— Возвращаемся в блоки.

— Ты хочешь всё рассказать?

— Надо поделиться с ребятами. У тебя сотик с собой?

— Да.

— Пиши.

Она достала «сотик», так сейчас называли современный мини-аппарат, который использовался и как телефон, и как компьютер, и стала набирать сообщения для Тёмы и Паганеля. Само собой, Ирке она писать не стала.

0
20.05.2020
avatar
43

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Рекомендуем почитать

Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть