КОСМОС. КНИГА ВТОРАЯ. ОРБИТАЛЬНАЯ СТАНЦИЯ. ГЛАВА V. ШТУРМ БАЗЫ.

Прочитали 59
12+

ГЛАВА V. ШТУРМ БАЗЫ. ч4.

Как только все группы разошлись, мы с Диной вернулись в отсек, через который прорывались. Здесь было пусто и тихо. Разряды энергостимуляторов были слышны достаточно далеко.

Мы вернулись к моему укрытию, которое, по моему мнению, вело на верхний этаж.

— Ого! – восклицает Динка. – Так вот какие у нас планы!

— Ага!

Эхо разносило наши слова по всему пустому отсеку, и я настораживал слух, чтобы услышать приближение противника.

— Давай наверх, — говорю я.

Динка ловко забирается по стенке укрепления, проходит по узкой дорожке кладки из липовых кирпичей.

— Что там? – спрашиваю я.

— Есть проход! – ликует Дина. – Я иду!

Она исчезает в небольшом проёме, и я быстро следую за ней – слышу приближающиеся шаги.

Я без проблем пролезаю в проём на верхний этаж.

«Засада!»

Небольшая группа противника рассредоточена по периметру объекта. Залпы энергопушки бьют по одному из проходов отсека. Понятно, что палят по атакующим.

— Это Ломов, — тихо говорит мне Дина.

Я киваю. Да, он хорошо выбрал место, правильно. Молодец!

Осматриваю этаж, группа курсантов базируется посередине площади, и сдвигается к проходу. А наша половина вне зоны внимания. Это нам на руку.

Мы с Диной тихонько двигаемся, стараемся остаться незамеченными. Уходим вдоль стены отсека, и, держа в поле зрения группу противника, перемещаемся в другой отсек.

Динка идёт впереди, держа оружие наготове. Заглядывает в отсек. Ещё раз. Показывает мне, что ход свободен. Она ныряет в широкий проём, я следую за ней.

— Нифига себе, они понастроили!

В отсеке только две стены, всё остальное пространство заполняют укрепления, похожие на строительные леса. Они громадны! И, такое ощущение, что высятся этажа на три! Интересно, что на других этажах?

Закидываем оружие назад. Мы остаёмся без обзора и прикрытия. Но другого выхода нет. Мы идём наверх.

Я подставляю руки – Дина ловко запрыгивает, хватается за перила нижних лесов и подтягивается. Она сразу же вскидывает оружие, контролируя обзор, и тихо продвигается по лесам. Мне сложнее добраться до нижних перил, но я справляюсь, и быстро присоединяюсь к Дине. Она идёт впереди, я прикрываю сзади.

— Чисто, — негромко говорит мне Дина.

Мы доходим до сплошной стены. Дальше только вверх.

— Включи, — показываю Дине на рацию.

Надо узнать, как там Тёма, смог ли он дойти до группы Никитоса. И Смыш, всё ли у них благополучно.

Дина включает рацию и крутит микшер. Рация шипит, но помехи небольшие.

— Смыш, Боцман, на связь. Где вы?

— Мы ушли, — сразу же отзывается Смыш. – Помогаем тем, кто попал в заморозку.

Отлично!

— Хорошо, будьте осторожны, — говорит Дина.

Я осматриваюсь, стараюсь держать весь обзор под прицелом. А Дина пытается достучаться до Боцмана.

— Боцман! Ответь. Фаза два, ответьте!

Рация начала шипеть сильнее, пошли помехи.

«Засада!»

— Всё… ошо… мы… емся… Барак… вы … наз… почти… много…

И отключилось.

Мы с Диной переглянулись. Что было в конце, мы не поняли, но было понятно, что до группы Никитоса они дошли. И, скорее всего, теперь уходят. Вот и хорошо. И нам пора выдвигаться!

На этом этаже оставаться нельзя, это понятно – совсем рядом группа «базирующихся». С ними мы в бой вступить не можем, с их арсеналом они нас из энергопушки сметут просто!

Выход только один – наверх!

 

 

По «лесам» мы довольно легко поднимаемся на третий этаж. И через такой же проём, как и этажом ниже, попадаем на основную площадку Барака. Но площади и отсеки здесь отличаются от второго этажа. Через проём в основной стене мы сразу же попадаем в длинный и узкий коридор. Отдельных входов и выходов не видно, впереди тускло маячит освещение.

Я выдвигаюсь вперёд, Дина двигается на пару шагов позади меня и по противоположной стене коридора. По мере приближения к источнику освещения мы слышим голоса. Слов разобрать невозможно, но голос был громкий, и по тону было понятно, что кто-то раздаёт указания.

Мы прошли весь коридор, и теперь можно было услышать чёткие фразы, гулко разносящиеся по закоулкам третьего этажа.

— Они прорываются! Их надо остановить!

— Они уходят!

По тому, как второй голос сливается с шипением и посторонними звуками, понимаем, что эти слова звучат по рации.

— Так остановите их! Неужели вы не можете организовать атаку, сержант?

Мы с Динкой переглядываемся.

«Засада!»

Вот она, моя догадка.

Но сейчас заниматься разбором догадок и уходить в думы наших наставников и педагогов нельзя. Всё потом. Сейчас надо сосредоточиться на нашей с Диной диверсии.

С основного коридора мы сворачиваем в маленький проход, впереди у которого комната, где, скорее всего, и находится противник.

Мы с Динкой переговариваемся жестами. Оба понимаем, что сейчас не место и не время использование энергостимулятров, поэтому устранять противника придётся врукопашную.

Моя красотка, опустившись вниз, на спину, тихо перебирается к концу этого маленького коридорчика, и пытается заглянуть в комнату. Я опускаюсь на корточки, и вдоль другой стены коридора, «гусиным шагом», добираюсь до оконного проёма. И тоже стараюсь туда заглянуть.

Со своей стороны вижу двоих. Показываю Дине. Она в ответ показывает мне «троих».

А ведь там может быть и больше человек.

«Засада!»

Максимально «вливаюсь» в проём, ведущий в комнату.

Те, кто находится внутри, сосредоточены на перемещении сил своих и противника, поэтому они нас и не замечают. Ну, не думают они, что к ним могут подобраться так близко.

— Сделайте же, что-нибудь! – громко говорит в рацию высокий «курсант».

Он не в той форме, какая у нас, у него нет знаков отличия. И на фоне двух других «курсантов» он выделяется. Понятно, что он тут главный, и не только тут. Да уж….

 

— Где вторая группа?

— Это и есть вторая группа! – шипит в ответ рация.

А дальше не очень приличные слова.

Приятно было слышать эти ругательства. Значит наши ребята, всё-таки, задают им жару! Чувствую, что там не обошлось без нашей группы и Боцмана!

И пока Боцман воюет там, мы наводим шорох здесь!

Динка влетает в комнату, слёту сбивает первого «курсанта» с ног. «Главного курсанта» бьёт в грудь, и он отлетает назад, где его встречаю я, предварительно вырубив третьего «курсанта».

— Чёрт тебя подери! – ругается «старший курсант».

Но уже поздно. Я быстро врубаю на его разгрузке маячок и перевожу в красный цвет. То же самое делает Дина с двумя другими «курсантами».

Я даже удивлён, что на них тоже есть маячки, и я об этом обязательно подумаю. Но потом. А сейчас у нас растерянные и раздражённые «курсанты». Понятное дело, что они не ожидали такого, и готовы не были. Но это не оправдывает провал «старших», и как я подозреваю, не курсантов, а военных. Влетит кому-то.

— Извините! – говорю я, забирая запасные аккумуляторы к оружию.

Само оружие и энергостимуляторы, которые в них, взять мы не можем.

Дина тем временем разбирает рацию, выдёргивая их них аккумы. Я смотрю на карту, и не думая долго, оставляю её на ящике «курсантов». Мне показалось или «старший курсант» удивился? Но я понял, что эта карта мне особо не поможет, так как я не знаю передвижения противника. Также я не знаю где мои ребята. Тем более что по Бараку информации почти нет, и для нас она бесполезна.

Мы с Динкой уходим через комнату и коридор с другой стороны, оставив недовольных «курсантов». Увы, для них игра закончилась.

 

 

 

После устранения «курсантов» противник быстро понял, что в Бараке есть «посторонние». Это было ожидаемо.

Поэтому, немного постреляв на третьем этаже, мы были вынуждены вернуться на «леса». Но держались ближе к основной стене, потому как основа «лесов» была не очень прочной, да и не спрячешься.

В пролёте четвёртого этажа мы получаем передышку.

— Куда? – спрашивает Дина, меняя аккум на своём оружии. – Последний, — говорит она, улыбаясь.

— У меня тоже последний, — вставляя батарею энергостимулятора.

Смотрю вниз, пролёт свободный, но это ненадолго.

— Скоро тут будет толпа народу, — говорит Дина, просматривая обзоры «лесов».

— Нам надо наверх, — отвечаю на её первый вопрос. – Пошли.

Как только мы выходим на свободную площадку, по нам бьют энергоразряды. Мы еле-еле успеваем увернуться.

— Вот, блин, не успели, — досадует Дина.

— Наверх, — показываю ей на «леса», держа выход на площадку под прицелом.

Мы уходим вверх, и близко к смежной стене. Как только мы начинаем движение вдоль стены, из прохода по нам начинают палить. Стараясь беречь аккумы, отвечаем одиночными разрядами, но это помогает нам достичь «края лесов».

В этот момент срабатывает рация Дины.

— Данте, вы где? – Голос Смыша чётко врывается в гулкие помещения Барака.

— Мы в Бараке, — отвечает Дина, плотно впечатавшись в стену. – Четвёртый этаж, — выдыхает она, когда разряд проходит рядом с ней, но мимо.

— Вам надо уходить!

— Мы как раз этим и занимаемся, — ору я в рацию. – Наружу, — толкаю Динку за пределы основного здания Барака. На тонкие и не очень надёжные «леса».

— Чёрт! – ругается она. – Вниз никак нельзя. Совсем!

Я выглядываю за край «лесов».

«Засада!»

— Ловушки, — сквозь зубы цежу я, заметив слабые огоньки.

— Умно, — говорит Дина.

Это точно! Но нам от этого не весело.

— Что-то они затихли, — пригнувшись, говорит Дина. – Не видать никого.

Пока моя красотка высматривает противника в проёмах «лесов», я стараюсь найти выход из этой злосчастной ловушки.

«Давай, Данте! Включай мозги!»

— В подствольнике трос есть? – спрашиваю я Дину, когда она заканчивает с осмотром.

— Что?

— Трос в подствольнике, — повторяю я.

Дина проверяет. Есть!

— Давай наверх, живо!

Вот и следующая партия противника по нашу душу. Я отстреливаюсь короткими разрядами, пару раз целюсь в леса, чтобы устроить «обвал». Как могу, сдерживаю обстрел, пока Дина запускает трос. Зацепиться удаётся только с третьей попытки, а я сам себе задавал вопрос, как нас ещё не подстрелили? Удивительно!

Я стою на краю «лесов», закрыв собой Дину. Она на меня ворчит и ругается.

— Это я должна тебя закрывать! Ты же…

— Цыц! – прерываю я  её негодования. – Занимайся делом, курсант Королёва!

— Занимаюсь!

Когда трос надёжно закреплён, Динка поднимается наверх, помогая механизму ногами.

— Я не могу идти одна!

— Можешь! Быстро наверх! Шевели задницей!

Она забирается, а я стою на хрупкой конструкции высотой четвёртого этажа, и расстреливаю последние заряды. Вот удивительно, что аккум ещё не сдох, и ему хватает мощности на полные разряды.

— Я наверху! – Голос Дины слышен между разрядами. – Чисто!

Она спускает мне своё оружие, не отцепляя троса, так как у меня троса в подствольнике нет. Хватаюсь за её оружие, закидываю ремень через голову левой рукой. В правой руке у меня мой ствол, которым я стараюсь отбиваться от противника.

Я раскачиваю трос, чтобы уйти с линии обстрела, стараясь зацепиться ногой за уступ. Мне нужна точка опоры.

— Данте, быстрее! – кричит Дина сверху.

Я понимаю. Она там одна, без оружия…

Трос тянет меня вверх, я помогаю себе ногами. При этом из своего оружия, выпускаю энергоразряды по противнику, который достаточно быстро добрался до места, откуда мы с Динкой только что смотались.

— Ты цел? – встречает меня Дина, помогая забраться на крышу Барака.

— Ага.

— Даже удивительно, что мы с тобой всё ещё живые! – восклицает Дина.

— Но это ненадолго, если тут останемся!

Мы отцепляем трос, и потихоньку осматриваем крышу.

— Туда, — показывает Дина.

На крыше немного мест, где можно укрыться. Небольшой «инвентарь», который мы можем перетащить, сдвигаем в точку, где мы пока остаёмся.

— Можно оставить оружие, — говорит мне Дина, указывая на вход, ведущий на крышу.

Я соглашаюсь.

Один ящик выделяем из «инвентаря», прилаживаем оружие Дины напротив входа. Или это выход?

Пока Дина налаживает оружие, я осматриваю крышу, заглядывая вниз. Надо найти место, где спуститься.

— Данте! – Дина бежит ко мне, протягивает рацию. – Смыш. Нас встречают!

— Смыш! – радостно отвечаю на голос в рации.

— Данте, место 25 квадрата на карте. Второй карте! Уходите, мы прикроем!

— Мы на крыше! – орёт Дина, выхватывая из моих рук оружие.

Она сдвигает меня своим телом, закрывая от мощного разряда энергопушки.

«Засада!»

Успеваю схватить Динку, валю её и перекатом скрываю нас обоих за нашим «инвентарём».

— Динка!

— Ничего, я в порядке! – слегка запинаясь, говорит она. – Немного шарахнуло!

Я смотрю на неё, в расширенные зрачки. Потом смотрю на маячок. Не красный.

— Идти сможешь?

— Я бежать смогу!

Отлично!

Ориентируемся, в какую сторону бежать, с колена выпускаю разряд и отправляю Дину к нужному месту.

Дальше надо постараться самому. Залпы со стороны противника редкие, но очень меткие, и мне надо постараться не словить разряд.

Но у Дины не было оружия, а мне одновременно бежать и стрелять было сложновато.

Сейчас я жалел, что мы оставили ствол Дины, и был вопрос, почему он не сработал. Может, пустой?

— Данте, давай! – кричит Дина.

Я удивлён. А потом вижу, что жестами она показывает мне, что сейчас бежит снова она. Нехотя соглашаюсь. Она права. Они думают, что побегу я, и всё внимание будет сосредоточено на мне и моём укреплении. И нужен обманный маневр.

Я пускаю небольшой разряд в сторону противника.

В этот момент Динка рванула к краю уступа крыши, и я не сразу соображаю, что она делает. Но потом понял. И, как только разряды энергостимуляторов рванули за ней, стартанул следом.

Дина, добежав до края крыши – прыгает, и влетает в один из пролётов «лесов», которые стоят рядом с Бараком с этой стороны. И главное, что мне тоже хватает времени добежать до крыши и свалиться в открытый проем лесов.

— Дина! – ору я, стараясь не замечать боли. – Дина!

— Я тут, — отзывается моя красотка.

Я смотрю наверх, на крыше суета и сумбур. Выпускаю по ним пару разрядов. Хиленько так получилось, но всё же. Это даёт мне передышку и возможность перебраться к Дине.

— Ты как?

— Норма, — говорит мне она. Маячок горит жёлтым, а это значит, что нас всё ещё двое! Но я понимаю, что она словила ещё один заряд.

«Засада!»

— Давай, надо сматываться отсюда! – я помогаю ей подняться.

— Согласна! Чёрт, — кричит она, — как же это больно!

В её глазах дрожат слёзы, и я понимаю, что только шок и адреналин не дают Динке раскиснуть и разреветься.

— Держись, красотка! – Я помогаю ей спуститься по лесам ниже. – Терпи! Ты же бандитка!

Она кивает головой, сползая вниз. Хватается за толстую трубу «лесов», свешивает ноги вниз, и держится, как коала на дереве.

Я осматриваю «леса», вверх выпускаю остатки своего аккума, и спускаюсь вниз, по шатким перилам.

— Осторожнее, — кричит мне Дина, — на этаже люди!

Я быстро перемещаюсь по лесам к основной стене, прилипаю к ней, опускаюсь. А потом, высунувшись в проём, разряжаю, уже искрящиеся, разряды энергостимулятора.

— Данте! – Слышу я рацию. – Мы вас видим! Держитесь!

Со стороны намеченного квадрата раздаются залпы, и разряды энергостимуляторов прошивают этаж. Это Смыш.

Под залпы со стороны нашей группы, тихо пробираюсь вдоль лесов, ползком преодолевая расстояние между мной и Диной. Доползаю до края «лесов», я оказываюсь на пролёт ниже Динки – её ноги свисают сверху.

— Я тебя держу, — говорю я, хватая её за ноги.

Она отпускает руки, и я не без труда стаскиваю её с пролёта. Такое ощущение, что она стала тяжелее, раза в два! Это что, разряды дают такой эффект?

— Больно? – ласково спрашиваю, прикладывая руки к онемевшим ногам.

— Терпимо, — сквозь зубы говорит Дина. Она указывает на маячок. – Жить буду!

Маяк ярко жёлтый, и я понимаю, что вот-вот он будет оранжевым, если мы не окажем медпомощь Дине. И мне наплевать на цвет маячка, а вот за Дину я переживаю.

Но сейчас, главное, что она в строю!

— Давай, красотка, двигайся!

Смыш всё ещё палит по Бараку. Энергоразряды прошивают всю нашу сторону, благо нас не задевают!

— Вот он разошёлся! – стараясь приободрить Дину, весело говорю я.

Она молчит, стиснув зубы, превозмогает боль. Догадываюсь, что больно ей не только от энергоразрядов, но и от падения с крыши. У меня и то тело болит!

— Давай, двигай свою тушку сюда, — улыбаясь, говорю ей.

— Данте, — скрипит она, буквально стекая с последних перил, — ты пожалеешь об этих словах!

— Обязательно!

Когда мы вдвоём достигаем настила штурмовой полосы, нас встречают курсанты Смыша. Они ловко подхватывают Дину и утаскивают вперёд.

— К медику, срочно! – ору я вслед.

Меня тоже прикрывают, и сопровождают до основной группы.

Разряды по Бараку почти не прекращаются, и мы благополучно отходим к укреплениям, где можем перевести дух.

Только тут я замечаю, что мой маячок тоже не совсем зелёный. Это, наверное, из-за падения.

— Данте!

— Смыш! – еле дыша, встречаю я друга. – Спасибо!

— Не за что, командир!

— Ты где столько аккумов натырил? Салют устроил, как на День Победы!

Смыш широко улыбнулся.

— Это мы с Боцманом хорошо постарались, хапнули группу у самой Пристани!

— Вы уже и до Пристани успели смотаться?

— Так точно! – Смыш, присел рядом со мной.

Я вижу, что маячок его тоже горит ярким жёлтым цветом, и он сильно устал.

— А Боцман где? – спрашиваю я.

— Недалеко отсюда, с ребятами, — он искоса на меня смотрит, — из группы Никитоса.

Вот так дела. Удивлённо смотрю на Смыша.

— Конфликт был?

— А как же! – развёл руками Смыш. – Этот пень сказал, что ноги его не будет в нашей группе, и слился с медчастью в тылы. Свою группу бросил. Гадёныш!

Не то слово!

Если честно, не понимал я Никитоса. Ну, никак. В чём причина такой ненависти? Ко мне, к моим ребятам? Этот вопрос тоже открыт для долгих часов размышлений и самокопания.

— А ребята, ничего, — продолжил Смыш, — хорошо влились в нашу группу.

— Отлично!

— Смыш! – В укрытие к нам влетает курсант, взъерошенный. Завидев меня, салютует. – Товарищ сержант, разрешите обратиться!

— Давай!

— У нас там курсант… плохо ему… медик переживает…

Мы со Смышем переглядываемся. Плохо дело.

— Пошли, — собираю курсантов, и мы выходим из укрытия.

Далеко слышатся разряды энергопушки, сражение за Барак ещё идёт. Подозреваю, что там, на первой линии огня, Боцман. Этот до последнего будет в бою.

Мы пробираемся до укрытия, где обозначен медпункт. Мы совсем близко от первоначальной точки, где-то здесь мы ругались с младшим сержантом Юрьевым. И мне казалось, что я его даже слышу.

Когда мы подошли к курсанту, рядом с ним была медик. Курсант Ермолова.

— Плохо ему, — сказала она. – Я вколола уже три фазы, но в себя не приходит. Но показатели не критичны.

Я смотрю на подключённого к медицинскому аппарату курсанта. Показатели в норме, но лекарство на него почти не действовало, и он оставался в отключке. Это не очень хорошо. Надо срочно доставить их в медпункт.

Сразу же вспомнил медика Леона. Уж он-то точно вылечит!

— Сообщить инструктору Демидову,  немедленно. Вызвать медиков! И в медпункт, срочно!

Курсант Ермолова сразу же включила рацию и стала передавать информацию о курсанте.

— Останетесь с ним, — указываю на курсанта.

Рядом со мной стоял курсант, тот самый, который сообщил нам об этом случае.

— Ждёте прихода медиков.

Ермолова передала уже информацию о случае, и последние слова мои хорошо слышала.

— Так точно! – ответила она.

— Ещё есть кто-нибудь, в похожем состоянии?

— Есть, один. Показания похожи, но он в сознании.

— Хорошо, пусть медики забирают обоих.

 

 

Выйдя из укрытия медиков, замечаю небольшую толпу курсантов, слышу крики.

— Что там?

Увидев картинку, которая привлекла так много внимания со стороны курсантов, удивился. Соня, курсант Зайцева, прихватив Рыжего «за грудки», очень эмоционально объясняла ему, что он «полный придурок».

Я, конечно, согласен, но, Рыжий на стороне штурмующих, Зайцева на стороне Базы. В чём конфликт?

Оба были без разгрузок, а это значит, что они оба в «мертвяке».

— Чего это они не поделили? – спрашивает Смыш, которого эта картинка тоже привлекла.

— Без понятия, — пожимаю плечами. – Похоже, Рыжий накосячил.

«Только бы драку не устроили!»

— Да уж, Рыжий «накосячить» умеет! – восклицает Смыш. – Хотя пацан не глупый.

Я немного удивился словам Смыша, но поверил в них, потому как узнал, что в рейд к Пристани, Рыжий ходил с нашей группой. В отличие от железного «нет» от Никитоса, Рыжий проявлял лояльность, в бою в том числе.

«Странный он. То вашим, то нашим».

Может, он только в присутствии Никитоса так себя ведёт? Не может выразить своё мнение? Ведь, не зря я подумал, что он не совсем придурок, когда поначалу не хотел драться с Динкой.

Кстати, где моя красотка? И Боцман? Где мои Бандиты?

Переключившись на продолжающийся конфликт Зайцевой и Рыжего, заметил, что тот не применял силу, держал себя в руках. Даже улыбался, хотя иногда прилетали Соне в ответку словечки типа «полная идиотка». Но когда Зайцева трясла его, прихватив за ворот формы, он просто «болтался» по инерции.

— Идиот! – констатировала Соня.

Поняв, что до Рыжего не достучаться, она выпустила его из своей хватки, и оттолкнула.

Помотав головой, стала уходить.

— Тушканчик! – Прилетело ей вдогонку.

— Что?

Соня резко разворачивается, и готова снова наброситься на Рыжего с кулаками.

— Тушканчик! – весело выкрикивает Рыжий. Ему нравится, что Соня выходит из себя и злится.

От драки с Рыжим Соню удерживают другие курсанты. Рыжего тоже выталкивают из зоны конфликта.

Оба, уводимые своими группами, обмениваются обзывашками на расстоянии. Но, вроде бы, конфликт исчерпан.

Так, где же моя красотка?

 

 

В рамках игры, до своего первоначального пункта мы дойти не смогли. Время игры вышло, База противника осталась неприкосновенной.

Мы проиграли.

Свою Банду я нашёл: Динка, хромая на левую ногу, топала от медиков; Боцман, с горящими глазами шёл к нам из самого последнего боя у Пристани. Я в этом не сомневался. А ещё, наверняка, где-то поблизости ошивается Паганель. Наш товарищ в последнее время сильно проявляет интерес к нашей подготовке.

Сейчас мы кучковались у ограждения самой полосы штурма. Динка сидела на каком-то возвышении, я стоял рядом. Тут же был Смыш. Боцман ушёл отчитываться за свой последний бой перед сержантом. А может, и не только перед ним.

Курсантам объявляли исход игры.

— Мы проиграли, — грустно сказала Дина.

— Ну, зато постреляли знатно!

— Мгм, — согласно пробурчала Дина.

Я обернулся. Динка смотрела на меня своими красивыми глазами и при этом что-то ела.

— Ты чего жуёшь?

Она показывает на фольгированный пакетик.

— Медик дал, — она выдавливает содержимое пакета пальцами. – Витаминки!

Приложив пакет к губам, она высасывает содержимое пакета. Потом смотрит на меня невинными глазками, и облизывается.

«Вот, засада!»

Я залипаю на её губы. И она, плутовка, замечает это, и, высунув язык, проводит им по губам. Я уже не замечаю шумных и гомонящих курсантов и зычного голоса, который объявлял исход игры.

— Курсант Королёва!

— Да, сержант!

Я приближаюсь к ней, она ко мне наклоняется.

— Ты сможешь придти ко мне… сегодня?

В этот момент получаю знатный удар по спине. У меня даже искры из глаз посыпались, собирать можно!

— Боцман! – негодует Динка.

Ну, друг!

— Пошли, у нас построение! Это ещё не все кнуты и пряники!

Боцман уходит, за ним тянутся все курсанты. А я, разогнув спину после удара Тёмы, помогаю Дине сползти с ограждения. Поддерживая друг друга, как два раненых бойца, мы плетёмся на построение. Получать пряники и подставляться под кнуты инструктора Демидова.

 

21.06.2021
Катерина Тенюкова

Здравствуйте, мои дорогие любители почитать! Меня зовут Катерина, и я очень творческий и увлекающийся человек. Я фотограф, но моей страстью является не только фотография, но и книги. Люблю разные книги, разных жанров и стилей. Но моей любовью является фантастика! Наверное, потому что я творческая личность и большой фантазёр! Мне интересны "иные миры", и я очень люблю их придумывать, создавать необычных героев и отправлять их в интересные путешествия! И я приглашаю вас в свой мир приключений! Я хочу поделиться с вами мгновениями жизни своих героев, почитать их мысли, попереживать за них и дать возможность совершить подвиг! Надеюсь, что вам понравятся мои произведения. Буду рада познакомиться с вами и прочитать ваши отзывы и комментарии. Спасибо за ваш интерес к моему творчеству, и до встречи на необъятных просторах Космоса!
Внешняя ссылка на социальную сеть


Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть