КОСМОС. ШАГ В НЕИЗВЕСТНОСТЬ. КНИГА ПЕРВАЯ ч9

— Припёрлась! – прошипела Дина.

— Что вы ещё натворили? – Ирка шагнула к нам, но Тёма загородил ей дорогу.

— Чёрт! – я привалился к стенке.

— Данте, держись! – Дина, прикрываясь широкой спиной Боцмана, подвела меня к двери.

Открыть дверь мог только я. Конечно, коды были общие, но каждый уважающий себя курсант переделывал их под себя. Разумеется, если надо будет Светловой, она дверь в два счета откроет,  даже выломает. Но вот, кто попало, например Троекурова, хрен откроет!

— Что вы вытворяете? Чего устроили?

— А что мы устроили? – не давал ей пройти Тёма.

Я открыл двери, кивнул Тёме и зашёл вовнутрь, опираясь на плечо Дины.

Паганель зашёл за нами, а потом Тёма силой втолкал в корпус Ирку, да и не особо она сопротивлялась. 

Дина помогла мне устроиться на кровати. Паганель подал ей аптечку и медицинский аппарат, который мы предварительно умыкнули с тренировочной площадки, где несколько из них не были закреплены. В комнате у меня тоже была аптечка, но она была с датчиками, и если бы мы ею воспользовались, то об этом непременно узнали. Я похимичил над замком, и по необходимости сказал бы, что свою аптечку открыть не смог.

— Что с тобой? – Ира игнорировала всех, задавая вопросы мне.

— А что ты так печешься о нём? – резко спросил Тёма.

— Я не с тобой разговариваю, — раздражённо кинула она ему.

Ого! Вот это поворот!

После того, как Дина подключили меня к аппарату, я повернулся к Ирке.

— А вот теперь, давай поговорим, — сказал я.

Надо сказать, что пока я летал по блокам базы, я нахватался приличной информации, словно сам был накопителем данных. Паганель может смело меня расшифровывать. Пока я болтался в модуле, я ничего не понимал и не видел, но сейчас информация стала приходить. Честно говоря, больше половины я не понимал, но надеялся разобраться.

— О чём поговорим? – Ирка не сбавляла гонора.

— Что ты делала у векторной?

Было видно, что она удивлена. Она пыталась сообразить, что ответить.

— Искала вас, — бросила она.

— Да ладно! – съязвила Дина. – Зачем?

— Хотела увидеться с Данте! – нагло ответила она Дине.

— Для чего?

— Тебе не скажу! И вообще, я буду говорить только с Данте!

— Ого! Вот это заявочки! – присвистнул Тёма.

— Будешь говорить при всех! Или прямиком отправишься к Светловой!

— Только вместе с тобой!

«Блин, чем дальше, тем интересней!»

— И о чём же ты хотела со мной поговорить?

Ирка, как всегда, поджала губы, опустила голову и молчала.

— Шпионка! – процедила Дина.

— Что? – Тёма даже подскочил со своего места.

— А то! Видишь, молчит? Значит, я права!

Я пытался сообразить, что творится в моём корпусе, на ум пришли слова Дины: «Троекуровых у нас много! А Славин такой один!»

— Троекурова…

По реакции Ирки на мой голос, я понял, что мыслю правильно.

— Отец – командующий флотом… а дядя…

— Вот блин! – до ребят тоже стало доходить.

— Я не в курсе! Расскажите мне! – обиделся Паганель.

Ирка молчала.

— Дядя Троекуровой работает на космос…

Вот теперь, картинка проясняется!

— Вынь эту штуковину, — прошу я Дину, указывая на иглу от аппарата.

Дина, сделав грозное лицо, покачала головой: «Нет!»

Я подчинился. У меня не было сил спорить.

— Объясните мне уже, а? – Паганель непонятливо смотрел на всех нас.

— Она работает на Космос! Дядя заведует КБ!

— Только одного не могу понять, почему ты сразу не сказала?

— Разговаривать с вами не входило в мои обязанности. …

— А, кстати, — спросил я, — что именно ты здесь делаешь?

— Некоторые разработки бюро попали на вооружение Драгуна, тесты прошли нормально, а вот дальнейшее их использование нам неизвестно! Ни капельки информации! Мы хотели участвовать в полётах Драгуна, но они отказались брать на борт нашего сотрудника!

— Естественно! – высказался Тёма.

— Нам нужна была информация.

— Троекурова, ты больная, блин! – вспылила Дина.

— Не больнее вас! И вообще, думаете, мне хочется этим заниматься?

— А я причём? – вклинился я.

— Ты отказался от Академии Космонавтики.

— Что? – ребята были удивлены.

— И что? – уставился я на Троекурову. – Это повод потащиться за мной на Заставу?

— Подожди, — Дина обратилась ко мне, — ты мог поступить в Академию Космонавтики?

Я тяжело вздохнул, придётся говорить.

— Когда я был на последнем курсе Старшей Школы КВ, меня приглашали в Академию Космонавтики, тем более, профессор Троекуров очень настаивал! Но я выбрал Заставу. Отец тоже был удивлён, что я отказался. Но мне хотелось других полётов.

— Этот идиот сдал экзамен так, что у всей профессуры седых волос стало больше! – накинулась на меня Ирка. – Какого хрена, Данте?

— Действительно, — проговорила Дина.

— Только от тебя не хватало нотаций! – отмахнулся я от Дины.

— Так что же, — внезапно проговорил Паганель, — обстрел – ваших рук дело?

— Нет-нет-нет! – Ирка отчаянно замахала руками.

— Обстрел – нет, а вот старичок ВВК1 – ваш!

— Да.

— Поэтому ты знала, что нас выставили с дежурки? – фыркнула Дина.

Троекурова молча кивнула.

— Ты передала им, что мы будем дежурить.

— Да.

— Вот блин!

— Ну, и какую же информацию вы получили?

Ирка пожала плечами.

— Что это значит?

— Вся информация передаётся на ВВК1.

— Интересно, — монотонно и задумчиво произнёс Паганель, — капитан в курсе всего этого безобразия?

— Скорее всего. – Я ненадолго погрузился в мысли.

Мне стало интересно, капитан, после нашего «дежурства» догадывался, что мы пойдём на штурм базы?

— Если так, товарищи, — громко вздохнув, проговорил Тёма, — то скоро за нами придут!

Это понимали все.

Наступила тишина, каждый думал о своём, в том числе, что решит капитан по наши души?

— Всё было хорошо! – не выдержала Ирка. – Вот надо было вам попасть в дежурку! Да ещё полезли потом, куда не просят!

— Про себя подумай! – Тёма подошёл к двери, прислушиваясь к звукам из коридора. – По-твоему, нормально, проникнуть на космолёт, чтобы шпионить? Тебя вообще арестовать могут и судить!

Мы все внимательно смотрели за Тёмой, ожидая от него ответа, что там, за дверью. И после некоторого молчания, Боцман покачал головой: «Всё тихо!»

Мне было не спокойно, я понимал, что подставил ребят, на кону их будущее, их мечты, и всё это могло слететь по моей вине.

«Вот, засада!»

Я откинулся на кровать, чувствуя безысходность. Дина сразу же занервничала.

— Данте, что случилось? Тебе плохо?

— Да, но не физически, — ответил я.

— Не вини себя, — понимающе ответила она. – Мы согласились с тобой. Мы сами на это пошли.

— Знаю, — сказал я. – Но мне от этого не легче.

 От звука открывающихся дверей блока мы все подскочили. К нам вошли сотрудники космолёта в военной форме, лейтенант Светлова… и капитан.

Такого я не ожидал.

— Ну, я же сказал, — входя в мой блок, проговорил капитан, — никого не надо искать. Все тут. Банда в полном составе. Так, Данте?

— Так точно! – А что я мог ответить?

— И что же вы за курс такой, а? – Светлова подошла к Ирке. – Такие таланты! Такие фамилии! А проблем, как от первоклашек! Капитан, — она повернулась к нему, — я лучше возьму один полный курс выпускников Школы на обучение! А этих архаровцев… отдайте кому-нибудь!

Она говорила с иронией, и капитан отвечал ей тем же. Я не знал, что и думать! Они прикалываются, что ли? Ребята видели то же самое, и так же были удивлены.

Капитан, увидев, что я подключён к медицинскому аппарату, обратился к одному из военных:

— Свяжитесь с медицинским блоком, нам нужно полное обследование…

— В этом нет необходимости, капитан! – вставил я. – Я в полном порядке!

— Неужели? – Светлова подошла ко мне, посмотрела на аппарат, проверила иглу, проглядела данные, записанные в памяти лечения аппарата.

— Сколько времени подключен?

— Двадцать две минуты и тридцать секунд, — отчеканила Дина.

— Хорошо, — кивнула Светлова. – Порядок, — ответила она капитану.

— Тогда сразу можно приступить… к допросу, — прищурившись, сказал капитан.

— Так точно! – в один голос ответили мы: я, Дина и Тёма.

Паганель с непривычки замешкался, но кивал, соглашаясь с нами. Ирка промолчала, прикусывая губы, понимая, что одним допросом не отделается.

Капитан всё видел.

Он дал знак Светловой, и она, командуя солдатами, приказала нам выходить. При этом она присматривала за Троекуровой.

«Да, Ирка, тебе несдобровать!»

— Ему бы остаться, капитан, — тихо проговорила Дина.

Я обалдел. Дина, ты что вытворяешь?

Ребята и Светлова задержались на выходе. Тёма, обескураженный, как и я, пытался подать знак Динке.

— Я в порядке… капитан…

— Нет! – настаивала Дина, пресекая мои попытки отключиться от аппарата. – Данте, тебе надо закончить процедуру!

Они бросила взгляд на капитана, который уселся напротив нас.

— Надо бы послушаться, — неожиданно для меня, сказал капитан.

— Что? – опешил я.

— Данте, ты не видел себя со стороны, — быстро заговорила Динка, — когда ты был в модуле. И что с тобой творилось потом!

Наступила тишина. Ребята пристально наблюдали за происходящим. Казалось, что все затаили дыхание.

— Оставайся, — кивнул капитан, — побеседуем тут.

Я опешил.

Что?

Мне показалось, что Светлова тоже была удивлена, что уж говорить о ребятах.

Капитан подал знак, чтобы они уходили. Все вышли, и мы остались одни. К моему удивлению, Динку капитан оставил со мной.

— Ну, рассказывай, Славин, — ухмыльнувшись, проговорил капитан, — что ты узнал о преследовавшем нас космолёте?

— Это правда был ВВК1, — начал я. – Они следовали за нами достаточно долго, но шли заданным маршрутом от Базы Университетской Станции. После выбросов солнечной энергии им пришлось сойти с маршрута, — я немного замялся.

— Почему?

— На ВВК1 нет полной автоматической системы управления, вероятно, чтобы не было сбоя. А может он и был.

Капитан кивнул. Я посмотрел на Дину, которая сидела рядом со мной, слушая меня, поглядывая на капитана и следя за медицинским аппаратом. Я был рад, что она рядом. Надо будет сказать капитану за это спасибо… или не стоит?

— Что потом?

— Они приблизились слишком близко, и сканер сработал. Но, так как невидимка работает на датчиках, на экранах он не отобразился, только сигнал тревоги.

Я замолчал. Капитан смотрел куда-то мимо меня, даже не знаю, слушал ли он меня вообще. И зачем ему это? Он, наверняка, знает всё без моих рассказов. Он хотел услышать, что знаю я?

— Для чего они подошли так близко? – неожиданно задал вопрос капитан.

Он же знает, не может не знать! Зачем тогда спрашивает? Проверяет, буду ли я покрывать Троекурову? Или, наоборот, наговорю на сокурсника?

— Говори, — твёрдо приказал капитан.

Динка толкнула меня в бок, да я и сам понимал, что отпираться бессмысленно.

— Чтобы получать сведения о работе на Драгуне установок от КБ Академии Космоса.

— От кого?

— От курсанта Троекуровой.

— Хорошо. – Капитан поднялся со своего места, прошёлся по блоку. – Теперь другой вопрос…

Я почувствовал, что Динка напряглась.

Вот, сейчас будет настоящий допрос…

— Зачем ты полез в компьютер? Захотелось покопаться в моих мозгах, Славин?

Я сидел, раскрыв рот… что?

— Да ладно, — с юмором проговорил капитан, — ты же знаешь, что на многих космолётах работают с системой БиоФаз, подключая пилотов к системе управления космолётом полностью.

— Он есть на Драгуне?

— Да. Новая разработка. И не только это есть на Драгуне… И установки не только КБ, но и других служб…

В мозгах прозвенел звонок, картинка, выхваченная из базы данных, сложилась с происшествиями Драгуна. Обстрел… ВВК1… Троекурова…

К тому же, теперь я понял, почему я нахватался всякой, на первый взгляд, бредовой информации, путешествуя в модуле. Информация через БиоФаз шифруется дополнительно, и доступна через личный код каждого пилота.

— И что же ты там увидел?

— Многого я не понял, — промямлил я.

— Данте, ты и не понял? – капитан подошёл ко мне.

— Честно, — ответил я, посмотрел в глаза капитану.

— Ладно, разберёшься потом. – Ответил мне капитан, пододвигая стул ближе ко мне, и усаживаясь на него. – Ты мне ответь, зачем ты туда полез? Да ещё всех с собой прихватил, — он посмотрел на Дину. – Да на модуле… он, бедный, теперь страдает.

— Что?

— А что? – удивленно посмотрел на меня капитан. – Использовал машину и оставил на произвол.

— У нас не было времени извлечь блок, — виновато проговорила Дина.

— Я не о блоке, — серьёзным голосом ответил капитан. – Его схемы остались в активном режиме. Даже когда модуль отключили.

— Что?

— И мне очень хочется знать, курсант Славин, что же вы делаете с полётными модулями? Тренировочный, после твоего экзамена с Троекуровой, ведет себя также.

Капитан  пристально смотрел на меня, словно пытаясь понять, вру я или нет? Словно на моём лице он мог бы прочитать ответ.

В этой напряженной тишине раздался сигнал медицинского аппарата, оповещая о завершении процедуры.

— Я и сам бы хотел знать ответ на этот вопрос, — проговорил я. – Для меня это загадка.

Дина отключила меня от аппарата, вытащила иглу и прилепила пластырь.

— Спасибо, — ответил я ей.

А сердце начало биться. Я подумал о модуле, который я оставил на лётной площадке…

— Что ты чувствуешь, когда подключаешься к модулю?

— Всё! – внезапно для самого себя, резко ответил я капитану. – Я слышу, как работает двигатель, я его чувствую, словно он ко мне подключён! Когда симулятор разбивается, я чувствую, как корёжит металл, я ощущаю, что машина погибает…

— Охренеть! – вырывается у Динки. – И ты молчал? И не сказал нам ничего?

— Извини, — я опустил голову.

— Теперь понятно, почему с тобой творился весь тот ужас, который мы видели! – не унималась Дина. – Тебе надо было нам рассказать всё! Ты понимаешь, что ты мог погибнуть!

Я посмотрел на капитана, тот был серьёзен и сосредоточен. Было заметно, что он размышляет над моими словами, пытаясь понять услышанное.

— Я словно разговаривал с ним, — сказал я, вспоминая свои ощущения во время взлома компьютера. «Это ты! Ты живёшь во мне! Это моё тело… это моё сердце… ты его чувствуешь… »

— Я слышал его… но это было в первый раз!

— Он вывел тебя, — проговорил капитан.

 

 

Мы сидели в полной тишине. Каждый наедине со своими мыслями.

Я и не знал, что думать. Если капитан так сказал: «Он вывел тебя», значит, он понимает, что происходит. Может, он знает ответы на мои вопросы?

Вернее, главный вопрос: «Почему?????»

Почему я это чувствую? Почему я это чувствую именно так?

Я посмотрел на капитана, и только сейчас заметил, что он исподлобья смотрит на меня.

— Как это объяснить? – тихо спросил я.

— Не знаю, — покачал головой капитан. – Я знаю, что есть пилоты, и не только, кто очень хорошо чувствуют машину. Я понимал, что ты такой. Я знал, кто ты, конечно же. Славин, — ухмыльнулся слегка капитан, но по-доброму. – Но я не хотел давать тебе поблажек, заметив твоё лидерство. Кстати, я был в курсе, что ты отказался от Академии Космоса.

Я округлил глаза.

— Да?

— Конечно!

— А, ну, да, — тихо сказал я, — всё в той папочке.

Я припомнил ту саму папку, на которую я косился, и которую немного испугался, когда нас первый раз вызвали «на допрос» после первого обстрела, и мы отключили кресла.

— Да, — улыбнулся капитан Кортнев. – И не только это в той самой папочке. Много чего, — скрестив руки на груди, проговорил капитан. – На каждого из вас. Вы же не просто так летите на модуле, попали на Драгун. Вы курсанты, вы все проходите службу, вас ждёт Застава. Кого-то из вас, может, нет.

Он посмотрел на Дину, и та, под его пристальным взглядом, отвернулась. Она не хотела Заставу, но пошла. Возможно, из-за меня. Надо будет спросить её об этом. Потом.

— Это не важно, кто и куда, — пытался я как-то оградить Дину.

— Возможно, — согласился со мной капитан. – Но вы все под присмотром. Большим присмотром. Не только под моим или лейтенанта Светловой, но всех. Мы знаем, кто и что любит. .. Кто на что учился, как говорят, — немного замявшись, ответил капитан.

Я понял, что всего он мне не расскажет, и там, действительно, очень много всего, в этой папочке!

— А про Троекурову знали? – внезапно резко, деловито и нагло спросила Динка.

— Кое-что знали, — ответил капитан спокойно, без всяких претензий.

— Неужели, не знали, что она… от дяди? – не отступала Дина.

— Догадывались, — кивнул капитан.

— А почему, всё-таки, взяли? – упорствовала она.

Капитан улыбнулся.

— Эх, тебе бы допросы вести!

— Это не допрос! – вспыхнула Дина. Смутилась, щёки её покраснели, она отвела взгляд. – Просто, чувствовали, что что-то тут не так. Только недавно узнали, зачем она тут и кто такая! Мне интересно только, что если вы знали, почему пустили её на Драгун? Зачем?

— Чтобы испытать, — спокойно, глядя в глаза, ответил ей капитан Кортнев. – Поймите, вы – курсанты! Возможно, она и не пойдёт на Заставу, а останется где-нибудь на орбитальной станции. А, может, и на Заставу попросится. За Данте, — кивнул он в мою сторону.

— Пффф, — фыркнула Дина, а капитан широко улыбнулся. – За Данте все идут! Только понять и поддержать его, мало кто может! А бывает так, что, не пройдя и половины пути «за Данте», сливаются!

— Так, вы же Банда! Вы же справитесь! – парировал капитан Кортнев. – Вот, поэтому, Данте, — он вновь обратился ко мне, — мы смотрели за тобой. Мы были в курсе, что ты отказал Академии Космоса. Мы знали, кто такая Троекурова Ирина. И, конечно, знали, что представители Академии Космоса долго уговаривали комиссию взять на борт Драгуна их сотрудника. И наша задача – испытать вас. Понять вас. Проанализировать.

— Короче, мы белые мышки в лаборатории, — с тяжким вздохом проговорила Дина.

— Да, — согласился капитан. – Это так. Вы курсанты, будущие руководители. Он, — капитан указал на меня, — особенно. И он особенный руководитель. И не только он, таких много. Десятки. Сотен, к сожалению, нет. Но десятки есть! И вы должны мыслить – чётко, правильно, направлять свои мысли в нужное русло. И ты это можешь, — сказал капитан с какой-то надеждой в голосе.

Я потряс головой.

— Не совсем…

— А «совсем», – капитан подался вперёд, приблизившись ко мне, — не может никто! Даже я! Но, некоторые твои способности дают тебе плюс. Большой плюс. В том числе то, как ты чувствуешь машину. Я знал о тебе много, знал, что ты любишь полёты. В какой-то степени, я понимаю, почему ты выбрал Заставу, — с иронией сказал капитан. – Я наблюдал за тобой и твоими полётами, в том числе за твоим экзаменом с Троекуровой. Но, после того как мне рассказали и показали, что творится с модулем! Ведь, вспомните, — он обратился к нам обоим, — после вашего экзамена, его никто не тестировал. Мы его закрыли, потому что это было невозможно! Блок запечатан так, что мы не можем расшифровать информацию! Да, доступы есть, но нам этого не понять. И программистов такого уровня, чтобы расшифровать коды, у нас нет. И мы… не можем понять, что с ним творится!

Мы с Динкой сидели, открыв рты, особенно, наверное, я.

— Да, я чувствовал модуль, — промямлил я, — но не думал, что всё так плохо. Вот жеж, засада!

— И не говори! – поддакнул капитан. – Ещё какая! И мне очень-очень хочется покопаться в твоих мозгах, Славин! Ты даже не представляешь, как! И мне хочется, чтобы ты, — капитан указал на меня, а я даже отпрянул, — поговорил с модулем!

— Это как? – удивилась Дина.

— Очень просто. Снова подключиться к нему.

— Ой, нет, — внезапно, на выдохе, выдала Динка. – Ему же будет плохо!

— Не будет, — ответил капитан. – Мы установим другую связь.

— Какую? – спросила Дина.

Они беседовали, а я только переводил взгляды с одного на другого.

«Блин, если я сейчас что-нибудь скажу, меня услышат?»

— Интересную, — бодро сказал капитан Кортнев, поднимаясь. – Но, сейчас отдыхай! Мы поговорим об этом позже. Да и разоткровенничался я что-то с вами. Не к добру! – Он посмотрел на Дину. – А ты, присмотри за ним, хорошо? И аптечку откройте, — с ухмылкой наставлял капитан. – Ничего не случится, теперь-то мы знаем, что она тебе понадобится.

Мы улыбнулись. Слегка. Нам было стыдно. Но, капитан понимал, что мы, как курсанты,  имели на это право. А, может, и не имели. Главное, что так считал капитан.

Он пошёл к выходу, я поднялся, провожая его до двери, как бы, из вежливости. Дина осталась при моём лежаке, собирая медицинский аппарат. Она сунула габаритное устройство под кровать и принялась за аптечку. Я не был удивлён, что она смогла обойти мою хитрость в замке и открыть коробку с лекарствами.

Я, тем временем, дошёл с капитаном до двери, он немного подождал меня, заметив, что я иду следом. Он мог бы меня вернуть на лежанку, но не стал, понимая, что это, может, и слабый акт вежливости, но для меня он очень важен.

— Не думай об этом много, — наставлял меня капитан Кортнев. – Хорошо?

— Хорошо, — кивнул я.

— Ты сейчас должен отдыхать. Набираться сил и быть готовым.

— К чему? – насторожился я.

— К другим событиям.

Я часто заморгал, что имеет ввиду капитан? Вот над этим стоит подумать.

— Не бери в голову, — тяжёлая рука капитана легла мне на плечо. – Больше отдыхай. Позволь девочке позаботиться о тебе. То, что я хочу сделать – это эксперимент, Данте, и я ничего от тебя скрывать не буду. Но это тяжёлая информация, объемная, и я хочу, чтобы ты был к ней готов. Физически и морально. Я не знаю, что произойдёт, но я постараюсь свести риск к минимуму. Ты меня понял?

— Так точно!

— Вот и хорошо!

— Аааа..

— За ребят не волнуйся, — понял меня капитан. – Их допрос был примерно таким же, как и наш с вами. Конечно, — немного грустно продолжил он, — Троекуровой влетит, наказание её ждёт, и тут уже многое не от меня зависит. А так, вся информация была изъята у вашего… Паганеля. – Капитан открыл дверь, но обернулся. – Только, пообещай мне, что больше не будешь влезать в мой… компьютер! Договорились?

 — Договорились, — немного смутился я.

— Вот и хорошо. Отдыхайте! – сказал капитан и вышел из блока.

Двери за ним закрылись, а я, всё ещё стоя у закрытой двери, пытался осмыслить всю информацию, которую выложил мне капитан.

Быть готовым? К чему?

Ну, конечно, обстрел может повториться. И что теперь будет с ВВК1? С этим преследованием? Заставят они Троекурову передать информацию, чтобы они слились оттуда? Или уже не через Троекурову будет эта информация?

Я громко вздохнул. Голова была тяжёлой. Тело ещё плохо слушалась, сердце билось часто, — последствия «общения» с модулем «гуляли» в организме.

— Иди, — позвала меня Дина. Она расстелила постель. – Тебе надо отдохнуть. Ложись.

Я не стал сопротивляться. Скинул с себя форму и забрался под одеяло. Я был очень-очень, ну, прям, очень-очень доволен тем, что Дина была рядом.

Эта приятность немного омрачилась тем, что перед тем как присоединиться ко мне, Динка впорола мне пару жутко больных уколов! Но, потом, скинув форму, включив неяркий ночник, нырнула под одеяло ко мне. Она прижалась ко мне своим телом.

Как хорошо!

Я обнял Дину, вдыхая её запах… её нежность, заботу… меня убаюкивало её присутствие, её спокойствие. Я поцеловал её в макушку, снова впитывая её аромат. Глаза закрывались, происшествие в модуле давало о себе знать, наверное, вкупе со впареными уколами!

— Спи, — приказала мне Дина.

— Слушаюсь… и повинуюсь.

0
18.10.2020
Катерина Тенюкова

Здравствуйте, мои дорогие любители почитать! Меня зовут Катерина, и я очень творческий и увлекающийся человек. Я фотограф, но моей страстью является не только фотография, но и книги. Люблю разные книги, разных жанров и стилей. Но моей любовью является фантастика! Наверное, потому что я творческая личность и большой фантазёр! Мне интересны "иные миры", и я очень люблю их придумывать, создавать необычных героев и отправлять их в интересные путешествия! И я приглашаю вас в свой мир приключений! Я хочу поделиться с вами мгновениями жизни своих героев, почитать их мысли, попереживать за них и дать возможность совершить подвиг! Надеюсь, что вам понравятся мои произведения. Буду рада познакомиться с вами и прочитать ваши отзывы и комментарии. Спасибо за ваш интерес к моему творчеству, и до встречи на необъятных просторах Космоса!
Внешняя ссылка на социальную сеть
27

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Рекомендуем почитать

Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть