18+

Я быстро выхожу из кабинета, торопливо иду в комнату отдыха. Глаза затуманены от слез, но сейчас уйти – самое верное решение. Потом будет больнее, с каждым мгновением я все больше увязаю в Дэймоне, и представляю какой катастрофой все для меня обернется в конце. А конец будет. Когда он найдет очередную замену мне, либо вернется в Америку, все одно. 
К моему счастью комната отдыха пуста. Наливаю себе кофе и сажусь за стол. У меня есть двадцать минут, чтобы успокоиться и прийти в себя. Закрываю глаза, и вслушиваюсь в тихую музыку, льющуюся из колонки. Сейчас бы тяжелого рока, это лучше соответствует моему внутреннему состоянию. Хлопает входная дверь, этого только не хватало. Не хочу ни с кем разговаривать. Неужели я не могу побыть одна хоть немного. 
— Эй детка…
Ком подступает к горлу. Голос Дэймона заставляет меня резко вскочить с места. Он стоит передо мной. Его внешний вид меня удивляет. Глаза стеклянные, скулы напряжены, руки крепко сжаты в кулаки. Его взгляд полон боли. Он горит изнутри также, как и я. Не могу сдержать слезы, всхлипываю, как маленькая девчонка. Дэймон в ту же секунду оказывается рядом и прижимает меня к себе. Как же я мечтала об этом. Его запах дурманит сознание, я утыкаюсь лицом в его грудь и просто растворяюсь в моменте. Он гладит меня по волосам и едва слышно говорит
— Я не должен был так вести себя. Обычно все происходит совсем по-другому, понимаешь. Меня не пугают отношения, я не вижу в них ничего плохого. Просто…это нечто новое, совсем другое. Ты напрасно думаешь, что причина – во мне. Я БОЮСЬ за тебя. Как только ты станешь моей, не только в физическом смысле, я могу потерять контроль над собой. Пойми, Мия. В твоих же интересах держать дистанцию от меня. Я слишком люблю всем владеть. 
Он переводит дыхание, а я боюсь шевелиться, чтобы он продолжал говорить
— И все-таки я боюсь. Я боюсь задушить тебя обязательствами, о которых ты говоришь. Ты сама не знаешь, на что соглашаешься.
На мгновение мне становится понятно о чем он говорит, и я даже признаю справедливость его слов. Свобода, это та легкость, которая необходима нам, а я так отчаянно пытаюсь утяжелить наши отношения. Он поднимает мое лицо за подбородок указательным пальцем и заглядывает в глаза. Ничего более пленительного я не видела. Я тону в его глазах.
— Я безумно хочу владеть тобой. Полностью, безраздельно. Ты готова на такую жертву?
Я отчаянно пытаюсь мыслить ясно. Окунуться с головой туда, где заблокированный телефон – вполне обычное явление? Я должна все обдумать, без присутствия Дэймона. 
Он чувствует мои колебания и поглаживая большим пальцем мою скулу говорит
— Я не хочу, чтобы ты что-то решала прямо сейчас. Давай мы попробуем. Попробуем, как это будет. И если ты скажешь, что готова быть со мной, со всеми моими недостатками, я прокричу хоть всему миру, что Мия Бастерс – моя! Но после этого черта с два кто-то подойдет к тебе.
У меня вырывается нервный смешок, но Дэймон остается серьезным. Он не шутит, я вижу. Сейчас, он честно обозначил для меня лишь два возможных варианта нашего будущего – тотальный контроль либо абсолютная свобода. Мне предстоит решить, что приемлемо для меня. Нужна ли мне свобода без него? Это вряд ли, но становится чьей-то собственностью тоже меня не устраивает.
— Хорошо, я все обдумаю. Только с одним условием
— Каким? – Дэймон хмурится
— Я должна это сделать вдали от тебя, иначе, я заранее знаю, каким будет мое решение.
— Твои предложения?
— Я хочу вернуться на свое прежнее рабочее место
Дэймон скрипит зубами
— Думаешь, я бы этого не хотел? Этот кретин так просто не отстанет. А оставить тебя наедине с ним я тоже не могу
— Дэймон, ты не думаешь, что пора бы рассказать что происходит между вами с Йеном?
Дэймон прижимается губами к моему лбу
— Обязательно, как только ты станешь моей.
Это несправедливо. И он это понимает тоже
— Ты манипулируешь моим любопытством? Почему бы не избавиться от ненужных секретов.
— Если бы они принадлежали только мне, тогда я бы не стал их утаивать. Эта тема неприятна для нас обоих, но став моей, ты будешь иметь право знать всю правду.
Меня озадачивает то, какой акцент он делает, произнося фразу «станешь моей». Я отстраняюсь от него, чтобы видеть его лицо. Они по-прежнему холодное и непроницаемое.
— Ты так говоришь, будто я должна подписать какой-то контракт, а не просто согласиться стать… — я мучительно пытаюсь подобрать правильное слово, — …твоей… девушкой?
Дэймон прищуривает глаза и снова притягивает меня обратно к себе. Он наклоняется и едва касается губами моих губ. Он словно дразнит и пытает меня одновременно
— Контракт? Девушкой? Я видимо недостаточно хорошо объяснил тебе. Ты станешь моей женой.
— Что? – на миг мне показалось он шутит, но то, каким взглядом он смотрит на меня, и каким тоном произнес эти слова – доказывает всю серьезность его намерений.
— А как еще ты думала стать моей? Я ведь говорил, что на меньшее не согласен…
Это уже слишком, его игра выходит из-под контроля. Я решительно отталкиваю его от себя и отхожу в сторону
— Мне кажется, ты ведешь какую-то нечестную игру и меняешь правила в угоду себе. Пол часа назад ты говорил, что не хочешь отношений, а теперь зовешь меня замуж? Это же сумасшествие.
Дэймон раздраженно вздыхает
— Тебе объяснить правила? Как знаешь. Я могу делать все что захочу, трахать кого захочу, быть где угодно и с кем угодно, при этом мы вполне можем делать все вышеперечисленное и друг с другом, если ты соглашаешься выбрать свободу, без сентиментальной романтики. Но если ты хочешь звонить мне с вопросом «где ты» или «с кем ты был» или «когда приедешь домой», то иметь на это право ты будешь, только выйдя за меня замуж. Так что здесь непонятного?
Мне хочется рассмеяться и зарыдать одновременно. Я действительно не понимаю, что за человек находится передо мной? Он ласков и нежен, а через минуту показывает хищный оскал. Он говорит что-то невообразимо странное, но ему оно таковым не кажется.
От ответа меня спасает какой-то молодой человек. Он стремительно влетает в комнату отдыха и при виде нас тут же смущенно пятится обратно к двери
— Мистер Рэй, извините. Не хотел вам мешать?
Дэймон не сводит с меня злых глаз и бросает в сторону клерка
— И тем не менее помешал. Обед закончился, за работу! Бастерс, вас тоже это касается!
Он круто разворачивается на каблуках и выходит за дверь, при этом смерив бедного парня таким уничтожающим взглядом, что на лбу бедолаги выступает испарина.  
Мы остаемся одни, и я пытаюсь взять себя в руки. Я понимаю, что как только мы выйдем в холл, этот клерк, а я даже не знаю его имени, обрисует увиденное им в таких красочных подробностях, что наш ужин с Йеном поблекнет в свете новых красок. Вплести в клубок сплетен второго Рэя, брата-близнеца, что может быть лучше!
Стараюсь придать себе как можно более невозмутимый вид
— Как меня достала эта Такома! Пусть сами с ней и разбираются, чертовы американцы! – надеюсь это сойдет за объяснение, и видимо сработало. Парень участливо качает головой
— Макс. Я здесь новенький. 
— Мия, — понятно, почему я не знаю его
— Я знаю, — внезапно его заливает краска, и я догадываюсь, откуда он меня знает
Не сдерживая раздражения пожимаю протянутую мне руку и коротко бросаю, не оставляя возможности сомневаться в искренности моих слов
— Мой совет, не верь всему, что говорят в Сити. И не заводи здесь друзей. А насчет того, что ты слышал обо мне – похоже, что у меня к Рэям есть что-то кроме ненависти?     
Макс смущенно улыбается и мотает головой.
— Тогда чего мы с тобой стоим? Слышал, что сказал этот козел? Пора за работу.

07.11.2021


Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть