Когда я открываю глаза, вокруг расстилается темнота. Я не сразу соображаю, где нахожусь. В своей постели, в своей квартире. Внезапно события недавнего вечера лавиной захлестывают сознание. Боже, как я оказалась у себя дома! Последнее что припоминаю, это Йен Рэй за окном БМВ и визг покрышек по асфальту. Дальше ничего. Я сажусь. На мне все еще зеленое  платье, правда, кеды лежат внизу, на полу. Значит, Дэймон все-таки отвез меня домой, как и хотел. Адрес? На миг я теряюсь, откуда он его знает, но потом вспоминаю, что все данные указала лично, в анкете. Он просматривает все личные дела? Я ужасна голодна. На часах 2.30. Недолго же я проспала. На тумбочке рядом лежит мобильник и небольшая карточка.

Каллиграфическим почерком выведена фраза

 — Надеюсь, ты как следует подумаешь над моими словами!

Какая забота, пожалуй, чрезмерная, учитывая, сколько мы знакомы. Как ни странно, я чувствую себя достаточно отдохнувшей, переодеваюсь в пижаму и завариваю зеленый чай. Сна будто и не было. Устроившись поудобнее перед телевизором, включаю какой-то черно-белый фильм и натягиваю плед под самый подбородок. Лучшее средство от внезапной бессонницы – белый шум на заднем фоне.

На экране разворачивается любовная трагедия, классика жанра. Оба любят друг друга, но почему-то не могут быть вместе. Какие-то неведомые силы мешают влюбленным воссоединиться. Обычно мешают только отсутствие мозгов или наоборот, их переизбыток, раздраженно думаю я, и снова беру оставленную Дэймоном карточку. На обратной стороне написан номер. Может позвонить? Посреди ночи? Вот так просто? А что, желание не более безрассудное, чем вчерашний день и вечер. Рука машинально потянулась к телефону, и через пару гудков слышу  знакомый бархатный голос. Короткое «Рэй» заставляет сердце ухнуть подскочить к самому горло. Ну и что я ему скажу. К счастью Дэймон заговорил первым

— Мия? Что-то случилось?

— Я хотела лишь поблагодарить за то, что проснулась у себя дома. И пожелать доброй ночи – ну вот, я хочу потребовать объяснений, хоть каких-то, и сказать, что со мной нельзя обращаться, как с куклой, которой можно приказывать и помыкать. Но вместо этого воображение рисует странные фантазии, что он делает в этот самый момент. А образ Дэймона, голого по пояс, сидящего на огромной кровати в белоснежных простынях, напрочь  отключило способность мыслить здраво и рационально. Вот дура!

На том конце провода повисает тишина, а потом вкрадчиво говорят снова

— По-другому не могло быть. Всегда пожалуйста. Почему ты не спишь?

— Не могу уснуть

— Да? Я думал с этим не будет проблем. Ты даже не пошевелилась, когда я принес тебя.

Я чувствую, как щеки заливает румянец. Я краснею? С чего бы это?

— Мне стоит спросить, откуда у тебя мой адрес? И как ты открыл дверь?

Дэймон усмехается

— Если ты все еще думаешь, что я маньяк, или еще что похуже, советую успокоиться. Твой адрес я узнал в офисе, а ключи нашлись в твоем кармане. Я, конечно, мог оставить тебя под дверью, но решил, что так будет, по меньшей мере, неправильно.

— Еще раз спасибо.

Внезапно смех исчезает из его голоса

— Мия, я все еще не отказываюсь от своих слов. Тебе стоит подумать.

— Об уходе? – и снова во мне начинает подниматься раздражение, как тогда, на парковке. Ну, какое ему вообще дело, даже если я решу подниматься по карьерной лестнице тем самым «постельно-трахательным» способом.

— Да. Я понимаю, как выглядит со стороны мое поведение. Понимаю, в каком ты замешательстве. Но я не могу позволить наделать глупых ошибок, о которых ты будешь жалеть в будущем.

— Значит дело вовсе не в том, что я сказала тебе в лифте?

 Его голос становится веселее

— Нет Мия, это было…

— Невежливо, я знаю

— Забавно

— Рада, что повеселила тебя

Он вздыхает, на мой взгляд, слишком тяжело для забавной ситуации

— Могу сказать, это не самое худшее, что я о себе слышал. И вообще думаю, тебе пора спать.

Если честно, его размеренный голос успокоил меня и я действительно была бы не прочь вернуться в постель

— Да, завтра на работу. И вам тоже, мистер Рэй

Еще один вздох. Боже, почему от Дэймона даже по телефону веет томной печалью?

— Я говорил более, чем серьезно, Мия. Подумай. Оно того не стоит. Доброй ночи.

В трубке послышались гудки и я таращусь на телефон, будто первый раз его вижу. Конечно, Дэймон в чем-то прав. Я не готова спать с кем бы то ни было, чтобы получить должность в Сити, вряд ли я смогу пойти на такую сделку с собственной совестью. Словом, после разрыва с моим бывшим и единственным парнем, которого как раз в большей степени интересовала интимная сторона отношений, я стала смотреть на мужчин с некой иронией. Планка того, кто бы смог меня устроить выросла до пределов как минимум «я буду ждать, сколько ты скажешь». Сейчас не принято кичиться своей чистотой, быть может, в наше время это вовсе нечто и ряда вон. Но меня мало интересует вопрос морально-нравственного воспитания других. Мне хватает того, что я не чувствую в интиме необходимости, я спокойна и бесстрастна, и достаточно рационально подхожу к вопросам секса. Это случиться, непременно, но не с первым встречным, и не в порыве пьяного угара. Только по любви, только с тем, кто этого заслуживает. Господи! Слышали бы меня однокурсницы! Свою неопытность я с лихвой компенсирую острым словом. Отшивать назойливых парней я умею, парней…но не мужчин. Тем более таки, от прикосновения которых меня бросает в жар. Я опять вернулась в тот момент в клубе, когда его пальцы коснулись моей руки. Хватит. гоню непривычные мысли прочь.  Посмотрим, что готовит будущее. Не стоит забивать голову проблемами, которых еще нет.

Утро начинается как обычно. Завтрак в спешке, борьба с волосами, лестница-Эверест и переполненный лифт. Серо-черная масса людей с угрюмыми масками на непроницаемых лицах. Такова униформа клерка в Сити. Это мир, в котором отличаться  — значит быть ущербным. Я занимаю рабочее место, в офисе царит атмосфера уныния и скрытого похмелья. Забавно наблюдать, как служащие то и дело отлучаются в комнату отдыха, под всевозможными предлогами, оправдываясь друг перед другом, словно это имеет какое-то значение. Не смотря на отсутствие сна, я чувствую себя довольно сносно, и даже могу сосредоточиться на работе. Меня отвлекает Влад, нависший над столом.

— Значит, ты и босс?— в его устах это звучит слишком пошло

Я поднимаю голову. Выглядит он слегка помятым. На фоне белых волос его лицо кажется землистого оттенка, губы запеклись, а глаза покраснели

— Ты хорошо себя чувствуешь?- на миг мне кажется, что его сейчас вывернет

— Чертов корпоратив, чертова текилла  —  бурчит он. – А тебе словно все нипочём?

— Я не напивалась, и хорошо спала – во всяком случае, про первое не вру

— Верное решение! – Я никогда не видела Влада таким. Всегда подтянутый, идеально причесанный, сейчас он сутулится и выглядит бледнее бледного.

Кажется, он хочет вернуться к своему первому вопросу, но раздумывает, машет рукой и возвращается за свой стол. До самого вечера меня никто не трогает. Подозреваю, что вчерашний отъезд с Дэймоном не остался незамеченным, но обсуждать свежую сплетню ни у кого пока нет сил . Подожди, будет новый день, мысленно усмехаюсь я.

Никого из Рэев сегодня не вижу. Жалюзи застекленного кабинета не поднимаются, несколько раз выходила Вайз, загруженная кипой бумаг и тут же возвращалась назад. Может, оно и к лучшему. Хотя в какой-то момент я ловлю себя на мысли, что совсем не прочь увидеть Дэймона. Почувствовать его взгляд на себе и вдохнуть  знакомый аромат.

Как только я закончила дела и собралась домой, телефон ожил, и я слышу его.

— Мия, вы еще здесь? – мы снова на Вы?  — зайдите в мой кабинет, пожалуйста. Это не отнимет у Вас много времени.

Вас…вот в чем дело. Я разочарованно вздыхаю. Да, это был Рэй, но, увы, не тот, которого мне бы хотелось услышать и тем более увидеть. Просто его копия.

Я робко стучу и вхожу в кабинет. Копия сидит в кресле, на столе горы папок и документов. Йен привстает и указаывает мне место напротив.

— Присаживайтесь, Мия. Рад вас видеть в полном здравии, что не скажешь о ваших коллегах – он улыбается, но назвать улыбку искренней было бы преувеличением.

— Я не знаю, сказал ли вам Дэймон о целях нашего визита в Сити, впрочем, сейчас я позвал Вас не для этого.

Во рту пересохло, пальцы сжимаю в тугой замок, чтобы не выдавать, как они дрожат. Воображение уже рисует яркую картину, описанную Дэймоном. Мне сделают непристойное предложение? Вот прямо так? В лоб, без всяких сальных намеков?

— Мия? Вы слышите меня?

— Да? —  я пропускаю мимо ушей все, что говорил Йен

— Вы нервничаете? – он склоняет голову на бок, с любопытством разглядывая меня. Как же они похожи. Хотя, перед ним мое нутро не сжимается в предвкушении чего-то непристойного, как перед его братом. Йен не кажется мне привлекательным. При всей своей схожести с Дэймоном, каждое движение его лица, каждый жест и каждое слово заставляет закрываться от него на все внутренние замки.

— Немного, — вру я, чувствуя, как бешено пульсирует кровь в висках

— Не стоит, Мия. Я не кусаюсь. – он усмехается и казалось бы, я уже видела эту умешку… просто скрывается за ней нечто другое.

— Я просматривал личные дела сотрудников, ознакомился с расстановкой кадров. Вы стажируетесь в Сити около двух месяцев?

— Два месяца и неделю,

— Отлично-отлично, — он делает какие-то пометки на листке и снова устремляет взгляд на меня. От этого становится еще больше не по себе.

— Конечно, мой брат, считает такой поступок опрометчивым, за неимением у Вас должного опыта и навыков, но думаю, мы можем предложить Вам постоянное место, при условии правильного и грамотного подписания контакта с Tacoma Publishing house. Как только я получу от Вас весь пакет документов, считайте, что вы полноправный сотрудник Сити.

От изумления я теряю дар речи, а Йен не скрывая улыбки, ждет моей реакции.

— Я… не знаю что сказать…это такая

— Хорошая новость? – он помогает подобрать правильное слово

— Конечно! Не то слово! – мне хочется хлопать в ладоши, как маленькой девочке, о таком предложении я даже мечтать не могла. И вот оно, Дэймон, никакой постели! Интересно, где же он? Хотела бы я торжествующе посмотреть ему в глаза. И неужели он был против, сомневался в моих способностях или просто не хотел видеть в своей компании? Не важно, сейчас я слишком счастлива, чтобы думать об этом.

— Спасибо! – выпаливаю я  — Спасибо большое! Я даже не знаю, как отблагодарить Вас! – может Йен не такой уж и плохой, во всяком случае, не хуже своего брата.

— Ну, если не знаете, я могу предложить вариант, Как насчет кофе сегодня вечером?

Это шутка. Может, мне послышалось? Йен Рэй приглашает меня выпить с ним кофе? Если я соглашусь, будет ли это в рамках корпоративной этики? К тому же с одним Рэем я уже имела неосторожность познакомиться поближе. Чтобы сказал Дэймон? Наверняка ему бы не понравилась эта идея, если вспомнить, с какой ненавистью он смотрел вчера на брата. Ну и пусть. Я трясу головой, отгоняя навязчивые мысли. Дэймона здесь нет, я ничего ему не должна, а Йен… это просто кофе.

— Я не против.

 

Мы разместились в маленькой кофейне рядом с офисом. Я иногда забегала сюда за кофе по утрам, и всегда здесь было не протолкнуться. Сейчас же заведение почти пустое, не считая пары занятых столиков. За одним ворковала парочка влюбленных, за вторым читал книгу и пил чай пожилой мужчина. Йен заказывает два кофе и непринужденно устраивается напротив. Мне кажется, что сиденье стула, на котором я сижу покрыто битым стеклом, настолько неудобно и неуютно я себя чувствую в его компании.

— Не стану долго ходить кругами, Мия. Вы очень милая и привлекательная девушка. Не удивительно, что мой брат так вцепился в вас.

Действительно,  ходил не долго, выпалил все как на духу, прямо в лоб. И все, что казалось интересным в этой фразе, что Дэймон вцепился в меня. В самом деле?   Может я чего- то не заметила? Я не отвечаю, он не должен видеть, сто сказанное вызвало во мне какие-либо эмоции. Притворяюсь безразличной

— Вы наверняка часто слышите подобное от мужчин?

— Не совсем

Йен отпивает кофе. Такое ощущение, что его не особо интересует диалог

— Ну, это непозволительная глупость. Знаете, я ехал в Россию со скептическим настроем. Это касается не только Сити. Мне казалось, что кроме серости и уныния здесь нечего нет. Я ошибся – он многозначительно кивает на меня

— И что изменилось? – мне хочется поскорее закончить это псевдо свидание. Зря я вообще согласилась пойти на него. Холодность голоса Йена никак не гармонирует со словами.

— Я увидел Вас. Это странно, и может, прозвучит глупо, но Вы напомнили  мне кое-кого, одного человека…

Неужели Йен хочет устроить вечер откровений. У меня не было такого желания. И я устала. Наверное, луна в каком-то созвездии, или начались магнитные бури, иначе нельзя объяснить, чем я заслужила повышенное внимание и с его стороны тоже.

— Мистер Рэй, —

Он не дает мне договорить

— Мия, пожалуйста, это ведь не официальная встреча. К тому же мне не 50, а всего 27, и я пригласил Вас… тебя, на неформальную беседу. Мне очень приятно провести вечер в такой компании, что в последнее время удается крайне редко. Я прошу поговорить со мной так, будто я не твой босс. Это ведь не сложно?

— Нет, дело не в этом, мистер.. Йен, — я осекаюсь, улавливая его укоризненный взгляд, — просто Ваше…твое предложение стало для меня неожиданностью, и я не знаю, как вести себя в подобных ситуациях.

— Значит, ты редко бываешь на свиданиях?

Воздух за нашим столиком словно электризуется. Значит, все-таки свидание. Легче от этого не становится, наоборот, хочется как можно скорее закончить неловкий разговор.

— Нет, наверное, я слишком увлеклась работой.

Йен пожимает плечами, и непринужденно откидывается на стул

— Никогда не поздно начать Работа не должна мешать личной жизни. А лучше совмещать и то и другое

Неужели это намек?.

Я могу осмелиться и посмотреть ему в глаза. Обвожу пальцами ободок чашки и решаю увести разговор в другое русло

— Ты сказал, что я напоминаю тебе одного человека. Разве это честно?

Йен напрягается, я краем глаза замечаю, как белеет костяшки пальцев, когда он сжимает руки в замок. Вот оно, я попала в самую точку. Значит, дело не во мне, а в том человеке, на которого я похожа. Кто она? И к чему такие сложности? Я это я, перспектива стать игрушкой на короткое время, или же таблеткой от неприятных воспоминаний мне совсем не нравится.

— Ты не так поняла меня. Это совсем не имеет отношения к тебе. И слова, что ты напомнила мне его, не более, чем неуместное сравнение. Просто однажды я уже видел такую неуверенность, скромность, мягкость… женственность.

Внезапно он берет мою руку и я, невольно вздрогнув, поднимаю взгляд. Как можно  так говорить, и при том оставаться совершенно холодным. Темно-карие глаза отливают ледяным блеском, лицо непроницаемо, не выражает совершенно никаких эмоций. Этот человек либо мастерски скрывает все свои чувства, либо играет в какую-то непонятную мне игру.

— Не хотелось бы стать ожившим воспоминанием, — я все еще силюсь хоть что-то разглядеть в нем. Кроме невыносимого напряжения от Йена ничего не исходит. Оно заражает и меня. Его ладонь все еще накрывает мою, прохладная и твердая. Так необычайно странно. Передо мной потрясающе красивый мужчина, он держит меня за руку, и дает понять, что заинтересован мной, но в ответ я чувствую лишь нестерпимое желание поскорее покончить с этим.

— Ты не воспоминание, не думай так. Я сказал глупость. Просто мне тяжело подобрать нужные слова, такие, которые правильно донесут до тебя суть моих мыслей и чувств. Ты ведь понимаешь?

— Конечно, более чем. – Совсем наоборот! Зачем усложнять достаточно простые вещи. Если ты испытываешь что-то к человеку, можно обойтись парой-тройкой слов, а не сочинять завуалированные тирады. — Йен, уже поздно. Мне пора домой, — я не в силах продолжать разговор, и к счастью, собеседник не возражает.

— Хорошо, я отвезу тебя

— Нет! – мой голос вучит резче, чем я хотела, — я вызову такси

Йен испытующе буравит меня взглядом

— Почему? Мне не сложно.

Я совсем не хочу еще час находиться рядом с Йеном. Это становилось пыткой. Кажется, таких людей называют энергетическими вампирами. В их присутствии вся жизненная сила словно испаряется, просачиваясь через поры, и я буквально обессилила.

— Нет, правда, — я решительно поднимаюсь с места,  — я поеду на такси.

Йен открывает передо мной дверь, и мы выходим в сумерки осеннего вечера. Свежий воздух и прохладный ветерок приносят облегчение. Может, это атмосфера душной кофейни так подействовала, а вовсе не Йен? Вот он, стоит рядом и терпеливо ждет вместе со мной машину. Обыкновенный мужчина, и вовсе никакой не монстр, каким почему-то нарисовало его мое воображение. Просто все это слишком быстро свалилось на меня, не успела я отойти от вчерашнего вечера с Дэймоном… внезапно дрожь бежит по телу. Ничего себе! В мыслях мгновенно возникают воспоминания его горящего взгляда. Внутри все органы сжимаются в комок. Я снова оказываюсь на танцполе, руки Дэймона  крепко прижимают меня за талию к себе, горячее дыхание скользит выше шеи…

— Мия, — голос Йена выдергивает меня из небытия, — твоя машина

— Ах, да, спасибо. – и, снова, с несвойственной для русских мужчин обходительностью, он открывает передо мной дверь ярко-красного Соляриса и помогает сесть. Лед в глазах и стальной голос возвращают к реальности.

— Я надеюсь, что ты не воспримишь мои слова как наглость, и я не буду навязываться тебе. Поверь, ты не окажешься из-за меня в некрасивой ситуации, что касается работы. Я просто захотел выпить кофе в компании чудесной девушки. Не отвергай мои… — он старается подобрать слово, но потом просто вздыхает и целует мою руку. Губы оставляют на руке прохладный след, как напоминание о сегодняшнем вечере.. Йен стоит на тротуаре пока мы не заворачиваем за угол. Ну и ну. Любой другой девушке внимание такого мужчины было бы не просто  приятно, а чертовски приятно! Во ведь меня с детства учили, что сказок не бывает. За маской каждого принца кто-то скрывается, и кто-то не всегда честный и хороший. В мире настоящего нужно с большей осторожность относится как к людям, так и к тому, что они говорят. Даже если предположить, что я на самом деле понравилась Йену, и он признался в этом искренне, с намерением чего-то большего, имею ли я право обнадежить себя возможностью дальнейших отношений между нами. Он ненадолго в России, и конечно, я не героиня тех самых старых американских фильмом, мы не уйдем, держась за руки, в закат, и при любом раскладе эта история ведет в никуда. К тому же, Йен не вызвал во мне ответной симпатии. Есть  в нем нечто такое, что отталкивает и пугает.

Мои размышления прерывает таксист, мы добрались быстро, совсем без пробок, и когда я протягиваю деньги водителю, он отрицательно машет головой.

—    Проезд оплачен.

Йен. Очередной жест благородства.

Наконец  я добрела до квартиры. Часы показфывют 9.30. Все, чего я хочу, это принять душ. Попутно скидывая офисную одежду, и заказываю китайскую еду, забираюсь под душ. Теплые струи воды —  то, что надо в такой вечер.

Не успеваю я высушить волосы, как в дверь звонят. Надо отдать должное доставщикам, работают они очень оперативно. Размотав полотенце, я быстро накидываю на себя длинную футболку, купленную еще дома, и иду открывать дверь. Звонок повторяется вновь. На этот раз дольше и настойчивее.

— Иду! – что за нетерпение. Не успеваю я повернуть замок, как дверь распахивается, и влетает Дэймон, на ходу рыча в мою сторону

— Значит Йен? Какого черта, Мия?!

Я не сразу прихожу в себя от такого напора и агрессивной наглости. Только когда он нависает надо мной, опершись рукой о стену, я понимаю, что происходит. Дэймон Рэй ворвался ко мне домой без звонка, предупреждения, злой и раздраженный. Я усилием воли заставляю себя не смотреть на него, и тщательно сохраняя спокойный вид, выскальзываю из-под его руки. Теперь хотя бы он не давит на меня.

— Дэймон, ты в своем уме? Ты видел который час? И кто дал тебе право врываться ко мне ТАК?

Он пропускает мою реплику мимо ушей, и, сложив руки на груди, повторяет свой вопрос

— Йен? Ответь мне!

Наверное, мне стоит бояться его. Испугаться незнакомого и обозленного человека. Но я не могу. Дэймон похож на взвинченного подростка. Волосы взъерошены, рукава белой рубашки как обычно закатаны по локоть, ворот расстегнут. Почему он так злится, что такого чудовищного я совершила, проведя вечер в компании его брата? Это была не ревность, и даже не чувство уязвлённого самолюбия, а  необузданная чистая ярость. Но я не боюсь, не сейчас.

— Твой брат пригласил меня выпить кофе. Мы вполне мило побеседовали, и разъехались по домам. Это тебя разозлило?

Он выдавливает нервный смешок

— Разозлило? Я держу себя в руках, не переживай.

— Даже и в мыслях не было.

Я вздыхаю. Вот он, человек-загадка. Раз уж он здесь, и уходить явно не намеревается, закрываю входную дверь и киваю в сторону барной стойки.

— Может, чай? Или кофе? Не хочу простоять здесь весь вечер, а тебе не помешает успокоиться.

Дэймон, не колеблясь, принимает приглашение и развязно плюхается в крутящийся стул. Я снимаю небольшую студию, и мои апартаменты  не нуждаются в экскурсии. Дэймон быстро пробегает взглядом по гостевой зоне, кухне и на долю секунды задерживается на двуспальной кровати, умещенной за стеллажом с книгами. Этот стеллаж служит одновременно и стеной-перегородкой, разделяющей квартиру пополам. За маленькую уютную зону для сна я была особенно благодарна хозяйке квартиры, которая запросила за этот крошечный рай недвижимости вполне земную плату.

— Ты здесь живешь одна?  — голос Дэймона становится спокойнее .

— Да, и очень этому рада.

Я завариваю чай и, подаю чашки. Сажусь напротив.

— Очень уютная квартирка, — он опускает глаза на свои руки.

— Ты ворвался ко мне, чтобы об этом поговорить?

— Я хочу знать, зачем ты пошла с Йеном и что он тебе сказал.

— Ну это тебя не касается, Дэймон. Я могу ничего тебе не рассказывать. Как правило, я не делюсь подробностями личной жизни с малознакомыми людьми.

Дэймон выдавливает подобие улыбки и поднимает чашку, изображая тост

— Ты просто пьешь с ними кофе после работы

— Вообще-то я имела в виду тебя.

 — Я думал, мы достаточно неплохо узнали друг друга

Я едва не поперхнулась чаем и гневно смотрю на него

— Неплохо узнали? Ты смеешься? Или издеваешься? Я понятия не имею кто ты, кроме того, что работаю на тебя — теперь моя очередь злиться. Радужки глаз вспыхивают сотнями искр, и он вопросительно наклоняет голову вбок.

— Ты пытаешься понять меня? Не стоит. Поверь, ничего хорошего ты там не найдешь, — он стучит указательным пальцем по виску и отворачивается

— И все же, мы ведем диалог, ты же с какой-то целью пришел?

— Я пришел чтобы… потому что… — он мнется и не может произнести вслух, что хочет, — я не хочу, чтобы ты имела какие-либо отношения с Йеном

— Ты уже говорил, но он мой босс! – тут же выпаливаю я – так же как и ты, кстати. И это не мешает мне сейчас с тобой разговаривать. Так что такого в твоем брате, что делает его хуже тебя? – меня начинает изрядно раздражать упертость Дэймона

Он вскакивает с места.

— Это не просьба! Я ЗА-ПРЕ-ЩА-Ю ТЕБЕ! – проговаривая каждый слог по отдельности, чеканит он. Он, подобно запертому в клетке зверю, мечется из угла в угол.

— Я не привык ни с кем делиться, не привык ничего никому уступать, понимаешь, Мия? Мне кажется, я дал ему это понять, но желтый флаг в воздухе. Это игра. И ее не остановить.  Мы как гончие в погоне за кроликом. Всегда.

Меня только что олицетворили с кроликом на собачьих бегах? Действительно, уместное сравнение. Значит дело вовсе не во мне, и не в том, что я «особенная». Просто глупый принцип, спор двух капризных мальчишек, пытающихся поделить никому, по сути, ненужную игрушку. Теперь, когда картинка сложилась, не осталось никакой таинственности, мне хочется как можно скорее покончить с этим. Но прежде чем я что-либо успеваю сказать, раздается дверной звонок. Принесли еду. Дэймон молча наблюдает, как я расплачиваюсь с посыльным. Молодой паренек-разносчик приветливо улыбается, но заметив позади моего гостя, тут же сует пакет с едой и спешит скорее уйти. Поразительно, какое впечатление Дэймон производит на окружающих.

— Ты ничего не скажешь?

— А должна? – я с невозмутимым видом открываю бумажный пакет и вытаскиваю коробку с лапшой и палочки, — ты голоден?

Дэймон смотрит на меня недоверчивым взглядом, будто оценивая, в своем ли я уме.

— Нет. Я пытаюсь объяснить тебе, чего хочу от тебя. Неужели тебе ничего не хочется спросить? Или хотя бы просто что-нибудь ответить?.

Я равнодушно пожимаю плечами

— А что я могу ответить? Мне не интересны ваши с братом игры. Я совсем  не хочу становиться предметом каких-то глупых соревнований. Ты просишь меня никак не контактировать с Йеном? Как я уже сказала, это невозможно, потому что я работаю вместе с ним, запретить это делать ты тоже не можешь, ведь ты не имеешь на это права. Мы посторонние люди, и если я впустила тебя в свою квартиру, подумав, что вдруг, заинтересовала тебя, как девушка… То теперь, убедившись в обратном, могу справедливо попросить тебя уйти.

Запас кислорода кончается, и я смотрю в коробку с китайской едой, не желая смотреть на Дэймона. Не хочу его видеть. Может он уйдет, если его не замечать?

Доля секунды и Дэймон оказывается рядом. Он крутит мой табурет и, выхватив коробку с едой, ставит на стол. Он зависает надо мной, скрестив руки на груди, и испытующе буравит взглядом. Внутри все сжимается, в ожидании чего-то недоброго. Главное не смотреть ему в глаза, не смотреть на губы, они слишком соблазнительно влажные. Я чувствую, как волна горячего тепла разливается по телу и концентрируется где-то внизу. Удивительно, рядом с Йеном, я не могла вынести его близости, потому что это не вызывало во мне никаких чувств, кроме дискомфорта и дикого желания поскорее уйти, сейчас, я также не могу вынести близости Дэймона, но лишь потому, что соблазн раздирает все пределы допустимого приличия в моей голове. Как такое возможно, учитывая, что они почти одинаковы. Почти…

— Я правильно тебя понял? Ты решила, что неинтересна мне?

— Угу,

— Значит то, что я пронесся через десятки кварталов, чтобы увидеть тебя, это не значит обратное?

— Ты сказал, что это игра, а я просто приманка, — слова оставляют горечь на языке

— Это значит не то, что ты там решила. Да, Йен игрок, и я – игрок. Это было и будет между нами. Мы находимся в вечном противостоянии, тут не дело в азарте, это образ жизни. Так нам проще добиться целей. Но иногда игры становятся слишком жестокими. То, что нужно мне –нужно ему, чего хочется мне – сразу хочется и ему, и я попросил тебя держаться от него подальше, потому что… — Он обхватывает ладонями мое лицо

— потому что мне захотелось тебя! С той самой секунды, как мы встретились в лифте!

От признания сердце замирает и кажется, совсем перестает биться. В животе вспыхивает пламя  и опаливает все, до чего добирается. Остается выжженная пустота и неспособность, более того не желание, сопротивляться этому мужчине. Одной рукой он все еще сжимает мое лицо, а второй с силой обхватывает за талию, и одним рывком сняв со стула, сажает на стол. Я пропала, захлебнувшись в собственном желании и готовности на все, на любое безрассудство. И Дэймон это чувствует.

— Ты меня услышала? – его неожиданно спокойный голос отрезвляет меня, и я выдыхаю, почти разочарованно. Боже, да что с тобой, Мия! Готова прыгнуть с ним в постель прямо сейчас, не раздумывая?! Ну почему же сразу в постель? – лукаво подмигивает подсознание и жестом указывает на стол. Только этого не хватает. Я ведь всегда, абсолютно всегда трезво и рационально подхожу к любым вещам, что случилось с моим самообладанием? Случился ОН.

— Мия? – он поднимает мой подбородок и заглядывает в глаза. Вот оно. Я опять ощущаю пламя внизу.

 – ТЫ МЕНЯ УСЛЫШАЛА?  — почти по слогам повторяет он

— Да! – я не узнаю свой голос, так он охрип. Дэймон усмехается и шепчет в самое ухо

— Даже не думай об этом… не сегодня.- неужели он читает мои мысли, или то, что я хочу его так очевидно?

— Почему? – непроизвольно вырывается у меня

— Мы почти не знакомы, ты ведь сама так сказала –

Это не честно. Он пользуется моей зависимостью от него и мастерски манипулирует этим, используя мои же аргументы против меня

 —  Ты должна остыть, и подойти ко всему с холодной головой. — как вообще такое возможно, когда он рядом!-

 — Я думаю, нам обоим есть над чем подумать, подальше друг от друга, — он снимает меня со стола и чуть отступает, окидывая взглядом

 — перестань так смотреть на меня, иначе я передумаю! – Дэймон скрипит зубами, его рука с талии скользит вниз по бедру. Он прижимается лбом к моему лбу и я чувствую горячее дыхание, скользящее по моим губам. Вопреки здравому смыслу, повинуясь лишь голым инстинктам,  всем телом подаюсь вперед к нему, уцепившись руками в предплечья. Чувствую, как под рубашкой напрягаются мышцы. Его рука останавливается на границе футболки и обнаженного бедра но, тряхнув головой, он резко отстраняет меня на вытянутые руки.

— Перестань!

— Что я делаю? – мой голос едва слышен.

— Я боюсь, что не смогу сдержать себя! А тебе это не надо! Я должен идти!

Конечно, он прав. Мы можем натворить глупостей, о которых будем жалеть. Но неужели поцелуй это тоже глупость? Почему он не поцеловал меня? Мне кажется, от простого поцелуя не может произойти ничего страшного. Ведь я так этого хочу! Хотя, в случае с Дэймоном нельзя быть уверенным точно. К тому же, о чем я думаю. Что мы творим, на второй день знакомства, он же мой босс!

— Хорошо, — я киваю, и Дэймон отстраняется, пропуская меня.

Около самой двери он медлит и поворачивается

— Так ты выполнишь мою просьбу?

— Какую именно? – сарказм не мой конек, судя по тому, как темнеет Дэймон

— Ты знаешь какую. Тебе не надо общаться с Йеном

— Дэймон, я же уже сказала тебе, мы работаем…

— Хорошо! – он прерывает меня и нервно ерошит волосы, — хотя бы постарайся сократить все контакты до минимума

— Я постараюсь, — сама не знаю почему, но мне хочется ему подчиниться.

— Умница, — Дэймон открывает дверь и одаривает меня белоснежной улыбкой, — прости за этот вечер, впредь я буду более сдержан

Моя кислая мина в ответ, заставляет его улыбнуться еще шире.

— Спокойной ночи, Мия.

Я едва сдерживаюсь, чтобы не грохнуть дверью ему вслед. Он вот так просто уходит, после того, как едва не расплавились от желания друг к другу. Ни рукопожатия, ни поцелуя, ничего, это похоже на бегство. Может он и вправду заботится о моей чести. А может, это просто средство заставить меня сделать так, как он хочет.

Я еще долго ворочаюсь без сна, не в силах отогнать роящиеся мысли. Кожа горит там, где Дэймон касался ее, в носу все еще стоит запах его парфюма, смешанный с мятным дыханием. Как же он красив, в нем все дьявольски притягательно, и бархатный голос, и копна темных каштановых волос, и смуглая кожа, и атлетическая фигура… я сажусь в постели, обхватив голову руками. Такого со мной никогда не случалось. Рядом с ним я горю изнутри. Эта мысль обдает новой волной жара. Мне становится почти стыдно. Я хочу его. Хочу во всех проявлениях, и физических и эмоциональных. Хочу иметь власть как над его телом, над душой. Хочу  чтобы я вызывала в нем такие же чувства, какие вызывает он во мне. Могу ли я надеяться что так и есть? Хотелось ли ему сегодня меня также сильно, как мне его? Рядом с ним все моральные принципы катятся к черту, лишь бы он отвечал тем же. Может все-таки, как сказал сам Дэймон, желтый флаг в воздухе? Тень сомнения опять протягивает ко мне свои липкие щупальца, и одолеваемая мрачными мыслями, я проваливаюсь в тяжелый беспокойный сон.

07.11.2021


Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть