18+

В утро понедельника я стою перед зеркалом, пытаясь зализать копну рыжих волос в аккуратную прическу а-ля «деловой стиль». Наверное, легче справится с извержением вулкана, чем с ними. Кудри отчаянно сопротивляются всем попыткам собрать их в тугой хвост и рассыпаются по плечам.

— Ну и пусть, — сдалась я

Сегодня особенно важный день для меня. Сегодня, озвучат списки стажеров, кто останется на постоянной основе в Сити-банк. Я так стремилась попасть туда, что чувствую если сегодня не услышу свое имя на планерке, все будущее,  спланированное мною до мелочей рухнет в тот же миг. Сегодня, как никогда, ВСЕ должно пойти строго по плану. Все! В том числе и прическа. Но у волос свое мнение на тот счет. Да уж. Влад – мой непосредственный шеф, будет не в восторге. Он и так не упускает возможности напомнить как сильно я не вписываюсь в корпоративный облик компании, нервируя меня еще больше. Тут еще как назло какое-то важное начальство прилетает… Я не хочу до бесконечности исполнять роль ветоши среди серых лощеных стен. Мои намерения весьма амбициозны для 20 лет. На руках диплом об окончании экономического, небольшой опыт работы в коммерческих конторах, страстное желание избавиться от родительской опеки, а также полное отсутствие  понятий о жизни по правилам «большой игры».

От мыслей отвлекает звонок будильника. Телефон напоминает о том, что я опаздываю в третий раз. Оставив волосы в покое, я мельком бросаю взгляд на часы. Черт! Катастрофически опаздываю, а ведь надо поймать такси и успеть захватить бумаги в офисе. Еще эти туфли.

Мне никак не уловить ритм этой новой жизни, ее темп. В этом городе, нужно успевать все, оставаясь при этом безупречно одетой, безупречно воспитанной и безупречно беспринципной, настолько, чтобы пройти мимо умирающего на дороге, если ты опаздываешь, или перешагнуть через друга, если от этого зависит твоя карьера . Если хоть что-то из этих «безупречно» не вписывается в твой моральный облик, можно смело паковать чемоданы и уезжать отсюда. Может стоило остаться дома, пойти работать к отцу в фирму, или заняться танцами, или еще Бог весть чем. Но ведь именно этого я и хотела… оставить позади спокойную жизнь, бесконечную учебу, комнату, выкрашенная в розовый, любовные романы и давнишнее глупое желание стать героиней одного из них. Все это больше не про меня, я бегу к возвышающемуся небоскребу с лаконичной надписью «Гранд Сити Банк» и все думаю о том, что ни при каких обстоятельствах я не поверну назад, в прошлое.

А пока впереди ожидает испытание, тяжелее чем предстоящая планерка. Огромная лестница в 48 ступенек. Я знала каждую, потому что преодолеваю их одну за одной на каблуках и в любую погоду. Это пытка, как и целый рабочий день под оценивающими взглядами коллег. Когда ты новенький в коллективе, все только и ждут, что ты ошибешься. Здесь ошибок не прощают. За спиной стоят дюжина тех, кто хочет на твое место. А значит, какими бы не были высокими каблуки, и глупыми мысли, ты обязан справиться.

Телефон снова оживает, беру трубку

— Да, да. Я уже в здании!

Я влетаю в парадную дверь. В холле никого нет, не считая охранников и пару работников из другого отдела. Сегодня из Нью-Йорка прилетают наши бизнес-партнеры. Какие-то боссы боссов, сопровождающие важную сделку. Но что я могу знать об этом, ведь моя обязанность всего лишь отчеты, а многомиллионные прибыли, контракты, не для мелких клерков…

К тому моменту, когда я добегаю до лифта, двери почти закрылись

— О! пожалуйста! Придержите лифт! – я бегу так быстро, насколько позволяет юбка, и каблуки… На мгновение я зажмуриваюсь, понимая, что падаю. Падаю в лифт, это хорошо, значит меня подождали и я почти не опоздаю.  В следующую секунду я открываю глаза. Вместо холодного пола я очутилась в мужских объятиях. Не знаю, что лучше, сгореть от стыда от неловкости или расшибить голову о мрамор. Пожалуй, второе.

 — Простите меня пожалуйста! Я не хотела! Я просто так торопилась!

Мой спаситель опускает меня на пол, но руки не разнимает.

— Все хорошо? Вы не ушиблись?

Голова идет кругом, воздуха не хватает, но я могу вдохнуть поглубже и привести себя в чувства

— Да, конечно. Я стою, сама, вроде бы.. Спасибо.

Кается мой ответ его устраивает и он отступает в сторону. Я раньше не встречала его, не припомню лица.. Легкая щетина, выразительный взгляд, и непослушная копна темных волос.  Он не походит на простого служащего, едва ли они могут позволить себе такой костюм.  Наверное, глава какого-нибудь отдела. Хотя и слишком молодой. Я не могу запомнить всех, кто работает на нашем этаже, что говорить об остальном здании. Тем хуже для меня. Представляю, какой я выгляжу в его глазах. И когда зеркальные двери лифта закрываются, убеждаюсь в  этом.

— Ох,- непроизвольно вырывается у меня

Волосы огненной гривой разметались по сторонам, лицо раскраснелось от бега, ворот блузки расстегнулся, предательски оголяя черное кружево лифчика.  Начинаю судорожно застегивать одежду, пальцы трясутся и не слушаются.

— Черт!

Молодой человек усмехается, без тени стеснения наблюдая за моими действиями

— оставьте так! У вас очень красивое белье. Вам какой?

-Что? – на секунду впадаю в ступор

— Этаж? Вам какой? – в голосе снова звучит смешок

— Этаж? Точно… — я пытаюсь сообразить, послышалось ли мне первая часть его реплики, но судя по тому, как упорно он буравит взглядом мою грудь, нет.

— 25 пожалуйста, — наконец, пальцы перестают дрожать и я застегиваю пуговицы

— Юр отдел? –

— Нет, иностранные связи.

— Странно…

Меня начинает раздражать как бесцеремонно он разглядывает меня

— Что именно? – интересуюсь я больше из вежливости, чем интереса

— Странно, что вы не похожи на работника банка… не подходите этим… стенам

Я гордо поднимаю подбородок и смотрю ему прямо в глаза. Благодарность за спасение от падения моментально проходит

— Да? И чем же?

— Ну.. хотя бы тем, как выглядишь, – он говорит вполне серьезно, во всяком случае голос его звучит жестко, в нем не осталось и намека на смех. Я не готова к такому открытому проявлению неприязни со стороны незнакомого человека. Будто мало я выслушала в детстве высказываний о своей неординарной «красоте». Надеюсь сбить спесь с болвана

— А вы? Думаете, надели костюм и стали «своим»?

Незнакомец ведет бровью

— А разве нет?

— Вам не помешало бы побриться. Нормы корпоративной этики заставляют всех сотрудниц одевать каблуки и узкие юбки, а также узкие рубашки и глупую улыбку на лицо, хотя все они мечтает скинуть с себя первое, второе и третье, и в тайне желают удавить того, кто придумал эту самую корпоративную этику, а сам считает, что для него достаточно лишь…

Я обвела его рукой

-…надеть костюм

Незнакомец  пожал плечами.

— Значит я виноват в том, что вы не умеете ходить в ваших туфлях?

Щеки заливает румянец. То ли от злости, то ли от стыда

— Нет, что вы! – моя улыбка должна стать вершиной саркастического презрения, мне хочется, чтобы он именно так ее и расценивал

— Осел, — слова непроизвольно вырываются под нос

Меня спас приветливый женский голос «25 этаж»

Я выскочила из лифта. Надеюсь, мы больше не увидимся. Более неприятного разговора с утра даже представить сложно. В офисе тоже никого нет. Все уже в главном зале, наверняка собрание уже началось. Надеюсь, никто не заметил моего отсутствия.

Но вопреки моим опасениям, руководство еще не появилось и коллеги переминаются с ноги на ногу.

Влад махает с другого конца зала. Он мило беседует с хорошенькой блондинкой, за которой ухаживает не первый месяц, значит, и выглядит вполне доброжелательно.

— Я мог бы прочитать тебе целую лекцию, о твоей пунктуальности, и некомпетентности, но…не буду, — шепчет он мне в ухо. Понимаю, что это отчасти из-за присутствия блондинки, но все же, вздыхаю с облегчением

— Я не специально, форс-мажор

— Я не учитель в школе, я твой наставник. И тоже заинтересован, чтобы место в штате досталось тебе, — он косит на блондинку, но та, со скучающим видом листает свой айфон, — это безусловный плюс мне, — добавляет он и я киваю

— и почему ты в таком виде? – он кивает на мои неубранные волосы

— Я не успела, — еще один. Мне вполне хватило критики в лифте, не хочется слышать ее еще и от Влада. Быстро сгребаю копну волос и опускаю на одно плечо, будто это могло исправить ситуацию

— Тебе повезло, если можно так сказать, — отмахивается Влад, — цель сегодняшней планерки, не перевод стажеров. К нам прилетели американцы, с какими-то проверками что ли, говорят всякое… главное, чтобы не полетели головы.

Я вижу, что он нервничает, хоть и пытается это скрыть. Его нервозность невольно предается и мне, я начинаю переминаться с ноги на ногу.

В момент, когда общая атмосфера начинает накаляться, двери открываются, и в зал входит коренастый сбитый мужчина средних лет, наш босс, а с ним еще двое. Высокая худощавая женщина окидывает всех надменным взглядом, а ее спутник, напротив, развязно заправляет руки в карманы брюк и становится в позу американского вояки. Дыхание перехватывает, мне становится невыносимо душно, и я чувствую, как земля уходит из-под ног. Перед нами не кто иной, как незнакомец из лифта. Ошибки быть не может. Тот же костюм и… та же ухмылка. Незнакомец пропускает свою спутницу вперед. Его взгляд пробегается на собравшихся и неожиданно останавливается на мне. Понимаю, что краснею и опускаю глаза в пол, надеясь, что он отвернется. Как в тумане доносятся слова, что они Нью-Йоркские партнеры, в лице мистера Дэймона Рэя и Шарлотты Вайс, которые в течение полугода будут готовить важнейшую для нашей компании сделку. Говорят что-то про стажировку в Нью-Йорке, и то, что у нас появится отличная возможность получить работу в штатах, поэтому назначения стажеров на должности откладывается на 6 месяцев. Перестаю слушать и украдкой поднимаю глаза. И тут же жалею, наткнувшись на его суровый непроницаемый взгляд.   Ну почему он смотрит на меня? Может, я уже уволена? Вдруг он услышал адресованный ему в лифте комплимент?

— Неплохо, да?

Я вздрагиваю

Влад вырывает меня из мрачных мыслей. Рэй как раз начинает говорить.

— Что?

— Я про возможности? Ты здесь?

  Влад смотрит осуждающе

— Опять витаешь? Про работу в Нью-Йорке. Они выберут человека, чтобы пригласить с собой в штаты.

 

— Да, наверно

Мой спаситель из лифта, а теперь и мой босс продолжает говорить, изредка бросая взгляды в нашу с Владом сторону

Я стараюсь понять о чем его речь, но меня завораживает тембр голоса, он кажется низким, грубоватым, но чем дольше он говорит, тем явственнее чувствуются бархатные ноты. Его голос слишком спокоен, слишком мелодичен, в то время как глаза строги и непроницаемы. По лицу невозможно понять, миротворец он или завоеватель.

  Как  только собрание объявляют оконченным, тут же выскользываю в холл. Весь остаток дня меня тревожит мучительное ожидание какой-то катастрофы. Но вопреки тревогам никто не подошел, никуда не вызвал и вообще не заметил моего присутствия на рабочем месте. Все поглощены последними событиями и предстоящим корпоративом, на который нас собирют американские друзья, для «налаживания» контакта. Вечер понедельника, и тусовка в закрытом баре… Интересно, сколько сотрудников останется работоспособными на утро. Плохо, очень плохо иностранцы знают русских людей.

Под вечер ноги начинают невыносимо ныть, спина затекает от сидения в одной позе, а голова гудит от бесконечных цифр. Пределом мечтаний выступает уютная кровать и горячая ванна, уж точно не шумная вечеринка и лица, которые и без того надоели за целый день. Офис постепенно пустеет, то тут, то там гаснет свет, а я как назло постреваю в бумагах, слова прыгают между строчек и никак не хотят вставать на место.

— Боже!

Я откинулась назад и опустилась растереть окаменевшие икры. С соседнего места встает Марго.

— Ты все?

— Нет, еще пол часика посижу

Девушка пожимает плечами

— Собираешься в бар?

 — А у меня есть выбор?

Договорить не дает Влад, готовый идти домой.

-Конечно нет. Отличная возможность узнать получше коллектив, познакомиться с коллегами..

— А кроме того бесплатно напиться? – усмехаюсь я

— Конечно, куда без этого

Влад кивает на прощание

— Не засиживайся. Нам не платят за сверхурочные. .

Я остаюсь одна, и снова возвращаюсь к работе. Если сегодня не сделать то, что запланировано, завтра придется прийти пораньше, а мне совсем этого не отелось.  Если бы только ноги перестали ныть. Наклоняюсь под стол и снова растираю ладыжки

— Может, снимите свои неудобные туфли. Мия, я прав?

От неожиданности и резко поднялась и ударилась головой о крышку стола.

— Ой! — Вот она — кара. Рэй появляется из неоткуда. Стоит, прислонившись к моему столу, и упивается своим высокомерием. Более неловкой ситуации представить нельзя. Разве что с утра в лифте.

Я вскакиваю с места, бумаги сыпятся на пол.

 — Мистер Рэй!

Ну и каша в голове. Что мне делать, начать оправдываться? Или может извиниться? Я судорожно пытаюсь собрать рассыпавшиеся по полу бумаги, и стараюсь взять себя в руки. Извиняться? Я в своем уме? Это ему впору попросить прощения. Он был бестактен и груб по отношению ко мне с утра. Растерянность сменяется раздражённостью, правильно! Ему меня больше не удастся поставить в неловкое положение. Не сегодня. Я сжимаюсь, готовая отразить любые колкости в свой адрес, но вместо этого, Рэй приседает рядом и начинает помогать мне собирать документы

— Зови меня Дэймон. Думаю, мы перешагнули черту официальности, когда я стал ослом. Он встает и протягивает мне стопку листов.

— я думала, что сказала это мысленно, — оправдания выходят нелепыми

— Ну, значит я это заслужил. Порой, бываю бестактен, — он небрежно пожимает плечами — Я смотрю, вы не собираетесь уходить?

— У меня еще есть дела

Я стараюсь не смотреть на него, и возвращаюсь на свое место. Тем не менее этот жгучий изучающий взгляд невозможно игнорировать, как и его обладателя. Дэймон стеной возвышается надо мной, и чувство неловкости заставляет меня ерзать на стуле.

— Значит работа превыше всего? Это похвально. Ну в таком случае, может все-таки снимешь свои неудобные туфли?

Это шутка? Я решительно поднимаю взгляд и тут же заливаюсь краской. Ну конечно, он подтрунивает надо мной, усмехается и всем своим видом старается показать,  что не воспринимает меня всерьез. Мне ответить тем же, показать, что я не объект для издевок. Словно наблюдая себя со стороны, я демонстративно выставляю лодыжки из-под стола и скидываю туфли на пол. Стук  каблуков гулким эхом рикошетит от стен. Хотели поиграть? Ваш ход, мистер Рэй. Его губы сжимаются в тонкую линию. Скрестив руки  на груди, он любопытно склоняет голову на бок. И что дальше? Может проще без предварительных «ласк»   уволить меня? Я так сильно обидела его самолюбие?

— Легче? – его голос приводит меня в чувство и как бы неуютно я себя не чувствовала в компании этого человека, ногам действительно сразу полегчало.

— Немного – буркую в ответ, опустив глаза в бумаги. Все это время Рэй буравит меня взглядом. Словно картину разглядывает.

Он собрался что-то сказать, но в его кармане оживает мобильник. Кинув мимолетный взгляд на экран, он внезапно меняется в лице. Брови поползли к переносице, а лицо помрачнело.

— До встречи вечером,– коротко бросает он и быстрыми шагами удаляется к себе в кабинет.

 

Этот день почти закончился. Осталось потерпеть совсем чуть-чуть и я окажусь в мягкой постели, и быть может, даже смогу выспаться. Конечно, на встречу я снова опаздывала. Наверное я никогда не привыкну к пробкам и новому ритму жизни. Добравшись из офиса домой я твердо решила никуда не ехать, и уже нацепила любимую пижаму, как что-то мучительное промелькнуло в памяти… запах. ЕГО запах. Я так и не смогла сосредоточиться на работе, когда Рэй ушел.  

Почему из десятков сотрудников для разговора он выбирает меня? И дались ему мои туфли. Сама не замечаю как стою перед входной дверью с ключами в руках и придирчиво рассматриваю себя в зеркале. Ну относительно неплохо. От влажности волосы скрутились в кудри, и если с утра я тщательно их выпрямляю, то сейчас на это нет времени, вместо этого я стягиваю на затылке хвост. это ведь не деловая встреча и не офисный стиль. Вместо узкой юбки  — свободное зеленое платье, а на ногах удобные кеды. Все как я люблю. Главное —  комфорт. Накидываю джинсовку, я  бегом спускаюсь вниз и вот, спустя сорок минут оказываюсь в душном и шумном баре, битком забитом народом. Подумать только, половину из этих людей я первый раз вижу. В толпе мелькает лицо Влада и он буквально вытаскивает меня из бешеного водоворота танцпола к барной стойке.

— Ты пришла! – он наклоняется к самому уху, силясь перекричать музыку

— Да, и жутко голодна. С утра ничего не ела, — жалуюсь я, тщетно стараясь отыскать в баре хотя бы малейший намек на еду

Влад неодобрительно качает головой

— здесь ты сможешь только выпить — Он двигает ко мне стопку текиллы и заговорщицки подмигивает – это тоже весьма калорийный продукт

Я забыла, когда последний раз напивалась. И напивалась ли вообще. Когда живешь в маленьком городе, под неусыпным контролем родных и моральных принципов, стараешься как можно меньше светиться в местных таблоидах. Не задумываясь, как пустой желудок отреагирует на алкоголь,  опрокидываю стопку и в ту же секунду горло обдает огнем, в желудке вспыхнул пожар.

— Боже! – перед глазами мутнеет и я хватаю Влада за локоть 

 — Мия! Полегче! –

Вскоре ощущение реальности возвращается, а вместе с ним приятное тепло по всему телу и чувство невероятной легкости.

— Потанцуем? – я озадаченно смотрю на протянутую им руку. В любом случае, я не против.

Мы пробираемся в самую гущу танцующих. Рядом крутится Влад, басы оглушают, а вспышки светомузыки слепят глаза. Весь танцпол превращается в какого-то мифического существа, дышащего в унисон ритмам музыки. Существо движится, унося меня все дальше и дальше от реальности. Быть может, так действует текилла, или усталость от месяцев напряженной работы, я не знаю.

Наконец я чувствую себя полностью без сил. Оглушающие биты на миг затихают и музыка сменяется на спокойные мелодичные ритмы. Я узнала One republic. Start again. Ммм… моя любимая мелодия. Пожалуй, последний трек и надо отдохнуть. А лучше поехать домой. Ни о каком налаживании контактов между сотрудниками не было и речи. Вся эта тусовка ни что иное, как санкционированный повод напиться и повеселиться в начале рабочей недели. Я оглядываюсь в поисках Влада, он стоит напротив и протягивает руку, приглашая на танец. Но прежде, чем я успеваю ответить ему, кто-то толкает меня плечом и я понимаю, что падаю. Инстинктивно зажмуриваюсь, секунда, и встреча с паркетом мне обеспечена. Но нет, сильные руки подхватывают меня и мощным рывком ставят на ноги. Спасибо, Влад!

Знакомый аромат тут же отрезвляет мозг. Прямо напротив вижу черные глаза.

—  Вы? – я задыхаюсь от удивления

Понимаю, что Рэй крепко прижимает  меня к себе. Все вокруг смешивается в калейдоскопе лиц, звуков и движений. Только он, только его лицо, руки и запах. Его запах. Что-то невероятно притягательное, терпкое и в то же время легкое, незабываемое. Он пьянил больше любого алкоголя.

Sick of all the same happenin` — в его голосе слышится раздражение. Я не понимаю о чем он говорит. И тут доносятся слова песни (мне надоело, что происходит одно и тоже). Что он имеет ввиду? То, что утренняя ситуация повторилась вновь? Мне не хочется сейчас думать об этом. Все еще не отпуская, Рэй увлекает меня за собой на край танцпола и неожиданно прокручивает под рукой. Снова прижимает к себе, не отрывая взгляд ни на секунду. Он  танцует? Со мной? Прежде чем я пришла в себя, он наклоняет меня над полом и поднимает. Серьезно? Вот так просто? Я танцую со своим боссом, под изумленные взгляды коллег, и понимаю,  что нелепей ситуации придумать нельзя. Кто я такая? вопреки здравому смыслу я откликаюсь ему. Не знаю, сколько еще мы танцевали. Молча, без единого слова. Черные угрюмые глаза прожигают меня насквозь. Рэй не улыбается, и хоть его движения легки  и непринужденны, лицо сковывает напряжение, взгляд грустный и затуманенный. На секунду мне кажется, что он пьян, но это не так. Как только звучат последние звуки песни, он также молча ведет меня с танцпола, все еще не отпуская руки. Краем глаза замечаю недовольный взгляд Влада, который он неловко пытается спрятать.

Перед тем, как Дэймон вытащил меня на улицу, успеваю заметить холодное выражение Шарлотты Вайс. Она проводит нас одними глазами и с непроницаемым видом везвращается к своему бокалу шампанского.

Больше я ничего и никого не вижу.

Прохлада ночного воздуха окончательно развеивает текиллу и я покорно иду за своим «дважды  спасителем» в сторону парковки, все дальше удаляясь от бара. Зачем иду? Почему он молчит? И куда мы идем? Не знаю. Мне  не достает смелости спросить. Я просто плетусь следом. Передо мной маячит его широкая спина в белой рубашке. Рукава закатаны до локтя, очевидно после работы он не был дома.  Где его пиджак? Остался в баре? Черт! Как и моя джинсовка! Рэй пробирается сквозь припаркованные автомобили и останавливается около черного БМВ.

— Садись!

Он открывает дверцу.. Это все, что он может сказать? Бесцеремонно вытаскивает из бара, тащит через всю улицу, хочет без всяких объяснений увезти куда-то? Зачем? Что вообще ему от меня надо?

— Зачем? – я не узнаю свой голос, похожий на писк мелкого зверька. Рэй терпеливо ждет, прожигая угольно-черными глазами. Господи, в них можно утонуть. Совершенно непроницаемые, почти демонические, с едва различимыми зрачками. На миг вспоминаю фильмы про вампиров и прочей нечисти, но отгоняю глупые мысли.

— Я хочу увезти тебя отсюда. Пока ты еще где-нибудь не упала.

Кажется, я смеюсь, но увидев его вполне серьезный взгляд, покорно сажусь в машину. Пока он широкими шагами обходит БВМ к водительскому месту, я пытаюсь собрать мысли в кучу. Это действительно смешно. Все что я знаю об этом человеке, это то, что он мой босс, неприлично красив, странен и дважды спасает меня от трамвпункта. Ну уже что-то. День был тяжелым, я даже думать устала. Какая разница, кто повезет меня домой, такси, Влад, кто-нибудь другой или этот американец. А вдруг он маньяк?  И отвезет меня в заброшенный склад, подвесит под потолком и начнет резать на кусочки?  Я прыскаю от смеха. Только меня может забавлять эта картина. Нет, алкоголь однозначно еще не выветрился. Только у меня напрочь отсутствует инстинкт самосохранения. И какое к черту сохранение, когда я сижу в БВМ, с потрясающе красивым мужчиной, от которого ТАК головокружительно пахнет. Маньячка тут скорее я. К тому времени Рэй уже садится в машину и сидит, напряженно обхватив руками руль. Зажигание он не включает. Чего-то ждет и медлит.

— Да, глупо получилось, — бормочет он и уголки его губ трогает улыбка.

— Думаешь? – я пытаюсь съязвить, поворачиваю голову в его сторону и тут же жалею об этом. Меня взяли в плен без права на капитуляцию. Да, он несомненно красив, красив по-первобытному, какой-то другой, необъяснимо словами красотой.. Что-то темное, жгучее скрывается за внешней оболочкой. Темные, почти черные волосы взъерошены, глаза блестят дьявольскими отблесками, лицо пылает, щетина почти скрывает ямку на подбородке. Я не в силах ни произнести что-либо связное, ни опустить взгляд. Ничего, вот так и замираю как дурочка, бесцеремонно уставившись  на него. Он в свою очередь изучает меня и, наконец, шумно и мучительно вздохнув, отворачивается, опускает голову на сложенные на руле руки.

— Я не должен был тебя забирать из бара, Мия. Это глупо

Так вот что глупо. Ничего, я была в ситуациях и поглупее. Хотя…нет, пожалуй, не была.

— Если уж так получилось, давай я отвезу тебя домой?

Чувствую , что дар речи возвращается

 — Я оставила в баре куртку.

Неужели это самое умное, что я могу сказать? Он смотрит на меня с таким же немым вопросом

— Куртку? Значит, хочешь вернуться?

— Если вы не маньяк, и выпустите меня из машины, то да

Он замер. На губах застыла тень улыбки

— Нет, Мия, я не маньяк. Сколько раз мне понадобится тебя спасти, чтобы доказать это?

В его голосе нет и тени шутки. Он принял мои слова всерьез?

— Вообще-то это шутка

— У меня плохое чувство юмора

Он снова опускает голову на руль. Словно безумно устал. И в этот момент мне хочется его пожалеть. Что случилось за пару часов с важным и самоуверенным мистером Рэем? Куда делся властный тон и гордая осанка? Испарились вместе с пиджаком.

— Почему мы ушли? Я думала эта вечеринка для вас и в честь вас

Он усмехается

— Не думаю. По большому счету мне плевать на них всех

Ясно. Плевать на всех. Спрашиваю нерешительно:

— Тогда почему я здесь?

Его плечи  дрогнули и я поняла, он ухмыляется

— Потому что мне не плевать на тебя

— Противоречите сами себе

— Забавно, не так ли?

Рэй со свистом втягивает воздух и откидывается на сиденье, взъерошив и без того растрепанные волосы. Это придает его виду слегка мальчишеский облик. Человек-загадка.  Его никто не интересует, но он вытаскивает меня из бара, чтобы отвезти домой, потому что я его  интересую. Довольно парадоксально. После длительной паузы он снова говорит.

— Как я уже сказал, ты не подходишь… этому месту.

И тут я вспоминаю короткий разговор  в лифте. Неужели я так сильно оскорбила его самолюбие

— Мистер Рэй.. – я просто не могу потерять работу, и к тому же… я бы хотела иметь возможность еще хотя бы раз увидеться с ним. Не знаю, почему.

— Я знаю, что не должна была говорить те слова утром. Мне очень жаль, что оскорбила вас. Но мне нужна эта работа

Он вопросительно смотрит на меня и тут же отворачивается

— Ты думаешь, я вытащил тебя из бара, чтобы уволить?

Снова усмехается

— Как бы объяснить…

Внезапно резким движением он нагибается ко мне, так, что его лицо оказывается в нескольких сантиметрах. Меня накрывает волна трепета. По коже стремительно проносятся электрические импульсы.

— Ты не понимаешь! Сколько тебе лет! –

— 20, – отвечаю я, но тут же осекаюсь, напоровшись на его гневный взгляд. Это был не вопрос

— Неужели ты не видишь, куда ты попала? Эти люди сожрут тебя, переработают  и выплюнут. Это моя компания… — он осекается – наша. Ты понятия не имеешь, что тебя ждет, если ты останешься. Думаешь, кто-то обратит внимания на твои способности?

Если честно да, ведь из двухсот претендентов я попала в пятерку лучших и заслужила свое место в Сити. Я горжусь этим. Хотя сейчас уже и сомневаюсь в этом

— Захочешь подняться выше, придется перетрахаться с половиной отдела.

Краска и гнев заливают мое лицо. Дэймон говорит вполне серьезно, не пытаясь прикрыть злость и раздражение. Зачем он так? Он прилетел рубить головы и наводить порядок в «его компании». Но ведь они с Вайз просто партнеры… Голова идет кругом. Он так близко, что я не могу сосредоточиться на сути проблемы

— Ты хочешь такого расклада? Думаю нет. Поэтому еще раз говорю – ты не подходишь ЭТОМУ месту.

— Зачем вы мне это говорите? – я чувствую обиду, за себя и перспективы, которые нарисовало мое воображение. Успешная карьера девочки-провинциалки, сумевшей добиться успеха в большом городе. Все это ничто. Если сказанное Рэем правда.

— Мне стало тебя жаль. Я знаю, как делаются подобные дела. И я это исправлю. Уже исправляю.

Он возвращается на свое место и повеорачивает ключ зажигания. Мотор отзывается утробным рыком, глухим и мелодичным. Словно урчание большого кота, приласканного хозяином.

— И что же я должна делать теперь? – внезапно страх и обида во мне переростает в гнев. Он накатывает волнами и вот я уже готова обрушить на Рэя все скопившееся негодование – мне упаковать вещи и уезжать? Уволиться к чертям из «вашей» компании? Я столько шла к тому, чтобы работать здесь, а теперь какой-то… — я мучительно подбираю слова

— ОсеЛ? – подсказывает Дэймон

В горле пересыхает и я замолкаю. Слова закончились, силы тоже, желание спорить и пропадает. Мне просто хочется домой. На часах первый час, а завтра с утра на работу. Вопреки всему, вопреки ЕМУ, я докажу засранцу, что могу добиться большего и не прыгая в койку к каждому банкиру.

— Спасибо за жест благородства, мистер Рэй. Если мне понадобится совет, как распорядится своей дальнейшей карьерой, я найду кого-то, с кем знакома по меньшей мере больше 12 – ти часов. А сейчас, извините, мне надо забрать куртку и поймать такси.

Я не дожидаюсь ответа, мне все равно на его реакцию. Открываю дверцу и бегу прочь. Кажется, глаза жгет от слез, или это холодный ветер. Пусть будет второе. Я редко плачу. Это удел слабых, а я сколько себя помню, доказываю всем и вся, что не такая. Быстро миновав парковку и улицу я возвращаюсь в бар. Музыка уже стихла, и я врываюсь с шумной улицы в звенящую тишину, чем привлкаю к себе десятки любопытных взглядов. Хотя может и не я. за мной влетает Дэймон. И как и я замирает от неожиданности.

— Похоже теперь все в сборе.

Около барной стойки, важно засунув руки в карманы идеально наутюженных брюк, возвышается еще один «Рэй». В буквальном смысле еще один! На миг я теряю ощущение реальности и оборачиваюсь, чтобы удостовериться, стоит ли он за моей спиной. Да. Несомненно. Больше этого, Дэймон берет мою руку и слегка сжимает пальцы, безмолвно отвечая на мой взгляд, полный ужаса и замешательства. Какая теплая у него ладонь… мгновенно забываю про «копию» и чувствую лишь горячую кожу на своей прохладной.

— Мистер Рэй, не присоединитесь к нам? – тот второй, ненадолго задержавшись на мне, протягивает руку в нашу сторону и Дэймон выходит вперед. Да, картина более чем удивительная. Два молодых человека, практически с идентичной внешностью. Ну конечно. Первый ступор прошел и до уставшего мозга дошло – они братья. Близнецы. Не более. Никакой мистики и загадочности.

— Как я уже и говорил, прошу прощения за то, что не представился вам утром, коллеги. Меня зовут Йен Рэй, и с этого момента, я и мой брат – он кивает на Дэймона, стоящего с мрачным лицом чуть позади него — непосредственные кураторы всех операций в Сити. Мисс Вайз, уже довела до вас, как долго мы пробудем в России и какие цели преследуем.  Нас ждут кардинальные перемены, и я очень надеюсь, что пройдут они безболезненно как для компании, так и для каждого ее сотрудника. А сейчас, на этой ноте, я предлагаю закончить наше неформальное «знакомство», ведь завтра нас ждут большие дела. Доброй ночи, коллеги.

— Ну вот и повеселились – откуда не возьмись рядом возникает Влад – и куда это ты пропала? — он выжидающе смотрит на меня, но прежде чем я нахоу, что ответить, Дэймон подает мне мою куртку

— Мистер Рэй, — от неожиданности челюсть Влада отвисает

Внутри меня довольно ворчит какой-то вредный зверек. Может в следующий раз, прежде чем начать третировать меня и мою работу, вспомнит, что Дэймон Рэй подает мне куртку.

— Я отвезу вас домой, Мия.

Это был не вопрос и не предложение, потому что в следующую секунду я оказываюсь бесцеремонно вытолкнута на улицу. БМВ стоит у входа, двигатель заведен. Дэймон вернулся, чтобы все-таки забрать меня. Нет, этот день точно войдет в рейтинг самых немыслимых и сумасшедших за всю мою жизнь. Просто поверить не могу!

И снова он молчит. Пока я вожусь с курткой народ начинает выходить  из бара и разбредаться в разные стороны. Какое счастье, большинство настолько пьяны, что завтра навряд ли  вспомнят меня, уезжающую на черном БМВ вместе с боссом. Внезапно нас окликают.

— Не попрощаетесь даже? – на тротуаре руку об руку с Вайз стоит Йен Рэй. Я замечаю, как скрипит зубами Дэймон и будто между прочим заслоняет меня от любопытного взгляда брата спиной.

— Уже поздно. Ты же сам сказал, завтра нас ждет работа.

— Конечно, — Йен демонстративно опускает руку на плечо брата и отодвигает его в сторону, кивает мне

— Ну хотя бы познакомь нас со своей спутницей, прояви вежливость

Краем глаза замечаю, как сжались кулаки Дэймона. Что между ними происходит? Они не любят друг друга, они же близнецы? Как же разговоры о тесной связи между такими людьми и т.д. и т.п. Если бы не поразительное сходство, вряд ли я назвала бы их братьями. Соперниками, возможно. Скрытая угроза читается в глазах обоих.

— Йен, это Мия Бастерс, Эмма – это Йен Рэй. С Шарлоттой вы знакомы. Достаточно? Мы свободны?

Не дожидаясь ответа он распахивает дверцу авто и почти рычит мне в ухо

— Садись

— Приятно было познакомиться, мистер Рэй – лишь успеваю сказать я, как дверца за мной захлопывается. Дэймон награждает Йена и Шарлотту испепеляющим взглядом и спустя секунду уже сидит рядом.

— Престегнись! – снова рык, будто я в чем-то страшно провинилась перед ним.

С оглушительным визгом БМВ срывается с места и мы несемся по пустеющим улицам на встречу ночи. Все что я помню, это недобрая усмешка Йена и ледяной взгляд, которым он провожает наш отъезд. После я проваливаюсь в темноту. Этот день меня окончательно доканал. 

07.11.2021


Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть