18+

— Среда! Маленькая пятница! – Влад выглядит намного лучше, чем вчера. Свежий костюм, причесанные волосы и сияющая улыбка делают его почти неотразимым. Почти, потому что едва ли он сейчас меня волнует. Мы встретились в лифте, и он без умолку болтает о грядущих планах на выходные и какой проблемой обернулось для него ТО любимого лексуса. Мне даже не приходится принимать участие в беседе, Влад этого и не замечал.

Как только мы выходим в фойе, встречу выбегает раскрасневшаяся Марго. Она едва не плачет и останавливается напротив, поджимая пухлые губки. Надо отдать честь блондинке, даже в расстроенных чувствах и с покрасневшими глазами, она остается неприлично милой.

— Что случилось? – Влад прерывает рассказ о стучащей подвеске

— Да чтоб их! – Марго кивает в сторону стеклянного кабинета, из-под приподнятых жалюзи мы видим две мужские фигуры, занимающие рабочие места друг напротив друга. – Как с цепи сорвались! Я пришла самая первая, так один из этих Рэев, налетел на меня как коршун. Завалил документацией по французам и еще отчитал, что мой внешний вид… — она всхлипывает и демонстративно одергивает слишком короткую юбку, из-под которой вот-вот грозятся показаться отороченные кружевом чулки.

— И какая муха укусила наших американцев? – удивляется Влад. Я почувствую, как живот скручивает судорогой. Слишком самонадеянно думать, что причиной тому я, но где-то внутри лукаво улыбается эго и мечтательно закатывает глаза – а вдруг? Разве тебе бы этого не хотелось?

Нет, что за вздор! Я качаю головой, пытаюсь заглушить нахальный внутренний голос.

— Кто из них на тебя накинулся? – мне становится любопытно

— Откуда я знаю, они же близнецы. Я их совсем не различаю, — раздраженно бурчит Марго, — ну и что прикажите теперь делать? Не могу же я ехать домой и переодеваться!

— Значит, придется приклеиться к стулу до конца рабочего дня, — я безразлично пожимаю плечами. Может, оно и к лучшему. Не хочу, чтобы перед Дэймоном сверкали всем чем можно, такие как Марго. Неужели это ревность? Я не могу ревновать, одноначно нет. Для этого нужно чувствовать нечто особое к человеку. Кожа пощипывает в местах его прикосновений – «А разве ты не чувствуешь?» опять внутренний голос. Массирую виски

 Марго одаривает меня гневным взглядом

— Посмотрим, что ты скажешь, когда и тебе перепадет порция «сладенького» от одного из них. А может сразу от обоих.

Я густо краснею, вспоминая вчерашний вечер с Йеном в кафе и с Дэймоном дома. Уже перепало. Пожалуй, даже больше, чем надо.

— Ты чего пунцовая? – черт, это так заметно?

— Ну, она ведь привилегированная,  вряд ли кто-нибудь ее тронет, ведь ты неплохо нашла общий язык с Дэймоном? Из клуба вы укатили вместе!

— Марго! – Влад примирительно встает между нами и разворачивает ее в сторону рабочего зала, — давай разберемся с твоими французами, пока с нами не разобрались американцы.

Он бросает взгляд через плечо, и я благодарно киваю. Кто бы мог подумать, что Влад окажется на моей стороне. Еще несколько дней я была искренне уверена, что он меня ненавидит. Может тоже решил, что я приближенная к высшему эшелону и со мной стоит дружить? Ох Мия, ну и влипла же ты!

Как только я запускаю компьютер и знакомлюсь со списком предстоящих дел, к столу подходит Вайз. Ее белоснежные волосы, скрученные в безупречный узел на затылке, неестественно контрастируют с иссиня-черным платьем.

— Мия? – голос прозвучит с плохо скрываемым акцентом, — здесь вы найдете все необходимое по Tacoma Publishing, остальное я перешлю вам по почте. Контракт нужно подготовить к следующему четвергу, а предварительные цифры выслать мистеру Рэю уже завтра. Йену Рэю, — уточняет она, заметив мой вопросительный взгляд, — Йен предупреждал меня, что вы ответственная по данному делу, но не забывайте про сроки и проверяйте каждый файл перед отправкой.

Она круто разворачивается на тонких шпильках и виляя худощавыми бедрами удаляется по коридору в свой кабинет. Сегодня она не сидит вместе с Рэями.

Я замечаю полные замешательства лица Влада и Марго.

— ТакомА? Тебе? Ты же только стажируешься, — от изумления Влад открывает рот

— Ну, я же говорила, — не без сального намека бросает Марго и отворачивается к монитору

— Здесь нет ничего такого. Это вроде экзамена. Если все пройдет гладко – я в Сити, если нет… — я содрогаюсь от одной мысли о возвращении в родной город. Ни за что.

Влад присвистывает

— Ну и ну! Сказал бы что завидую, но тут уж вряд ли. Там такой объем работы! – он еще что-то бормочет, а я между тем запускаю почту и открываю то, что прислала Вайз. Перед глазами бегут папки, подпапки, архивы и бесконечные таблицы. Влад попал в самую точку. Если так выражается моя «привилегированность», то я, пожалуй, останусь обычной серой мышью, тихо барабанящей по клавиатуре в каком-нибудь дальнем незаметном углу. Пора работать.

 

До обеда я почти не поднимаю голову от бумаг.

— Отвлекись, Мия. Пойдем выпьем кофе. – Влад уже встал из-за стола и разминает затекшую спину.

— Да, наверное кофе, это то, что сейчас не помешает.

Но не успеваю я подняться с места, как дверь «стеклянного» кабинета распахивается и словно разъяренный зверь, оттуда выскакивает Дэймон. Я знаю, что это он. Рэев невозможно перепутать, во всяком случае для меня. Их выдают не только глаза. Пылающие у Дэймона и холодные, как сталь у Йена. Помимо взгляда, первого отличает непослушная шевелюра, и он  позволяет себе легкую небритость, в то время как Йен зачесывает волосы назад и всегда безукоризненно выбрит.

Дэймон останавливается около меня и небрежно бросает толстую папку на стол. Его лицо сковывает жесткое напряжение, и я не узнаю того человека, которого видела вчера.

— Через час мне нужна полная выписка по картотеке и список их всех последних транзакций за месяц.

— Но… — я начала оправдываться, — мне поручено Tacoma Publishing, Йен сказал.. – и осекаюсь, вспоминая, вчерашнюю просьбу. При звуке имени брата Дэймон свирипеет еще больше

— Я сказал через час! – рявкает он, и даже не взглянув на меня, широкими шагами возвращается в свой кабинет.

Я застываю в немом ужасе. Вот тебе и привилегированное положение. Влад участливо хлопает меня по плечу.

— Я выпью кофе и за тебя тоже. Удачи, Ми!

Офис пустеет, и чем дольше я остаюсь в одиночестве, тем яростнее стучу по клавишам клавиатуры. Значит, Дэймон вне работы и Дэймон на работе это разные люди? Очень интересная позиция. Он мог бы выбрать тактику холодного безразличия, или хотя бы сдержанного нейтралитета, но очевидно тирания ему больше приходится по вкусу. Любите играть, мистер Рэй? Хорошо, следующая партия будет за мной. Я тоже умею играть в подобные игры.

Я выгоняю списки на принтере и, сложив их в папку, иду в кабинет. На сдержанный стук слышу раздраженное «ДА?»

Поглубже вдохнув, открываю дверь. Справа стоит стол Дэймона, слева Йена. Оба одновременно поднимают головы. Меня захлестывает чувство неловкости

— Мия? – Йен поднимается с места и дружелюбно улыбается. – У вас возникли вопросы?

— Нет, мистер Рэй. Все хорошо, спасибо. Я принесла документы мистеру… ээ.. – и как же обращаться к ним, когда они вместе? Просто по именам? Еще один казус

— Давайте сюда, — Дэймон развязно откидывается в массивном кожаном кресле и протягивает руку, заставив меня повернуться к нему. Наши взгляды встречаются и я вижу злую насмешку, вкупе с искрами пламени. Не глядя, он бросает папку в стол и холодно отвечает

— После обеда я пришлю вам еще несколько отчетов для проверки, — он всем своим видом демонстрирует доминирование и нетерпимость возражений

— Дэймон, — Йен подходит ко мне и ложит руку на плечо, — Мия должна сосредоточиться на контракте с Tacoma Publishing, поручи это кому-нибудь другому.

Дэймон стиснул зубы, не сводя взгляда с руки Йена. Вижу, как вздулись вены на шее, под расстегнутым воротом рубашки

— Она стажер и в первую очередь должна выполнять свою работу

Хорошо, Рэй, мой выход. У меня другая власть, ничуть не менее весомая, чем твоя.

Я поворачиваюсь к Йену, и, вложив в голос все обаяние, на которое способна, шепчу

— Ничего, Йен, я справлюсь. И… если не против, мне бы хотелось задержаться с вами, разобрать некоторые моменты, — лицо Йена вытягивается. Такого очевидного флирта он не ожидал и, потеряв дар речи, просто коротко кивает, — конечно, только после того, как я выполню свою работу – эту часть я произношу с напускным холодом и бросаю прямо в лицо Дэймона. Его бешенство почти ощутимо на физическом уровне

— Как решите, — зло парирует он и скрывается за экраном монитора.

Йен открывает передо мной дверь

— Буду ждать вечера, — улыбается он и легко сжимает мое запястье. На миг мне кажется, что его холодное лицо теплеет.

— И я – сама не знаю, зачем это говорю

 

Как только часы показавают 7, Дэймон вылетает из кабинета и, даже не взглянув в мою сторону, скрывается  за дверями лифта.

Чтож, сама виновата, вечер придется коротать на работе, к тому же в компании Йена. Когда я вожу в кабинет, он уже надевает пиджак и. перехватив мой удивленный взгляд. широко улыбается, обнажив ряд белоснежных зубов

— Мия, я подумал, что мы займемся работой в рабочее время, у меня есть лучшая идея, как провести этот вечер. Можешь одеваться, я буду ждать у лифта.

 Зачем сопротивляться попыткам сделать мне приятно. Подсознание выуживает из памяти лицо Дэймона, и я медлю. Честно ли это с моей стороны, желать одного мужчину, а надежду давать другому? Йен возвращает меня к реальности

— Мия? Ты согласна?

— Конечно, — я смотрю на него. Другому? Кто сказал, что он другой? То же лицо, те же жесты, он даже хмурит лоб также  как и Дэймон. Будь, что будет.

Я накидываю пальто, Йен ждет меня в холле и протягивает руку.

— Ты мне доверяешь? – спрашивает он

— Настолько, насколько возможно, при данных обстоятельствах — я почти привыкла к холодному блеску его глаз.

— О большем и не прошу

Йен пропускает меня вперед, двери закрываются, и мы впервые остаемся один на один. Йен  все еще держит мою руку. Этот вечер обещает быть долгим.

Внизу нас уже ждет машина.

— ты поведешь не сам? – удивляюсь я, увидев водителя

— Нет, — Йен пожимает плечами, — это не соответствует моему статусу

Еще одно различие между братьями. Дэймон водит машину сам. Я рада, что мы в машине не одни, это избавляет от нежелательных действий со стороны Йена. Мне так спокойнее.

— Куда мы едем? – интересуюсь я

— Увидишь, — невозмутимо отвечает он и вопреки моим опасениям, отворачивается к окну и смотрит на проносящиеся мимо городские пейзажи

Мы едем относительно недолго, чуть меньше получаса. Машина паркуется около высокого незнакомого отеля. Неоновая вывеска отблескивает где-то в темной вышине, и я не могу прочесть название.

— Нам сюда? – спрашиваю я, когда водитель открывает дверь авто и Йен помогает мне выйти

— Не совсем. У нас отдельный вход, — Йен улыбается. Что это? Неужели я вижу тепло в выражении его лица? Он способен на это?

— Но для начала, я хочу попросить тебя об одной услуге. Не бойся, — он предупреждает мой недоверчивый взгляд – ничего из ряда вон выходящего.

На эти словах он извлекает и кармана пиджака черный шелковый шарф и протягивает мне

— Можно я завяжу тебе глаза?

— Ничего и ряда вон выходящего? – на смену удивлению приходит возмущение

— Ну нет, это плохая идея

Перспектива идти с Йеном куда-то, лишенная возможности контролировать ситуацию, абсолютно меня не устраивает

— Мия, — Йен берет меня за руку, надо бы отдернуть ее, но я медлю

— Прошу, не бойся меня. Я не знаю, что наговорил тебе мой брат, но поверь, я совсем не такой, каким он хочет меня представить.

Ничего себе. Интересно, в какие подробности нашего вчерашнего разговора посвятил его Дэймон? Чувствую, накатывающую обиду. Зачем он так? Мне казалось, это было слишком личное…интимное. Похваляется мною, как трофеем. Нет, не выйдет. Больше я не позволю втягивать себя в их дурацкие игры. Раз мы здесь, глупо уходить, но обещаю себе, что это последняя неофициальная встреча с Рэями, обоими.

Йен делает шаг навстречу и берет мою вторую руку, нависает надо мной, словно гора. Я не могу пошевелиться, он слишком близко.

— Ты не должна бояться меня. Я не Дэймон. Можно? – он поднимает мое лицо наверх, аккуратно приподняв подбородок двумя пальцами, и подносит платок к глазам.

Сердце колотится в груди, я слишком нервничаю, чтобы мыслить здраво. Не может быть, что это происодит со мной. И все же, непроницаемая ткань лишает меня возможности видеть. Мне ничего не остается, как безоговорочно довериться  моему спутнику и следовать за ним в неизвестность.

Йен решительно ведет меня вперед

— Ты доверяешь мне?

— Нет, — честно отвечаю я и слышу смешок. Искренний, без тени злобы

— Это нечестно. Всего лишь хочу удивить тебя, никаких интриг

— Все равно нет

Мы останавливаемся, слышу звук открывающихся дверей и понимаю, что мы заходим в лифт. Раздается звон и кабина поднимает нас вверх. Мы движемся около минуты, все это время чувствую размеренное дыхание Йена у себя за спиной. Делаю едва заметный шаг в сторону, отодвигаясь подальше от него. Я не хочу находиться слишком близко, это не тот случай, когда герои голливудского фильма томятся от желания накинуться друг на друга в лифте. Совсем не тот. Я слишком переживаю за пункт назначения, чтобы чувствовать что-то большее, чем тревогу.

Наконец двери открываются и в лицо ударяет прохладный  воздух. В тот же момент Йен помогает мне выйти из лифта и аккуратно снимает повязку с глаз. Пытаюсь понять где мы, но слезы в глазах не сразу дают оглядеться. Когда же все-таки ко мне возвращается способность видеть нормально, не могу сдержать вздох восхищения. Мы стоим на крыше того самого здания с неоновой вывеской. А точнее, как раз между огромными буквами. Все стены украшены мягкими желтыми огнями, а перед нами стоит накрытый для двоих столик. Замечаю свечи, их пламя робко трепещет на ветру.

— Это? Это восхитительно, —  все что могу прошептать я, и Йен ведет меня прямо к столику

— Ты удивлена? – он весьма доволен собой

— Конечно. Здесь так красиво, — я не могу прийти в себя от атмосферы вокруг. – Я никогда не была в таких местах

— Я знаю,

 

 Интересно откуда он знает. Моя провинциальность так очевидна? Или в его слова более глубокий смысл?

Ужин проходит под непринужденные беседы о моем детстве, о стажировке, в целом, мне это нравится. Если о компании Йена вообще можно так сказать. Блюда сменились несколько раз за вечер, и когда официант появляется в третий раз, неся на подносе десерт и вторую бутылку вина, я понимаю, что пора заканчивать эту встречу. Йен не возражает, к тому же на крыше изрядно холодает, он расплачивается за ужин, даже не взглянув на счет. Полагаю, дает он больше, чем требуется, от таких клиентов, которые готовы снять целую крышу, другого и не ждут.

— Ты замерзла? – Йен участливо накидывает мне на плечи свое пальто. Он сам остается в одной рубашке. Если не считать некоторых мелких деталей, они с Дэймоном очень поожи. Мне кажется, Йен немного выше, хотя это может быть из-за его идеально ровной осанки. Ловлю себя на мысли, что бесцеремонно разглядываю его, когда мы спускаемся на лифте вниз. В тепле хмель моментально окутывает голову и я впервые за весь вечер, полностью расслабляюсь. Шумно вздыхаю и опираюсь на стенку

— Спасибо за прекрасный вечер, — Йен поворачивается ко мне

— Спасибо тебе. Это действительно было  неожиданно и… приятно, — мне кажется, я не вру. К манерам Йена нужно привыкнуть, в холодности и сдержанности есть свои плюсы. Он не бросается в омут с головой как Дэймон, и не тянет меня за собой.

— Это было свидание? – чувствую, как краснею, но алкоголь явно добавил мне смелости

— Думаю да. И очень многообещающее, — Йен протягивает мне руку и встает напротив. Так, что мне приходится смотреть на него снизу вверх. Так близко мы еще не были. Я чувствую напряжение, сковавшее его тело.

— Мия, я очень хочу, чтобы ты не думала, будто я пытаюсь тебя скомпрометировать, или обидеть. Мне не хочется торопиться и торопить тебя, — я смотрю прямо ему в глаза

— Я совсем не за тем ехал в Россию, чтобы… чтобы события пошли по такому руслу.

— Какому руслу?

— Я не планировал и не думал, что здесь меня может ждать что-то еще кроме работы

— Что-то еще? – он подвигается еще ближе, и вот я уже ощущаю исходящей от него жар

—  Кто-то еще. Ты мне нравишься, не буду скрывать. Понравилась сразу, как только я увидел тебя в клубе. Прости, но на тот момент я уже знал кто ты, — он виновато отводит взгляд. – Еще в самолете я просматривал личные дела. И заметил тебя, —

Легкий звон оборвал его на полуслове. Двери лифта открываются, и холодный ветер мгновенно проясняет мой разум. Неужели сейчас я получу ответы на вопросы, которые так сильно меня волнуют. Почему я? Чем я, простая девушка, вызвала столь пристальное внимание к себе? Всю жизнь, я была белой вороной среди сверстников. Не идеальные волосы, слишком худая, слишком непослушная, слишком необычная, вся моя жизнь состояла из сплошных «слишком». Стоило ли говорить об имени, которое вызывало смешки за спиной. Еще одно «слишком» — слишком необычное. Не такое, как у всех. Почему-то выделяться — означало что-то плохое. И я почти забыла, как это, раздражать своей непохожестью, пока чертов Дэймон не всколыхнул в памяти горькие моменты детства. И сейчас Йен снова возвращает меня в прошлое.

Йен нехотя отступает в сторону и взяв меня за руку, ведет к машине. Водитель уже открыл дверь. Как только автомобиль трогается, шторка между салоном и водительским местом опускается вниз и мы снова погружаемся в атмосферу уединенности. Йен поворачивается ко мне и продолжает

— В личном деле я не нашел никакой интересной информации о тебе и пришлось задействовать связи, чтобы узнать больше. Мне было не достаточно знать дату родения и уровень образования, я хотел знать больше, какую еду ты любишь, какой предпочитаешь аромат и любишь ли солнечную погоду. Я отел знать все, и не мог остановиться. Твои успехи в учебе, целеустремленность еще больше убедили меня в том, что я хочу непременно познакомиться с тобой.

Его искренность трогает

— Почему тебя не было в понедельник? –

— Я был занят, — безразлично пожимает плечами Йен и откидывается назад на сиденье – и это чертовски меня подвело. Чертов Дэймон

Чувствую, как при одном упоминании имени его брата, кидает в жар

— Что? –

— Он знал, что я обратил на тебя внимания. Видел, что я изучаю твои данные, — он виновато улыбается, — прости, я знаю, как это выглядит, но я не мог иначе.

Скрещиваю руки на груди.

— Это некрасиво. Ты мог бы сразу сказать, что все знаешь обо мне, а не слушать 2 часа про мое детство.

— Нет, — Йен негромко смеется, — поверь, тебя слушать намного приятнее, чем перелистывать сухие страницы. Я словно подглядывал в щелку за ничего не подозревающим человеком. Сегодня мне было очень приятно, не шпионить, а узнавать о тебе открыто. Поверь, это не одно и тоже

— Странно, —

— Что именно?

Я задумчиво накручиваю прядь волос на палец

— Ты сказал, что Дэймон знал обо мне. Тогда почему там, в баре, ты ничего ему не сказал?

Йен горько усмехается

— Я же сказал, я не хочу компрометировать тебя. Я хочу, чтобы ты не боялась меня, как человека, как своего босса. Я знаю, как бы ты выглядела в глазах коллег, если бы я позволил в первый день знакомства, публично выяснять отношения с Дэймоном. Это нечестно по отношению к тебе. К сожалению он воспитан далеко не так, как был должен. Знаешь, порой мне стыдно, что он мой брат. Если бы родители были живы… — он запнулся и тут же перевел тему

Значит, родителей Рэев нет в живых. Я не знаю, что подобает говорить в таких ситуациях, и просто беру и сжимаю его руку. Он поднимает глаза на меня, и несколько минут мы едем в полном молчании

— Мия! Ты ведь не боишься меня? Скажи, что я не переступил черту?

Я молчу. Не знаю, о какой черте он говорит, проводящую грань между моей личной жизнью и работой? За эти три дня Рэев слишком много в моей жизни. Я запуталась. Рассказ Йена не внес ясность. Кто из них врет, Дэймон пытается уличить Йена, Йен обвиняет в нечестной игре Дэймона. Очень хочется верить, что эта игра не обернется для меня крахом всего, жизни, карьеры и… любви.

Я отчаянно трясу головой, пытаясь отогнать мрачные мысли. Ни о какой любви точно не может быть речи. Я не влюбляюсь. Совсем. В моих планах нет этого пункта. Во всяком случае, в ближайшем будущем. Если Рэи хотят играть, я не должна позволять им тешиться своими амбициями. Не хочу участвовать в этом. Да, не хочу. Это не для меня. Я приехала в Москву изменить свою жизнь, а не разрушить ее.

— Мия! – голос Йена выдергивает меня из раздумий

— Ты не боишься меня? – еще раз спрашивает он

— Нет, все что угодно, но не боюсь. Я никого не боюсь

Йен усмехается

— Маленькая храбрая девочка?

— Я не маленькая, — обиженно надуваю губу. — Я всего добиваюсь сама, ни от кого не завися

Йен примирительно поднимает руки перед собой.

— Только не бей.

На этой ноте нам приходится прервать шуточную перепалку. Машина тормозит и останавливается около моего дома.

— Приехали, — раздается голос водителя, из-за опускающейся шторки

— Спасибо, Макс.

Йен выходит и открывает мне дверь. Его галантности позавидовал бы даже средневековый джентльмен.

Прощание длится не долго. Видимо, говоря, что не хочет меня компрометировать, Йен вполне серьезно относится к этому.

— До свидания, Мия. Я надеюсь, ты не злишься на меня, за то, что я сделал.

Небрежнее чем следовало, пожимаю плечами

— В наше время есть вещи намного страшнее, чем полистать личное дело. Но все же, я не хочу, чтобы ты добывал информацию обо мне таким способом. Пожалуйста, спроси, если тебе будет это нужно

— Не сомневайся, будет… — внезапно он наклоняется и слегка касается губами моей щеки

— Сладких снов, Мия. До встречи в офисе завтра

Он отступает на шаг, окинув меня довольным взглядом, и исчезает в машине. А я остаюсь на улице, ошарашенная его поступком. Невольно трогаю место поцелуя и понимаю… что ничего не чувствую. Совсем ничего.

07.11.2021


Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть