18+

Весь оставшейся день я тщетно пытаюсь взять себя в руки. Я не плачу, хотя мне хочется, чтобы вместе со слезами вышла вся накопившаяся внутри обида. Спустя некоторое время после ухода Дэймона, мой телефон словно по мановению волшебной палочки ожил. Один за одним, на голосовую почту посыпались рекламные рассылки, пропущенные голосовые сообщения и все то, что все эти дни исправно переадресовывалось Дэймону. Меня выпустили из плена, так мне представлялась вся эта ситуация.
Есть совсем не хочется, выходные заканчиваются и завтра мне снова предстоит выйти в Сити, где ждет контракт с Такомой, безжалостные взгляды коллег, многочисленные расспросы Влада, едкие замечания Марго, а самое главное – осознание близости Дэймона. Как только я думаю о нем, по телу проходит судорога боли. Мне нужно отпустить эту боль. Рэй – лишь эпизод, я должна относиться к этому именно так. Это взрослая жизнь, сотканная из реальности. Все, что говорил Дэймон, все его слова и мольбы не что иное, как пустышка. Тогда, в больнице, он сказал, что не переживет, если я исчезну, но сам не счет нужным даже попытаться остаться. Да, я попросила его уйти, у меня были на это веские причины. Он бесцеремонно нарушил мои личные границы, отрезал меня от мира, не имея на это право. Однако я сама это допустила, я сама разрешила ему так глубоко проникнуть в мою жизнь. Это нечестно. Он опытный игрок, а я потерпела поражение в самом начале. Новичкам везет, но только не в играх, где на кану – будущее. 
Устало бреду в ванную, принимаю душ и снова возвращаюсь в постель. Проваливаюсь в беспокойный сон, то и дело прерываемый яркими образами прошедших дней.
И вот снова понедельник. Я снова стою перед зеркалом, пытаюсь завязать тугой узел на затылке, и как в день нашей встречи с Дэймоном в лифте, они не хотят слушаться. Волосы отросли еще больше, мелко вьются, и рассыпаются по спине. К черту! Это я, и не хочу подстраиваться ни под чьи стандарты. Откидываю копну кудрей назад, поправляю довольно яркий по моим мерках макияж и спешу к выходу. На улице накрапывает дождик, а серая сентябрьская мгла еще не торопиться уступить место тусклому рассвету. Как ни странно всю дорогу до офиса я почти ни о чем не думаю, и лишь перед знакомой лестницей в 48 ступенек, где-то внутри просыпается слабый трепет волнения.
Холл, лифт и длинный коридор – все так знакомо, но так мучительно далеко, словно я отсутствовала ни несколько дней, а по меньшей мере несколько месяцев. Подхожу к своему рабочему месту и понимаю, что чего-то не хватает. Стол пустой, мои вещи, компьютер и все документы бесследно исчезли. В офисе я самая первая, что само по себе странно, и мне некому задать вопрос, что случилось. Я специально решила приехать пораньше, чтобы избавить себя от унизительной «проходки» по коридору под любопытные взгляды окружающих. Я и так достаточно выделилась за последнее время. Погруженная в свои мысли, не замечаю, как сзади подходит Влад
— Какие люди! Ничего себе! Думал ты еще неделю точно будешь нежиться на больничном! 
— Что ты, она нежиться в объятиях босса, ты разве не знал, — едкий голосок Марго заставляет мое внутреннее самообладание покачнуться. Однако делаю глубокий вдох и оборачиваюсь, нацепив на лицо самую сладкую улыбку, которую способна изобразить.
— Ну, тебе явно лучше знать. Ты у нас специалист по связям со сплетниками.
— Девочки, не ссорьтесь. Марго просто завидует, — Влад бросает портфель на стол и плюхается в кресло.  – Не бери в голову, Ми. Если бы ей представилась такая возможность, она бы ей точно воспользовалась.
— Я не понимаю о чем ты.
Марго снова фыркает
— Как же! Это не сплетни, Бастерс. Весь отдел знает, что вы с Рэем ужинали на крыше.
— Вот как! – у меня вырывается вздох облегчения. Воображение уже успело нарисовать картину пошлых смакований наших «ужинов» с Дэймонов. Если это единственное, что обсуждают в офисе, меня это ничуть не трогает
— И ты даже не попытаешься оправдаться?
— Зачем?? – я безразлично пожимаю плечами
— Отсутствие своей личной жизни – единственное оправдание того, что люди копаются в чужой.
— И победа присваивается…. – Влад изобразил барабанную дробь пальцами об крышку стола – Бастерс Мие! Ее противник нокаутирован и с позором удаляется с ринга! – мне нравится, что Влад перевел перебранку в шутку. 
— Я уверена, что ужином все не закончилось, и если это победа – она кивнула на мой пустой стол, — то на твоем месте, я не хотела, чтобы она досталась мне таким путем. Спать с кем-либо, ради повышения, сомнительный карьерный рост.
— Что за бред ты говоришь, я ни с кем не спала, — мои щеки вспыхивают румянцем. Во всяком случае с тем, кого вы имеете ввиду, едко добавляет внутренний голос
— Как же! В таком случае почему твое рабочее место переехало в кабинет к Рэям? 
— Что? – воздух стремительно улетучился из легких. Такого я точно не могла предвидеть. Офис уже заполнился народом и я то и дело ловлю на себя косые взгляды.
Влад участливо кивает
— Да, Ми, к сожалению, тут Марго не врет. Вчера по распоряжению Йена твой компьютер и документацию перенесли. Ты теперь личный ассистент Рэев, к тому же, Такома – не забывай. 
— Так что, приятно провести время, — со злой усмешкой бросает Марго, — надеюсь, ты найдешь время, чтобы все-таки немного поработать.
Я оставляю ее колкость без ответа, и на онемевших ногах иду к стеклянному кабинету. Жалюзи опущены, и я надеюсь, что не встречу там ЕГО. Хотя, какая разница, ведь рано или поздно мы встретимся. Это неизбежно произошло бы, работая мы в одном здании, в одном кабинете – тем более.
Открываю дверь и сразу вижу свое рабочее место, прямо напротив двери, между Рэями. Какая ирония и символизм. Как только я сажусь и запускаю компьютер, появляется Йен. Знакомые черты лица заставляют сердце учащенно биться. При виде меня его лицо озаряется широкой улыбкой.
— Рад видеть тебя, Мия. Я вижу тебе уже показали твое новое рабочее место
— Да, и если честно, я не совсем понимаю к чему эти перестановки.
— Так будет удобнее для работы. Твое присутствие здесь позволит тебе быстрее разобраться в некоторых моментах. Ты ведь не имеешь ничего против?
— Нет, — вру я, но предпочитаю не спорить. Я ведь уже давала себе обещание держаться от Рэев подальше. И нарушив его, уже сильно поплатилась. В этот раз все должно быть по-другому.
— Вот и славно, — Йен проходит за свой стол. Вслед за ним дверь снова открывается и входит Дэймон. Он именно такой, каким я его запомнила в утро, когда он ушел. Растрепанные волосы и небритое лицо, ворот рубашки расстегнут. На миг он удивленно замирает, увидев меня. Я замечаю, как вздувается вена на его шее.
— Доброе утро, — тут же небрежно бросает он и посылает в сторону Йена гневный взгляд
— Мог бы и предупредить, что собираешься сделать кадровые перестановки
— Для этого нужно хоть иногда появляться на работе, — холодно отвечает Йен
— Иди к черту! – Дэймон не смотрит на меня, плюхается в свое кресло и исчезает а монитором. Представляю, насколько непринужденная рабочая атмосфера нас ожидает. 
Словно в подтверждение моих ожиданий время тянется чрезвычайно медленно. До самого обеда никто не покидает свои места, тишину нарушает лишь мерный стук клавиатуры и шелест перелистываемых документов. Для меня это не так плохо, я занимаюсь накопившимися за время моего отсутствия делами. Как только часы показывают час Йен встает со своего места и собирает портфель
— Мия, вы не собираетесь сделать перерыв? – 
—  Конечно, только чуть позже, хочу еще сделать пару сверок, — мне просто необходимо чтобы Рэи ушли, я должна отдохнуть от их молчаливого присутствия. Иначе моя голова лопнет от напряжения. Дэймон также собирается уходить. Это меня радует еще больше.
— Как знаешь. Но я бы порекомендовал тебе не пренебрегать отдыхом. Мы же не хотим рецидива твоей болезни
Йен доброжелательно улыбается и выходит из кабинета, оставив дверь открытой. Не говоря ни слова, Дэймон идет за ним, но вместо того, чтобы выйти, захлопывает дверь, и я слышу щелчок замка. Вжимаюсь в кресло, я так хотела избежать разговоров, и мои ожидания не оправдались.
— Ты же знала, что так и будет.
— Я надеялась, что ты избавишь меня от длинных объяснений.
Дэймон возвращается на свое место, и опускается в кресло, скрестив руки на груди.
— Ты выставила меня за дверь, будто я совершил что-то ужасное.
— А разве нет?
Я устало откидываюсь  в кресле. 
— Ты злишься за телефон, так я все справил
— Этого не надо было делать с самого начала. Разве ты не понимаешь? Ты поступил так, словно я твоя собственность. Ты с самого начала так делаешь, не даешь мне право выбора. 
— Я хочу позаботиться о тебе.
Во мне закипает раздражение
— Не путай заботу и контроль. Ты выстраиваешь отношения со мной, как начальник с подчиненным. За дверями Сити – я вольна сама распоряжаться своими действиями.
Дэймон молчит долю секунды, а потом встает с места и подходит к моему столу. Я знаю, чем чревата для меня его близость и тоже встаю, отходя от него подальше, к самому окну.
— Ты убегаешь?
— Я остерегаюсь тебя
— Не бойся. Сама ведь сказала, я начальник. Я не обижу подчиненного.
— Я не боюсь. И вообще, нам нечего обсуждать, Дэймон. Думаю, пора заканчивать наше общение вне рабочего процесса. Это не приводит ни к чему хорошему.
— Тебе не было хорошо? – я узнаю этот тон, и самое главное сейчас – не смотреть ему в глаза, иначе это верный путь в пропасть.
— Дэймон, прошу… Не надо. 
Дэймон медленно двигается вдоль моего стола, я также медленно отхожу к двери. Знал бы он, каких усилий мне стоит не броситься к нему. Я бы отдала все на свете, чтобы снова почувствовать его руки у себя на теле… Трясу головой, отгоняя навязчивые мысли.      
— Я хочу, чтобы ты посмотрела на меня, и сказала, что я тебе не нужен. Как только я это услышу, обещаю, больше я тебя не потревожу.
Он загоняет меня в ловушку. Один раз я уже прогнала его, и такой пустоты не испытывала никогда раньше. 
Вижу, что он приближается, и прежде чем рассудок окончательно меня не покидает решаю озвучить то, что тревожит больше всего
— Ты сказал, что между нами нет отношений, ведь так? 
Дэймон замирает, значит, я попала в точку.
—  Отношения? Почему для вас женщин нужно обязательно на все приклеить ярлык. Что значит отношения? – Дэймон злится, его черные глаза горят
— Называй это как хочешь, мне все равно. Ты контролируешь мою жизнь, мои действия, мой телефон в конце концов, считаешь, что вправе определять мой круг общения, но выходишь из себя, как только слышишь упоминание об обязательствах
Что бы то ни было, я решаю сейчас расставить все точки над «и».
— Боже, Мия. Что ты от меня хочешь? 
— Я хочу, чтобы ты дал определение нашим «отношениям» или «обязательствам» или чему там еще, что происходит между нами. 
— Тебе от этого станет легче?
Сама не понимаю почему, но соглашаюсь, что да.
— Я должна знать, кто мы друг другу. 
— Мы мужчина и женщина, которым хорошо проводить время вместе, — Дэймон буравит меня тяжелым взглядом
— хорошо, — его упрямство выводит меня из равновесия, — это подразумевает под собой время в постели?
— Конечно, — Дэймон ухмыляется, не понимая, куда я клоню
— Значит остальное время мы два свободных человека, независимых друг от друга?
Наконец! Дэймон щурит глаза и наклоняет голову в бок. Он не предвидел такого поворота. Это то, чего хочу я, но то, к чему не готов он.
— Если я правильно понимаю, ты хочешь, чтобы я сказал, встречаемся ли мы? Как подростки? С походами в кино и прогулками за ручку?
Мне становится не  по себе от того, с каким пренебрежением он это произносит
— Нет, Дэймон. Совсем нет. Я хочу, чтобы мы были честны друг с другом, хочу, чтобы у тебя не было необходимости блокировать мой телефон. Я хочу, чтобы при каждой встречи я могла просто обнять тебя, не задумываясь, кто мы сейчас – посторонние люди или любовники. 
Дэймон молчит, обдумывая мои слова.
— Я думал нам ни к чему эти клише, — наконец произносит он
Я тяжело вздыхаю и подхожу к двери. Я надеюсь, у меня хватит время выпить чашку кофе, и набраться сил на оставшийся день в одном помещении с ним. Этот разговор прояснил ситуацию достаточно четко, не вижу смысла больше его продолжать.
— Хорошо, что мы все прояснили, пока это не затянулось надолго, — подвожу итог я. Дэймон хмурит брови и не сводит с меня глаз. Он злится? Раздражен? Или ему все равно? Я не могу прочесть что он думает по непроницаемому лицу.
— Ты обещала, что не исчезнешь из моей жизни, — наконец едва слышно произносит он. Я уже готова открыть дверь, чтобы уйти. Хорошо, что я стою к нему спиной, иначе он увидел бы мои слезы. А это совершено излишне.
— Я не могу остаться на таких условиях, Дэймон

07.11.2021


Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть