Мистер Хадсон. Глава 39

Прочитали 110
18+

За руль машины Ричарда сел Грэг, сам же Ричард  сел со мной назад. Впереди устроилась Хелена. По дороге она так и сияла, то и дело оборачиваясь, а потом вдруг сняла с себя белый прозрачный шелковый палантин в крупный белый «горох» и сунула мне.

-Если я все правильно поняла, он тебе сейчас очень понадобится! – лукаво шепнула она.

Я ничего не поняла, сжала палантин в руке и поглядела на Ричарда, думая только об одном… Он прижал меня к себе и прошептал:

-Я безумно хочу тебя поцеловать! Но тебе придется подождать, дорогая. Иначе здесь произойдет взрыв, подобный взрыву на съемках. Понимаешь? Я не выдержу! А нам необходимо сначала сделать одно очень важное дело… А ну-ка покажи мне твою левую руку!

Я усмехнулась и демонстративно сунула ему под нос левую ладонь.

-Оно на месте! – выдохнул он и прижал мою ладонь к губам. – Я не ошибся!

-Ну, да, ты просто бросил меня тогда, после больницы на произвол судьбы! А так ничего, все на месте! – вякнула я, отнимая руку.

Но Ричард перехватил ее и сжал до боли.

-Противная девчонка! – рявкнул он. – Невыносимая просто!.. Мы поговорим обо всем позже, непременно, иначе ты просто лопнешь от невозможности высказаться!.. И как я только жил без тебя все эти месяцы, без твоих высказываний и криков?!.. Все, приехали! Не двигайся – я сам отнесу тебя!

Это был небольшой собор, упрятанный в зелени и сумеречной тени позднего вечера где-то совсем на окраине Лондона. Такой красивый и уютный, что я невольно залюбовалась, стараясь не выпаливать вопросы, ответы на которые были очевидны. Все-таки, надо было показать, что иногда я умею молчать!

Нам навстречу сбежал по ступеням Брэндан.

-Все в порядке! Святой отец ждет нас. Правда, не будет хора мальчиков – уже почти ночь и собирать детей, сам понимаешь…

-Ничего, я готов хоть в полной тишине, лишь бы скорее! – заявил Ричард, бросив на меня взгляд. – У меня к тебе, Брэндан, только одна просьба – будь Мишель посаженным отцом и отнеси ее хотя бы к порогу церкви!.. А тебе, Хелена, придется побыть подружкой невесты.

-С удовольствием! – воскликнула та, и я увидела слезы на ее глазах. – Если бы ты только знал, дорогой, с каким нетерпением я этого ждала! О, боже, как же здорово-то!

-Ты молчишь?! – удивился Ричард, осторожно ставя меня на землю. – Не удивляешься, не иронизируешь, не сердишься!

-Я… боюсь.

-Что-о?? Ты и боишься?? Но чего, Мишель?..  А, я понял! Ты боишься связать себя со мной на совсем! Ведь тогда тебе не сбежать, куда глаза глядят, когда тебе что-то придется не по нраву. А?

-Черт, Ричард Тайлер, лучше не продолжай! Иначе мы опять поцапаемся прямо у порога церкви. Лучше нам обоим молчать совсем!.. Я так боюсь снова тебя потерять! – прошептала я.

-Брэндан, забирай ее, а я к алтарю! – вскричал Ричард. – С этим надо покончить как можно скорее!

И он, буквально, побежал вперед нас, что бы успеть встать у алтаря, пока мы дойдем ему вслед.

-Ну, что, поехали? – улыбнулся Брэндан, подхватывая меня на руки. – Кстати, и остальные, кто были во Дворце, тоже сейчас подтянутся… Тебе так больно после падения? Совсем идти не можешь?

-О, конечно же могу! Это Ричард решил, что не могу, но что скорее, он просто боится, что я сбегу.

-Ох, Мишель! Я ведь видел, как сильно ты упала! Вот ведь упрямая леди! Я еще те кандалы не забыл, между прочим, и тебе меня не обмануть. Так что, уж лучше я тебя прямо до алтаря донесу!

-Хорошо, — прошептала я, — хорошо…

Я плохо помнила потом, как проходила церемония. Только, как Хелена выхватила у меня свой палантин и нахлобучила мне на голову, как слезы текли и текли по моим щекам. Как только «да» ухитрилась произнести?! И после этого сразу его объятия!

-Все! Все, девочка моя, ребенок мой дорогой, не плачь!.. Ты победила.

-Тебя? Себя? Кого, Ричард?

-Меня ты победила еще очень-очень давно, и ты это знаешь… Согласившись с Ли Максвеллом, я отдал тебе те коньки, я позвонил Грэгу и убедил его позвать тебя, и ты снова победила. Да-да, себя саму, Мишель! И сегодня мы все убедились в этом воочию!.. Но главное, ты победила все, чего боялась, все, что вставало на твоем пути – твои неудачи, беды, мои выкрутасы, которые тебе больше ни по чем, я просто уверен. И твои сомнения, прежде всего… Сейчас я говорю очень серьезно, Мишель Тайлер, миссис Тайлер! Слушай и запоминай, потому что, потом я стану совсем несерьезен… Нет, для начала… Похоже, Джордж не подвел! Машина «скорой помощи» отвезет нас в больницу и тебя, наконец, осмотрят после твоего падения. И уж потом я стану страшно несерьезен, потому что, сегодня – лучший момент в моей жизни – я победил и получил самую несносную в своей обворожительности, нежности, таланте и любви ко мне леди… в чудесном платьице, рваных чулочках и кроссовках!.. Господи, обожаю тебя, Мишель!

-Ричард! – рявкнула я и обернулась на священника, глядевшего на нас с улыбкой человека, вовсе не обиженного на наш поздний и весьма неожиданный визит, скорее всего, оторвавший его от вкусного ужина.

Он только помахал ладошкой и улыбнулся еще шире. Так вот и сияя, произнес:

-Клянетесь ли вы в любви и верности вашей супруге, мистер Тайлер?

Ричард поглядел на него, потом на меня.

-Боже, святой отец, да разве же можно всерьез увидеть кого-то, кроме Мишель?! Весь свет мне застила!!.. Конечно, же клянусь! – он взял меня за руки и добавил уже серьезно. – И в горе, и в радости. И в богатстве, и в бедности. И в болезни, и в здравии, Мишель, я не покину тебя… Никогда!.. О, господи, да ни за что!!

И я увидела слезы в его лазурных глазах, заблестевших в свете свечей. Он почувствовал их, смутился.

-Ричард! – воскликнула я. – Дорогой мой!..

Все, я тоже не выдержала, увидев его слезы, его любовь, вот так истекавшую из его невыносимых глаз! И я заплакала, чувствуя, как сердце переполняется счастьем, как оно становится легким, как воздушный шарик, как летит оно к Ричарду в объятия, и дыхание перехватывает. Я не могла говорить! Я только смотрела в его глаза, в лицо его, за которое я буду ревновать его всю жизнь и не верить, что такой мужчина может так меня любить…

-Скажи… Мишель, прошу тебя, только скажи мне, поклянись перед богом, что бы сердце мое успокоилось! – прошептал он. – А то ведь возьмешь и сбежишь опять!.. Мишель!!

-Клянусь! – пролепетала я. – Ты ни за что больше не отделаешься от меня!.. Прости! Господи, что я несу?!.. Я всегда буду с тобой! Я люблю тебя, Ричард Тайлер, больше всего на свете и всегда любила… Никогда тебя не оставлю!

-Поцелуйте же невесту, мистер Тайлер! – воскликнул священник. – Как вы еще терпите?!

-Сам не знаю! – отозвался Ричард, схватил мое лицо в ладони и прижался губами к моим губам.

И я поймала их, я чувствовала только их, их жар и страсть, едва сдерживаемую, их нежность непереносимую.

-Тише, девочка! – шептал он, задыхаясь, еле сдерживая стон. – Только тише! Не своди меня с ума хотя бы здесь!.. О, боже!!..

И Ричард схватил меня за плечи, удерживая на расстоянии вытянутых рук и глядя мне в лицо. Как же горели его глаза – он едва их сдерживал! А я все плакала и плакала, не в силах остановиться, без конца утирая слезы. И скользнуло колечко мне на палец, прямо вслед алому рубину. А я как-то ухитрилась подхватить кольцо Ричарда с подноса и надеть ему на палец.

-Все, — прошептала я. – Теперь все…

И потеряла сознание…

 

-Миссис Тайлер! А миссис Тайлер! – громкий шепот у самого моего уха.

-Да… — вымолвила я пересохшими губами.

-Ишь ты, откликается на новую фамилию даже после обморока! – знакомый насмешливый голос.

Я открыла глаза и увидела Хелену, сидевшую у койки, на которой я очутилась. Рядом с ней, скрестив руки на груди, стоял Дэвид, а чуть дальше на стульях с перепуганными физиономиями расположились Брэндан, Джордж и Триша.

-Дайте пить! – взмолилась я. – И бога ради, перестаньте таращиться на меня с такими убийственными лицами.  Я жива!

-Господи, ну, конечно! – спохватилась Хелена и протянула  мне маленькую бутылочку с минералкой. – Пей!

Я сделала несколько глотков, отдала бутылку, а Дэвид зачем-то просчитал:

-Раз, два, три, четыре…

-Где Ричард?? – вскричала я.

-О! Успел только до четырех! – рассмеялся Дэвид, а Хелена хлопнула его по руке.

-Он сейчас придет – они твои снимки с доктором изучают. Только не бойся, ничего страшного! Твой обморок от элементарного переутомления, да еще переволновалась. Ричард не рассчитал твоих возможностей, эгоист. Очень уж хотел поскорее заграбастать тебя себе!

Я хотела поворчать по этому поводу, но только поглядела на нее и сказала:

-И правильно сделал! Он все правильно сделал…

-Опять боишься, что он так долго? – тихонько спросила Хелена, что бы остальные не слышали. – У тебя взгляд растерянный, как ты ни хорохоришься… Господи, милая, ты теперь его жена! Понимаешь? И он так торопился затащить тебя под венец, что едва не угробил!

-Я не боюсь. Почти… Просто страшно соскучилась по нему. Ужасно, Хелена! – вырвалось из меня с таким надрывом, что ее глаза сразу же отразили его.

-Ну-ну, тише! Он правда сейчас придет. И потом, он нам всем заявил, что сегодня никакого праздника не будет, и точка! А вот через недельку мы все дружненько соберемся и поедем в рыбачий домик Брэндана и там отпразднуем вашу свадьбу. Заодно официально зарегистрируетесь… Господи, какая же ты счастливая, Мишель! Ты вышла за самого потрясающего мужика в этом королевстве, ты стала «звездой» и всего добилась абсолютно сама! Покоя тебе не обещаю, но Ричи столько счастья сможет подарить тому, кто любит его так, как ты, тому, кто так чувствует его, кто живет только в его руках! Ричард сможет.

-Что я смогу? – в палату ворвался Ричард, размахивая рентгеновскими снимками. – Если что, я все смогу!

-Вне всякого сомнения! – улыбнулась Хелена, вставая со стула. – Об этом я сейчас и говорила новоявленной миссис  Тайлер.

-Моя жена в чем-то сомневается? – ухмыльнулся Ричард и плюхнулся на стул. – Ох, и напугала же ты меня!.. Ну, и в чем сомнения? Ты опять?!

-Нет, нет! – поспешила я. – Ни в чем я не сомневаюсь! Мне ли?!.. А можно нам домой?.. Я к тебе хочу, скорее! – прошептала я, что бы слышать мог только он один.

-Можно! – шепнул он быстро мне на ухо, а вслух произнес. – Ну, в общем, так, ваше состояние внушает большую надежду на выздоровление, миссис Тайлер.

Ричард посмотрел на меня поверх своих очков, которые одевал только для чтения. Все дружно прыснули.

-Однако, — продолжил он тоном важного профессора, — должен вас предупредить о непременном условии. А именно – полное и абсолютное послушание. То есть, спать, есть и так далее, когда скажет вам ваш муж!

-Шаг влево, шаг вправо – расстрел, прыжок – попытка к бегству! – хмыкнул Брэндан. – Что хирург сказал?

-Судя по снимкам, умник, переломов нет, слава Богу, — обернулся к нему Ричард. — Сильные ушибы и повреждение кожных покровов в области правого бедра и колена. Счастье, что головой не ударилась! Было бы серьезное сотрясение вплоть до черепно-мозговой… Так что, нас сейчас натрут мязями, и мы можем ехать домой. – Ричард наклонился ко мне. – Первая брачная ночь не отменяется!

И поцеловал меня в губы. Коротко, но так чувственно, что я едва не обомлела.

…Все наши друзья помогали нам тащить цветы, которыми забили машину Джорджа.

-Жюли!! – заорал Ричард, зайдя в холл. – Жюли, где ты, черт тебя побери??

Она появилась из двери в подсобные помещения и своей бесподобной царственной походкой подошла к нам. Тут же увидела меня в ворохе цветов, прижала руки к груди, и лицо ее изменилось до неузнаваемости – слезы радости, нежности выступили в ее огромных черных глазах, она едва сдерживалась, а потом, не глядя даже на хозяина, бросилась ко мне и обняла вместе с охапкой цветов, которую я держала в руках.

-Жюли! – выдохнула я. – Как же я соскучилась по тебе!

А она, немало не стесняясь, гладила своими длинными пальцами мое лицо, утирая слезы и себе, и мне, качала головой и обнимала снова. Ричард тронул ее за плечо и ласково произнес:

-Осторожнее, Жюли! Миссис Тайлер упала сегодня и сильно ударилась. Ей нелегко стоять и…

Жюли отпрянула от меня, схватилась ладошками за лицо и покачала головой. Потом схватила меня за руку и показала, что отведет меня наверх, но тут же спохватилась и ухватила мою левую ладонь, увидела обручальное кольцо, вскинула глаза на Ричарда и удовлетворенно кивнула. Тут же обняла меня осторожно и поцеловала в щеку. Затем деловито забрала цветы у Ричарда и выразительно кивнула ему на меня.

-Вот послал же бог прислугу! – нарочито ворчливо воскликнул он, подхватил меня на руки и двинулся к лестнице.

-Погоди! – прошептала я. – Мы кое-что забыли!

Я выбрала из всех букетов, что были в моих руках самый милый из каких-то сиреневых и белых цветов в облаке пушисто-нежной зелени, Ричард понимающе развернулся, и я швырнула букет через плечо, как и положено настоящей невесте. Его поймала Триша и Дэвид погрозил мне пальцем.

-Вот спасибочки-то! – воскликнул он, глянул на счастливое личико Триши и добавил. – Надеюсь только, что если уж букет из этих достойнейших и воистину счастливых ручек, то тебе повезет, милая!.. Ну, все, ребята, мы помогли доставить вам вашу оранжерею и сваливаем спать.

-Спасибо всем! – откликнулся Ричард. – И помните – как только моя жена сможет резво скакать, мы регистрируемся с ней и по-настоящему празднуем нашу свадьбу! Все слышали? Отказов не принимается!

-А никто и не отказывается! Разве же можно такое пропустить?! – крикнул Брэндан, открывая входную дверь. – А вы заметили, как он то и дело смакует это «моя жена»?

-Еще бы! – рассмеялся Джордж. – О такой жене только мечтать!.. Спокойной ночи, Мишель, милая! Выздоравливай и спасибо за потрясающее зрелище сегодня. Но, конечно же, самое главное – сбылась твоя странная мечта, и я поздравляю тебя с этим! Ну и тебя, конечно же, Ричард. Тебе, как и всегда, потрясающе свезло, счастливчик!

-Погоди, погоди! – резко развернулся Ричард, так и держа меня на руках. – Это почему же мечта МОЕЙ ЖЕНЫ странная?? А?

-Ну-у… я бы на месте Мишель еще очень крепко подумал бы, а стоит ли… Да, ладно, ладно, я шучу, конечно! На самом деле рад за тебя, дорогой, очень рад! И думаю, что вы заслуживаете друг друга. Пока!

-Спасибо, дружище, и спокойной ночи! – крикнул в ответ Ричард, а я помахала всем рукой.

 

-О, господи, вот вроде, маленькая такая, а едва дотащил! – выдохнул Ричард, сажая меня на свою кровать, и упал рядом. – Все, мы дома!.. Знаешь, я бы поел, да и ты, я уверен, тоже. Пойду-ка я принесу чего-нибудь…

Но тут же раздался осторожный стук в дверь, и Ричард, кивнув мне, пошел открывать. Через несколько секунд он вернулся, толкая перед собой тележку с целым ворохом еды и бутылкой шампанского.

-Жюли бывает просто чудом! – заметил он. – Теперь и идти никуда не надо. Ну, что ж… Что у нас тут есть?..

-Ричард! – вскричала я. – Ты есть собрался??

-А что? Я голодный, как зверь!

И, видимо, для пущей убедительности Ричард поудобнее уселся на кровати и придвинул тележку к себе.

-Я тоже ужасно голодная! Такая голодная, что просто вот убила бы вас сейчас, мистер Тайлер!

-Ого! Если моя Мишель заговорила на «вы», то это уже серьезно… Вам так не терпится стать вдовой, дорогая?

-Мне не терпится совсем другое, и вы сами твердили недавно, что вам тоже не терпится, дорогой мой! Только что-то вы очень быстро об этом позабыли ради вкуснейшего, я нисколько не сомневаюсь, ужина Жюли. Проглот!

-Что-о?? Я – проглот??

-Только и думаете, что о жратве! Да!

От злости я врезала кулаками по постели.

-О как! Надо же!.. Может, все-таки, шампанского чуть-чуть? Тут вот чудный салатик есть! А еще пироги с капустой, картофельная запеканка с мясом, сладкие кексы…

Я швырнула в Ричарда подушкой.

-Ваше счастье, дорогая, что не попали по тележке! Вам же самой потом есть захочется, а лучшего ужина, чем этот, ни в каком ресторане не закажешь!

-Когда это «потом»? – насторожилась я.

-А вот потом! Будете вредничать, никогда не узнаете.

-Я… я…

-Испугались, никак?! Чего мямлите? Совсем на вас не похоже, миссис Тайлер! Я сказал: «Потом», имея в виду – после драки, которую вам не терпится затеять. Вам подушек хватит? Или сразу перейдем к рукопашной?

-К рукопашной! – рявкнула я.

-Отлично!

И Ричард оттолкнул тележку подальше от кровати, рванулся было ко мне, но остановился.

-Черт! Какое коварство, Мишель! Вы же ранены и понимаете, что я не стану драться в полную силу, боясь сделать вам больно.

-Идите сюда и не прячьте за вежливостью свою трусость! Мне мои раны нипочем!

-Ишь ты! Хорошо! Но потом не жалуйтесь – я ведь не сдержусь.

-Насчет несдержанности  я тоже уже слышала сегодня, но, похоже, и это было лишь пустым обещанием! – вскричала я.

-Так выходит, я еще и трепло! Так?

-Именно!

И тут он накинулся на меня, повалив на подушки.

-Вы, как всегда, Мишель! Все дразните, доводите меня до бешенства!

-Я дразню?? А кто здесь устроил показательное выступление с ужином?

Ричард замер, глядя мне в лицо.

-Я так хорошо помню тот, первый раз… Вы тогда ужасно разозлили меня, миссис Тайлер, и ваш нрав только усилил мою страсть… Как же я соскучился по тебе!

-Так докажи! – прошептала я, ловя его дыхание, кончиками пальцев едва касаясь его лица, которое так любила, о котором столько мечтала.

И я задохнулась в его губах!.. Не утолиться и не перенести такой нежности, страсти такой! Еще, родной мой, еще!! Целуй же меня, не отпускай никогда!.. Как долго я мечтала о тебе… Столько лет пустых надежд, столько месяцев страха! И ты здесь, со мной, мой навсегда, мой до такой степени, что не знаю, как и сердце выдержит…

Руки его снимали платье, губы ласкали всю меня, и слезы – господи, сколько же их сегодня! – катились и катились из моих глаз… Как же он красив, господи! Как лазурны его радостные глаза, как обаятельна его неподражаемая улыбка, одна во всем свете!.. Я села в постели и тихонько дотронулась кончиками пальцев до его груди, придвинулась и поцеловала его гладкую кожу, еще и еще. Со стоном Ричард лег на спину и притянул меня к себе.

-Вы снова побеждаете, дорогая леди! – прошептал он со стоном. – Перед вами не устоять… Вы так смелы и нежны… Один Бог знает, на что вы еще способны, и мое сердце тает в ваших руках!.. Боже, Мишель, что же ты делаешь!! О, господи, да, милая, да!!..

И сжимались простыни в его пальцах, он едва не кричал, и, не выдержав более, схватил он меня за плечи, уронил на постель и подхватил мои бедра.

-Ричард!.. Ричи, милый!! – я молила и ждала его, а он глядел мне в лицо, наклонился и короткими, чувственными поцелуями ловил мои губы.

-Никогда в жизни, никого, Мишель, — шептал он, — я не любил так, как тебя!.. Банально звучит, я знаю, но все эти месяцы я думал только этими словами.  Я жил этим, себя не узнавая…

-Так ты… простил меня? – замирая, спросила я. – Тебе больше не больно?

-О, Мишель… — выдохнул он, ложась на меня, прижимаясь губами к моей шее, — эта боль не пройдет никогда. Только не пугайся! Ты сама хорошо с ней знакома. Она называется – смертельный страх потерять… Ли Максвелла больше нет, и я знал это еще тогда, глядя на тебя, перепуганную, страдающую. Его и не было по-настоящему. Ты кричала мне об этом и я слышал. Я сам не знаю, как смог оставить тебя! Но мне ничего другого не оставалось, слишком хорошо понимая, что мы не сможем выжить, если просто вернемся домой, и ты изо всех сил будешь стараться показать мне, как сильно любишь меня, как остро чувствуешь свою вину. Ты была уничтожена ею, и я должен был вернуть мою Мишель, мою сильную, дерзкую, любящую и невыносимую девочку! И я принес тебе твои коньки… Ты не представляешь, чего  мне стоило дождаться твоего решения! Как я молился о том, что бы ты вернулась на лед и стала самой собой! Я следил за каждым твоим шагом, я любовался тобой, измотанной тренажерами и тренировками.

-Снова скрывался и прятался? – спросила я, изнемогая под его грудью, целуя ее, лаская пальцами его волосы.

-Однажды едва не спалился! – усмехнулся он. – И ты догадываешься, когда.

-Гость Грэга в красной бейсболке?.. Господи, так мне не снилось?! Я же чувствовала тогда тебя, той ночью в моем номере, когда мне грезилось, что ты обнимаешь меня!  Мне стоило докопаться у Грэга о его госте и потерянной им бейсболке! Только он заговорил меня, убедив, что потерять ее мог, кто угодно… Ты был совсем рядом, господи! Как я плакала о тебе тогда!..

-Родная моя девочка… Иди же ко мне! Отдай мне себя и меня забирай. Забирай, милая!!

И я ослепла, шалея от шквала нежности к нему, от чувственности его, с которой он взял меня, с которой отдал себя самого со слезами, со стоном и трепетной дрожью рук своих… Звезды звенели просто оглушительно! Пока задохнувшуюся Ричард не прижал меня к себе.

-Ребенок мой родной! Господи, люблю тебя…

Но я не отпускала его, обхватив ногами, обняв обеими руками, покрывая поцелуями его лицо.

-Ты решила меня все-таки, задушить?! – рассмеялся он.

-Чтобы не достался больше никому! – заявила я, прижавшись губами к его щеке. – Неужели у тебя все эти месяцы не было никого?! Просто даже за ради физического удовлетворения.

Ричард вздохнул и улегся рядом, лаская ладонью мою грудь.

-Знала бы ты, сколько соблазнов окружало меня!

-Это ты к тому, что не смог отказаться? – усмехнулась я, стараясь за этим идиотским звуком упрятать ощутимый укол ревности.

Ричард приподнялся на локте и заглянул мне в лицо.

-Что?? – вякнула я. – Скажешь, не так?  

-Я прощаю тебе это выпад ревности хотя бы потому, что ты сейчас невероятно мила даже со своими ведьмовскими зеленющими глазищами!.. А еще потому, что знаю о своей репутации бабника слишком хорошо. Да-да! И в этом гастрольном туре творилось все то же самое – целый ворох знакомых и незнакомых дам с горящими глазами. Их ведь даже со сцены невозможно не заметить…

-Как меня тогда, на концерте?

-Мишель, ну, ты же знаешь, что я не просто видел тебя – ты попала туда ради того, что бы очутиться перед моими глазами и, глядя на меня, все понять или почувствовать. И ведь так случилось! Судя по тому, что ты потом сказала. Я ведь все прекрасно помню!.. А вот ты взяла и позабыла о мистере Хадсоне, у которого нет толпы поклонниц, для которого в этом свете существуешь только ты, словно, весь мир – один большой необитаемый остров. Мистер Хадсон всегда с тобой, Мишель, где бы «звездного» остолопа мистера Тайлера ни носило. И не было у меня ни кого все эти месяцы. Просто потому, что воротило от всех так, как никогда раньше… Представил однажды одну из них рядом с собой в постели, даже в номере вместе оказались. Прости! Прости, Мишель!! Но я сидел напротив нее через столик с бокалами шампанского, выслушивал ее пьяненький бред, призванный расслабить и соблазнить меня, и поверь, я бы, даже не слушая всего этого, затащил бы ее в постель. Весьма аппетитна она была! Но только в другой жизни, на другой планете, Мишель! Я немедленно вспомнил ночь у Брэндана, твой поцелуй в мою шею, тепло твое рядом со мной, согревавшее мое сердце всю ночь и… звезды. Их тихий звон, который для тебя оказался дороже любых бриллиантов только потому, что ты слышала его, благодаря нам, нашим песням. Ты тихонько млела в моих руках, молясь о моей любви, ты целовала их так, как целуют, наверное, только руки матери, потому, что я заменил тебе всё и всех. Смелая и пугливая, одинокая кроха на моей груди, способная чувственностью своей взорвать кого угодно… Настоящая «звезда» под соломенной шляпкой…

И я прижалась к нему ровно так, как он сейчас сказал, целуя руку его и понимая, что все слова его – истинная правда, единственная, как и я в его жизни, как ни трудно  мне было поверить в это…

 

16.06.2022
Мария Полякова

Я пишу о любви. Истории мои разные и в каждой есть непременно некий неожиданный поворот, а то и не один. Люблю добавить немного мистики, а то и вовсе на ней сюжет "замесить". И все же, не в ней суть. Она - лишь декорация, призванная разнообразить мои истории. Я называю их именно так. Ибо история - это то, что рассказывают, развлекая... или отвлекая от скучной, серой, проблемной действительности. Пусть реализмом "кормит" кто-нибудь другой... Да, мои истории не всегда достоверны с точки зрения каких-то " технических" моментов - я могу ошибиться в том, о чем мало знаю. Но я не считаю это большим грехом - и в оскароносных фильмах бывает множество ляпов!.. Да, и вот еще что - все события моих историй вымышлены от начала и до конца, а любое сходство с реально существующими людьми абсолютно случайно! О себе же мне рассказывать нечего. Просто не думаю, что это может быть интересным. Пусть уж заинтересуют мои истории! Спасибо за внимание!
Внешняя ссылка на социальную сеть


Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть