Плохого больше не случится

Никто, как ты меня не понимает

Никто как ты меня не обнимает.

Никто не может так как ты

Меня убить и спасти…

Глава 1

 

Парк «Маис» — славное местечко. Бассейн с искусственной волной для любителей серфинга, высотная водная горка «Камикадзе», аттракционы для детей, а еще дельфинарий, где можно поплавать с этими прекрасными животными. Побывать в таком уголке стоит хотя бы раз в жизни, особенно, если юность прошла среди учебников, а повзрослеть пришлось за один день. Кетрин знала об этом не понаслышке – ей понадобилось много времени, чтобы снова научиться улыбаться и доверять людям. Она предпочитала не вспоминать прошлое. Никогда! Те, с кем она теперь общалась и работала, знали ее под другим именем. Она стала Рамоной Суарес и перебравшись в Мексику, потерялась среди тысяч таких же как иммигрантов. А потом… впрочем, с некоторых пор она жила одним днем, а сегодня ей предстоял отъезд домой и мысли были заняты только этим. Самолет улетал в два часа, а вещи все еще не были собраны, поэтому теперь она спешила и поглядывала на часы, когда кто-то преградил ей дорогу.

«Извините!» – машинально произнесла Кет и попыталась обойти стоящего перед ней мужчину, пока не узнала в нем Джаса. Их связывали отношения, которые нельзя было назвать романом, но и дружбой тоже нет. Джастин относился к тем парням, которые имеют плохую репутацию, но за «своих» любого порвут на куски. Год назад он заступился за Кетрин на автобусной остановке, где ее пытались ограбить два местных урода. С тех пор они поддерживали связь. Сначала она была дружеской  и надо отдать должное, он даже не пытался приставать, а потом после Дня всех влюбленных, проведенного на побережье, Кет стала его девушкой. Джас нравился ей, как раз потому, что был таким «трудным», а еще из-за привычки брать инициативу в свои руки.

В начале лета ему в голову пришла интересная идея — устроиться на работу в новом парке развлечений. О том, чтобы Кет и дальше зарабатывала кассиром или тем паче официанткой речи и быть не могло. Его девушка не будет крутить задом перед посетителями и выслушивать их пошлые намеки в магазине. Кет сдала свою комнату и уехала с новым другом к морю – загорать, плавать в бассейне, выслушивать его бесконечные комплименты, на которые Джас был очень щедрым. Для него Рамона Суарес была то куколка, то моя девочка, то принцесса. Она снова почувствовала себя в безопасности, как когда-то давно рядом с другим человеком. Защищенной, спокойной, уверенной в своей привлекательности. И все-таки что-то тревожило Кет, может его необузданная ревность, а может стремительно развивающиеся отношения. В какой-то момент она решила сделать паузу и на время уехать – проверить себя и его чувства.

— Ты не передумала? – теперь Джас стоял перед своей подружкой и хмурился – Сезон заканчивается через месяц, расплатятся и уедем, куда захочешь!

— Зачем ты опять начинаешь? Загляну домой, посмотрю во что квартиранты превратили квартиру. Проверю почту.

— Опять хочешь взяться за свое расследование? Думаешь, если ты найдешь родственников, это осчастливит их или тебя!

Этот разговор они начинали не впервые. О себе Кетрин говорила очень мало, но все же ему была известна часть правды — девочкой Рамона потеряла родителей, чью машину расстреляли и сбросили с моста, а со своим опекуном она не ужилась и сбежала. В общем ничего удивительного для Джаса, он слышал истории и пострашнее. Непонятным для него было то, что она упорно стремилась отыскать своих родственников, и неустанно этим занималась: рылась в архивах, писала какие-то запросы и письма. На самом деле далеко не все они касались ее родителей, огромная выгоревшая в душе дыра требовала возмездия. Она искала все, что можно было узнать про Герхарда, чтобы отомстить за Сану. А вот о нем Кет не рассказала ни слова.

— Я поняла, что ты хочешь сказать. Нам никто не нужен, так?

— Именно! Я хочу, чтоб ты осталась со мной, куколка! – Джас притянул ее к себе и поцеловал в макушку. Ах, как ему нравился запах ее волос, от него по всему телу распространялось тепло, а за ним вспыхивало желание.

— Послушай, не здесь! – пришлось упереться ему в грудь, чтобы хоть немного отстраниться — Мне нужно вернуться домой хотя бы на время, побуду в тишине. Если соскучусь, сразу прилечу назад! – последние слова были единственным доводом, с которым ее друг мог согласиться.

— Плохая девочка, хочешь разбить мне сердце…- он взял ее за подбородок и поцеловал в губы.   

— Джас… ну перестань, я же не навсегда уезжаю! Может теперь шеф успокоиться и не будет грозиться уволить тебя из-за прогулов! Я побегу, совсем нет времени!

— Когда вернешься — позвони! Слышишь – сразу же!

Последняя фраза была казана уже в спину уходящей подружке. Джастину очень не нравилась эта идея с отъездом. Его малышка что-то не договаривала и это «что-то» осталось в  прошлом, куда она никого не пускала. Все эти поиски родных, которых стоило бы забыть, как страшный сон, тоже не приведут ни к чему хорошему! Он покачал головой, глядя, как удаляется Кет и подумал, что пора ставить точку. Повлиять на свою девушку он не мог, а вот на жену… Когда деньги за сезон будут в кармане, он отведет ее в церковь и получит на нее законные права. Свою жену он будет удержать в рамках: она будет ждать его дома, готовить тако с курицей и засыпать под боком.

Джастин не привык делиться тем, что считал своим, это было заметно по нему уже в детсадовском возрасте. Девушка, которая на той автостоянке готова была драться за содержимое сумочки и несколько купюр в кошельке, ему пришлась по душе. Это была родственная душа, такая же потерянная среди людей, как и он сам. Джас расправил над ней крылья и как настоящий собственник считал, что она должна постоянно быть рядом… Отлучки Кет, даже короткие, и возможность каких-то новых знакомств  делали его подозрительным и ревнивым, сто сообщений и звонков в день… Теперь они расставались на неопределенное время и у него уже появился «зуд» вместе с желанием проследить за каждым шагом своей куколки.

**

Кет очень спешила. Кое-как покидав вещи в чемодан, она еще раз пробежала глазами вокруг – проверить, не осталось ли чего-то в комнате. Вроде бы все на месте: билет, паспорт, деньги… вместе с ними в кошельке было и потайное отделение. В него Кетрин старалась не заглядывать, там остался кусочек ее сердца, который не мог принадлежать больше никому, и надо же, чтобы она вспомнила об этом именно сейчас! Пальцы расстегнули молнию и нырнули под подкладку, чтобы достать фотографию. Глядя на нее, она улыбнулась сквозь слезы. Сколько пришлось уговаривать Сану, чтобы сделать это селфи! На нем они выглядели, как счастливая пара, смеющиеся, влюбленные, стоящие в обнимку! «Нет, сейчас никак нельзя распускаться!» — Кет быстро спрятала фото и глубоко вздохнула.

Прыгнув в такси, она то и дело смотрела на часы, а стрелки как будто нарочно ускорили свой бег — еще немного и посадка будет окончена! Пройти регистрацию удалось одной из последних, чтобы занять место в третьем классе и облегченно выдохнуть. Уезжать с курорта хотелось и нет. Здесь было так хорошо! Солнце уже украсило ее кожу бронзовым загаром и даже появилась привычка спать чуть ли не обеда. И вместе с тем она устала от постоянного контроля Джаса и даже от безделья. Самое время покинуть солнечный берег и заняться чем-то что успокоит незатухающий огонь в ее душе. Предчувствия начали мучать ее несколько дней назад, и все они были связаны с дедом и Саной. Что-то должно было случиться, это и ускорило отъезд.

На соседнем кресле устроился импозантный мужчина средних лет и сразу начал бросать в ее сторону нескромные взгляды. Разговаривать с ним Кетрин не хотелось и она вставила в уши наушники, чтобы послушать аудиокнигу. Размеренный голос автора незаметно усыпил ее и реальность сменилась видением — таким ярким, что его было невозможно отличить от действительности.

Она шла между рядами кресел и вдруг заметила, что Сана находится в том же самолете и не один. С ним летела миловидная девушка и они оживленно разговаривали, держась за руки. Когда Кетрин подошла ближе, сердце стучало где-то в горле, не давая произнести ни слова.

— А, Кет, ну здравствуй! Я не знал, что мы летим вместе, познакомься, это моя жена! Лиза — это Кетрин Герхард, я семь лет работал на ее деда.

— Как, это все, что ты мне скажешь?! А как же та авария? Как ты выжил, почему ни разу не позвонил?!

— Ты ведь сама ушла. Никто не знал, где ты!

— Ты не искал… я поняла. Ладно, мои поздравления, желаю вам счастья!

Кет проснулась, как от выстрела. Самолет снижался и у нее заложило уши – не иначе это и стало причиной кошмара.

— Вам нехорошо? – сосед с тревогой смотрел на ее побледневшее лицо – Хотите воды? Скоро приземлимся, можно будет выйти на воздух.

— Благодарю — она сделала несколько глотков и глубоко вдохнула. Жаль, что сейчас не разносят коньяк – отогнать образ, который она хотела забыть как можно скорее. – Я не кричала?

— Нет – мужчина покачал головой – Приснился кошмар? Я стараюсь не спать в самолетах, со мной такое случается из-за перегрузок.

— Приходится часто летать?

— Да, по роду службы. Извините, я не представился, Виктор Новак.

— Рамона, очень приятно! – она протянула руку – Еще раз спасибо и извините что так получилось. Так летите в Сан Эльче по работе?

— Да, участвую в расследовании.

— Только не говорите, что вы частный детектив – на это раз Кет от души рассмеялась, уж очень не подходила ему такая роль.

— Почему? В вашем воображении детективы выглядят как-то иначе?

— Вообще-то да. А вы серьезно? Честно говоря, я думала, что частным сыском занимаются люди не заметные, вхожие скажем так… в любую среду. Я не представлю, как вы будете что-то узнавать в забегаловках на Сан-Эльче!

— Сразу видно, что вы любите читать. По счастливой случайности мне не понадобится ходить в забегаловки, по крайней мере я на это надеюсь. А чтобы у вас не осталось сомнений, вот моя визитка – он протянул глянцевую карточку.

— Еще раз спасибо. По каким вопросам можно обращаться?

— Вам помогу по любым. Даже если потеряется любимая собака!

В этот момент Кетрин подумала, что Джас, пожалуй, прав, опасаясь куда-то отпускать ее одну. Пожелай она более близкого знакомства с Виктором, это не составило бы никакого труда. Хорошо, что ее сердце было занято и притом так надежно, что ни один мужчина пока еще не смог пробить эту броню, даже сам Джастин, хотя он об этом и не подозревал.

***

Кетрин двигалась по терминалу, совершенно не глядя по сторонам. Колесики чемодана размеренно постукивали по плитке пола, но в какой-то момент случилась очередная «авария» — давно пора было купить новый багаж, учитывая, сколько повидал это скромный чемоданчик. Пришлось остановиться и присесть, чтобы вставить обратно хлипкую ось колеса, а оно, как назло, не поддавалось. Когда наконец Кет справилась с задачей и выпрямилась, вытирая пальцы влажными салфетками, в ее поле зрения внезапно попал силуэт, который показался до боли знакомым. Мужчина в белой майке с походкой, которую нельзя было спутать с чьей-то еще. Она видела только его спину, парень шел к стойке регистрации и небрежно нес на плече дорожную сумку. 

— Этого не может быть! – Кет покачнулась, как будто ее удалил в лицо порыв внезапно ворвавшегося с улицы ветра. Бросив чемодан посреди коридора, она медленно пошла следом, бессознательно оттягивая момент встречи. Наконец, они почти поравнялись и до ее слуха донеслись обрывки разговора. Теперь сомнений не осталось совсем, голос принадлежал ее воскресшему телохранителю.

— Сана! – она словно приросла к полу и не в силах была двигаться дальше.

— Кети?! – мужчина оглянулся и с лица сбежала улыбка. Теперь на нем было написано изумление, недоверие, все, что угодно, кроме радости.

Минута – и они оказавшись стоящими рядом, оба смотрели друг на друга, не веря в реальность происходящего.

— Ты живой! – первой прошептала Кет, быстро смахивая слезы.

— Черт! – Сана выдохнул и распахнул объятия, которые тут же сомкнулись вокруг Кетрин и закрыли от всего мира. Она прижалась к его груди и слушала, как часто его стучит сердце – Я думал, что рехнулся, тебя же похоронили!

— А по-моему, тебя!

Оба не могли сказать больше ни слова, как и оторваться друг от друга.  По громкоговорителю передали о посадке на ближайший рейс и только теперь Сана потихоньку отстранился. Кет изменилась. На него смотрела красивая женщина со знакомыми серыми глазами, и он вглядывался в них с надеждой и сомнением: неужели эти пять лет не стерли его из памяти влюбленной девчонки?

— Твой самолет? – спросила Кет, почему-то глядя через его плечо.

— Да, похоже — телохранитель убрал за ушко одну из ее непослушных прядей.

— А это твоя жена? – она кивнула в сторону женщины, все еще стоявшей рядом с багажом Саны в нескольких шагах позади.

— Лиза? Нет, просто попутчица. Теперь я вижу, что это точно ты! Вот что, никуда не уходи, я сейчас вернусь!

Кетрин отошла в сторону, ноги ее не держали. Все казалось очередным странным сном, но только этот сон был слишком счастливым. Сана, живой, совершенно не изменившийся, все той же уверенной походкой вернулся с сумкой, попутно отправляя в урну билет. Его спутнице осталось только с сожалением проводить своего друга взглядом. Та самая девушка из сна, Лиза…а может просто очень похожая на нее?

— Где твои вещи? – Сана взял ее за руку и их пальцы переплелись.

— А ты не спросишь, куда я лечу?

— Никуда. Мы никуда не летим, пока я не узнаю все!

Глава 2

Пять лет — небольшой срок, но только не для тех, в чью жизнь вмешался Раш Герхард. Сана слушал рассказ Кетрин и чем дальше, тем больше складывалась неприятная картина. Тот, кто вытащил его с того света после войны, сделал это дважды — второй раз уже после аварии. Вот только проделано все было под покровом тайны, которая не должна была покинуть пределы клиники. Несколько месяцев сложнейшей реабилитации помогли выйти из комы и постепенно вернуться к жизни и во тогда Александру сообщили, что во время взрыва Кетрин погибла. Описывать, что он пережил после такой новости нет никакой необходимости, спасла работа и новые препараты, которые поддерживали его еще много месяцев.

За все это время Сана видел Герхарда только два раза – в палате интенсивной терапии и перед выпиской из госпиталя. С его слов Кет узнала, что старик сильно сдал, но остался твердым как скала. Он снабдил бывшего телохранителя рекомендацией – на случай, если тот решит вернуться к работе, а также передал «аптечку индивидуального пользования». Об этом, правда, сана умолчал – Кетрин ни к чему было знать, что его жизнь зависела от каких-то препаратов. Когда же пришла ее очередь делиться воспоминаниями, они уложились в одно предложение: «Я сняла все свои деньги и сбежала. Дед был слишком занят, чтобы сразу меня вернуть, оказывается в это время он спасал тебя…»

Кет не могла и не хотела возвращаться к прошлому, настоящее – вот что было самым важным и поэтому ей пришлось задать вопрос, который мучал ее больше всего.

— Скажи, тогда после выпускного Герхард что-то рассказал тебе о нас? Ты видел ту вырезку в газете?

— О чем ты? Есть еще что-то, что я должен узнать?

— Это была его самая грязная выходка. Дед показал мне газету, ту, с публикацией об аварии и гибелью моих родителей. Там была и моя фотография, милая девочка с именем Рамона. Я не родная внучка ему, ты знал? А еще он сказал… черт не знаю как повторить, он пытался убедить меня, что ты мой брат.

— Кети? – пауза заставила Сану напрячься, и он схватил ее за руку – Договаривай!

— Можешь себе представить, что я тогда почувствовала, это потом в больнице мне сказали правду. Мы не можем быть родственниками, даже двоюродными. Просто еще одна ложь, чтобы удержать меня под контролем. Ненавижу этого человека! Тоже мне вершитель человеческих судеб!

— Иди сюда! – Сана отодвинулся от столика, за которым они сидели в какой-то унылой забегаловке на краю географии. Кет поднялась и остановилась рядом, пока он не посадил ее на колени. Вся боль и злость разом покинули ее, как и желание дальше говорить про Герхарда.

 — У меня есть предложение. Хватит копаться в прошлом, расплатимся и поедем в отель. Снимем номер на несколько дней, а потом решим, что делать. Ты со мной? 

— Даже не знаю, что тебе сказать. Если только ты меня поцелуешь!

Сколько раз Кет получала от него взыскание за подобные намеки и просьбы, сколько раз плакала, убеждаясь, что Сана видит в ней просто глупую увлеченную девчонку! Только теперь все было иначе. Поцелуй показался ей бесконечно долгим, а вкус его языка – сладким и будоражащим воображение. Они никак не могли оторваться друг от друга и у Кет начала кружиться голова, а низ живота заныл от нетерпеливого ожидания.

Ничего себе поворот! Предложение было абсолютно невинным, она хотела поплакать у него на плече, но теперь их с головой захватило совсем другое желание. Кетрин чувствовала, как в нее упирается возбужденная мужская плоть и сделала непроизвольное движение. Совсем небольшой шаг навстречу — и рука Саны тут же пробралась сквозь стиснутые томительной судорогой бедра. Пришлось прикусить губу и схватить его запястье, как только он коснулся заветной точки. Это было уже слишком даже для мужчины с железной выдержкой.

— Кети, сейчас я полюблю тебя прямо на стол и нас арестуют – горячий шепот совсем свел ее с ума – Берем тачку и поехали отсюда!

— А как же кофе? Надо взять что-то покрепче, чтобы ты не заснул ночью – Кет прижалась к нему щекой и кончиком языка дотронулась до мочки уха. В ответ послышался глухой выдох и сильные руки стиснули ее пониже поясницы.

— Детка, остановись – он чуть ли не насильно столкнул ее с колен, чтобы набрать номер такси – Не буди во мне зверя!

Вместо ответа Кетрин перевела взгляд на его джинсы — зверь уже давно проснулся и ему не терпелось вырваться на свободу. Неловкая ситуация – идти мимо посетителей забегаловки, пытаясь погасить эрекцию. Хорошо еще что что в полумраке на них особо не обратили внимания, а машина сразу покатила к ближайшему отелю, где номер можно снять без особых проволочек.

— Ваши ключи – недоверчиво поглядывая на парочку, державшуюся за руки, администратор предвидел возможные жалобы от соседей. Эти сейчас начнут ломать кровать и своими стонами поднимут на ноги весь этаж, сомнений у него не было. Но и отказать им он не мог – оплатили на неделю вперед, а съедут, скорей всего, через дня через два-три!  

К счастью, до его недовольных взглядов никому не было дела. Едва за спиной закрылась дверь, все приличия были забыты. На полу остались разбросанные туфли, джинсы, шорты Кетрин. С треском отлетели пуговицы от блузки, которая не поддавалась и превратилась в хлам. До кровати они дошли почти на ощупь, не отрывая губ и блуждающих по обнаженному телу рук. Кет ждала натиска, который утолит ее жажду, изнывая от нетерпения. Дорожка из поцелуев осталась на ее шее, груди, животе, но когда его горячий язык пробрался между ног, сладкие спазмы прокатились по всему телу и голова отключилась полностью.

Никогда раньше с ней не было такого, но теперь с пересохших губ слетали просьбы, нет, уже мольбы покончить с этим мучением. Наконец, Сана буквально вдавил ее в мягкий матрас кровати и проник в пылающее лоно. Сделай он это немного раньше – первый танец в постели закончился бы через минуту. Он вдруг почувствовал себя неопытным подростком, которому трудно сдерживаться, оттягивая финал — когда такое было в последний раз – даже не припомнишь!

— Только не останавливайся! – ноготки Кетрин впились в его тело.

— Детка, куда? – напряжение достигло предела, но вместо ответа Кет еще больше подалась навстречу, чтобы вобрать в себя пульсирующую любовную влагу. Бесконечно долгий оргазм забрал последние силы и заставил обоих повалиться на постель, едва переводя дыхание.

— Я люблю тебя! – Кет еще раз поцеловала Сану в губы и уронила голову со взмокшими, растрепанными волосами ему на плечо.

— И я тебя, малыш, ты бесподобна!

**

Утро прокралось в гостиничный номер словно для того, чтобы нарушить царившую здесь идиллию. Кет лениво потянулась и повернула голову. Судя по всему, было уже поздно — на соседнюю подушку падали яркие лучи солнца, она была смятой, но пустой. По шуму воды из душа стало ясно, что Сана плещется, чтобы освежиться после бурной ночи. В комнате царил ужасный беспорядок – бутылка от шампанского беспомощно закатилась в угол, бокалы опрокинулись на пол со столика, который вчера стал участником любовного сражения. Вещи, которые с вечера занимали почетное место от входной двери до кровати, Сана собрал и покидал как попало на одно из кресел. Глядя на эту картину счастья Кетрин с трудом могла поверить, что еще вчера утром она была в аквапарке на другом конце Мексики и размышляла о том, возвращаться ли домой.

Сана пришлепал босиком – на загорелой коже поблескивали капельки воды, из одежды – одно полотенце на бедрах. У Кет в груди стало жарко, даже дыхание перехватило.

— Доброе утро! – он присел на край кровати и поцеловал ее в припухшие после страстной ночи губы – Завтрак я уже заказал, вылезай из кровати, соня!

— Мы куда-то спешим?

— Нет, но если ты через пять минут не будешь в душе, я за себя не ручаюсь!

То, что он приведет угрозу в исполнение, не вызывало сомнений, пришлось выбраться из-под одеяла и подставить тело под струи теплой воды, чтобы смыть следы усталости вместе с любовной истомой. Кет вернулась в гостиную в халате на голое тело с мокрыми волосами и внезапно проснувшимся голодом. 

— Твой телефон, – Сана уж успел натянуть шорты и жевал бутерброд – по-моему там сотня сообщений. Может посмотришь?

У Кет упало сердце. От кого они, было понятно и без всяких проверок, но говорить об этом сейчас не хотелось, не было желания даже вспоминать.

— Детка, чем дело? Может расскажешь? Мы вроде как договорились обойтись на будущее без тайн.

— Что тут рассказывать, – она вздохнула и бросила телефон с мигающим маячком на кровать подальше от глаз – звонки от одного человека, смс тоже от него. Я даже знаю, что там.

— У тебя кто-то есть? – Сана не выглядел обиженным или возмущенным, но голос ему изменил.

— Как только мы с тобой встретились там, в аэропорту, я все ему сказала и поставила точку. Собственно, ничего серьезного и не было, во всяком случае с моей стороны. Этот человек… он вытащил меня из очень большой беды, и так уже получилось, что какое-то время мы были вместе.

— Ты не обязана оправдываться.

— Нет, так не пойдет. Мы или вместе или нет! Никого третьего быть не может! Я знаю, надо было сказать тебе сразу, но теперь ты все знаешь.

— Ты уверена, что не будешь потом жалеть?

— Можешь не сомневаться. Вот, смотри… — она подобрала сумочку и достала из потайного кармашка кошелька заветное фото – я с тобой никогда не расставалась.

— Где ты это взяла?!

— Еще скажи, что не помнишь! Ладно, даю наводку: выпускной, платье, салон красоты… Тебя тогда приняли за моей жениха. Кстати, сережки я тоже сохранила. Скажи честно, я сильно изменилась?

— Очень.  Теперь тебе не семнадцать, и ты можешь делить со мной постель.  – он потянул ее к себе за поясок от халата и обнял за самое аппетитное место — Скажу даже больше – я готов купить тебе кольцо. Давай позавтракаем и ты покажешь, где в этом городе можно найти то, что тебе понравится.

— Ты сейчас шутишь, да? – глаза Кет стали влажными, хотя она и старалась сохранить спокойствие.

— Надо сделать все по форме? Ладно… — он поднялся и взял ее за руку — Кетрин, ты будешь моей женой? Подумай хорошо, прежде чем отвечать.

Как следовало ожидать, теперь она расплакалась и еще долго сидела, уткнувшись в его плечо, не в состоянии даже выпить чашку кофе.

Глава 3

Прежде, чем уехать из Сан-Эльче, Кетрин необходимо было решить вопрос с квартирой. Лучше всего – сдать на длительный срок. Сегодня ей повезло – две первокурсницы искали недорогое жилье и небольшая комната им идеально подошла. Были оговорены все формальности, осталось только дождаться, когда съедут прежние квартиранты. После разговора с ними Кет спешила в отель – порадовать Сану. Он строил свои планы на медовый месяц: побывать где-то в экзотических местах, пожить в бунгало, совершить прыжок с моста или попробовать дайвинг. Кет пережила слишком много такого, что непросто забыть – эта поездка должна была подарить ей счастливые, по-своему незабываемые моменты.

Неприветливый дворик, где часто забывали вынести мусор, Кет пересекла, даже не глядя по сторонам, настолько знакомым здесь был каждый камень.  Она была полностью поглощена своими мыслями и не обратила внимания, как в арке, которая едва освещалась, появился темный силуэт. Чьи-то руки схватили ее, толкнули и прижали к стене.

— Кошелек в правом кармане – сразу заговорила она, надеясь отделаться от нападавшего.

— Так и знал, что найду тебя здесь! Рано или поздно ты бы появилась! – голос был знакомым и принадлежал не местному нарику или вору, а намного хуже — Джастину.

— Ты делаешь мне больно, отпусти! – в ответ тиски его рук сжались еще сильнее.

— А как ты думаешь, мне ты не сделала больно, а, куколка? Ты ни разу не ответила на мой звонок, это же так удобно – просто отправить в черный список! Хотела отделаться одной СМСкой с твоим жалким «Прости?» Ты хотя бы читала мои сообщения? Видела, сколько я написал, что хотел сказать? Ты порвала меня на куски, принцесса, а это ОЧЕНЬ больно, можешь мне поверить!

— Я сказала тебе правду, Джас. У нас ничего не получится, нет смысла тянуть дальше!

— И давно ты это поняла? Хватило одного дня, да? Знаешь, что я  думаю – ты не зря занималась поисками, только не того искала. Как его зовут, твоего «брата»? – Джас почти потерял над собой контроль и схватил ее за шею – Ну, скажешь или нет?

Перед ней было разъяренное лицо Джаса с горячими углями черных глаз, бешеная натура давала о себе знать — наполовину мексиканец, наполовину кубинец, он был абсолютно необузданным, как дикое животное.  По дохнувшему на нее запаху стало ясно, что к тому же он много выпил. Кет набрала полную грудь воздуха, сейчас или никогда, не зря же она изучала приемы самозащиты в школе. В какую-то долю секунду, не дав ему возможность сжать свои пальцы сильнее, она выбросила вперед руку, толкнула его в подбородок, вывернулась и бросилась бежать – сначала в калитку на заднем дворе, потом через рынок, где можно смешаться с людьми.

В последний момент ей удалось запрыгнуть в первый попавшийся автобус. Уже отъезжая, она увидела Джаса — он сбил с ног кого-то из прохожих, стараясь ухватиться за дверцу автобуса, но опоздал буквально на минуту. Транспорт тронулся и покатил дальше, а Кетрин перевела дух. На следующей же остановке она вышла и бросила взгляд на номер – хорошо, что автобус едет совсем в другом направлении от отеля. Это помешает Джастину и задержит хотя бы ненадолго. Может времени хватит, чтобы уехать и черт с ней, с этой квартирой!

Она отряхнула одежу. Поморщилась, ощущая последствия короткой стычки и оглядываясь, почти побежала к отелю, выбирая переулки и подворотни, где не могла попасться на глаза. Появление Кет в номере было эффектным – Сана, который что-то смотрел по телику, бросил пульт и тут же оказался рядом, вопросительно глядя на последствия разборок. Губа у его невесты была разбита, на коленях – свежие ссадины, а на шее – это он узнал безошибочно – синяки от пальцев. Тем не менее держалась она, как настоящий «крепкий орешек».

— Сана, только не сейчас! Я в душ, потом поговорим!

— Стоп, это не то, что я подумал? – его обдало холодом при мысли, что она каким-то чудом убежала от насильника.

— Нет – она сжала пальцы, чтобы подавить дрожь – Меня никто не трогал. Это другое!

Сумка полетела в угол, Кет на ходу сняла футболку и пошла в душ, не сказав больше ни слова. Александр целых десять минут мерил шагами комнату минут, пока у него не лопнуло терпение. Распахнув двери в ванную, он обнаружил Кетрин сидящей под струями холодной воды. Она плакала, сжавшись в комочек и по лицу стекали темные дорожки туши.

Сана стащил с крючка полотенце, закрутил кран и как ребенка вынес на ее руках. Кет вся дрожала и даже теплое одеяло не помогало ей согреться, тогда он посадил ее на колени и прижал к себе.

— Скажи, что случилось? Ты же знаешь. Мне можно рассказать все!

— Давай уедем! Все равно куда, только сегодня же!

— Хорошо, детка, ладно! Иди ко мне поближе, больше я тебя никуда одну не отпущу! Кто это был, скажи мне?

Кет подняла на него глаза. Пришлось рассказать все как есть, но против ожидания Сана не бросился к телефону вызывать полицию. Он погладил ее мокрые волосы и взял лицо ее в ладони.

— Ты настоящий боец, Кети! Думаю, твой дед был прав, когда говорил про гены, но давай договоримся – я разберусь с ним сам. В конце концов мне семь лет платили за то, чтобы я тебя защищал.

— Знаешь, когда тебя нет рядом, я все время делаю глупости, сначала Тай Пин, теперь Джас. Зачем я только с ним связалась!

— Посмотри на меня – Сана осторожно коснулся ее лица – Ты девушка, тебе и не положено быть одной! Это я не должен был тебя отпускать, так что ни в чем себя не вини! По-моему, в баре есть коньяк, тебе не помешает выпить.

Он вернулся с бутылкой и двумя стаканами, плеснул горячительного и протянул один из них Кетрин. Запах у коньяка приятный – что-то между горьким шоколадом и орехами. Она проглотила спиртное залпом и озноб прошел почти сразу.

— Ужасно выгляжу, да? – она поморщилась, прикоснувшись в распухшей губе

—  Дурочка, что тебе только лезет в голову. Я спущусь в аптеку, ладно? Две минуты. Налить еще?

Кет помотала головой, она уже опьянела и не хотела повышать градус. Сана натянул майку и вышел из номера за каким-то целебным составом – кто как не он знал, чем лечить ее душевные и телесные раны еще со времени, когда она возвращалась с разбитыми коленями после катания на роликах. Кет выбралась из кровати, чтобы одеться, но не успела накинуть даже халат, как в сумке завибрировал телефон. На связи были квартиранты и она помедлила, не зная, что им сейчас ответить.

— Ола! – голос принадлежал одной из студенток – Рамона, мы должны были встертиться, ты забыла?

— Нет, кое-какие-планы поменялись, я собиралась перезвонить.

— Здесь твой муж, я дам ему трубку?

— Сана? – первое, что пришлось ей в голову, свой мобильный он, наверное, оставил в номере.

— Значит, Сана… ах ты маленькая сучка! – Джас дышал в трубку, как будто пробежал стометровку – А я идиот торчу тут, чтобы поговорить. Хотел сказать, что подыхаю без тебя, принцесса, а ты там под другим крылышком? Чего ты хочешь? Деньги нужны? Я подниму, столько, что донести не сможешь. Или тебе траха не хватало, так я с тебя слезать не буду!

Кет отбила звонок, но он тут же набрал снова.

— Не бросай трубку! Я тебя не отпущу, скорее убью, услышала? И тебя и твоего это Сану…

— Джас, ты сумасшедший! Ненормальный, понял?

— О, голосок моего ангела. Рамона, не смей бросать трубку! Прыгай в тачку и приезжай, я все тебе прощу и забуду. Поведу тебя в церковь, куколка, ты меня слушаешь! Лучше давай по-хорошему!

— Дай телефон! – Сана вернулся так тихо, что она не заметила его присутствия. – Ола, Джастин или как там тебя! Что ты хотел сказать, говори мне!

В ответ полился поток мата пополам с угрозами, которые Александр пропустил мимо ушей.

— Искать меня не надо – сказал он, когда пыл у говорящего на той стороне немного иссяк – Я сам тебя найду. Нет, я не дам ей трубку! Услышал меня – еще раз позвонишь по этому номеру, пожалеешь, что родился на свет! 

— Он не успокоится! – Кет потерла виски, от нервного напряжения и выпивки начинала болеть голова.

— Успокоится – Сана вытащил из-под кресла брошенную сумку, порылся в вещах и достал пистолет.  

— Эй, ты что! Не вздумай с ним связываться!

— Детка, кого ты выбираешь? Если ты со мной, предоставь избавить тебя от человека, который оставил вот эти следы! – он дотронулся до ее шеи, где красовались синяки.

— Будет лучше просто уехать. Я не хочу, чтоб тебя посадили!

— Вот это мне нравится больше — он свободной рукой привлек ее к себе – Во всяком случае, ты во мне не сомневаешься. Давай папочка полечит твои ссадины, мы поедем и утрясем вопрос с квартирой. Из-за этого мудака терять свой дом ты не должна.

Сана перенес ее обратно на кровать и устроился рядом, распаковывая коробку со снадобьем. От жгучей мази она наморщила нос, стараясь даже не смотреть на пылающие царапины.

— Что, подуть? – его голос был нежным и немного насмешливым.

— Черт, правда же больно!

Он подул на ссадины, но боль тут же сменилась жаром, окатившим ее, как только губы прикоснулись к коже на бедре. По телу побежали мурашки размером с Эмпайр Билдинг. Его пальцы заскользили вверх, медленно пробираясь под небрежно наброшенный халат. Кет упала на разбросанные подушки и вцепилась в постель, сминая простыню. Это было как внезапный обвал в горах – горячие губы и бессовестный язык, который вытворял что-то невероятное с ее телом. Мучительное напряжение внизу живота перешло в нестерпимое желание – ноги Кет подрагивали от возбуждения, а прерывистое дыхание сменилось тихими стонами.

Сана перебрался повыше, стащив одним движением майку. Под загорелой кожей играли мускулы и Кет хотелось вцепиться в это сильное тело, прижаться к нему, отдаться на милость победителя. Она потянула за резинку его шортов, освобождая возбужденную плоть и сразу оседлала его, взобравшись верхом. Сана сжал ее бедра и притянул еще ближе к себе, двигаясь сначала плавно, в потом все быстрее, пока не вошел в нее полностью. Сладкие стоны ласкали слух и заводили еще больше, пока в тисках его сильных рук Кетрин совершенно не обессилила, чтобы раскинуться на кровати с закрытыми от блаженства глазами. Шевелиться и говорить не хотелось, только ее пальцы тихонько поглаживали плечо Саны. 

— Принести попить? – он поцеловал ее в макушку – В баре, по-моему, оставалось пиво.

— И найти по дороге пульт от моей головы.

Он рассмеялся, направляясь к бару и вернулся с парой банок, покрывшихся от тепла каплями влаги. Несколько глотков холодного пива остудили Кетрин, и она перевела взгляд на часы. 

— Мы опять целый провалялись в кровати. Я думала так не бывает.

— Ну не весь день. С нашими делами мы еще успеем разобраться. Звони квартирантам, встретимся через час, пусть подпишут документы. Часа тебе хватит? – он с улыбкой смотрел на ее разнеженное обнаженное тело.

— У меня нехорошие предчувствия. Давай все отложим.

— Нет, Кети, прятаться мы не будем. С прошлым пора покончить, ты не думаешь? С твоим, с моим, и с нашим общим. Ничего хорошего в нем нет!

Он залпом допил пиво, не желая делиться мрачными воспоминаниями. До этого времени за них тянулся «хвост» от Герхарда Раша, хотя сам ученый никак не давал о себе знать. Говорят, молния не бьет два раза в одно дерево, Сана стал живым опровержением этой поговорки. Две смерти, два воскрешения и будущее, которое оставалось туманным.

Глава 4

До посадки на самолет оставалось около получаса. Кет устроилась в зале ожидания рядом с Саной, ее голова лежала у него на плече, а ноги – на стоящих рядом чемоданах.

—  Я пойду куплю кофе – глаза слипались несмотря на то, что на улице ярко светило солнце. Кет никак не удавалось выспаться, медовый месяц полностью оправдал свое название. Они вели себя, как два безумца, которые никак не могут насытиться друг другом и сегодня уснули перед самым рассветом.

— Мы же договорились, ты ни на шаг от меня не будешь отходить.

В отличие от невесты Сана был все время начеку. Он кожей чуял приближение опасности и сохранял предельную бдительность на случай, если бывший Кет все-таки решит объявиться. О том, что он мог просто сложить лапки нечего было и мечтать, разве что по слепой случайности Джасу пока не удалось узнать, где они остановились. Вокруг толпилось полно народа — затеряться не составит никакого труда, а значит до того, как они займут свои места и поднимутся в воздух, расслабляться не стоит.

Наблюдая за людьми, Сана обратил внимание на высокого типа в надвинутом на глаза капюшоне. Он слонялся по залу, поглядывал на электронное табло, явно нервничал и не очень напоминал обычного пассажира. Его толстовка подозрительно оттопыривалась, а руки почти не появлялись из карманов. Это, конечно, мог быть обычный поставщик дури, у которого здесь назначена встреча или соглядатай, а может и кто-то, работающий под прикрытием, но эта личность явно вызывала недоверие.

Как раз в это время прибывшие ближайшим рейсом заполнили терминал, людской муравейник зашевелился и Сана потерял незнакомца из виду. Ряды кресел позади опустели, кто-то отправлялся на регистрацию, кто-то встречать друзей или родных. Кет заметила Джаса уже тогда, года он стремительно приближался, и его перекошенное от злости лицо показалось из- под откинутого капюшона. Пистолет он вытащил на ходу, намереваясь уложить соперника, но прежде, чем прозвучал выстрел Сана успел столкнуть Кети с сиденья вниз, закрыл собой и перехватил руку Джаса. В зале поднялась паника, пассажиры бросились врассыпную, а между мужчинами завязалась драка.

Сана был не из тех, кого можно запросто отметелить, но и Джастин, отсидевший срок умел за себя постоять. Главная разница между ними состояла не в физической форме, а в том, на что был готов бывший Кет. «Я тебя скорее убью, чем отпущу» — эти слова были вовсе не метафорой. Теперь, когда его обезоружили, желание проучить бросившую его девушку не утихло. Для такого случая он запасся особым «оружием». Еще работая в аквапарке, Джас получил доступ в агрессивным чистящим средствам, в том числе и к кислоте.

Это был последний шаг, на который он решился бы только убедившись в измене Кетрин, и это случилось. Он своими глазами увидел счастливую парочку, улетающую на курорт, наблюдал за тем, как его куколка ластится к своему дружку и в душе у него разгорелось безумное пламя. Стоило ей уехать и в тот же день эта шалава нашла себе другого! Джастин переместился ближе к Кет, которая покинула свое укрытие, пытаясь докричаться и позвать охрану, его рука нырнула под толстовку и показалась уже с бутылкой жидкости.

Одним движением он выдернул пробку, но в последний момент его осенила гениальная мысль. Если она так любит своего Сану, пусть посмотрит на то, что от него останется! Каким бы бешеным не был Джастин, сделать такое со своей принцессой оказалось ему не по силам, зато он мог выставить счет ее дружку. Секунда – и Сана отпрянул от него под крики находившихся рядом людей. У Кет все поплыло перед глазами. От кислоты на полу расползлись пятна, что сейчас творилось с ее женихом, страшно было даже представить. Дочь мексиканского наркодельца в глубине души осталась достойной продолжательницей родителей. Пистолет, отлетевший во время драки, лежал в двух шагах от нее. Кет схватила оружие, взвела курок и прицелилась в лоб Джастину.

— Ну давай – он распрямился – хотя я советую тебе лучше пристрелить его. Чтобы не мучился!

Кет нажала на спусковой крючок. В стрельбе она никогда не тренировалась, и руки, ходившие ходуном, не позволили попасть в мишень. Казалось, прошла целая вечность, и только теперь в зале показалась охрана, а чьи-то руки оттащили ее в сторону и отобрали пистолет. Джастина скрутили и бросили лицом на пол, а вокруг Саны собралась толпа. Многие в ужасе отворачивались, кто-то побежал в медпункт, а сама Кетрин, расталкивая людей пробралась к пострадавшему и упала рядом на колени. То, что она увидела, никогда уже не могло стереться из памяти. Поборов первую дикую боль и стараясь не открывать глаза, залитые ядовитой жидкостью, Сана нащупал в пряжке ремня крошечную ампулу с иглой и с силой воткнул ее в бедро.

Первая мысль Кет была о сильнодействующем обезболивающем – такое у него могло быть при себе, но препарат оказался куда более мощным. Прямо у нее на глазах кожа, почти дымившаяся от контакта с кислотой, начала приобретать нормальный цвет, темное пятно на плече от ранения тоже перестало распространяться дальше. Понадобилось чуть больше пяти минут, чтобы Сана глубоко вдохнул и поднял лицо, покрытое крупными каплями пота. Здоровое лицо без единой отметины. Кет онемела и смотрела на него, пытаясь понять, не сошла ли она с ума, но тут ее осенило. Раш Герхард был негодяем, но по-настоящему гениальным учетным. Он не просто сумел вернуть к жизни Сану, но и снабдил средством, способным устранить непоправимый ущерб.

Когда приехала «Скорая», речь шла уже о массовом психозе. Не меньше дюжины человек были свидетелями того, как нападавший облил своего соперника кислотой, но у пострадавшего были только отметины на прожженной футболке и пятно крови, под которым уже зарубцевалась рана.

— Мисс Герхард! – тот, кто окликнул ее имени. Это был человек из прошлого, иначе он не мог бы узнать в Рамоне Суарес наследницу Раша Герхарда – Нам нужно поговорить.

Перед Кетрин стоял знакомый в деловом костюме, который только что отошел от полиции, уводившей Джастина. Виктор Новак, детектив, недавно летевший с ней в одном самолете.

— Простите, но я сейчас не могу разговаривать! – ее внимание было приковано к врачам, осматривавшим Сану.

— Ваш друг может присутствовать при нашей беседе, я думаю с ним все будет в порядке.

— Кто вы на самом деле такой? – Кетрин еще не отошла от шока.

— Как я вам и говорил – детектив. Мне было поручено вас найти, но, как видно, и на старуху бывает проруха. Я понял, с кем разговаривал, когда вы уже скрылись из виду, пришлось попотеть, чтобы разыскать вас.

— Зачем?

— Для того, чтобы вы могли вступить в свои права. Кетрин Герхард – единственная законная наследница, вам принадлежит огромное состояние, а кроме того, доступ к очень важным секретным материалам.

— Что вы хотите сказать, мистер Герхард скончался?! Когда?

— Похороны были две недели назад, сразу после них я вылетел в Мексику, где вы предположительно скрывались.

— Дед умер.. – она прислушалась к себе, но чувство утраты не приходило. Он своим руками уничтожил ту привязанность, которая могла сделать ее горюющей внучкой. – Лететь обязательно сейчас же?

— Если состояние вашего телохранителя позволит, все формальности я улажу. Я ведь не ошибся, это Александр Стоянов?

— Не ошиблись, но только он давно не мой телохранитель и мы собирались в свадебное путешествие.

К концу этой беседы Сана уже освободился от опеки медиков, в изумлении собиравших инструменты. Он подошел к Кет и молча обнял ее за плечо.

— Прости детка, я объясню тебе все потом…

— Надеюсь. У меня новость, Сана, нас ждут дома, деда не стало.

Они обменялись тревожными взглядами, но ничего не стали обсуждать в присутствии посторонних. Впереди было шесть часов полета, чтобы поговорить начистоту.

Глава 5

Несмотря на заверения детектива, им пришлось задержаться в Сан Эльче. У полиции было слишком много вопросов, и они касались не только инцидента в аэропорту. Самая большая неприятность была связана с документами. С помощью Джаса Кет сделала себе официальные бумаги на чужое имя — он уверял, что все будет «чики-пики» и до сих пор к ее паспорту никто не придирался, но теперь подделка была выявлена и сама Кетрин попала под подозрение. Что касается Саны, отчет «Скорой» ввел всех в ступор. Ему пришлось сдать анализы на содержание в крови наркотиков и ждать результатов.

К счастью, никого из них не арестовали, обошлись внесением в базу и подпиской о невыезде. Виктор Новак долго беседовал со следователем, но пока не добился освобождения своей клиентки, требовались еще кое-какие бумаги и ее участие в следствии. Сана с Кет снова оказались в номере отеля, но долгое время никто из них не мог начать разговор. Кетрин лежала, свернувшись калачиком и смотрела в одну точку. Она почти поверила в то, что можно от прошлого можно уйти, но нет, оно снова напомнило о себе.

— Детка – Сана провел по ее волосам – Так и будешь молчать? Поговори со мной!

— Нас будут преследовать всю жизнь… Они не оставят нас в покое, куда бы мы не уехали.

— Значит, мы не будем прятаться.

— Я не хочу занимать его место! Не хочу иметь ничего общего с фамилией Герхард!

— Так, я не понял, от моей фамилии ты значит отказываешься? – он сел рядом и теперь смотрел на нее сверху вниз – Или тебя пугает жизнь с терминатором?

— Ты с ума сошел, да? – Сана добился своего, она оторвала голову от подушки и встретила его сердитым взглядом – Я не могу перестать думать об этом. Если бы не этот препарат… Один раз твою смерть я уже пережила, это был второй. Сколько раз ты еще будешь воскресать? Сколько ты выдержишь?

— Столько, сколько нужно. Но ты не ответила на мой вопрос.

— Ты что, серьезно? Кто заставит меня передумать? Я люблю тебя, очень, но сейчас мне реально страшно!

— И поэтому ты лежишь спиной ко мне, глядя в стену?

Из груди Кет вырвался прерывистый вздох, и она молча поднялась и перебралась к жениху на колени. Стоило обнять Сану и вдохнуть его запах, как леденящий страх стал отступать. Казалось, это был очередной жуткий сон, а теперь она возвращалась в реальность.

— Наверное самое время тебе кое-что объяснить. Я не хотел касаться этой темы, если не придет такой момент, но ты все видела сама.

Рассказ начался с рокового взрыва машины во дворе Герхарда. Сана очнулся в реанимации клиники, собранный по кускам, подключенный к системе жизнеобеспечения. Счет времени он потерял полностью и долгое время не мог разговаривать. Предупреждая его вопросы, дед Кетрин выложил свою версию событий: его внучка стала жертвой нападения, а сам взрыв был предупреждением ученому. Враги у Герхарда были, вернее это были люди, которым он не пожелал продать результаты своих открытий. Военные, террористы, может и более внушительный список. Сана не стал описывать, как тяжело было пережить такую новость, оставаясь практически неподвижным. И все-таки выжить ему удалось. Герхард потратил почти два года на восстановление пациента 1268, проверяя действие новых вакцин и препаратов. Некоторые из них теперь нужно было использовать постоянно, другие — в критическом случае. Одна из таких ампул и спасла его в аэропорту.

— Тебе не кажется, что все это он сам и организовал?

— Ты имеешь ввиду Джаса? Нет, малышка, чтоб так свихнуться из-за девушки, нужно побольше, чем вмешательство медиков, а он реально на тебя запал, и я его понимаю.

— Брось, ты на такое не способен!

— Откуда ты знаешь? Попробуй уехать на пару дней и найти себе другого, увидишь.

— Я никого не искала!!! Черт, ты нарочно меня дразнишь? – она заметила скрытую в уголках губ улыбку, нащупала за спиной подушкой и пустила ее в дело.

Маленькая стычка закончилась победой Саны, который разоружил ее и уложил на лопатки. Освободиться у Кет не получилось и она укусила его за подбородок. Слегка.

— Ах даже так! Ну ты сама напросилась!

Очередная попытка к сопротивлению была подавлена сразу и Кет уже лежала, вдавленная в мягкий матрас тяжестью сильного мужского тела. Сана мог был очень нежным и тогда они проводили в кровати по несколько часов, но сейчас это была настоящая любовная атака. У Кетрин перехватило дыхание и она вся подалась навстречу. Казалось, они летят на бешеных американских горках — дышать стало нечем, пульс ускорился до такой степени, что стучал в ушах, а все тело напряглось до дрожи. Сладостные спазмы внизу живота заставили ее не просто застонать — закричать, и Сана закрыл ее губы поцелуем.

— Тише, малыш, сейчас охрана прибежит!

— Если нас арестуют, пусть сажают в одну камеру, я согласна… — ее руки освободились из захвата и бродили вдоль спины Саны, рисуя на ней любовные линии.

— Значит, теперь согласна? – он перевернулся и уложил Кет сверху, чтобы не задушить своим весом

— Ты умеешь убедить девушку.

Какое-то время они наслаждались блаженным покоем, но потом Сана вернулся к разговору

 – Ты уже подумала, где мы будем жить, когда вернемся?

— В моем доме, и займем твою спальню наверху.

— Ты никогда сдаешься, да?

— Никогда! Но теперь никакой прислуги и в нашем распоряжении будет кухня, гостиная библиотека.

— И не забудь про лестницу – он покачал головой, улыбаясь ее фантазиям – только пожалуйста, без китайских ваз!

**

Содействие по делу нападения в аэропорту затянулось на десять дней. Поскольку Александр не пострадал (как показала медицинская экспертиза), Джастину предъявили незаконное использование огнестрельного оружия и попытку нападения с целью нанесения ущерба. Он мог и вовсе отделаться условным сроком, как настаивал адвокат, но тут всплыли прошлые дела, и бывший парень Кет получил новый срок. Последний раз она видела его на очной ставке у следователя и его глаза говорили: «Подожди! Это еще не конец!» Еще вчера его немые угрозы заставили бы Кет нервничать и искать в комнате пятый угол, но теперь у нее были более серьезные заботы – предстояло вернуться домой и взять на себя бразды правления.

— Хочу вас предупредить, хотя отдельный разговор у вас будет еще с несколькими близкими к семье людьми. Как только вы станете полноправной наследницей, к вам скорей всего обратятся с просьбой продать компанию или хотя бы контрольный пакет акций. Настоятельно не рекомендую этого делать и вообще вести переговоры без помощника руководителя.

— А эти самые «лица» — люди, которые пытались убрать деда?

— Не будем сейчас это обсуждать. Вас введут в курс дела на месте.

— Послушайте, Виктор, вы мне симпатичны, правда, и я понимаю, вы хотите оставить за собой место в новой империи Герхрада. Но я не хочу иметь дело ни c чем из того, что делал мой дед. Он преступник, и вся его ученая деятельность – бесчеловечна и преступна.

— Я вижу у вас на пальце кольцо? – словно не слыша ее ответил Виктор – Подарок от Александра?

— Да, мы собираемся пожениться, а к чему вы клоните?

— К тому, что так называемая преступная деятельность спасла ему жизнь. Вы выходите замуж за того, кого спас ваш дед и притом не единожды. Это должно заставить задуматься. Все научные открытия можно использовать во благо и для неприглядных целей, а это уже будет зависеть от вас.

В общем, он старался быть убедительным и в чем-то поколебал уверенность Кетрин, но по большому счету она согласилась вернуться домой только чтобы избежать новых преследований. Они сели в самолет и через 4 часа вернулись туда, откуда Кет бежала пять лет назад. Город за это время изменился до неузнаваемости, но все равно тяготил ее. Даже проезжая мимо школы, она вспомнила не лучшие свои дни, а ужасные события, которые были с ней связаны. Тем не менее, день приезда и несколько следующих дней прошли без происшествий, она пообщалась с душеприказчиком, побывала на оглашении завещания и съездила в научный центр.

Нельзя сказать, чтобы наследницу принимали с радостью, скорее это был очень сдержанный прием, на котором никто не спешил посвящать ее в дела. На одной из таких встреч с персоналом Кет заметила старую знакомую – доктора, так заботливо «обследовавшую» ее будущего мужа. В ней завязалась настоящая борьба – теперь уволить сотрудницу она могла одним росчерком пера, но не сделала этого. Пора было повзрослеть и оставить в прошлом детские разборки. Или они доверяют друг другу или расстаются прямо сейчас, и он может сколько угодно развлекать своего лечащего врача.

Вечером, валяясь на диване в гостиной, Кетрин вспомнила о ней снова.

— Сана, ты не думаешь, что тебе надо показаться в клинике. Я очень этого не хочу, но после того, что с тобой случилось, мне будет спокойнее, если они скажут, что все в порядке.

— В клинику? – его брови поползли вверх от удивления – Какая часть моего тела вызывает у тебя беспокойство?

— Вот только не начинай, знаю я твои методы заставить меня помолчать. Я серьезно говорю!

— И я серьезно. Меня два раза разбирали и собирали как конструктор. Не имею не малейшего желания попасть туда снова.

— А как же твои осмотры раз в полгода?

— Это было частью контракта. Охранять тебя должен человек в хорошей физической форме.

Кет поднялась и теперь смотрела ему прямо в глаза. Опять что-то ускользнуло от нее из их общего прошлого.

— А что еще входило в контракт? Надеюсь, это не было обязательство изображать моего близкого друга и брата? Дед на такое вполне был способен.

— В таком случае что я здесь до сих пор делаю, а малыш? Мои обязанности телохранителя уже пять лет как исчерпались. Я так понимаю, нам пора принять более серьезные меры, чем диванный бой. Завтра пойдем и подадим заявление. Завтра и я ничего не хочу слышать про твою занятость, мисс Герхард.

— Не называй меня этим именем!

— Раз теперь ты владеешь целой империей, как тебя называть? Госпожа?

— Прекрати!

— Дай подумать… Миледи? Ваше величество?

Кет попыталась закрыть ему рот, повалила на диван и скоро оба они оказались на ковре, благо, что тот был персидским и достаточно мягким. Это был первый раз, когда они занимались любовью на полу, такая степень свободы пьянила Кетрин и она была откровенно счастливой. Целый дом, принадлежавший им двоим – это была сказочная роскошь! Потом она парила на руках у Саны, который отнес ее в душ и блаженствовала под струями теплой воды. Против ожидания им пришлось поселиться в спальне Кетрин — всю мебель из комнаты телохранителя дед «заботливо» убрал, зато вещи в ее комнате остались нетронутыми. Даже строй бутылочек с косметикой на полке в ванной не поменялся со дня ее побега. Именно поэтому она сразу заметила кое-что необычное.

— Сана, – она обернулась большим полотенцем и вытирала перед зеркалом волосы – как ты думаешь, что это?

Среди  полного арсенала средств для женской красоты затесался дешевый мужской одеколон.

 — А что тебя смущает? – Сана обнял ее за талию и прижался губами к влажным волосам, от которых исходил еле слышный волнующий аромат.

— Не может быть, чтобы Герхард пользовался таким. Это самая настоящая дешевка… и посмотри на крышку, она тебе ничего не напоминает?

Парфюм перекочевал в руки Саны. Щелчок – и на ладонь выпала капсула, такие обычно называют «таблетками» и используют в наборах для выживания, только эта была намного меньшего размера.

— Интересно. Или твой дед играл в шпионские игры или это кто-то, кто за ним следил – он раскрутил колпачок. Внутри лежала свернутая бумажка с какой-то шифровкой.

«25Х. Шанталь. 1. 25-69»

— Ну и что это значит? – Кетрин в недоумении смотрела на послание.

— Чтобы ответить прямо сейчас, надо быть агентом 007. Для начала надо узнать, кому это предназначено. Подумаем об этом с утра, тебе неплохо было бы поспать.

— Можно подумать тебе не надо, если в тебе железа, как в Россомахе, это не значит, что ты можешь обходиться без сна.

— Давай, ныряй в кровать, а сварю тебе какао. И не говори, что ты слишком взрослая!

Глава 6

Сана ожидал Кет в холле клиники – сегодня ей предстояло присутствовать на одном из собраний, входить в курс дела и подписывать бумаги. Небыстрое мероприятие. Она должна была освободиться не раньше, чем через час, но видимо все пошло не плану.

— Да? – мобильный зазвонил почти сразу после того, как наследница Герхарда поднялась на лифте с несколькими учеными.

— Я знаю, что было в шифре.

— Кет, это не телефонный разговор…

— Ты не понял, мы можем все проверить прямо сейчас. Иди на приемку, тебе выпишут пропуск, я дала распоряжение. Поднимайся на двенадцатый этаж, как только освобожусь, сразу к тебе подойду.

Новость не понравилась Александру. Кет была в центре здания, из которого не та просто сбежать в случае необходимости, а это могло понадобится. Сохраняя внешнее спокойствие, он направился к окошку и подал свои документы. Через несколько минут в руках был временный пропуск с разрешением присутствия в здании на протяжении часа. Приколов бейджик, Сана прошел мимо охраны и следом за невестой поднялся наверх.

Двенадцатый этаж не был административным, тут располагался диагностический центр – тем более непонятно, зачем Кетрин вызвала его и так срочно! Он побродил по площадке у дверей в отделение, оценил вид из окна и даже пробежал глазами плакат с описанием способов эвакуации из здания в случае пожара или теракта. Когда дверь лифта распахнулась, из нее вышла Кетрин и она была не одна, а в сопровождении той самой сотрудницы, которую намеревалась съесть живьем за приставание к своему пациенту.

— Добрый день, Александр – доктор смотрела на него как на любопытный экземпляр в музее – Мисс Герхард напомнила мне, что вы пропустили свой обязательный осмотр, пожалуйста, идите за мной!

Если когда-нибудь Кет удавалось удивить своего жениха, то это случай превзошел все ожидания. Он вопросительно посмотрел на нее, но вместо ответа Кет сделал знак идти куда приглашают. Возле кабинета они ненадолго остановились, нужно было открыть кабинет и снять с сигнализации. Этих полутора минут хватило, чтобы Кет глазами указала ему на табличку —  №25Х. Шанталь Э. Перед тем как переступить порог, мисс Герхард успела шепнуть только два слова: «Задержи ее!»

План Кетрин был опасным и гениально простым. Она верно поняла смысл шифровки и помогли в этом вовсе не дедуктивные знания, а самая настоящая женская интуиция. Когда вместе с двумя членами правления она проходила через диагностику, ей живо вспомнилась сцена с доктором, стоящей на коленях перед ее любимым мужчиной и изучающей его суставы. Она бросила горящий взгляд на двери и сразу сложила два плюс два. «Шанталь – такое имя не могло быть совпадением, как и номер кабинета 25Х. Значит то, что они ищут или то, что от нее пытаются скрыть, находится именно у доктора Шанталь.

Как только Сана удалился с ней в смотровую, Кет быстрым взглядом пробежала по кабинету. Ничего интригующего, кроме компьютера с историей болезни. Как можно тише она подошла к столу и бросила взгляд на экран. «Пациент 1268». Всего одно окошко из полсотни других, малая часть которых отмечена зеленым, остальные — красным. Решение пришло в голову мгновенно. Еще со студенческих времен она носила на ключах белок с микрофлешкой и в свое время он частенько ее выручал. Нужно всего лишь скачать информацию! Почему-то ей вспомнились фильмы, где главный герой хакает чужой комп и перед ним постоянно всплывает надпись «Доступ запрещен». От волнения у нее вспотели ладони. Дорожка скачивания быстро двигалась слева направо. Голос Саны был слышен уже у дверей смотровой и она в последний момент успела выхватить флешку и спрятать в карман белого халата.

— Мы закончили – констатировала Шанталь – особых поводов для беспокойства я пока не вижу. Вы можете продолжать работу, как хирург я даю свое разрешение!

— Спасибо – Сана забрал со стола бланк

— Кровь и остальные анализы – вы знаете куда идти…

Кет коротко поблагодарила сотрудницу и первой покинула кабинет. Здесь ей хотелось сорваться с места и броситься бежать и если бы не Сана, так бы пожалуй и случилось.

— Не привлекай внимания! – он чуть тронул ее за локоть – Иди спокойно к лифту!

Как назло огонек горел на втором этаже и медленно двигался к восьмому этажу, замер, а потом опять пополз вниз. Пять минут ожидания показались Кет пятью столетиями и когда они наконец зашли в кабинку и дверь закрылась, она выдохнула и закрыла лицо руками.

— Ты что-то нашла? – Сана весь превратился во внимание

— Вот, – она показала флешку – здесь база пациентов. Что там я понятия не имею!

— И как ты собираешься до нее добраться? Наверняка там все запаролено!

— Стоит попробовать. Если записку оставил дед… я хотела сказать Герхард, я догадываюсь, какой у него может быть пароль. Если нет – ты блеснешь своими способностями!

— Ты как всегда неподражаема! Мне достанется самая интересная часть квеста.

— И главный приз! – она поднялась на цыпочки и поцеловала Сану в губы.

На выходе Сана сдал пропуск охраннику, который несколько секунд пристально смотрел не на телохранителя, а Кетрин. В том, что его что-то насторожило, можно было не сомневаться – людей Герхард умел подбирать, в его штате были только профессионалы. Кет выдавал возбужденный взгляд, она напрочь забыла уроки деда – спина прямо, никаких эмоций там, где надо думать головой. Казалось, флешка жгла ей кожу через ткань кармана и она сжала ее в ладони, стараясь успокоить бешеное биение сердца. Дело было не в краже информации, а в том, что ей предстояло узнать. Открытые тайны уже чуть не разрушили ее жизнь, а теперь касались самого дорогого человека.

Служебный автомобиль уже ждал их возле входа. Сана придержал дверцу, выполняя свои обязанности телохранителя, сел рядом на заднее сиденье и до самого особняка Герхарда хранил молчание. Он то и дело смотрел в зеркало заднего вида, пытаясь определить, не увязался ли за ними хвост, но не заметил ничего подозрительного. Значит, сексапильная мисс Шанталь еще не заметила, что кто-то рылся в ее компьютере – либо слишком занята, либо не допускает такого шага от наследницы империи. В любом случае нужно быть готовыми к любому повороту.

— Ты разыграла все как по нотам, детка, но в следующий раз я хотел бы знать, на что соглашаюсь! – Сана запер двери и опустил жалюзи на окнах гостиной.

— Эта стерва к тебе приставала? Это кажется называется внешний осмотр.

— Я имел ввиду другое. Если бы тебя поймали за «работой», мне пришлось бы срочно обезвредить очаровательную мисс Шанталь.

— Очаровательную? – Кет застыла на месте – Только скажи, что у тебя дрогнула бы рука! Я сама привязала бы ее к стулу скотчем.

—  Кети… — он устало выдохнул и прикрыл глаза

Она сверкнула глазами и побежала на второй этаж – в спальню, где под матрасом был спрятан ноут. Сана застал ее сидящей спиной к двери – пальцы бегали по клавиатуре, она покусывала губу, как всегда, когда очень нервничала. Он сел рядом и обнял ее за плечи.

— Не отвлекай меня, пожалуйста – нетерпеливо сказала Кет

— Мне уйти?

— Нет! – не отрывая взгляд от экрана она схватила его руку. Пальцы были ледяными и влажными.

— Так, остановись! Что бы там не было, это не стоит сердечного приступа, а он у тебя сейчас случится!

— Значит, сделаешь мне искусственное дыхание, если захочешь и дальше здесь оставаться. У меня плохое предчувствие, что мы узнаем еще какую-нибудь грязную тайну! Что-то из твоего прошлого. Мое мне не понравилось. Я считала себя внучкой известного ученого, а не дочкой мексиканского преступника или подопытным кроликом!

— Думаешь, он оставил наводку специально? Зачем?

— Наверное предполагал, что рано или поздно мы встретимся. Я пока не понимаю, зачем он нас свел изначально, но в его действиях всегда был расчет. Но он точно хотел, чтобы я все узнала.

— Что бы там не было, я останусь с тобой. Если ты сомневаешься, дай флешку – он протянул ладонь.

Вместо ответа Кет вернулась к своему занятию и скоро убедилась, что Сана был прав. Тринадцать знаков… пароль мог открыть ей правду или оставить ее скрытой за семью печатями. Если сообщение предназначалось Кетрин, дед непременно оставил бы подсказку. Связь должна быть… может с одним из его кумиров, а таких были всего несколько человек. Собравшись с духом Кет набрала: «джонкренг…», нет, нужно было еще 4 знака, что, если дата рождения? О самом известном в научном мире генетике Кетрин слыша от деда очень много. Кренг был личностью не просто незаурядной, но гениальной: прошел войну во Вьетнаме, выжил после атаки акулы, после чего вплотную занялся исследованиями и получил прозвище Геномный колдун. Его научные изыскания касались не больше ни меньше чем создания жизни, и Герхард использовал их для возвращения с того света тех, кто уже был за чертой. Догадка оказалась правильной – окошко с паролем исчезло и перед Кет открылся доступ к «ящику Пандоры».

Она испытывала смесь восторга и страха — как будто стояла перед порталом. У карточек с пациентами не было имен, только номера и она стала открывать их по очереди, каждый раз опускаясь все глубже в какой-то темный колодец. Большинство тех, о ком сохранилась информация, были уже на том свете. Спасти удалось пятую часть пациентов, среди которых была и сама Кет. Истории стальных впечатляли —  почти все без родственников, которые могли бы начать поиски, кое-кто из неблагополучной части общества и от них с радостью избавились бы. Каждый раз, открывая очередную папку, Кет ощущала, как ускоряется пульс, в какой-то момент ее охватило желание бросить затею, но Сана покачал головой: «Давай, детка, раз уж мы разворошили этот муравейник, то надо добраться до правды». 

Очередной клик мышки – и перед ней появилось знакомое лицо. Вернее кто-то, сильно напоминавший сегодняшнего Сану, но все-таки другой, совсем пацан. Пациент 1268. Сандра Ортис. Военнослужащий, демобилизован после участия в конфликте в ***. Диагноз – ОКР, вспышки неконтролируемой агрессии. Из документа стало ясно, что в клинику Герхарда он попал не с поля боя, а после пожара в собственном доме, который сам же и устроил вместе с настоящим побоищем. Говоря простым языком, после участия в заварушке, где пострадало множество мирных жителей, у него «съехала крыша». Может быть лечение в клинике неврозов оказалось неэффективным, а может его просто спровоцировали. К этому моменту он уже был под прицелом у Герхарда, это и спасло ему жизнь.

Пережить такие новости сложно, но в деле оказался задействован еще один человек – жена самого Ортиса. Да, его странное ощущение несвободы имело веские основания, к моменту, когда он попал в клинику, Сана был женат. Рамона Ортис, конечно же, считала его погибшим – он сам ничего не помнил о прошлом и не мог дать о себе знать.

— Тебе он по крайней мере сохранил имя… — Кет боялась повернуть голову, чтобы взглянуть на Сану. Они сидели в полном молчании, пока я с тяжелым вздохом Кетрин не закрыла документ.

— Это не все. Вот, то, что мы ищем. – Сана указал на папку, отмеченную флажком с именем 1-25.69 – Открывай!

— Я не хочу это видеть!

-А я хочу! Мне надо знать все.

У Кетрин было ощущение, что она приближается к эшафоту. В секретном файле было даже больше, чем оба они могли представить, а именно — «миссия» каждого из выживших пациентов. Герхард пытался добиться эффекта перерождения, и не только физического: подавить у пациента 1268 признаки агрессии и связать его в эмоциональном и физическом смысле с другим человеком, которого потребуется окружить гиперопекой, защищать и оберегать от мнимых и существующих опасностей. Кет показалось, что ей воткнули нож прямо в сердце. Она повернула голову и посмотрела на Сану.

— Теперь ты понял? Дед пытался меня уберечь, потому что это все ненастоящее. Твои чувства ко мне. Да… надо отдать ему должное, он собрал вокруг себя лучших, медицинская проверка раз в полгода, новые препараты «для подавления иммунитета»… Интересный у них побочный эффект.

— Кети…

— Убери от меня руки. Я понимаю, ты ни в чем не виноват, тебя тоже ввели в заблуждение, но давай смотреть правде в глаза. Ты женат, а я – часть эксперимента по твоему перевоспитанию и больше ничего!

— Ты дашь сказать мне хоть слово? Если помнишь, после Джаса меня проверили на любую наркоту. Я чист. Нет никаких препаратов! Нет, Кети. Я ничего не принимаю! Вывернуть карманы?

— Тогда как ты объяснишь ЭТО?

— Хрен его знает, как! Тебе не кажется, что у твоего деда был синдром Бога? Тело можно собрать и разобрать, но с башкой это не работает! Я привязался к тебе, потому что мелкой ты была похожа на мою сестру, но девочка моя, ты очень быстро выросла! Гиперопека? От меня? Черт, что я тут пытаюсь доказать! – он вскочил и вышел из спальни, даже не повернув головы. Кет слышала, как он ходит по комнате внизу и застегивает сумку. Когда щелкнул замок, ее словно подбросило.

— Сана!  — перепрыгивая через две ступеньки, она слетела по лестнице и догнала его уже у открытых дверей – Не уходи! Не знаю, кому там Герхард промыл мозги, но я без тебя жить не буду!

Сумка полетела на пол, Сана привлек Кетрин к себе и оказался в кольце ее рук.

—  Ты или веришь мне или нет. Я хочу нормальной жизни для нас обоих, яичницу с беконом на завтрак и общую кровать. Я люблю тебя детка, но если ты все это не сможешь выбросить из головы, мне лучше уйти.

— Я с тобой! Куда пойдем? – губы у нее были соленые от слез.

— В спальню.

Босые ноги Кетрин оторвались от пола, она пролетела два этажа и только здесь Сана опустил ее на кровать. Близость друг к другу действовала получше любого наркотика, пальцы Саны зарылись в длинных волосах, коснулись затылка Кет, властно притянули к себе, чтобы закрыть рот поцелуем. Она дрожала от пережитого стресса и от накатившего возбуждения.

— Эй, потише! – пока Сана стаскивал через голову футболку, ее ноготки оставили розовые следы на коже, сползая вниз по животу.

— Хочу убедиться, что ты не притворялся!

— Издеваешься? – он стиснул ее в объятиях, прижал к себе всем телом, так что Кет задохнулась от родного, знакомого запаха. Она обхватила его бедра ногами, подставляя губы, наслаждаясь прикосновением горячего жадного языка. Волна возбуждения прокатилась по позвоночнику, стремительно добралась до живота, вызывая нетерпеливое желание немедленно освободиться от одежды и впустить его в себя. Сана опрокинул Кет на спину, чувствуя ее частое дыхание и дрожь, пробегавшую по напряженному от ожидания телу. Она вся подалась навстречу, позволила войти, и откинув голову, закусила уголок подушки. Пылающая, скользкая как шелк, жадная к его ласкам, Кетрин что-то шептала и согревала воздух спальни такими стонами, что развязка наступила сразу для двоих. Закрыв глаза и сминая под пальцами простыню, она чувствовала, как в ней пульсирует мужская плоть и улетала куда-то, теряя связь с реальностью.

Звуки и ощущения вернулись вместе с нежными прикосновениями. Сана убрал с ее лица влажные прядки волос и поцеловал в губы и в кончик носа.

— Ну что, детка, я прошел твою проверку? — у него были теплые, полные любви глаза, а на губах бродила довольная улыбка.

— На сегодня да – Кет хотела его немного подразнить.

— Так значит на сегодня… а завтра ты скажешь, что передумала?

— Завтра я тебя никуда не отпущу. И послезавтра тоже!

— Многообещающе. Значит, можно пойти забрать вещи? Или пусть валяются за порогом?

— Только если ты вернешься быстро.

Сана покачал головой, опустил ноги с кровати и натянув шорты, исчез за дверью спальни. Рядом на столике мигал маячком закрытый ноут, из разъема которого торчала злополучная флешка. Кет вытащила ее, покрутила руках и спрятала, слегка отодвинув от стены светильник. Они подумают обо всем завтра, а на сегодня хватит мучительных переживаний!

Вскоре Сана вернулся с бутылкой розового полусладкого. Холодное вино показалось ей божественно вкусным, а алкоголь сразу ударил в голову.

— Что ты теперь будешь делать? – она смотрела на любимого мужчину и от нежности становилось тесно в груди – Вернешь свою фамилию?

— Не знаю. Человек с этой фамилией натворил много такого, о чем я предпочитаю забыть. Думаю ему не стоит возвращаться с того света

— А я бы хотела стать Кетрин Ортис, мне надоели все эти маски и двойная жизнь! С ней тебе тоже придется разобраться.

— Кети. Эта женщина, моя жена, двенадцать лет назад получила свободу. Я не вправе вторгаться в ее жизнь снова только для того, чтобы сказать, что люблю другую и хочу развода. Мы уже разведены и думаю, это справедливо по отношению к человеку, который сжег ее дом.

— А если она одна и все еще тебя ждет? Ты уверен, что ей сказали правду?

— Ты бы ждала?

Кет очень хотела сказать «да», но это было бы ложью. Она продолжала любить Сану, но после его мнимой гибели нашла утешение в связи с Джасом. Намек был понят и она молча уткнулась лицом в его плечо.

— У тебя холодный нос. Завернись в плед и иди ко мне – он подвинулся, позволяя Кет устроиться под боком. Теплое дыхание над ее ухом становилось все более глубоким и ровным, усыпляло, уносило подальше от всех тревог, пока сон не сморил ее окончательно.

Глава 7

Еще до того, как открыть глаза, Кет почувствовала, что в доме кто-то есть. Приглушенные голоса и шаги в спальне заставили сжаться в комочек, она, кажется, даже перестала дышать. Еле заметно приоткрыв глаза, она увидела женский силуэт и в ту же секунду кто-то сдернул с нее одеяло.

— Вставай! – в Кет полетел халат – И не вздумай дергаться!

Посреди спальни стояла доктор Шанталь, нетерпеливо ожидая, пока хозяйка дома оденется. Саны не было в кровати и вообще в спальне.

— Что вы здесь делаете? Это частные владения.

— Пфф – Шанталь презрительно скривилась – Ты слишком высокого о себе мнения. Этот дом, и все что тебе принадлежит – часть собственности Герхард корпорейшн. А ты запустила в нее свои лапки!

— Задам вопрос еще раз, что вам надо?

— А я думала ты спросишь, где твой драгоценный телохранитель? Было несколько неожиданно узнать о ваших отношениях, хотя… для постели он, несомненно, хорош. Но оставим эту тему. Пока что. На твоем ноуте была информация, похищенная из моего кабинета. Где носитель? У тебя есть шанс вернуть его сейчас, и мы оставим тебя в покое. 

— Не понимаю о чем разговор – мозг Кетрин судорожно работал в поиске выхода.

— Не понимаешь… ну что ж. Григорий! Проводи мисс Герхард вниз.

В комнату ввалился громила, схватил Кет за плечо и вытолкнул в двери.  У входа гостиную стоял еще один мужчина, судя по всему охрана, сопровождавшая Шанталь, он отступил на полшага и пропустил Кет в комнату. Теперь она поняла их замысел и начала догадываться, как все произошло. Сана был в отключке – лежал на диване, на том самом, где они еще недавно придавались любви. Попасть сюда он мог только одним способом – спустился, услышав шум.

—  Ну что ж – Шанталь встала за спиной у Кет – Теперь я думаю нам станет проще разговаривать. Твой любовник пока что просто под действием транквилизатора. Пока что! Если флешка будет у меня в руках через пять минут, я обещаю, что мы сохраним ему жизнь. Если нет, ты убедишься, что он все-таки не бессмертный. И, ой, на оружии будут твои отпечатки.

— Сучка! – прошипела Кет

— Не расслышала?

— Не***ханая сучка! Будет тебе флешка, но на моих условиях!

— Ты еще диктовать условия будешь?

— Легко! Мой телохранитель останется здесь, иначе я ничего не отдам! 

— Он принадлежит корпорации!

— Мне! Я глава корпорации и Сана принадлежит мне! Прикажи своим псам выйти вон и закрыть двери. Я отдам флешку.

Две женщины стояли лицом к лицу и напряжение в комнате нарастало с каждой секундой.

— Мисс Шанталь – Григорий устремил на нее многозначительный взгляд и еле заметным жестом указал на часы.

— Хорошо. Делайте, что она говорит.

— Пошли – У Кет созрел отчаянный план и она надеялась, что ей удастся его осуществить.

Шанталь шла позади, не отставая ни на шаг и почти дышала в затылок. От напряжения и страха Кровь стучала в висках Кет, но она, собрав всю волю, подавила предательскую дрожь в руках. На полочке под зеркалом все еще стоял тот самый непрезентабельный флакон с одеколоном. Кетрин сняла его и щелкнула крышкой. На ладонь упала капсула и глаза Шанталь загорелись, но ее соперница успела быстро сжать пальцы в кулак.

— Я отдам это на крыльце. В доме ты ничего не получишь, таким как вы доверять нельзя!

— Да ты шутишь? Думаешь я собираюсь и дальше с тобой торговаться! Не хочешь по хорошему, отправишься вслед за своим сателлитом в мир сладких снов! 

В руке доктора мелькнул шприц, но кое-чего она рассчитала. Женщина, которой нечего терять превращается в тигрицу, а та, у кого хотят отобрать мужчину – и подавно. Кетрин среагировал моментально, вывернула кисть Шанталь и воткнул иглу ей в бедро. Зрачки доктора расширились и она почти сразу обмякла. Если бы Кет не подхватила ее, она наверняка разбила бы голову, но теперь ее тело в облегающем платье покоилось на пушистом коврике.

Времени у Кет почти не было. Она просунула руку под ванну, пытаясь нащупать коробку, ту самую, которую много лет назад показывал ей дед. Мисс Шанталь не догадывалась, что этот дом стал своеобразной крепостью еще когда был жив Раш Герхард. «Если увидишь чужих людей, Кетрин, прячься немедленно! Здесь, – дед показал на коробку, спрятанную в укромном месте на стене – тревожная кнопка. Полиция приедет через две минуты. Нажимая, прячься и жди». Все молитвы, которые знала Кет пронеслись в ее голове, прежде чем она выполнила инструкцию Герхарда. Брелок тихо пиликнул, время пошло, оставалось только переждать эти самые две минуты.

Кет выглянула в дверной проем – Григорий стоял под лестницей и смотрел вверх. В ответ на его обращение от Шанталь не послышалось ни звука и он направился по ее следу, вынимая на ходу пистолет. От страха Кетрин кинуло в пот, она нырнула обратно в спальню, оглядываясь вокруг в поисках чего-то для самозащиты. Но что можно найти в спальне, которую занимают влюбленные, разве что пустую бутылку из-под вина. Вооружившись, она прижалась к стене за дверью и задержала дыхание. Ждать ругательств и новых шагов из ванной долго не пришлось. Тело громилы уже протиснулось в прикрытую дверь, как вдруг его отвлек звук серены. Снизу что-то прокричал второй охранник и Григорий метнулся к соратнику.

Суета и грохот на первом этаже говорили сами за себя – «гости» пытались покинуть усадьбу. Метнувшись к своему тайнику, Кет достала флешку, зажала ее между пальцами и выглянула в коридор. Внизу никого не было видно, похоже, что охрана Шанталь находилась возле задней двери, выходившей во двор. Кетрин бесшумно как кошка проскользнула вниз – прятаться, бросив Сану она не стала бы даже для спасения своей жизни. В гостиной было темно из-за опущенных жалюзи и она уже сделала шаг через порог, когда ее внимание привлекли странные звуки из кухни. Кто-включил микроволновку и в ней явно лежал сюрприз!

Значит вот что они задумали. Вот почему Шанталь пошла на риск! Попасться на том, что ее компьютер взломали ей никак было нельзя – за этим точно последовало увольнение, а может и что-то похуже. Забрать носитель, вернуть «собственность» корпорации в виде пациента 1268 и отправить на облака Кетрин Герхард одним махом – красивая задумка. Никто не удивился бы такому повороту, ведь на нее уже покушались в прошлом.

— Сана! – Кетрин вбежала в гостиную, и стала его тормошить – Давай, малыш, просыпайся! Ну же!

В ответ послышался только еле слышный стон. Александр приоткрыл глаза и снова впал в забытье. Кет стащила его с дивана, схватила со столика вазу с цветами и плеснула ему в лицо холодной водой. Это помогло, но он двигался очень медленно, как после литра спиртного. Кет подсунула плечо ему подмышку и покачиваясь побрела к выходу. Треск в микроволновке участился, до дверей им точно было не дойти! Свободной рукой Кетрин схватила стул и запустила его в окно. Стекло разлетелось вдребезги и через открывшийся проем они оба вывалились на аккуратно подстриженный газон. Почти сразу рядом оказался кто-то в форме, помогая подняться, а следом полыхнуло в окнах первого этажа и оглушительный взрыв снес половину дома. Только когда пыль и обломки улеглись, Кетрин подняла голову и увидела самую счастливую картину – Сану, прикрывающего голову от летевшего мусора. Живого и почти невредимого! Она с трудом поднялась и протянула ему руку.

— Я так понимаю, ты прошла уровень и уложила Босса без меня? – он щурился от яркого света, на его лице были ссадины, а на лбу красовался глубокий порез.

— Вместе с тобой – Кет, как фокусник, достала из кармана халата влажные салфетки, выдернула одну из них из упаковки и прижала к рассеченной коже.

— Тише… — он сморщил нос – Нежнее, детка!

— Придется потерпеть. И скажи мне, что больше ты нигде не пострадал!

— Бессовестная девчонка! – ее сгребли сильные руки – Ты спасла мне жизнь только для этого?

— Нет, Сандра Ортис, просто ты еще не сдержал слово, и не отвел меня в ЗАГС.

— Боюсь, сейчас это будет проблематично. По-моему с нами хотят поговорить…

Он глазами указал на полицейского и Кет рассмеялась. Она никогда не была такой красивой как теперь….

Эпилог

Для поиска тех, кто пострадал от экспериментов Герхарда Кет наняла самого Виктора Новака. Он уже доказал свою способность находить иголку в стоге сена. Расследование на Герхард корпорейшн вывело на Шанталь, как одного из «кротов», она оказалась именно тем человеком, которому так доверял Раш и который работал на два фронта. Талантливый хирург, честолюбивая леди, красотка, она метила на самую верхушку и после смерти Герхарда оказалась как нельзя ближе к осуществлению своей цели. Внезапное возвращение живой и невредимой Кетрин спутало все карты и заставило действовать второпях. Сыграл свою роль и интерес обеих женщин к одному и тому же мужчине. Как оказалась даже профессионалы спотыкаются…

 

Оставался всего один нерешенный вопрос, и он не давал Кет покоя. Этель Ортис… законная жена Саны.

 

— Ты не думаешь, что вы должны встретиться? – Кет заклеивала пластырем швы у него над бровью.

— Зачем?

— Затем, что люди из нашего прошлого имеют привычку появляться в самый неподходящий момент.

— Зная тебя, можно не сомневаться, что ты не успокоишься. Хорошо, давай сбросим в пропасть и этот камень, только ты поедешь со мной.

 

Это была самая трудная поездка для Кет и самая необходимая. Они должны увидеться, посмотреть друг другу в глаза. У невесты Сандры Ортиса не должно быть соперниц или тех, о ком сожалеет ее любимый. Бывшая давно переехала и по сведениям Виктора Новака жила у моря. Маленький курортный городок, зеленые улицы, улыбающиеся лица туристов. Сана остановил машину, но не спешил выходить. У зеленой изгороди стояла женщина и разговаривала с мальчишкой-подростком и глаза Ортиса были прикованы к этой семейной сцене. По возрасту пацан мог быть его сыном, и он, и Кетрин это понимали.

 

— Это ничего не изменит – Сана накрыл ладонью ледяную руку Кетрин.

— Иди! – она отвернулась, чтобы скрыть подступившие слезы

 

Хлопнула дверца и теперь Кет смотрела в спину Саны, который неспешным шагом приближался к своей жене.

 

Этель была поглощена разговором с сыном и не сразу заметила стоящего в нескольких шагах от нее мужчину. Наконец, прервав на минуту разговор, она бросила взгляд в его сторону.

 

— Сандра??! – изумление в голосе было лишним подтверждением того, что его давно никто не ждет.

— Привет – его глаза были прикованы к парнишке. Черные растрепанные волосы, недовольное после прочитанный моралей лицо, скейт подмышкой.

— Крис, иди в дом – скомандовала она сыну и шагнула навстречу бывшему – Как ты тут оказался?

— Это длинная история. Нам надо поговорить.

— Нам с тобой?! После всего, что было? Я думала ты провалился в ад, но ты оттуда выбрался!

— Так и есть – он отвечал спокойным и ровным голосом, и не ожидая другого приема – Крис мой сын?

— Вот почему ты здесь! – ее глаза превратились в щелки – Не мечтай! К нему ты не имеешь никакого отношения! У Криса есть отец, нормальный отец, слышишь, а не больной на голову наркоман, который не слезает с обезболивающих и текилы!

— Значит мой…

— Крису десять. Ты никак не можешь иметь к нему отношения.

— Я это проверю.

— Да сколько угодно! И проваливай из моей жизни! Или ты надеялся получить еще один шанс?

— Мой шанс сидит вон в той машине – он кивнул головой в сторону Кетрин – Я приехал поставить точку.

— Неужели? Через двенадцать лет?!

— Мужчины бумеранги. Это твои слова…

— У тебя минута. Не уйдешь, я звоню в полицию – она вытащила из сумочки телефон

— Минуты хватит. Это чек, я мало помню из нашего счастливого прошлого, но кажется я снес наш дом. Это компенсация.

 

Этель с изумленным лицом переводила взгляд с суммы на чеке на Сану, а он вглядывался в ее лицо и чувствовал, что в душен не осталось ничего, кроме пустоты.  Кет была права. Эта встреча помогла избавиться от фантомов прошлого. Он отрубил последнюю ветку и без малейшего сожаления зашагал назад к машине. Какое-то время он молчал, столько всего пронеслось в голове, а потом обнял Кетрин за плечо, притянул к себе и вздохнул полной грудью: «Поехали домой, детка!»

 

 

 

 

 

 

 

 

 

0
12.11.2020

Начинающий автор. Мои рассказы - для женщин мечтательниц и для всех, что ищет любовь.
Внешняя ссылка на социальную сеть Мои работы на Author Today
88

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть