Мистер Хадсон. Глава 37

Прочитали 117
18+

-Леди и джентльмены! – голос спортивного комментатора дрожал совершенно искренним и нескрываемым волнением. — Добрый вечер! И сегодня поистине ДОБРЫЙ ВЕЧЕР! Сегодня я искренне рад объявить о сенсации, а проще – настоящем празднике для всех любителей и поклонников фигурного катания вообще и балета на льду в частности.  Мне несказанно повезло вести этот репортаж из Дворца Ледового Балета в Лондоне, где сейчас начинается ледовое шоу, а именно – свою программу, состоящую из нескольких танцев, всем нам представит Мишель Уотсон. Вы, как я сейчас подозреваю, не понимаете, о ком, собственно, идет речь. Хотя, на самом деле, многим из вас это имя должно быть знакомо, ибо речь идет о молодой леди, ставшей соавтором песни Брэндана Мастерса «Чертополох», а так же исполнившей главную роль в клипе на эту песню. Вы удивились еще больше. О, да! О фигуристке с таким именем вы никогда не слышали и, тем более, не понимаете, в чем же, собственно, сенсация, о которой я объявил. Что ж, тогда я поспешу объяснить, что теперь имя Мишель Уотсон носит никто иная, как Софи Фрай! Фигуристка, более десяти лет назад явившаяся настоящим Чудом в мире фигурного катания, удивившая всех блестящим и необыкновенно артистичным исполнением танцев на льду, ставшая единственной в мире спортсменкой, которой покорился прыжок в пять оборотов. Он так и назывался – «Пятерка Фрай». До сих пор так никому более и не удалось его повторить… Десять лет назад Софи Фрай исчезла из фигурного катания после чудовищного падения на льду, ставшего причиной серьезнейших травм. И вот теперь она вернулась… Любой специалист или даже просто любитель фигурного катания, мало-мальски разбирающийся в этом виде спорта, понимает, что спустя столько лет без тренировок и выступлений спортсмен перестает быть спортсменом. Тем более, в таком виде спорта, как фигурное катание! Тем не менее, Софи Фрай, эта уникальная девушка, здесь! Теперь ее зовут Мишель Уотсон, и думаю, нам стоит запомнить это ее новое имя… По правде говоря, меня охватывает дрожь – в зале гаснет свет, и значит, представление сейчас начнется! Какой она стала, Софи Фрай? Что ей удалось после такого длительного перерыва? Не станет ли это ее выступление ужасающим провалом? Я болею за нее. Искренне болею, ибо помню ее выступления и в одиночном катании, и в паре с Ли Максвеллом. Это были чудесные танцы!.. Но обратим наше внимание на арену!.. Сильнейшие прожектора скрестились и осветили сверкающую золотом фигурку, застывшую на одном колене и обхватившую руками второе. С первыми звуками музыки, а это… это «Гимн Солнцу» Рихарда Штрауса, она с легким разворотом медленно и невероятно изящно выпрямилась… Какие легкие, пластичные движения! Я просто не могу оторвать глаз! Софи Фрай! Она вернулась! Господи, она снова здесь, с нами!.. Но простите меня, я отвлекаюсь, а Мишель Уотсон буквально летит над поверхностью льда, подобно звезде в ночном небе. И это, леди и джентльмены, совершенно потрясающий воображение каскад элементов, доступный далеко не каждому фигуристу на этой планете – так органично они сменяют друг друга, вписываясь в музыку, в это удивительное произведение господина Штрауса, под которое редко, кто берется танцевать… Мишель Уотсон воистину удалось принести настоящий восторг живого рассвета прямо сюда, в вечерний Лондон, в стены этого дворца… А ее прыжки! Пока это двойные и тройные, но такой чистоты исполнения и такой высоты, что просто диву даешься… Неужели Мишель Уотсон не выходила на лед десять лет!? В это просто не верится. Никак не верится… Блестящий прыжок в четыре оборота! Просто невероятно!!.. Это был короткий танец и сейчас, как я понимаю, на лед выйдет кто-то из артистов Ледового Балета, что бы дать возможность Мишель Уотсон переодеться и передохнуть… О, да, это группа детей лет десяти – одиннадцати, которые часто принимают участие в представлениях. Как я понимаю, это дети, которым не удалось попасть  в юниорскую сборную, но которые любят кататься, танцевать на льду и которым дали возможность этим заниматься на достаточно высоком уровне… Замечательный танец! Потрясающая синхронность группы из двадцати ребят! Настоящие маленькие роботы, изображающие, кажется, звезды в черных с золотом трико и масках в форме солнца на головах… Но что же Мишель Уотсон? В зале снова темнота, но вот выход на арену осветили прожектора… «Лунная» соната Бетховена, господа! И Мишель Уотсон в очень простом абсолютно черном платье. Глубокий треугольный вырез, с пышными оборками, длинные узкие рукава с такими же пышными манжетами… Простите, что я так подробен в рассказе о ее нарядах, но нас слушают и по радио. Подробности для них… «Лунная» же соната в очень непривычной обработке. Даже не той, под которую тогда еще Софи Фрай танцевала с Ли Максвеллом. Это симфонический оркестр, но без рокового звучания. Это очень трепетное, я бы даже сказал, нежное исполнение, полное чистой, искренней печали. Таков и танец Мишель. Господи, и она бесподобна! Это слезы души, леди и джентльмены! Это… мне трудно предполагать, тем не менее, кажется мне, этим танцем Мишель прощается с погибшим Ли Максвеллом, фигуристом и танцовщиком очень высокого класса, потрясающе красивым человеком. Так трогательно, господа! Мишель, она двигается так, будто… будто кто-то ведет ее, будто она чувствует чьи-то руки и плечи. Но его нет и никогда уже не будет, и столько скорби в танце мисс Уотсон!.. Что ж, глубокий реверанс до самого льда, ладошка, прижатая к груди, низко опущенная головка фигуристки – то дань высокому таланту ее бывшего партнера, как… как и слезы на глазах Мишель. Их хорошо видно на больших экранах и тем, кто смотрит наш репортаж по телевизору… Но, кажется, Мишель Уотсон решила обратиться к зрителям – ей поднесли микрофон! Слушаем ее:

-Добрый вечер!.. Добрый вечер всем, кто пришел посмотреть на мои танцы! И неважно для меня, желание ли это просто приятно провести время, вспомнить ли именно меня и узнать, на что я способна теперь. Я рада, что вы здесь, со мной! Я рада, что могу сделать что-то для вас и, надеюсь, доставить удовольствие своими стараниями! И я… очень надеюсь, что сегодня меня видят те, кто верил в меня и не только, как в танцовщицу на льду, те, кто отнесся ко мне в этой жизни с искренней добротой и симпатией, те, кто любят меня. Я… я думаю об этом сейчас, как ни о чем другом!.. Сегодня я приготовила для вас еще три танца, а в перерывах для вас выступят артисты Ледового Балета, которым я бесконечно благодарна за поддержку. Как моральную, так и профессиональную. Они – замечательные люди и прекрасные фигуристы!.. Спасибо всем!

 

Я едва дышала, заходя в раздевалку. И не столько от усталости – все-таки, тренировки сделали свое дело! – сколько от бешеного волнения. Я ждала! Господи, я все время, каждую секунду ждала!! Но Ричарда не было. О, да, меня не оставляла надежда на то, что он где-то в зале и, может быть, ждет, пока закончится представление! Но, чем ближе было его окончание, тем меньше оставалось надежды…

-Мишель! Дорогая, можно к тебе?

В дверь просунулась кудрявая головка Хелены. Я вздрогнула, но улыбнулась с совершенно искренней радостью.

-Хелена! Я так рада видеть тебя!

Мы обнялись, и я увидела слезы на ее чудесных глазах – вишенках.

-Мишель! Господи, родная, это так прекрасно! У меня нет слов!.. Ты такой талант, Мишель!.. И еще три танца?! Но как ты смогла?? Как успела?

-Разве это сейчас важно!.. Ты поможешь мне переодеться? У меня тут есть помощники, но лучше ты… Помнишь, как одевала меня у Брэндана в гостях?

Хелена с тревогой заглянула мне в глаза.

-Ты вспоминаешь сейчас об этом так…

-Так спокойно, ты хочешь сказать? — я усмехнулась.

-Ну… может быть…

-Я бы плакала сейчас и не только от этих воспоминаний. Но слезы сломали бы меня, ты должна это понимать… Скажи, Ричард… он знает о представлении? Знает, когда, где?

Хелена расстегнула «молнию» на моем черном костюме, я стянула его с себя, и она помогла мне отереться влажным полотенцем, потом сухим.

-Он знает, Мишель. Я звонила ему, но он не ответил. Возможно, его просто не было дома. Но я оставила сообщение о представлении, о времени. Он не мог не прослушать.

-А если не прослушал?? – вскричала я, не сдержавшись, чувствуя, как паника бьет слезами по моим глазам, перехватывает горло.

-Господи, успокойся, Мишель! Неужели ты всерьез думаешь, что я такая дура??.. Какое платье?

-Вон то, зеленое… Что ты имеешь в виду?

-То, что я позвонила Брэндану и просила его поговорить с Ричардом!

-И что?

-Он позвонил, а потом перезвонил мне.

-И ЧТО?? – я кричала, а Хелена застегивала платье.

-О!.. Ты будешь танцевать «Чертополох»!

-Да, черт возьми! А как бы я обошлась без него?!.. Хелена!! Что сказал Брэндан??

-Он сказал, что поговорил с Ричардом и сообщил о представлении.

-И… что ответил Ричард?

Все, голос сорвался на шепот. Я повернулась к Хелене.

Она взяла меня за плечи и посмотрела мне в лицо.

-Только не плачь сейчас! Не сорвись, Мишель, милая!.. Он ничего не сказал, кроме одного – что он понял Брэндана… И это ровным счетом ничего не значит! Я имею в виду, плохого. Может, на тот момент…

-Пойдем, мне пора… Брэндан здесь?

-О, боже, они же за дверями ждут! Пойдем скорее, там и Брэндан, и  Дэвид с Тришей, и Джон с Клер и сыновьями! Все твои друзья здесь!

И вот тут я не выдержала! Я выскочила из раздевалки на коньках довольно неуклюже и сразу же оказалась в объятиях Брэндана.

-Брэндан! – вскричала я, и глаза мои заболели от слез.

-О, нет, нет, девочка, только не плачь! – прошептал он и погладил меня по голове. – Мы здесь, с тобой!.. Ты такая смелая! Нас когда-то было четверо, а ты вот одна выходишь…

Он отнял меня от своей груди.

-«Чертополох»?

Я кивнула.

-Ничего, что я без разрешения?

-Это такое же твое детище, как и мое!.. Хочешь ему напомнить? – осторожно спросил Брэндан.

И я не стала лгать этим чистейшим и добрейшим глазам в мире.

-Да.

-Я не стану долго говорить — тебе некогда. Но думаю, он помнит. И еще я думаю, он тоже смотрит на тебя. Другого я даже представить не могу, почему-то.

Я невольно оглянулась, будто Ричард мог оказаться прямо здесь, среди них. Но увидела только улыбающиеся лица всех моих друзей.

-Хорошо, Брэндан. Я буду сильной. Ведь… ведь не зря же я столько времени убила на эти танцы!

Я обняла каждого из них и отправилась на лед.

 

 

-И вот Мишель Уотсон, похоже, снова готовится выйти на арену! Во всяком случае, свет снова погас… Вот она!.. Боже, это же «Чертополох», дорогие мои! И посмотрите, руки Мишель, одетой в те же лохмотья, жалкие останки когда-то нарядного платья придворной дамы, связаны! Настоящей веревкой!! Видимо, какой-то тонкий трос прицеплен к этой веревке, ибо Мишель, не двигаясь, скользит по льду к середине арены. Неужто она хочет весь танец станцевать вот так, без рук?!.. О, да, это именно так! Поразительно! Совершенно невиданное зрелище!! Ведь вы же понимаете, как тяжело в исполнении большинство элементов фигурного катания, а без участия рук и вовсе невозможно. Но Мишель удается и это! Целый каскад элементов! Она двигается по кругу, почти вдоль бортика арены, она, словно бы, старается увидеть глаза людей, их лица. Ее героиня… О, нет, она не пытается спросить – за что ее ждет эшафот! Она хочет, что бы не умерла ее сумасшедшая любовь просто так, что бы люди увидели ее и может быть, поняли, что нет ее вины, что никого она не обидела, никому не причинила зла… Ее бедные ручки, стянутые веревкой, прижаты к груди… На это просто невозможно глядеть без слез! Так выразительны жесты Мишель, так удивительно точно ее пластика передает ее переживания. Господи, даже слезы на ее лице!.. Недаром судьба свела эту талантливую маленькую леди с мистером Мастерсом! Он заполучил для своего проекта самого подходящего человека. Впрочем, этому господину всегда везло с друзьями!.. Если вы видите, то у Мишель в руках самый настоящий чертополох! А теперь происходит вообще интересное – мисс Уотсон останавливается  у бортика и ей развязывает веревку кто-то из зрителей! Все! Руки ее свободны и под шквал музыки она несется вдоль борта, она исполняет поразительной сложности элементы, она просто летит! Зал… Боже, все как один, повскакали со своих мест! Они поют!!.. Но неминуемо летит букет из рук девушки – помни меня мой король! И падает она на колени, склоняя голову, и одним отчаянным движением убирает волосы со склоненной шеи… Похоже, вся моя сентиментальность обнаружилась благодаря стараниям Мишель Уотсон. Но я ничего не могу поделать с собой и думаю, многие, очень многие сейчас чувствуют, как переполнены их души восхищением, радостью созерцания и… даже немного слезами сочувствия героине последнего танца… А зал попросту взорван! Люди аплодируют стоя, на лед полетели букеты! Хотя до окончания представления еще два танца. И просто не верится, что Мишель Уотсон сможет удивить нас еще больше – просто некуда!..

Я не смогла… Господи, я просто не смогла и все!.. Пропади пропадом все мои усилия чувствовать себя сильной, независимой. Как мне стать независимой от Ричарда, от его отсутствия?? Как мне не чувствовать пустоты и отчаяния?? Я так надеялась, что он придет! После каждого танца я вглядывалась в пространство у выхода с ледовой арены и не видела его… И я плакала в раздевалке, не замечая стараний Хелены сохранить мой макияж, плакала так горько, что видела как еле сдерживается Хелена, как дрожат ее руки, напаивавшие меня минералкой. Я еле заметила, как зашел Брэндан, как обнял меня и поцеловал в макушку в благодарность за танец, как прошептал что-то в утешение. Наконец, появился Грэг, поздоровался с Хеленой, пожал от души руку Брэндана и поглядел в мое опухшее лицо.

-Ничего, Мишель, на льду припухлость спадет… Я вот думаю, что зря ты так переживаешь.

-Черт, Грэг, ну откуда тебе знать, из-за чего я реву?! – вскричала я. – Все, хватит!

Я подскочила и еще раз оглядела себя в зеркало.

-Спасибо, Хелена, дорогая! Если бы не ты, я бы не смогла сейчас на лед выйти. Но теперь выйду. Выйду, черт бы все побрал!!. Где эти чертовы зажигалки??

Грэг взял мои руки в свои и закрепил на моих ладонях устройства, и в самом деле работавшие по принципу бензиновых зажигалок. Внутри пропитанное бензином вещество, похожее на вату. Снаружи огнеупорные емкости с горелкой. Перед выходом на лед их следовало поджечь, и огня должно было хватить на весь танец.

-Мишель, а это не обожжет тебе ладони? – вскричала Хелена.

-Думаю, что нет, дорогая, — ответил за меня Брэндан. – Но я подозреваю, что ничего другого ты от Мишель и не услышала бы… Мишель!

Брэндан подошел ко мне и еще раз обнял.

-Мишель, милая… Мне трудно судить о том, что произошло и происходит между вами с Ричардом. И ни о какой вине твоей я тоже ничего говорить не буду. Скажу лишь, что прошлое, на мой взгляд, остается в прошлом. Вот и все. А настоящее и будущее всегда важнее… Но сегодня твой праздник, твоя очень большая победа! Даже если сейчас ты развернешься и больше в этот вечер не выйдешь на лед. Но ты выйдешь! Ты покажешь все, что хотела показать, потому что, я уверен – каждый твой танец адресован, прежде всего, Ричарду. И правильно сделаешь.

-Думаешь, он увидит и все поймет? – я с такой надеждой поглядела ему в глаза, что Брэндан растроганно прижал меня к своей груди.

-Думаю, да… Да, я так думаю! А теперь иди и срази нас всех еще.

 

 

-Леди и джентльмены! Похоже, перерыв в выступлениях Мишель Уотсон закончен, артисты Ледового Балета, а именно, детская его группа, вызвав полный восторг и умиление зрителей, покинули лед, и мы все ждем сейчас нового выхода мисс Уотсон. И надо вам сказать, с дрожью и волнением после первых трех танцев. Уже и не знаем, к чему быть готовым!.. Что ж, вот она, Мишель Уотсон, королева нынешнего вечера, а после него – и всего, я полагаю, нашего национального Ледового Балета! Да не обидятся на меня остальные его артисты!..  И так, на арене вновь погас свет, причем, погас, кажется, совсем. Темнота абсолютная, и у меня, похоже, даже пульс участился… Что это? На арене появляются два огонька. Они двигаются в направлении середины, и тихо, пока очень тихо, как, собственно, и значится в нотах этого произведения, звучит начало великолепного «Болеро» господина Равеля… Прожектора! И Мишель Уотсон в темно-красном шелке восточного стиля, расшитом золотом, начинает свой танец, а в руках у нее… огонь! Это великолепно до дрожи, господа! Ее величественные движения, стройные, отточенные и изящные, вызывают ассоциацию со жрицами, магией их обрядов и таинств. Это просто волшебство под неподражаемую музыку, натурально вызывающую мороз по коже!.. И снова блестящее исполнение элементов, непостижимое по своей чистоте вращение, снова великолепная, так кажется, легко достигаемая скорость скольжения, блестяще подчеркивающая замысел самого танца. И пластика… Какая пластика у этой маленькой леди!.. Звучание музыки, количество инструментов, мощь прекрасной мелодии нарастают с каждым тактом, а с ними и сам танец. Господи боже, так танцевать просто невозможно! В голове не укладывается, как такое получается, и сердце замирает невольно от переполняющих его эмоций, а глаза следят и следят, прикованные к вишневой фигурке, сверкающей золотом, за огнями в ее руках. У меня просто аромат сандала и восточных пряностей в… голове, наверное! Что в этой мисс Уотсон такое, что позволяет ей так танцевать??..Вот! ВОТ!! Вы видели? ВИДЕЛИ?? Знаменитая, просто легендарная «Пятерка Фрай»!! Под самый пик музыки!.. Еще одна!! Как она может?? Я и раньше видел, но мне до сих пор не верится, что возможно взлететь так высоко, что можно накрутить эти пять оборотов, когда и четыре сейчас удаются далеко не всем спортсменам. И то, это считается чисто мужским достижением. И вот, эта девушка, да еще спустя десять – десять, господа! – лет бездействия, крутит пять оборотов! Мы свидетели сейчас настоящего чуда!.. Неужели все закончилось?! Под шквал музыки и аплодисментов Мишель Уотсон замерла на коленях, выбросив руки с горящими огнями в стороны и склонив голову почти к коленям. Блестящий финал великолепного танца! Но больше я, наверное, и не выдержал бы – ибо всего слишком. СЛИШКОМ!! Нет слов. Просто уже нет… Четыре глубоких реверанса со все еще горящими огнями в руках, и Мишель Уотсон покидает арену для следующего перерыва перед заключительным на сегодня танцем. Мне даже страшно говорить это слово, ибо у меня уже ощущение, что после перерыва мисс Уотсон запросто взлетит  космос!..

 

15.06.2022
Мария Полякова

Я пишу о любви. Истории мои разные и в каждой есть непременно некий неожиданный поворот, а то и не один. Люблю добавить немного мистики, а то и вовсе на ней сюжет "замесить". И все же, не в ней суть. Она - лишь декорация, призванная разнообразить мои истории. Я называю их именно так. Ибо история - это то, что рассказывают, развлекая... или отвлекая от скучной, серой, проблемной действительности. Пусть реализмом "кормит" кто-нибудь другой... Да, мои истории не всегда достоверны с точки зрения каких-то " технических" моментов - я могу ошибиться в том, о чем мало знаю. Но я не считаю это большим грехом - и в оскароносных фильмах бывает множество ляпов!.. Да, и вот еще что - все события моих историй вымышлены от начала и до конца, а любое сходство с реально существующими людьми абсолютно случайно! О себе же мне рассказывать нечего. Просто не думаю, что это может быть интересным. Пусть уж заинтересуют мои истории! Спасибо за внимание!
Внешняя ссылка на социальную сеть


Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть