Кровь ангела 2. Глава 34. Ох, уж эти братья

Когда Беллор с Нигаром появились в дверях, к ним тут же бросились Касиэра и Аурика.

 

— Ну, что, Белл?! Как прошло?!

 

— Их оправдали?

 

Аурика и Касиэра смотрели с такой надеждой, что блондин, не выдержав, улыбнулся.

 

— Да, оправдали, — устало кивнул он, встретившись взглядом с Ориэлем. Светлый тоже улыбнулся, и напряжённая морщинка между его бровей тут же исчезла.

 

— Ура-а! — взвизгнула Аурика, захлопав в ладоши и, подскочив к отцу, чмокнула его в щёку. Касиэра рассмеялась и, подойдя к возлюбленному, поцеловала его в губы.

 

— А меня? — обиженно протянул Нигар, моментально насупившись. — Между прочим, всё это — моя заслуга!

 

Аурика переглянулась с матерью, и, хитро прищурившись, чмокнула в щёку и Нигара тоже.

 

— Ох, как приятно! — мурлыкнул тот, блаженно прикрыв ресницы. Потом выжидательно посмотрел на демоницу.

 

— Обойдёшься! — вместо неё буркнул Беллор, заключая Касиэру в объятия.

 

Карлик вздохнул, потом подмигнул Аурике и потопал на кухню. Ориэль тактично последовал его примеру.

 

— Что будешь делать, Ориэль? — лазая по шкафам и выгребая из них все продукты подряд, уже без улыбки поинтересовался Нигар. — До меня дошли слухи, что тебя объявили ослушником в Раю. Они закрыли врата и запретили ангелам покидать чертоги. Михаил зол, как чёрт, на то, что ты проигнорировал его запрет.

 

— Не говори так о Михаиле, Гин, — осадил брата Ориэль, однако на прекрасное лицо Светлого легла тень. — Он имеет право гневаться, ведь я действительно нарушил приказ.

 

— Ладно, к дьяволу Михаила, — Карлик небрежно отмахнулся. — Только боюсь, что даже Рамистар не поможет тебе усмирить его гнев. В Рай-то ты, может, и пройдёшь, да только позволят ли тебе там остаться?

 

— К чему ты ведёшь? — Ориэль помрачнел.

 

— Ты и сам знаешь, — покосился на него Нигар, начиная деловито инспектировать холодильник. — Помнишь ведь, как было с нами? — понизив голос, продолжил он. — Взяли под белы рученьки и вышвырнули в этот грешный мир. Не думаю, что тебя прельщает перспектива стать наполовину Светлым, как мы, братишка.

 

Ориэль не ответил. Он долго мерил шагами кухню, обдумывая слова Нигара, при этом его лицо всё больше темнело. Наконец, он вздохнул, остановившись у окна и устремив взор на быстро летящие по небу облака.

 

— Я пришла вам помочь! — радостно заявила Аурика, влетая на кухню и прерывая невесёлые мысли Ориэля. — Правда, кроме бутербродов готовить я ничего не умею!

 

— Тогда сделай мне для начала штучек десять, — буркнул Карлик, придвигая к девушке хлеб, сыр, масло и ещё кучу разных ингредиентов. — А я пока мясо поджарю.

 

— Ориэль, тебе сделать? — вежливо поинтересовалась Аурика, начиная нарезать булку. — Ты с чем бутерброды любишь?

 

— Он бифштексы только любит. С кровью! — мрачно пошутил Нигар, с удовольствием наблюдая, как Светлого передёрнуло. Аурика метнула в сторону Карлика уничтожающий взгляд, затем виновато посмотрела на Ориэля.

 

— Ну, ты ведь что-то ешь? — осторожно спросила она.

 

— Я буду с рыбой, если у вас есть, Аурика, — посмотрев в сконфуженное лицо девушки, Ориэль улыбнулся. — Если нет, можно с мёдом.

 

— Рыба есть, но она сырая и её нужно жарить… Зато мёда сколько угодно! — радостно сообщила она, доставая из шкафчика большую банку.

 

Наделав кучу разнообразных бутербродов, Аурика сложила всё это на поднос и понесла в столовую.

 

Через пятнадцать минут вся компания собралась там.

 

— О-о! Ну, наконец-то! — выдохнул Нигар, первым усаживаясь за стол. И, не дожидаясь, пока Аурика разольёт чай, принялся жевать бутерброд. — С вами с голоду помереть можно!

 

— Что же ты не поел перед Сбором? — насмешливо поинтересовался Беллор, садясь за стол сразу после гостей.

 

— Я не думал, что твои подданные растянут волынку на несколько часов, — фыркнул Карлик, беря вторую булку.

 

— Какие подданные? — первой среагировала на замечание Касиэра, подняв на блондина непонимающий вопросительный взгляд. Беллор невольно помрачнел. Он уставился в тарелку, не зная, что сказать.

 

— Позвольте представить вам нового Правителя Клана — Белл-Ориэля! — торжественно провозгласил Нигар, видя, что брат не собирается отвечать.

 

— Правителя Клана?! — ахнула Аурика, широко раскрыв глаза.

 

— Это, правда, Белл? — Касиэра перестала жевать, изумлённо вскинув брови.

 

Беллор покраснел, потом мрачно взглянул на Нигара и кивнул.

 

— Ох… — вырвался у демоницы короткий возглас, и она поспешно глотнула чаю. — Вот это новость…

 

— Ничего себе! — поддержала её Аурика, медленно приходя в себя. — А как же Сандал?

 

— Сандал взял на себя вину за Ария и остальных, — Беллор швырнул на стол салфетку.

 

— Да, и перестал быть Правителем, — поддакнул Нигар. — Потом назвал преемника — моего дорогого братца. Всё прошло именно так, как и должно было!

 

— А ты не мог… отказаться? — тихо спросила Касиэра, с тревогой наблюдая за возлюбленным.

 

— Мог, — блондин хмуро кивнул. — Но тогда их бы казнили, Кэс.

 

— Люцифер больше не отстанет от тебя, — перестав есть, Ориэль серьёзно поглядел на брата. — Теперь у него есть повод захватить Клан с твоей помощью.

 

— Ничего он не захватит! — вальяжно откинувшись на спинку стула, Нигар беззаботно зевнул. — Или вы думаете, что проведя столько времени среди всякого отребья, вроде демонов, я ничему не научился? Даже как-то обидно, что родные братья считают меня настолько недальновидным! — холодно заключил он.

 

— Так, чего ты не договариваешь? — прищурился Беллор. — Что ты ещё задумал, Гин?

 

— Всё, что я задумал, я уже сделал, Белл, — неожиданно жёстко отозвался Карлик. — И как видишь, мой план идеально сработал. Теперь лишь остаётся купить здесь дом и найти общий язык с Кланом.

 

— А Люцифер?

 

— Его правление кончилось в тот самый момент, когда малышка Аурика, — Нигар улыбнулся девушке. — Обрушила на Люцифера силу Святого Огня. Конечно, убить нашего родителя одним ударом было сложновато, но переломать ему крылья и все кости, ей вполне удалось.

 

— Не может быть! — ахнула Аурика, в смятении оглянувшись на мать, а потом и на отца. — Я ведь не хотела!.. — весь её вид стал каким-то виноватым. Блондин успокаивающе погладил девушку по голове.

 

— И что дальше? — затаив дыхание поинтересовался Беллор.

 

— А то, что ни один из его приспешников не пришёл к нему на помощь, Белл, — невозмутимо заметил Карлик. — Когда вы так эффектно исчезли в портале, армия демонов повернула назад и встала под знамёна Афаэла. Который, кстати сказать, очень быстро сообразил, что без крыльев и армии Люцифер ничего не стоит. Власть в Аду переменилась, и теперь там вовсю хозяйничает ваш бывший Староста.

 

— Час от часу не легче! — выдохнула Касиэра, переглянувшись с Ориэлем. — От Люцифера хотя бы было понятно чего ожидать, а этот Староста… — она скривилась от отвращения.

 

— Этот Староста, дорогая, прекрасно понимает, что после Люцифера есть только одна сила, с которой ему не совладать, — медленно, с расстановкой, процедил Нигар. — И эта сила — мы с Беллом. Плюс Клан, который теперь принадлежит ему. Пока мы вместе, Афаэл будет сидеть тихо, как мышка, боясь высунуть нос из своей норы и предпочитая вообще о себе не напоминать. Он будет строить свою империю, наводить свои порядки, и каждый день молиться, чтобы не увидеть в Аду кого-то из нас.

 

— Ты с ним договорился, — хмуро констатировал блондин, выслушав брата. — И ты был в Аду во время нашего побега.

 

— Что ж, да, чего теперь скрывать? — Карлик пожал плечами. — Я был там, Белл. Меня не видели, конечно, но зато я видел всё, что происходило. И, клянусь, если бы понадобилось, я бы вам помог. Но вы справились и без меня. Такой отличной команды я нигде не встречал, — в глазах Нигара промелькнул огонёк восхищения. — И знаешь, мне почему-то стало очень горько от того, что не я сражаюсь рядом с тобой плечом к плечу. Что ты веришь в своих спутников больше, чем в меня. Именно тогда я решил, что вернусь, Белл. Что стану таким, как ты, и заслужу твоё доверие.

 

— Что стало с Люцифером? — после долгого молчания, негромко спросил Беллор.

 

— Его тело сгорело в огне лавы, где-то в чистилище, а душа… у Афаэла. Заключена в вечные оковы магической сферы, как и положено.

 

— Ты это сделал? — Беллор даже побледнел немного, в упор, взглянув на брата.

 

— Я решил, что нам пора освободиться от папочкиной опеки, Белл, — Карлик задумчиво улыбнулся. — Мы уже большие мальчики. Пора перестать оглядываться назад.

 

— Может, ты и прав, — помолчав ещё немного, блондин неопределённо кивнул. — И я думаю, будет лучше, если Афаэл узнает, что Сандал больше не является главой Клана. Это немного охладит его желание досаждать нам… Ты можешь донести до него эту весть? Можешь проникнуть в Ад, Гин?

 

— Ради тебя я проникну куда хочешь, Белл, — черты лица Нигара смягчились, взгляд вновь стал лукавым. — Тем более, я всё равно собирался продать Афаэлу остатки своего винного бизнеса. Решил завязать с этим делом.

 

— Ты, прямо, образец добродетели, — хмыкнул блондин, разглядывая хитрое лицо брата, — Но знаешь, Гин… Я рад, что ты рядом… — уже серьёзно шепнул он, хлопнув брата по плечу. Нигар побледнел, потом покраснел, и как-то неловко кивнул, не в силах переварить обрушившиеся на него чувства.

 

— Михаил тоже должен узнать про Люцифера, — оборвав напряжённую паузу, тихо проговорил Ориэль, взглянув в глаза демоницы.

 

— Так ты сам ему и расскажешь, как только вернёшься.

 

— Нет, Касиэра. Я не вернусь, — Ориэль качнул головой и, вздохнув, поднялся из-за стола. Взгляды всех присутствующих устремились на него. — Сейчас гнев Михаила слишком силён. Нигар прав: мне не следует так рисковать.

 

— Что же ты будешь делать? — блондин с тревогой взглянул на брата.

 

— То, что делал до сих пор, Белл — помогать людям. Они остались без защиты, когда в Раю закрыли врата. Моих собратьев больше нет рядом с ними, поэтому я здесь нужен.

 

— Наверное, не стоит предлагать тебе остаться с нами? — помедлив, негромко спросил Беллор. Ориэль покачал головой.

 

— Не стоит, — уверенно кивнул он и улыбнулся.

 

— Что ж, по крайней мере, ты должен знать, что мой дом всегда открыт для тебя, — Беллор печально улыбнулся в ответ. Потом встал и, подойдя к каминной полке, взял с неё связку ключей и протянул брату. — Это ключи от этого дома, и от моего дома в тропиках. Он находится далеко от всех общин Падших, поэтому в твоём полном распоряжении. Там тебя никто не потревожит.

 

— Спасибо, — Ориэль кивнул и взял ключи. Его голубые глаза сейчас сияли чистым огнём и искренней признательностью.

 

— Как только мы закончим все дела на сегодня, я провожу тебя до портала, — пообещал Беллор, вновь становясь невесёлым.

 

— А какие у тебя ещё дела? — осмелилась спросить Аурика, остро ощущая тяжесть в душе отца.

 

— Клан решил, что Лайлу придётся усыпить, — не глядя на неё, глухо отозвался Беллор. — Я обязан быть там, когда это случится.

 

— Я тоже пойду, — Касиэра подошла к возлюбленному и мягко коснулась ладонью его плеча. — Лайла — моя дочь… Ты ведь позволишь, правда?

 

— Конечно, Кэс.

 

— А мне можно с вами? — Аурика подняла голову. В её фиалковых, как у отца глазах, стояли слёзы.

 

— Не нужно тебе на это смотреть, — Беллор качнул головой и, притянув к себе дочь, поцеловал в макушку. — Лучше побудь дома. Погуляй по саду или отдохни немного.

 

— Я тут с ума сойду одна.

 

— Ты будешь не одна, — Беллор лукаво прищурился. — Миэла выписали из больницы. Он придёт сюда, чтобы составить тебе компанию.

 

— Высшие разрешили ему остаться? — ахнула Аурика, невольно расплываясь в улыбке.

 

— Да, с испытательным сроком. И, поскольку я за него отвечаю, придётся держать мальчишку при себе. Поэтому прошу тебя присматривать за ним, Аурика, и не давать ему слишком много воли. Если он опять разбалуется — ему тогда никто не поможет.

 

— Не волнуйся, со мной не разбалуется, — девушка рассмеялась. — Тем более, скоро мне потребуется помощник, чтобы справляться с малышом.

 

— Тебе потребуется помощник, чтобы следить за домом и садом, — посерьёзнев, поправил Беллор. — Малыша будет воспитывать ангел, согласно закону Адороса.

 

— Мне не позволят растить ребёнка? — Аурика побледнела, и её глаза вновь наполнились слезами. — Но я ведь обещала Офаниэлю заботиться о его сыне… Или дочке…

 

— Никто не запретит тебе о нём заботиться, малышка, но расти ребёнок будет с официальным опекуном. Его должен воспитывать отец, пусть и приёмный.

 

— И… кто это будет?

 

— Мы решим после родов, — тон блондина чуть смягчился. — А тебе лучше не думать об этом пока. В конце концов, ты ведь член Клана и всегда знала, что так будет, — тихо добавил он.

 

Аурика шмыгнула носом, но покорно кивнула, уткнувшись лицом в отцовскую грудь.

 

— А мне можно будет с вами пойти, Белл? — спросил Ориэль, когда они закончили разговор. — А потом я сразу отправлюсь на остров. Не хочется и дальше испытывать твоих Падших на прочность. Тем более сейчас все и так на взводе.

 

— Да, Табрис, например, теперь долго не успокоится, — задумчиво протянул Нигар, вмешавшись в разговор. — Кто бы мог подумать, что Падший способен так прикипеть к собственной дочери?

 

— София была его приёмной дочерью, — негромко поправил блондин. — Но он души в ней не чаял. У этого ангела Свободная воля, именно поэтому он горюет так сильно. Очень жаль, что мы ничем не можем ему помочь… Придётся последить за ним какое-то время, а то, как бы не натворил беды… Я могу попросить тебя, Гин?

 

— Хорошо, я присмотрю за ним, — помедлив, Нигар всё же кивнул. — Во сколько вы уходите, Белл?

 

— Уже скоро, — блондин взглянул на часы. — Армисаэль просил всех собраться к шести.

 

— Бедная Лайла, — прошептала Аурика, отворачиваясь, чтобы скрыть слёзы. — И бедный Тадиэль… Представляю, каково ему сейчас…

 

***

 

 

К шести часам в больнице Армисаэля стало непривычно людно. Падшие собрались возле палаты Лайлы, и молча ожидали доктора, избегая взглядов друг друга.

 

Беллор прислонился к стене и, приобняв Касиэру за талию, старался не смотреть на Сандала и его семью. Бывший правитель стоял на значительном расстоянии от остальных. Он прижимал к себе плачущую Нату. Рядом с ними, опустив голову, и устремив взгляд в пол, находился Арий. Парень ничего не говорил, ни на кого не смотрел, лишь изредка поднимал голову, чтобы взглянуть на быстро темнеющее за окном небо. Ориэль тоже держался отдельно, время от времени поглядывая в сторону Натаниэль. Было заметно, что Светлому очень хотелось с ней поговорить, но он не решался делать этого в такую минуту.

 

Наконец, из палаты вышел Армисаэль и жестом пригласил Падших пройти внутрь.

 

Тадиэль был уже там. С ним в качестве свидетелей присутствовали главы из других общин: Даниил и Пахадрон. Вид у них был удручённый и чрезмерно усталый.

 

Когда в палату вошёл Сандал в сопровождении Наты и Ария, на скулах Тадиэля заиграли желваки, а в потухшем было взгляде вспыхнула настоящая ненависть. Однако, встретившись с предупреждающим взглядом Беллора, ангел Жертвы стиснул зубы и отвернулся, вновь обратив свой взор на Лайлу.

 

— По воле большинства и согласно Закону Адороса, Падшая, по имени Лайла, должна быть умерщвлена сегодня в шесть часов вечера, — обрывая тягостную паузу, произнёс Беллор, выполняя возложенные на него обязанности Правителя. — К сожалению, все попытки помочь ей были безрезультатны, поэтому я вынужден согласиться с решением Совета, и отдаю приказ прекратить мучения девочки… Армисаэль! — позвал он, кивнув доктору. Тот взял с подноса приготовленный шприц и подошёл к Лайле. Нащупав вену, он медленно ввёл иглу.

 

— Стойте! — неожиданно вскрикнул Ориэль, который наблюдал за происходящим через открытую дверь. — Не делайте этого! Подождите! — он ворвался в палату прежде, чем Пахадрон и Даниил успели его остановить.

 

— Что здесь делает Светлый?! — ощерился Тадиэль, мгновенно сорвавшись на крик. Было видно, что появление Ориэля стало для него последней каплей в сегодняшних событиях.

 

— Что ты творишь, Ориэль?! — перехватив брата, Беллор прижал того к стене, не давая приблизиться к кровати больной и помешать Армисаэлю. Даниил, тем временем, вместе с Паходроном, пытались удержать Тадиэля, бившегося в их руках и намеревавшегося разорвать Светлого на куски, чтобы хоть как-то заглушить боль, охватившую всё его существо в эту минуту.

 

— Нет, Армисаэль! — вновь выкрикнул Ориэль, отталкивая Беллора и бросаясь к доктору, который невольно замер со шприцем в руке. — Прошу, подожди минуту! — подскочив к кровати, умоляюще попросил Светлый. — Позволь мне осмотреть её!

 

Эти слова заставили всех немного прийти в себя и застыть на месте. Армисаэль тоже несколько секунд не шевелился, затем поднял вопросительный взгляд на Беллора.

 

— Ориэль, ты ей не поможешь, — подумав, блондин с горечью качнул головой. — Лайла — Падшая. Святая магия здесь бессильна.

 

— Разве ей станет хуже, если я попытаюсь? — брови Светлого упрямо сдвинулись. — Позволь мне, Белл!

 

Блондин помедлил, поочередно обведя взглядом всех присутствующих, которые, в свою очередь, выжидающе смотрели на него.

 

— Хорошо, попробуй, — наконец, кивнул Беллор, жестом приказывая Армисаэлю отойти. Тот осторожно вынул иглу и отошёл на несколько шагов.

 

Ориэль встал возле Лайлы и медленно провёл ладонями над её телом. Девушка дёрнулась, застонав от боли.

 

— Не трогай её, чёртов святоша! — рыкнул Тадиэль, вновь рванув из рук ангелов, но те его удержали.

 

— Пожалуйста, позволь мне попытаться, Тадиэль! — прошептал Светлый, и его небесные глаза встретились с адским пламенем в глазах Падшего. — Я не буду её касаться, но мне нужна помощь… — Ориэль отошёл от кровати больной и неожиданно направился к Арию. Подойдя к парню, который до сих пор не поднимал головы, ангел осторожно взял его за руку.

 

Арий вздрогнул, потом медленно поднял вопросительный взгляд на Ориэля. Несколько долгих мгновений они смотрели друг другу в глаза, а все присутствующие, почти не дыша, смотрели на них.

 

Странная, загадочная улыбка коснулась губ Светлого, и он потянул Ария за собой к постели умирающей. Все настолько растерялись, что невольно расступились, пропуская ангелов.

 

Оказавшись около Лайлы, Ориэль вопросительно посмотрел в синие глаза юноши. Тот медленно кивнул. Тогда Ориэль взял парня за запястье и опустил его ладонь на грудь больной. Потом точно также направил вторую ладонь Ария на её затылок. После чего, он обошёл юношу и, встав у того за спиной, двумя пальцами прикоснулся к его вискам. Арий судорожно всхлипнул и дёрнулся, но руки с тела Лайлы не убрал. Он лишь стиснул зубы, когда по его коже заструился ослепительный белый свет, который стал расходиться волнами из его ладоней. Ориэль закрыл глаза. Свет стал ярче, что заставило Ария вскрикнуть и выгнуться дугой, кусая губы. Однако он упрямо держал руки на теле девушки, пропуская через себя Святую магию прежде, чем она касалась тела умирающей. Так продолжалось около пяти минут. Ария уже всего колотило, а из ушей и уголков губ потекли тонкие ручейки крови. Парень зашатался, из последних сил прижимая сведённые судорогой руки к раненому телу девушки. Наконец, белый свет раскалился до предела и, взорвался яркой звездой, отбросив Ария от кровати прямо на Ориэля, который влетел вместе с ним в стену.

 

Какое-то время ничего не происходило. Почти ослепшие после вспышки Падшие оторопело стояли вокруг кровати больной, пытаясь сфокусировать на ней взгляды. Арий сполз по стене и сидел на корточках, опустив голову. Ориэль пристроился рядом. Оба выглядели не лучшим образом.

 

— Лайла? — первым раздался голос шокированного Тадиэля. Он вырвался, наконец, из рук державших его Падших и кинулся к девушке, которая открыла глаза и, приподняв голову, недоумённо разглядывала собравшуюся возле неё компанию. — Лайла! — Тадиэль подскочил, и прежде, чем она что-то поняла, схватил девушку в охапку и прижал к своей груди.

 

Все облегчённо выдохнули и, заулыбавшись, один за другим попятились к дверям.

 

Беллор подошёл к брату, подал руку, помогая подняться. Ориэль выглядел бледным, усталым, но довольным. Встав на ноги, он помог подняться Арию. Тут впервые парень поднял взгляд, встретившись с фиалковыми глазами Правителя, в этот момент смотрящими на него.

 

— Мне… так жаль, Беллор… — одними губами прошептал парень, не в силах сдержать слёз, проступивших в его синих глазах. — Это как кошмарный сон… — с отчаянием простонал он. — От него никак не избавиться… Лучше бы вы меня казнили…

 

— Если бы мы тебя казнили — кто бы тогда спас Лайлу? — горько ухмыльнулся блондин, отведя взгляд. — Но ты всё равно должен уйти, Арий… Можешь пока попрощаться с семьёй.

 

— Куда же ему идти? — это спросил Ориэль, когда парень отошёл. — Мальчик не выживет в одиночку.

 

— Здесь, тем более, Ориэль, — это произнёс Армисаэль, провожая Ария ледяным взглядом. — Беллор всё правильно решил. Не стоит испытывать терпение Падших.

 

— Но сейчас его душа чиста, Армисаэль! Она непорочна, как у младенца! Вы же сами видели. Святая магия убила бы его, если б было иначе… Это не я спас Лайлу — это сделал Арий. Я лишь дал ему силы, которых ему пока не хватает. Арий — Целитель! Такие Целители рождаются на Земле раз в несколько тысячелетий!

 

— Попробуй объяснить это Табрису, Ориэль, — вмешался Беллор, помрачнев ещё сильней. — Или остальным родителям, потерявшим своих детей… Не пройдёт и двух дней, как Ария найдут мёртвым, и нам придётся судить уже тех, кто не смог его простить… Начнётся настоящая война внутри Клана, а этого допускать нельзя.

 

— То, что Арию удалось выбраться из всего этого дерьма живым — уже чудо, — мрачно добавил доктор. — Не знаю, кто из вас всё так ловко продумал и рассчитал, но этот кто-то — настоящий гений.

 

— Позволь мне забрать Ария с собой, — после того, как Армисаэль вернулся в палату, тихо попросил Ориэль брата. — Я присмотрю за ним, а он составит мне компанию. Его способности Целителя пригодятся многим людям.

 

— Хорошо, — помолчав, Беллор задумчиво кивнул. — Только будет лучше, если в Клане об этом не узнают, Ориэль. Хотя бы первое время.

 

— Конечно, — Светлый покорно согласился. — Как думаешь, — он посмотрел в сторону Сандала, о чём-то говорившего с Арием. — Я могу побеседовать с Натой недолго?

 

— Я подожду на улице, — вместо ответа бросил блондин, и отправился к выходу, где уже находились остальные Падшие.

 

***

 

 

Воспользовавшись тем, что почти все Падшие разошлись, Ориэль направился к Нате, которая в одиночестве стояла у стены, поджидая Сандала и сына. Увидев Ориэля, девушка слегка побледнела, потом опустила голову, неловко переступив с ноги на ногу.

 

— Здравствуй, Натаниэль, — негромко окликнул Светлый, замерев в шаге от неё. — Я — Ориэль. Думаю, ты слышала обо мне от Касиэры.

 

— Да, я знаю, кто ты, — девушка смущённо кивнула. — Ты подарил моей матери Рамистар, и благословил её чрево.

 

— Да, и я ждал нашей с тобой встречи в Раю, но…

 

— Жизнь распорядилась по-другому? — от волнения поправляя волосы, Ната натянула улыбку, глядя в голубые глаза Светлого. — Ориэль, я благодарна тебе за спасение моих близких…

 

Ангел улыбнулся ей в ответ, коснувшись пальцами её влажных от слёз щёк. Он увидел, как, несмотря на счастливую развязку сегодняшних событий, по лицу Наты по-прежнему струились солоноватые капельки.

 

— Тогда почему ты всё ещё плачешь?

 

Неожиданно, Ната припала к нему, и крепко обняла. Ориэль ласково прижал её своими крыльями к себе. Все пережитые ею страдания хлынули потоками слёз. Ната ощутила, как, неведомое солнышко, таящееся в груди Светлого, согревает её незримыми лучами, впитывая в себя всю ту боль, что терзала её до сих пор. И пусть она стала Падшей, полюбила Падших, но никто из Клана не был способен простым прикосновением привнести в её душу немного покоя и умиротворения. Присутствие Ориэля, как Светлого, не вызывало в её сердце никакого презрения к нему, неистовой злобы или ненависти… Напротив, казалось, только этот единственный лучик Света был способен вновь наполнить её давно утраченной надеждой на новое, хорошее будущее. Падшие же отличались земными привязанностями, денежным достатком и холодным расчётливым умом. Они, что называется, в полной мере обладали теми качествами, о которых когда-то говорил Михаил: Падшие — это ангелы, забывшие Свет любви, надежды, простого, бескорыстного сострадания.

 

Конечно, Ната сумела привыкнуть к этому за долгие годы… Но чего-то родного… родного собственной душе она не испытывала никогда за свою тяжёлую жизнь.

 

Все эти мысли, словно в бурном океане смешались в её голове, и теперь нашли долгожданный выход… Душой и сердцем Ната понимала, что Ориэль успокоит её душу. Что он не обидит, не потребует ничего взамен, как Падшие… Ведь он — точно такой же, какой была она, до того как полюбила одного из «отверженных от Рая ангелов».

 

Прошло несколько минут прежде, чем девушка нашла в себе силы отпрянуть от Ориэля. Светлый хранил молчание, чувствуя всеми фибрами собственной души её тревогу и боль. Он шепнул так тихо, что слышать могла только она.

 

— Я чувствую, сколько пришлось тебе пережить вместе с ними, дорогая Натаниэль. У тебя по-прежнему есть выбор. Я могу это сделать.

 

— Что сделать? — будто заворожённая, вытирая следы от слёз на щеках, столь же тихо спросила Натаниэль.

 

— Целители могут всё… Даже убрать то, что называется «Падением»… — абсолютно серьёзно прошептал Ориэль.

 

— Но… Но… — растерялась Ната, бросая случайные взгляды на всё вокруг. — Почему?.. Я не достойна этого, — отвернулась она от него, виновато устремив взгляд на чёрные тени коридора. — Я по доброй воле предала свой Род. Из-за меня чуть не погиб Клан, я убила собственного сына, — задыхаясь от нового потока эмоций, тяжело выговорила девушка.

 

— Но ты ведь сожалеешь об этом больше, чем кто-либо из Падших способен сожалеть. Даже Беллор, мой брат, не стал бы сомневаться в правильности собственных поступков, единожды сделав свой выбор, — спокойно пояснил Ориэль.

 

— Конечно, но… Падшие стали мне семьёй… Сандал, Беллор, Касиэра…

 

— Для тебя они всегда будут семьёй, девочка моя, — снисходительно улыбнулся он ей. — Но для Падших все понимания семьи связаны с Законами Адороса. Эти Законы лишены сострадания и человечности, присущей людям, тебе и мне.

 

— Мне? Но я же пала, как и они? Разве не так? Я родила двух детей…

 

— Один из которых появился благодаря твоей любви к ближнему, — намекнул он на Сандала и на…

 

— Что ты хочешь этим сказать? — подняла она глаза на Ориэля.

 

— Мой брат, Нигар, возможно, оказал услугу тебе и Сандалу, похитив душу Ария… — выдержав короткую паузу, Светлый продолжил. — Ведь его душа — душа истинного Светлого. Его характеристики не соответствуют критериям Падших, — девушка округлила глаза, понимая, к чему он ведёт. — Даже не смотря на то, что отцом Ария стал «Падший», твой первенец наперекор всем известным законам родился Светлым. И поверь, его бы ждала участь куда страшнее, не сыграй Люцифер с душой мальчика тогда.

 

— Как?.. Как это возможно?

 

— Твоя любовь, а не Закон Адороса, позволила явиться на Землю ещё одному Светлому. Твоя чистая искренняя любовь дала жизнь новому, Светлому Ангелу.

 

— Поэтому ты хочешь его оберегать? — сообразила Ната, на что Ориэль утвердительно кивнул.

 

— Мир полон злобы и ненависти. Число «Падших» людей всё увеличивается… как и число Падших ангелов. А Светлых, кто мог бы наставить людей в эти трудные времена, помочь им, исцелить их от страданий и боли, практически нет… И я боюсь, что не только Падшие захотят причинить твоему сыну боль, — он подал ей руку: — Мы должны держаться вместе, Натаниэль.

 

— Я же больше не отношусь к Светлым…

 

— Будь это так, твой сын не был бы Целителем, — подметил Ориэль.

 

— Как же Церемония?

 

— Ты делала это не ради удовольствия, как другие Падшие. Ты шла на это из чувства долга… проявляя невероятное смирение перед теми испытаниями, что находились на твоём пути. Ты защищала ребят от бездушного первенца, несмотря на то, что они совершили! Ты спасла Шандора, отправив его в Ад к тому, кто не причинит ему вреда. Афаэл никогда не обидит детей. Он всегда ценил Закон, как и все Падшие.

 

— И… после всего, ты по-прежнему веришь, что я — Светлая? — горько усмехнулась Натаниэль.

 

— Будь ты Падшей, как Афаэл, Тадиэль или кто-либо ещё, то ценила бы Закон, а не защищала бы других вопреки ему.

 

— Но… в Рай мне путь заказан так же, как тебе? — на что Ориэль согласно кивнул.

 

— Поэтому я предлагаю тебе, Натаниэль, пойти вместе со мной и сыном. Твой дух зрел и силён. А его самоотверженность ради других поможет вспомнить смертным, страдающим и отчаявшимся, что значит быть людьми. Ты будешь далеко от всех, кто может причинить тебе новые страдания, — он положил ей руку на плечо и произнёс с твёрдой уверенностью. — Я не позволю.

 

Ната развернулась к окну, смотря в усиливающуюся уличную темноту… Девушке действительно после всего хотелось бы погрузиться в омут… чего-то, что вырвет её из всех тяжких воспоминаний… об Арие, о Шандоре… о погибшей дочери Эйренис… обо всём. Она глубоко вздохнула, и, попытавшись улыбнуться сквозь слёзы, развернулась к не сводящему с неё заботливого взгляда Ориэлю.

 

— Спасибо тебе, Ориэль… но мой дом здесь. В нём действительно случилось немало плохого, но… именно тут я нашла свою любовь. Наверное, я никогда не перестану жалеть, что не вернулась домой, но порой, я искренне радуюсь этому. Ты скажешь, как глупо это прозвучало, но, — продолжила сквозь слёзы и с улыбкой на лице Ната, — не случись со мной этого всего, Беллор бы не пошёл к Нигару, чтобы освободить тебя. Мне кажется, всё было бы лишь ещё хуже… И я рада, что всё так сложилось. Ведь, наконец, мы с тобой встретились, мой крёстный отец. Ты не представляешь, сколько это значит для меня.

 

— Ты, несомненно, права. Как и я. Светлый Ангел никогда не бросает то, что ему дорого. Только истинная любовь делает его тем, кто он есть — а поступки лишь подтверждают это. И, как бы парадоксально это не выглядело, но ты — первая Светлая, что полюбила Падших. Я желаю тебе никогда не терять этот Свет, дорогая, — он обнял её крепко, по-родному. Ориэль первым направился к выходу из палаты, но Ната на мгновение задержала его:

 

— Ориэль. Мои родители… ты встречал их в Раю?.. Они там?..

 

Он обернулся к крестнице, и улыбнулся ей.

 

— Они там, Натаниэль, — его глаза засветились. — Твои родные приглядывают за тобой.

 

— Если ты вернёшься однажды в Рай, передай им, что я очень люблю их, — девушка улыбнулась, растирая по щекам бегущие слёзы. — И что они навсегда в моём сердце.

 

Ориэль кивнул, стерев слезинки с её лица. Затем склонился над девушкой и коснулся мягким поцелуем её лба.

 

— Мы ещё встретимся, родная. В свой час, — мягко добавил он.

 

Ната не дрогнула и не отпрянула, как все Падшие. Она лишь прикрыла ресницы, чувствуя, как успокаивается боль, так много дней и ночей терзавшая её сердце. Когда же Натаниэль вновь открыла глаза, Ориэль уже исчез, скрывшись в сумраке больничного коридора.

 

***

 

 

Ната, Сандал, Арий и Армисаэль вышли из дверей больницы все вместе.

 

— А где Тадиэль? — спросил Даниил, взглянув на часы. — Я хотел попрощаться с ним перед тем, как улететь.

 

— Тадиэля можете не ждать, — отмахнулся Армисаэль, хитро усмехнувшись. — Они меня даже в палату не пускали, представляете? И милуются там, и ругаются!.. Сумасшедший дом!.. Я еле пробился, чтобы осмотреть девочку.

 

— Как она? — нетерпеливо спросила Касиэра, тревожно вглядываясь в лицо доктора.

 

— Всё хорошо, — переглянувшись со Светлым, уже спокойно подтвердил доктор. — О прежнем состоянии напоминают только отрезанные крылья. Но они через несколько месяцев отрастут. В остальном нет никаких патологий… Спасибо, Ориэль! — неожиданно поблагодарил Армисаэль, протянув Светлому руку. — От меня, и… от Тадиэля.

 

— Я лишь помог, — Ориэль усмехнулся, но ладонь доктора всё же коротко сжал. — Вылечил её Арий, Армисаэль.

 

— Ладно, нам уже пора, — вмешался Беллор, вновь становясь серьёзным. — Я провожу Ориэля и Ария до границ владений Клана… Кэс, ты со мной? — обернулся он к демонице.

 

— Да, — она кивнула и первой взмыла в небеса.

 

Коротко обняв отца и мать, Арий отвернулся и, больше не оборачиваясь, тоже взлетел. После чего в небо поднялись и Беллор с Ориэлем. Даниил и Пахадрон последовали их примеру, но направились в другую сторону к своим общинам.

 

***

 

 

Убедившись, что командующие всех четырёх армий демонов наконец-то покинули дворец, Афаэл тихо выругался и, налив себе вина, уселся в кресло, закинув ногу на ногу и блаженно откинув голову.

 

— Чёртовы гориллы! — пробурчал он, смакуя восхитительный напиток. — Расплодились, как кролики! — он сделал ещё глоток и, пошарив в кармане, извлёк на свет многогранную сферу, размером с грецкий орех. Повертев её в руке, бывший Староста усмехнулся, наблюдая, как неистовствует внутри непроглядная чёрная субстанция, переливаясь неоновыми и огненными прожилками. Она светилась зловещим мрачным светом, сжималась и пульсировала, принималась бешено вращаться или резко замирала, стекая по стенкам тяжёлыми чернильными каплями. — Привет, Владыка! — язвительно протянул Афаэл, слегка встряхнув сферу, отчего субстанция внутри угрожающе завибрировала, замигав, как проблесковый маячок. — Как ваше ничего?..

 

— На твоём месте, я бы был поосторожней с этой штукой! — внезапно раздался чей-то голос. Афаэл подпрыгнул от неожиданности, едва не выронив сферу. В последний момент он ухватил её пальцами, и сжал в ладони, побелев, как мел.

 

— Ух, «йод» твою мать!!! Нигар!!! — выругался он, с трудом переводя дыхание. — Сколько раз я просил тебя не врываться ко мне вот так! Меня чуть кондратий не хватил!

 

— Если тебе не хватает игрушек, Афаэл — купи себе пупсика, — язвительно огрызнулся Карлик, смерив нового хозяина Ада злобным взглядом. — А сферу убери подальше, пока никто не понял, что там за бяка внутри.

 

— Чего ты припёрся так рано? — предпочитая не спорить, пробурчал Афаэл, возвращая сферу в карман. — Ты ведь говорил, что следующая поставка вина будет только в конце месяца.

 

— Я передумал. Мне нужны деньги, и я закрываю свой бизнес.

 

— Как закрываешь? — Афаэл даже рот раскрыл на мгновение. — С ума сошёл?! Кроме тебя это пойло никто готовить не умеет! Где я буду брать вино, черти тебя забери?!

 

— Я готов продать тебе весь свой запас оптом, — Нигар пожал плечами. — Хватит на полвека, если не больше. Только выплата сразу и наличными. Иначе отдам конкурентам.

 

— Нигар, имей совесть! — Афаэл вскочил и заходил по комнате. — Где я тебе возьму столько наличных сразу?! Деньги все в обороте, ты ведь знаешь! Меня поставщики душат, посредники на голову сели, и все требуют денег!

 

— Ну, так найди им деньги, — Карлик невозмутимо ухмыльнулся, тоже наливая себе вина. — Продай несколько Душ на чёрном рынке, или устрой аукцион… Мне ли тебя учить, Афаэл?

 

— Души упали в цене после смены власти, — с досадой пробормотал Староста. — Торговля Шеками едва дышит. Мне придётся распустить половину армии, если и дальше так пойдёт… Послушай, Нигар, может, договоримся? Мы ведь с тобой давние партнёры, почти друзья. Давай в рассрочку, ладно? Половина сейчас, а половина после реализации. Это и так будет целое состояние!

 

— В том-то и дело, что оно будет не целое! — фыркнул Нигар. — А мне нужны деньги.

 

— Ну, зачем тебе деньги в вечной мерзлоте? Собрался там фабрику по растопке льда соорудить?

 

— Нет, я собрался купить себе приличный дом в твоей бывшей общине, Афаэл, — спокойно отозвался Карлик, игнорируя потрясённый взгляд, направленный на него. — Ах, да, ты ведь ещё не знаешь… — спохватился он. — Твой сынок больше не правит Кланом. Он ушёл с поста, передав свою власть Беллу…

 

— Белл-Ориэлю?! — ахнул Афаэл, и побелел, не сумев скрыть эмоций. — Твоему брату?!

 

— Ну, да, — Нигар невозмутимо кивнул. — Теперь Беллор правит Кланом, и он принял меня в общину. Так что с бизнесом, сам понимаешь, пришлось завязать. Беллу никогда не нравилось, чем я занимаюсь, а спорить с моим братом опасно для здоровья. Я лучше займусь чем-то более полезным. Например, стану помогать ему разбираться с теми, кто желает ему навредить.

 

— Уверяю тебя, я не из их числа, — Афаэл выдавил улыбку, примирительно подняв ладони. — Ты ведь знаешь, я всегда уважал твоего брата, и у нас не было с ним разногласий… Ну, почти… — нехотя поправился он. — К тому же, я не Люцифер и мне не нужна власть в Раю. Здесь бы разобраться для начала, — Афаэл вздохнул.

 

— Давай вернёмся к нашему бизнесу, — осадил его Нигар, прервав разглагольствования. — Так ты покупаешь?

 

— Да, если дашь скидку на опт, — тон бывшего Старосты сразу вернулся в деловое русло.

 

— Хорошо, но в знак своей доброй воли и, как апофеоз нашему сотрудничеству, с тебя тоже причитается бонус, дорогой Афаэл.

 

— И чего ты хочешь?

 

— Чтобы ты помог мне скрасить моё одиночество в чуждом пока для меня мире… — Нигар улыбнулся.

 

— То есть? — напрягся Афаэл. — В каком смысле скрасить?

 

— О! Не пугайся. Твоя персона мне не интересна, — хихикнул Карлик, увидев, как вытянулось лицо Старосты. — Меня интересует одна девочка… Из Шеков… Я дам тебе скидку на товар, а ты отпустишь её со мной. Договорились?

 

— Вы уже украли одного Шека, Нигар! — рявкнул Афаэл, заметно помрачнев. — У вас что, дефицит нефилимов?

 

— Так ты хочешь скидку или нет? — не ответив, спросил Карлик, холодно сузив зрачки. — Может, я зря трачу с тобой своё время?

 

— Ладно, — подумав немного, Афаэл скривился, но всё же кивнул. — Заберёшь ты свою девку, чёрт с тобой! Но только после конечной оплаты.

 

— Половину сейчас, половину — после доставки товара, — сухим деловым тоном подвёл итог Нигар, наливая себе ещё вина и залпом его выпивая. — Я вернусь через неделю, — пообещал он, забирая кейс с наличными, который Афаэл вынул из сейфа. — И не беспокойся, девочку я сам разыщу, — бросил он напоследок и растаял в дымке чёрного тумана.

0
29.01.2020
avatar
Светлана Фетисова
29

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть