Кровь ангела 2. Глава 16. Беспокойный уикенд

Ночь ещё не передала свои права, и рассвет только угадывался, напоминая о себе бледно-золотистым краем небосвода далеко на горизонте. Аурика прошла сквозь стеклянные двери в патио, затем спустилась по каменным ступенькам на пляж. Тадиэль был там. Он полулежал у костра, прислонившись к гладкому валуну и закинув руки за голову.

 

— Ты что не спишь? — спросил он девушку, даже не посмотрев в её сторону.

 

— Не спится, — она подошла, присев рядом на бревно. — А ты что не идёшь в дом?

 

— Мне здесь нравится, — Тадиэль всё же обернулся. — Надоело сидеть в четырёх стенах.

 

— А где отец и Касиэра?

 

— Улетели.

 

— Значит, помирились, — задумчиво заключила Аурика, отчего-то вздохнув. — Тадиэль, можно тебя спросить? — помолчав, вновь заговорила она.

 

Ангел неопределённо кивнул.

 

— Это, правда, что Лайла после первой церемонии кинулась с высоты шести километров и убила всех детей?

 

Падший замер. Его лицо окаменело, и он пристально посмотрел на девушку.

 

— Откуда ты узнала?

 

— В школе говорят, — Аурика повела плечами. — Говорят, что она сделала это потому, что у неё была Свободная воля, и она не чувствовала себя ангелом… Это правда?

 

— Правда, — помедлив, Падший всё же кивнул. — Но почему это тебя интересует, Аурика?

 

— Просто мне непонятно…

 

— Что непонятно?

 

— Что именно заставило Лайлу так поступить? Если она не чувствовала себя ангелом, зачем согласилась на Церемонию?

 

— Её согласия никто не спрашивал, — Тадиэль невольно помрачнел. — Все самки проходят обряды и Церемонию после перерождения — это закон. Просто никто не знал, что у Лайлы характеристики Свободной воли.

 

— А если бы знали? — неожиданно спросила девочка, взглянув ангелу в глаза. — Если бы она сказала вам, что не хочет? Что ей очень страшно? Как бы вы поступили, Тадиэль?

 

Падший не ответил. Несколько секунд он задумчиво смотрел на Аурику, потом вздохнул и перевёл взгляд на пламя костра.

 

— Ты боишься, — наконец, произнёс он, и это прозвучало, как утверждение.

 

— Нет, просто мне интересно, — отмахнулась девочка, однако её голос предательски дрогнул. — Конечно, я нервничаю немного, — поспешила заверить она. — Но ведь это нормально, правда?

 

И опять Тадиэль не ответил. Только его глаза призрачно сверкнули в темноте.

 

— Ты уже проходила обряд дефлорации? — вдруг сам спросил он, как-то странно взглянув ей в лицо.

 

Несмотря на то, что Аурика изо всех сил пыталась выглядеть храброй, она всё же побледнела. Потом покачала головой.

 

— Армисаэля же нет, — чуть слышно выдавила она.

 

— Это необязательно должен делать Армисаэль. По новым правилам ты можешь лишиться девственности с любым из ангелов. Главное, чтобы на момент церемонии ты не испытывала лишней боли. Ты скоро станешь совершеннолетней, Аурика, так что с дефлорацией лучше не тянуть. Найди себе партнёра или обратись к Ирону. Он всё сделает в больнице.

 

Девочка долго молчала, нервно покусывая губы, потом собралась с духом и переборов ужас, спросила:

 

— А ты? Ты не хочешь мне в этом помочь?

 

Тадиэль замер, потом посмотрел ей в глаза.

 

— Очень хочу, — тихо проговорил он и улыбнулся. — Но не могу, Аурика.

 

— Почему? — она покраснела.

 

— Потому что я очень сильный для тебя, малышка. Ты ещё даже не ангел, а я — Высший. Давай подождём, пока у тебя распустятся крылья, хорошо? Потом поговорим, если захочешь.

 

— Тебя только это останавливает?

 

— А что ещё меня может останавливать рядом с такой прекрасной девушкой, как ты? — Тадиэль усмехнулся. — Кроме нежелания причинить тебе боль? Я польщён, что ты выбрала меня, Аурика, но я не хочу тебя напугать, пойми.

 

— А поцеловать меня ты можешь? — она смутилась, снова покраснев под его пристальным взглядом. — Меня никто никогда не целовал ещё, и… — она не договорила, потому что Тадиэль взял её за руку и потянул к себе. Девушка задохнулась, вдруг очутившись в кольце его сильных рук, которые осторожно скользнули по лопаткам и переплелись за спиной. Дрожь пробежала по её телу и кровь застучала в висках, когда губы Падшего медленно приблизились к её губам и захватили их в ласковый плен. Поцелуй Тадиэля был нежным и долгим. Постепенно он становился всё более уверенным и властным, а когда его язык проник к ней в рот, у девушки подогнулись колени и от страсти потемнело в глазах. Огонь пронёсся по венам, сметая на своём пути остатки воли и разума. Аурика застонала и, не помня себя, прижалась к ангелу всем телом, судорожно обхватив его за плечи. Тадиэль оторвался от её губ и, пробежав поцелуями по лицу, тёмным, пугающим взглядом, заглянул в глаза.

 

— Ты удивительно прекрасна, — заметил он, приподняв её голову за подбородок и внимательно рассматривая черты лица. — Твой отец не зря так тебя опекает. Предвижу, что ты разобьёшь не одно сердце, Аурика. И совсем скоро.

 

— Ты тоже очень красивый, — девушка слегка покраснела и, набравшись смелости, осторожно провела ладонью по его щеке. — У тебя глаза, как звёзды.

 

— Никогда такого не слышал, — Тадиэль нервно рассмеялся, перехватив её руку, и тут же отвернулся и отошёл, чтобы скрыть потемневший от страсти взгляд.

 

— Я сказала что-то не то? — голос Аурики невольно дрогнул.

 

Ангел покачал головой. Потом глубоко вздохнул и вновь повернулся к ней.

 

— Лучше иди в дом, — негромко посоветовал он, стараясь, чтобы его голос не выдал нахлынувших на него чувств. — Оставим пока этот разговор.

 

Но как Тадиэль не старался, девушка всё же уловила в его тоне оттенок угрозы и напряжения. Румянец на её щеках сменился бледностью, и она, развернувшись, зашагала по тропинке к дому.

 

В следующую секунду произошло то, что заставило Аурику внезапно остановиться, потому что её ноги вдруг отяжелели и стали ватными, словно кто-то связал их невидимыми путами. Она едва успела обернуться, как воздух вокруг сгустился, и над белым прибрежным песком поплыл чёрный туман. Тадиэль вскрикнул и, схватившись за голову, упал на землю. Промелькнувшая неясная тень поплыла к нему, и девушка увидела, как лицо Падшего наливается кровью и он, судорожно цепляясь за высохшие стебли травы, начинает задыхаться.

 

— Тадиэль!!! — отчаянный крик вырвался сам собой и, преодолевая странную слабость, Аурика кинулась на помощь ангелу. Тень, которая почти накрыла его своим смертельным покрывалом, внезапно дрогнула и метнулась в сторону. Её густые очертания всколыхнулись. И, по мере того, как Аурика приближалась, она всё чётче видела среди чёрного тумана небольшую фигуру, напоминающую человека. Подчиняясь непонятному внутреннему инстинкту, Аурика рванула наперерез тени и загородила Тадиэля собой. Через мгновение девушка ощутила, как её охватывает неистовый огонь, поднимающийся из самой глубины сознания. Перед глазами всё зарябило, мышцы напряглись, превратившись в мощные канаты. Кости отяжелели, словно пропитались могучей сталью. Грудная клетка расширилась так, что дыхание с грозным шумом вырвалось из лёгких. Ещё секунда, и тело девушки стало стремительно трансформироваться в нечто, больше напоминающее гигантского огнедышащего дракона, размером с самолёт, или древнего ящера. Но это было лишь первое впечатление. Когда же трансформация завершилась, миру предстал огромный чудовищный монстр: вытянутый череп с прорезями, где вместо глаз бушевало адское пламя; загнутые назад длинные рога и челюсть, полная острых клыков — не оставляли никаких сомнений в том, что это создание из самого Ада, и шутить оно не любит.

 

 Огненный демон, распустил жёсткие кожистые крылья, и издав оглушительный крик, ринулся на врага. Его загнутые клыки клацнули в нескольких сантиметрах от головы чёрного призрака. Тот, метнувшись в сторону, постарался исчезнуть, словно хамелеон, слившись с окружающей средой. Однако это не помогло ему избежать преследования. Несмотря на все уловки, демон отлично видел врага. В один прыжок он нагнал обидчика и, почти поймал его, скользнув острыми зубами по вполне осязаемой плоти. Послышался резкий визг, и трава потемнела от крупных капель крови, вперемешку с тягучей чёрной слизью. Тень сжалась в комок, и прежде, чем демон настиг её, обернулась небольшой змеёй и исчезла среди камней. Осатанев от ярости и не желая упускать добычу, огненный монстр взревел, пытаясь передними лапами вывернуть из земли огромные валуны. Ему это удалось, но враг уже скрылся, нырнув в одну из многочисленных полостей в земле.

 

— Аурика!!! — этот голос, полный слепого отчаяния, прозвучал за спиной демона, заставив того вздрогнуть, и моментально успокоиться. Безумие ярости погасло в бездонных глазах, и тихо выдохнув, монстр застонал и повалился на бок. Его тело мелко завибрировало и очень скоро приняло своё привычное обличие человека.

 

Беллор, а это был он, тут же подхватил дочь на руки и прижал к груди.

 

— Где болит?! Аурика, ты ранена?! Ответь, малышка!!! — он лихорадочно осматривал тело девушки, пока та обессиленно висела у него на руках. — Пожалуйста, скажи что-нибудь! Не молчи, маленькая! Тебе больно?!..

 

— Я в порядке, — прошептала она, прикрывая глаза от слабости. — Только… устала…

 

— Нет! Не закрывай глаза! — Беллор сорвался с места и даже не взглянув на Тадиэля, над которым сейчас колдовала Касиэра, бросился в дом. Опустив дочь на первый попавшийся диван, Беллор распустил свои серебристые крылья, и с силой выдернув несколько перьев, зажал их между ладоней и растёр в пыль. Потом осторожно приоткрыл Аурике рот и, поднеся к нему горстку пыли, тихонько подул, заставляя серебристый пепел влететь в рот и нос девушки. В следующую секунду он схватил её за плечи, крепко удерживая, потому что Аурика завизжала и стала отчаянно брыкаться, словно кто-то или что-то разрывало её изнутри. Так продолжалось несколько секунд, пока её организм не справился с ядом Падшего. После чего её тело расслабилось, на лицо вернулась краска, и девушка открыла глаза.

 

— Пить хочу! — прошептала она, поморщившись и облизав пересохшие губы.

 

Беллор тут же налил воды из графина и, приподняв голову дочери, поднёс к её губам стакан.

 

— Как ты? Ты цела, Аурика? — спросил он, ещё не в силах успокоиться. — Эта тварь не ранила тебя?

 

— Нет, — утолив жажду, девушка качнула головой.

 

— Но я чувствую, с тобой что-то не так! — ангел внимательно глядел на дочь. — Я осмотрю тебя, ладно?

 

— Не надо! — Аурика неожиданно покраснела и опустила глаза. — Я не ранена, поверь.

 

Беллор открыл было рот, чтобы возразить, но потом замер и, его лицо окаменело.

 

— Что произошло? — тихо спросил он, угрожающе сузив зрачки. — Это Тадиэль, да?

 

— Подожди! — девушка схватила отца за руку, потому что тот порывисто шагнул в сторону дверей. — Я… его попросила, — прошептала она, и её взгляд стал умоляющим. — Попросила поцеловать… Только это, клянусь!

 

— Ты попросила… сама? — Беллор невольно опешил. Его гнев понемногу остывал.

 

Она кивнула, становясь пунцовой от смущения.

 

— Ладно, — стараясь успокоиться, блондин вернулся к дочери, помогая ей встать с дивана. — Оставим это пока… Как ты себя чувствуешь? Тебе лучше?

 

— Да. Только не давай мне больше своего лекарства, а то я от него быстрей помру.

 

— Это было необходимо, малышка, — шепнул Беллор, обнимая дочку за плечи и целуя в макушку. — Чтобы снять остатки воздействия магии Карлика. А теперь, пойдём, посмотрим, как там Тадиэль.

 

Они вышли из дома на берег и тут же увидели Тадиэля, который полулежал на песке, прислонившись спиной к большому круглому камню. Касиэра сидела возле него и что-то тихо говорила. Увидев блондина, она замолчала, переведя встревоженный взгляд на Аурику.

 

— Как ты, Тадиэль? — едва приблизившись, спросил Беллор, цепким взглядом окинув Падшего.

 

— Могло быть и хуже, — проворчал ангел, машинально прислоняя ладонь к груди. — Внутри меня словно бомба взорвалась. Ещё бы пару секунд и… — он многозначительно хмыкнул.

 

— Касиэра, пригляди за Аурикой, пожалуйста, — вежливо попросил блондин, нежно коснувшись ладонью щеки возлюбленной. — Ей нужно походить сейчас немного и подышать воздухом. Только оставайтесь на виду.

 

Демоница молча кивнула и, поднявшись с песка, отряхнулась, и повела дочь в сторону небольшой бухты.

 

Как только они отошли достаточно далеко, чтобы можно было начать разговор, Беллор тут же вопросительно взглянул на Тадиэля.

 

— Это был Карлик, блондин, — отвечая на его молчаливый вопрос, негромко заметил Падший. — Он появился как из-под земли. Я даже понять ничего не успел, только услышал чёртов свист. Меня тут же скрючило. Руки и ноги онемели, горло перехватило так, что дышать невозможно. Потом чёрный дым и непомерная тяжесть, которая навалилась, словно бетонная плита. Я уже с жизнью попрощался, но вдруг всё изменилось, и я смог вздохнуть. Паралич немного ослаб. И тогда увидел твою дочь, которая встала между этой тварью и мной.

 

— Она перевоплотилась? — хмуро спросил Беллор, внимательно следя за рассказом ангела. — Или была в нормальном облике?

 

— На тот момент она выглядела, как обычно, — тихо ответил Тадиэль. — Честно говоря, я едва не поседел, когда увидел Аурику, которая внезапно оказалась на пути Карлика. Каждое мгновение я ждал, что сейчас она упадёт, забьётся в судорогах и умрёт у меня на глазах, но твоя дочь, как будто не слышала этого адского свиста и не чувствовала проклятых чар. Мне даже показалось, что Карлик её испугался. Он бросился прочь, и тогда Аурика перевоплотилась в демона. Она погналась за ним. Где-то у скал девочка его настигла и, по-видимому, ранила, потому что я услышал визг. Потом посыпались камни, раздался грохот, но отсюда я не мог понять, что происходит. И даже встать не мог, чтобы прийти ей на помощь. Вы подоспели вовремя, Беллор.

 

— Мы были недалеко, когда я услышал крик демона, — блондин тяжело вздохнул. — Но пока летел, чуть не умер от страха за Аурику. Она звала на помощь, и мне показалось, что мир перевернулся. Что мои крылья стали тяжёлыми, и я не лечу, а стою на месте.

 

— А свист Карлика вы слышали?

 

— Касиэра его первая услышала, поэтому мы и сорвались.

 

— Аурика в порядке? — спросил Тадиэль, после недолгого молчания.

 

— Да, только перевоплощение отняло у неё много сил. Но в остальном — всё в норме.

 

— У тебя потрясающая девочка, — задумчиво заметил ангел, глядя блондину в глаза. — Если бы не она, мне бы уже никто не помог… Но я должен рассказать тебе ещё кое-что…

 

— Она мне уже рассказала, — видя, что Падший не знает, как продолжить, перебил Беллор. — И честно говоря, я немного удивлён.

 

— И… что ты думаешь?

 

— Что моя дочь становится взрослой, — блондин вздохнул. — Она ведь уже трижды сбегала из больницы, Тадиэль, — тихо признался он. — Армисаэль назначил проведение обряда дефлорации ещё два года назад, но Аурика никак не могла решиться, а я не хотел заставлять.

 

— Ей скоро восемнадцать, Беллор, а девушка ещё не готова. Скажи, ты надеешься, что Старшие дадут ей много времени? Конечно, они учтут характеристики Свободной воли и позволят Аурике адаптироваться лишнюю неделю или две, но…

 

— Я не отдам свою дочь на растерзание так, как сделал это Афаэл с Лайлой! — жёстко перебил блондин. — Пока Аурика не будет готова — никто к ней не притронется!

 

— Не кипятись, — Падший поморщился и, приподнявшись, уселся поудобнее. — Возможно, всё изменится, когда у девочки распустятся крылья. Тогда и процесс адаптации пойдёт гораздо быстрей. В любом случае, я постараюсь, чтобы Аурика не пострадала. Она спасла мне жизнь — такое не забывается, блондин.

 

— Тогда защити её.

 

— Я сделаю, что смогу, — Тадиэль кивнул, и некоторое время молчал. — Скажи, Беллор, что ты думаешь о сегодняшнем нападении Карлика? Тебе не кажется странным, что он разыскал нас на острове, за тысячи километров от поселений? Он не мог не знать, что здесь ты и Касиэра, но всё же напал. Почему?

 

— Он приходил не за мной и не за Касиэрой, Тадиэль, — помедлив, ответил ангел. — Ему нужны были вы с Аурикой. А может, только она. В любом случае, Карлик преследует какую-то цель, а вовсе не охотится бездумно. Раз он пришёл сюда, значит, на это были причины. Чует моё сердце, что в деревне ещё были жертвы. Надо возвращаться.

 

— Мы расскажем Старшим о том, что здесь произошло?

 

— Нет. И я прошу тебя молчать о роли Аурики во всём этом. Лучше ангелам не знать, что моя дочь чем-то отличается от других.

 

— Ты уже знал, что она не реагирует на чары этой твари, так ведь? — Падший прищурился. — Во всяком случае, ты не очень удивился.

 

— Это тебя не касается! — блондин сразу напрягся и его взгляд потемнел. — Держи язык за зубами, Тадиэль, если не хочешь, чтобы я доделал за Карлика его работу и вывернул тебя наизнанку!

 

— Я уже сказал, что буду защищать девочку. Незачем злиться, — спокойно одёрнул Падший. — Но ты не считаешь, что нам будет легче защитить весь клан, если ты поделишься информацией, Беллор? Сандалу всё равно рано или поздно донесут, что, однажды, ты уже встречался с Поющим Карликом и остался жив. Тебе придётся объясняться — хочешь ты того или нет.

 

— Вот, что я тебе скажу, Тадиэль, — фиалковые глаза блондина стали мёртвыми и бездонными. — И можешь сразу передать всем остальным… Я никому и ничего не буду объяснять! А если что-то не нравится — решайте свои проблемы без меня! Я — не герой, и не рвусь в герои, ясно?!

 

— Ладно, остынь, — Падший примирительно кивнул. — Просто я подумал, что твой прежний опыт мог бы нам помочь.

 

— Не поможет! — холодно отрубил Беллор и, оставив Тадиэля, направился к бухте, где прогуливались Касиэра с дочерью.

 

Едва он подошёл, демоница сразу заметила, что настроение у Беллора вновь стало взрывоопасным. Оставив с ним Аурику, она поспешила вернуться к Тадиэлю.

 

— Тебе не нужно было этого делать, Аурика, — остановившись возле дочери, хмуро проговорил ангел. — В следующий раз заботься лучше о своей безопасности, а не лезь спасать других.

 

— А ты бы бросил Тадиэля? — девочка с вызовом обернулась к отцу.

 

— Я — воин, малышка. А ты ещё ребёнок! Ты могла погибнуть, понимаешь?

 

— Мне всё равно! — Аурика надула губки и на её глазах появились слёзы. — Может, так было бы лучше! — она отвернулась и зашагала прочь.

 

Беллор нагнал её и, схватив за руку, притянул к груди и обнял.

 

— Почему ты так сказала? — спросил он, с тревогой вглядываясь в лицо дочери, которая разрыдалась, больше не сдерживаясь. — Что с тобой, дочка?

 

— Ничего! — всхлипнула она, растирая по щекам слёзы и пытаясь отвернуться. — Отпусти меня! — она постаралась вырваться, но Беллор только крепче её обнял и поцеловал в макушку.

 

— Что случилось? — совсем тихо шепнул он. — Скажи мне… Мы всё решим, вот увидишь!

 

— Ничего! — Аурика упрямо тряхнула светлыми кудрями. — Я просто перенервничала… Скоро пройдёт! — её плечи ещё дрожали, и ангел видел, как она изо всех сил пытается скрыть свои чувства, но у неё не получается. Однако добиться откровенности блондин так и не смог. Девушка вывернулась из его рук и пошла в дом.

 

— Ты знаешь, что с ней? — вернувшись к Касиэре, Беллор вопросительно взглянул демонице в лицо. — Почему Аурика вдруг расплакалась?

 

— По-моему, она не хочет возвращаться в деревню, красавчик. У неё здесь любовь… а там всё кончится.

 

— И всё же нам придётся вернуться, хотя мне этого не хочется так же, как и ей, — ангел угрюмо выдохнул. Потом посмотрел в сторону Тадиэля, который уже поднялся на ноги, и теперь ждал их неподалёку. — Что ж, пора возвращаться. Летим домой.

0
09.01.2020
avataravatar
Светлана Фетисова
28

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Рекомендуем почитать

Новинки на Penfox

Загрузить ещё

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен автору: