Кровь ангела 2. Глава 35. Возвращение душ

От неказистой двухэтажной птицефабрики шёл одуряющий запашок крови, перьев и птичьего помёта.

 

Нигар поморщился и, почесав нос, чихнул, слезящимися глазами рассматривая облупившиеся стены из серого кирпича. Потом, высоко поднимая ноги и стараясь не угодить в лужи из чёрной вонючей жижи, в обилии покрывавшие всю территорию вокруг производственных корпусов, Карлик неторопливо зашагал к дверям ближайшего здания.

 

Добравшись, наконец, до входа, он облегчённо вздохнул, ступив на обшарпанный грязный кафель узкого холла. Пройдя по безлюдному, гулкому коридору, Нигар увидел лестницу, ведущую на второй этаж.

 

— Ну, наконец-то! — пробормотал он, вспоминая наставления приятеля-демона, который вчера старательно объяснял Нигару весь маршрут. Выяснить, где находиться цель его поисков, Карлику не составило особого труда. Хватило нескольких кружек пива и бутылки дешёвого местного пойла, чтобы Распределитель Шеков выдал ему всю требующуюся информацию.

 

Поднявшись в цех, Нигар замер на пороге, обводя взглядом огромное вытянутое помещение, заставленное ящиками, коробками и контейнерами с тушками птиц. Производственная линия, на бесконечной ленте тянувшая тельца белоснежных голуров, располагалась прямо посередине. Вдоль стен стояли несколько демонов, которые присматривали за рабочими, обслуживающими линию. С головы до ног, укутанные в прозрачные непромокаемые комбинезоны, рабочие, а их было около десяти, брали тушки птиц с ленты, и ловко ощипав их, бросали в стоящие рядом ящики.

 

— Могу я чем-то помочь? — засмотревшись на всё это действо, Нигар и не заметил, как к нему подошёл высокий демон, одетый в фирменную куртку с эмблемой птицефабрики. По всей видимости, бригадир.

 

— Да, — Карлик кивнул, с трудом представляя себе, как отличить нужную ему девушку, от других, когда лица их всех наполовину закрывали предохраняющие от пуха маски. Особенно, если учесть, что саму пленницу Карлик никогда не видел. — Я ищу одну девушку… Из Шеков. Она нефилим.

 

— У нас здесь много нефилимов, — вежливо отозвался демон, состроив что-то, вроде улыбки. — Как её имя?

 

— София.

 

— А, София, — бригадир понимающе кивнул и, не понятно отчего, как-то сразу скис. — Хорошая девушка, работящая… Недавно у нас появилась. Могу я узнать, зачем она вам нужна?

 

— Мне придётся её забрать, — спокойно заметил Нигар, доставая из кармана бумаги и протягивая демону. — Девочку переводят во дворец Владыки.

 

— Что ж, — посмотрев бумаги, бригадир с сожалением кивнул. — Сейчас многих полуангелов куда-то переводят. Сменилась власть — меняются и порядки… Ладно, — невесело проговорил он, махнув рукой своему помощнику, который тут же приблизился. — Сейчас приведут вашу девочку… Индис, сходи за Софией. Её во дворец переводят, — распорядился он, отправившись дальше по своим делам…

 

***

 

 

— Нет-нет, в таком виде ты никуда не пойдёшь! — пробурчал Нигар, подходя к окну флигеля и внимательно осматривая округу. — Сейчас же отправляйся в душ и выбери мыло получше. А то кто-нибудь подумает, что у меня тут кошка сдохла! И возьми потом платье в шкафу. Надеюсь, я не ошибся с размером… — он обернулся, с показной серьёзностью глядя на Софию, губы которой до сих пор дрожали от слёз, а глаза сияли от счастья. Девушка всё ещё никак не могла поверить, что вернулась домой. Когда этот незнакомец забрал её с фабрики и повёл за собой, София была в ужасе. Она слышала много историй о том, как часто нефилимок продавали хозяева, и тех уводили в неизвестном направлении странные личности. Как правило, больше этих нефилимок никто и никогда не видел. Поговаривали, что девушек продавали богатым демонам, предпочитавшим мясо полуангелов всем остальным блюдам. Иногда тела несчастных нефилимок находили без конечностей или части внутренностей на городской свалке. Чаще всего отсутствовали самые мясные и нежные куски плоти.

 

Индис, помощник бригадира на фабрике, на которой София работала, по-видимому, тоже решил, что её постигнет участь большинства пропавших нефилимок. Потому что, провожая девушку к Нигару, демон смотрел на неё с откровенной жалостью и даже состраданием. София и сама уже успела попрощаться с жизнью, когда неожиданно оказалась в родной деревне, во флигеле, рядом с домом Сандала…

 

— Ну, и долго ты будешь стоять? — протянул Нигар, обрывая тягостные воспоминания Софии, от которых по телу, в очередной раз, пробежали колючие мурашки. — У меня ещё есть дела, между прочим! — и он выразительно кивнул ей на двери ванной комнаты…

 

***

 

 

— Привет! — небрежно поздоровался Нигар, уверенно проходя сквозь железную калитку во двор дома Табриса. Падший занимался тем, что подрезал кусты акации, буйно разросшиеся возле небольшого фонтана, обнесённого позеленевшим светлым камнем. — Как дела, Табрис?

 

— Что тебе нужно? — ангел замер, и его глаза быстро затянуло непроглядной тьмой. Он переложил огромный секатор в одну руку и сжал так, что задрожали пальцы.

 

— О, я просто зашёл поздороваться, — не обратив внимания на угрожающий вид Падшего, беспечно отозвался Карлик. — Мы ведь теперь с тобой соседи, ты в курсе? — довольным голосом продолжил он. — Я купил особняк у Кезефа. Его сын уезжает куда-то учиться, поэтому дом ему пока не понадобится. Построят другой, когда парень вернётся, а этот, чтобы не стоял без хозяина, продали мне… Вот, я и подумал: может, соберёмся вечерком и посидим за рюмочкой чая, как добрые соседи? Отметим моё новоселье?.. Я поставил гриль в саду и достал пару деликатесов… Как думаешь?

 

— Проваливай! — прошипел Табрис, и его щека дёрнулась от ярости. — Пока я тебя самого на деликатесы не покрошил! — и он многозначительно покачал в руке секатором.

 

— Ну, зачем же так невежливо, — Нигар состроил обиженную физиономию. — Я с добром к тебе и с подарком, а ты ругаешься…

 

— Иди в Преисподнюю со своим подарком! — зарычал Табрис, надвигаясь на гостя.

 

— Хм, мой подарок для тебя как раз оттуда! — отскочив от разъярённого Падшего, фыркнул Нигар, — Может, сначала посмотришь на него, сосед? Вдруг понравится?

 

Табрис взревел, как безумный демон и метнулся было к Нигару, но вдруг замер с поднятой рукой и побелел, как мертвец. На тропинке возле куста акации стояла София. На девушке было простенькое светлое платье, а её русые волосы свободно развевались на тёплом ветру. Улыбаясь сквозь слёзы, и не в силах произнести ни слова дрожащими губами, София, не отрываясь, смотрела на отца большими голубыми глазами.

 

Несколько секунд Падший ошарашенно смотрел на дочь, потом секатор с грохотом выпал из его ослабевших пальцев. Падший покачнулся, и нервно потряс головой, словно пытаясь отогнать от себя странное видение.

 

И ещё через секунду, Табрис тихо охнул, когда на его шее повисла рыдающая София. Пошатнувшись и всхлипнув от переизбытка чувств, промычав что-то невразумительное, ангел судорожно прижал к себе дочку и долго не отпускал, не в силах поверить в реальность происходящего. Он спрятал лицо в волосах девушки, чтобы скрыть проступившие на глазах предательские слёзы.

 

— Кажется, подарок всё же понравился, — пробормотал Нигар, задумчиво ухмыльнувшись. Он ещё какое-то время наблюдал за трогательной сценой, затем вздохнул и, развернувшись, направился обратно к калитке. Не успел он дойти, как его нагнала София и, обхватив за плечи, крепко обняла.

 

— Спасибо! — пискнула она сквозь счастливые рыданья. Нигар хмыкнул, позволяя ей поцеловать себя в щёку и косясь на Табриса, приближающегося к нему неуверенной походкой.

 

— Спасибо, Нигар, — хрипло выдохнул тот вслед за дочерью, разглядывая Карлика совсем иным, просветлевшим взглядом. Голос Падшего заметно дрожал. — Я в вечном долгу перед тобой!.. Спасибо!..

 

— Жду вас вечером на новоселье, — вместо ответа отозвался Нигар, ласково потрепав Софию по щеке. — Приходите, угощу голурами…

 

София застонала, но потом рассмеялась, прильнув к отцу и согласно кивнув.

 

***

 

 

— Не трогай меня!!! — взвизгнула Аурика, отталкивая Беллора, который попытался подхватить дочь на руки. Девушка каталась по кровати, рыча, словно разъярённая львица и в бешенстве швыряя в Падшего всё, что попадалось под руку.

 

— Аурика, милая, тебе нужно в больницу, — Касиэра так же прибежала в комнату, и сейчас старалась успокоить дочь. — Там Армисаэль тебе поможет…

 

— Убирайтесь к дьяволу!!! — девушка сжала подушку, вцепившись в неё зубами и разрывая когтями шёлковую ткань матраса. — Почему никто не сказал мне, что это так б-о-о-о-льн-о-о-о-о?! — взвыла она, выгнувшись так, что затрещали кости.

 

— Белл, у неё роды начинаются, — выдавила демоница, заметив на изодранной в клочки простыни расплывающиеся пятна крови. — Сделай что-нибудь!!!

 

Тут Аурика вдруг замолчала, переводя дыхание и мутным взглядом глядя вокруг себя.

 

— Быстро!.. Летим! — не дав дочери опомниться, и пользуясь паузой между схватками, Беллор подхватил её на руки и вылетел прямо в окно. Касиэра помчалась за ним.

 

Однако, как ни старалась демоница догнать Беллора, ей это не удавалось. Когда она появилась на пороге больницы, Аурику уже вовсю привязывали к столу трое Падших: Армисаэль, Ирон и сам Беллор. С трудом справляясь с вырывающейся из их рук пациенткой, они едва успевали уворачиваться от её острых когтей и зубов.

 

— Ух! — облегчённо выдохнул блондин, когда Армисаэлю удалось защёлкнуть на теле девушки последний ремень. — Еле успели.

 

— Да, когда малыш один, предугадать точное время родов практически невозможно, — кивнул доктор, поспешно осматривая пациентку. — Повезло, что смогли сюда её доставить.

 

— Всё нормально, Армисаэль? — наблюдая за ним, взволновано спросил Беллор.

 

— Какое, на хрен, нормально?! — заорала Аурика, дернувшись так, что затрещали ремни, а железный стол заходил ходуном. — Дай мне обезболивающее, чёртов живодёр, пока я тебе клизму в глаз не воткнула! — она снова рванулась в путах, и один из ремней лопнул со звуком мощного выстрела.

 

— Держите её! — ненашутку испугался доктор, бросаясь к шкафчику и хватая с полки длинные тонкие цепи. Аурика повернулась на бок и бешено сопротивлялась, пока трое Падших пытались вернуть её в исходное положение.

 

— Дочка, прекрати! Успокойся! — старался докричаться до неё Беллор, но Аурика словно обезумела. Она визжала и извивалась, не давая себя привязать, и страшно ругалась, грозя ангелам всеми немыслимыми способами убийства. Один за другим на её теле лопались широкие ремни, а Падшим всё ещё не удавалось, как следует закрепить цепи.

 

— О, Боже! — увидев, что происходит, выдохнула Касиэра, в растерянности замерев у порога операционной. — Не отпускайте её, а то она всё здесь разнесёт!

 

— А-а-а!!! — завыла Аурика, внезапно согнувшись пополам и вцепившись мёртвой хваткой в руку отца. Беллор охнул, скривившись от боли и заморгал, пытаясь избавиться от искр, посыпавшихся из глаз. Ирон воспользовался моментом, чтобы кое-как закрепить цепи на ногах пациентки. Армисаэль же кинулся к девушке, принимая показавшийся плод.

 

— Да, вытащите же его из меня! — заорала Аурика, вновь взвыв от боли и ещё сильнее сжимая руку отца, который покраснел так, будто сам собирался родить вместе с ней.

 

— Ещё немного, тужься! — приказал доктор, успевая внимательно следить за процессом и руководить Ироном, который ему ассистировал. — Давай, девочка!

 

Аурика стиснула зубы и зарычала в последнем усилии, потом резко откинулась назад и замерла без движения. Все затаили дыхание. Через минуту послышался громкий плач младенца, которого доктор осторожно взял на руки.

 

— Мальчик! — объявил он, тяжело отдуваясь и стараясь отдышаться.

 

— Арниэль! — простонала Аурика, и слабая улыбка тронула её искусанные в кровь губы.

 

— Он красавец! — вымученно улыбнулся Беллор, незаметно растирая почти омертвевшую руку. — И волосики светлые…

 

— Похож на тебя, блондин, — заметила демоница, вместе со всеми рассматривая ребёнка. — Только гораздо красивее.

 

Все рассмеялись, а Армисаэль понёс ребёнка к столу, чтобы укутать в пелёнку, но тут Ирон вдруг замер и нахмурился, увидев, как в железный поддон под столом, вновь закапала кровь.

 

— Эй, док! — окликнул он таким тоном, что все невольно обернулись. Ирон молча указал на живот Аурики, по которому пробежала волнообразная схватка.

 

— Чёрт!!! — взвизгнула девушка, испуганно схватившись за живот и озираясь по сторонам. — Нет!.. Только не это!!! — не успела она договорить, как её снова скрючило и буквально подбросило над столом от резкой, жесточайшей боли. На этот раз Беллор не растерялся. Он навалился на девушку всем телом, из-за всех сил удерживая её на месте. После пятиминутного непрекращающегося потока воплей и ругательств, на свет появилась прекрасная русоволосая девочка, которая тут же огласила операционную заливистым плачем.

 

— А вот, и Эрика! — простонала Аурика, заплакав от облегчения и пережитых тревог. — Надеюсь, это всё на сегодня?.. — сквозь слёзы устало спросила она.

 

Армисаэль, передав малышку Ирону, осторожно прощупал живот Аурики и облегчённо выдохнул.

 

— Это всё, — с нервной усмешкой объявил он. Потом обратился к Беллору и Касиэре. — Вам лучше отправиться домой и прийти в себя, — негромко посоветовал доктор. — С Аурикой и малышами всё будет хорошо. Сегодня пусть они останутся здесь, под наблюдением, а завтра всю эту весёлую компанию вы сможете забрать.

 

— Спасибо, Армисаэль, — поблагодарил Беллор и, склонившись над дочерью, поцеловал её влажный от пота лоб. — Ты молодец, маленькая! Я горжусь тобой! — прошептал он, счастливо улыбнувшись. — Отдыхай!

 

— До завтра, дорогая! — Касиэра тоже поцеловала дочку и, бросив на малышей сияющий и немного задумчивый взгляд, вышла из операционной вслед за Беллором.

 

— А тебе, в следующий раз, неплохо было бы предупредить меня о том, что может быть двойня! — пробурчал Армисаэль, обращаясь к Аурике.

 

— В каком смысле, предупредить? — опешила девушка, с трудом приоткрывая слипающиеся веки.

 

— В том смысле, что ваш контакт с Офаниэлем не ограничился простым зачатием, — доктор хитро ухмыльнулся. — Похоже, вы основательно потеряли голову, милая.

 

Аурика покраснела и отвернулась, с трудом сдержав нервный смешок.

 

***

 

 

Миэл, что-то напевая себе под нос, тщательно вытирал пыль в гостиной, когда там появились Беллор и Касиэра. Аурика расставляла на столике бутылки с молоком, одновременно надевая на них соски. Вид у девушки был уставший и невыспавшийся.

 

— Как малыши? — спросил блондин, подходя к дочери и принимаясь ей помогать.

 

— Хорошо, — Аурика улыбнулась, хотя и не слишком весело. — Они сговорились меня извести, — полушуткой заметила она. — Дрыхнут поочереди, а всё остальное время орут… Я не спала уже сутки!.. — девушка вздохнула и, зевнув, стала доставать из шкафа пакет с памперсами. — Ещё пара дней и я превращусь в зомби.

 

— Не превратишься, — мягко заметил Беллор, протягивая дочери бутылочки и присыпку. — Сегодня малышей передадут отцам.

 

— Сегодня?!.. — ахнула Аурика, на миг опешив. — Так быстро?.. — её глаза увлажнились, и она беспомощно оглянулась на мать. — А нельзя оставить хотя бы Арниэля? — спросила она печально, уже заранее зная ответ.

 

— Нет, ты ведь понимаешь, — в который раз повторил блондин, погладив дочь по плечу. — Тебе нужно восстановить силы, и немного отвлечься от всего. Дом привести в порядок, и, может быть, выбрать хороший колледж. Перед тобой весь мир, Аурика, а о твоих детях будет заботиться Клан. Мужчинам тоже нужно что-то делать, а то они перестанут быть Падшими.

 

— Вы уже решили, кому отдать малышей? — тихо спросила девушка, подняв взгляд на отца.

 

— Не волнуйся, — Беллор успокаивающе чмокнул её в макушку. — Твои дети будут в надёжных руках… — тут он обернулся и взглянул на нефилима, заканчивающего уборку. — Миэл, разыщи Тадиэля и скажи ему, чтобы пришёл к пяти часам в дом Аурики. Также предупреди Сандала, Нату и Нигара. К Армисаэлю тоже слетай. Пусть придёт с Дэвикой, если хочет. И ещё позови Табриса с дочкой. Устроим небольшой праздник по поводу пополнения в Клане.

 

— Хорошо, я всё сделаю, — парень тут же кивнул и исчез в дверях.

 

— Ну, как он себя ведёт? — спросил Беллор у Аурики, проводив нефилима серьезным взглядом.

 

— Нормально, — девушка пожала плечами. — Надеюсь, хоть его-то вы у меня не отнимете?

 

— Нет, пусть помогает тебе в доме, — помедлив, согласился Беллор. — Но если замечу, что он бросает в твою сторону сальные взгляды — сделаю его слепым! Так можешь и передать!

 

— Прекрати эти свои замашки! — тут же взорвалась Аурика, с негодованием вскинув голову. — Я могу и сама за себя постоять, если ты ещё не заметил! И вообще, я сама буду решать, какие взгляды мне нравятся, а какие нет, ясно?!

 

— Только не говори, что Миэл…

 

— А это больше не твоё дело! — жёстко оборвала девушка тираду отца. — Миэл или кто-то другой — тебя не волнует! И прошу: не нужно выбирать мне любовников! Я вполне справлюсь с этим сама!

 

— Нужно было пороть тебя в детстве! — выдохнул блондин, опешив от такого напора и беспомощно оглянувшись на Касиэру, которая ехидно улыбалась, наблюдая за дочерью.

 

— Да, но теперь твой поезд ушёл, — съязвила Аурика, вызывающе ухмыльнувшись. — Но ты ещё сможешь оторваться на моей сестрёнке или братике, — задумчиво прибавила она, лукаво покосившись в сторону матери. Та невозмутимо улыбнулась, встречая ошалелый взгляд Беллора.

 

— Я подумаю, — мурлыкнула демоница, рассмеявшись. — Если твой отец, дорогая, разрешит мне остаться…

 

— Всё, я сдаюсь! — протянул блондин, закатив глаза и подняв руки. Потом обречённо вздохнул и, шагнув к возлюбленной, нежно поцеловал её в губы. Аурика победно улыбнулась и, подмигнув матери, подхватила бутылки и памперсы, и направилась в детскую.

 

***

 

 

Аурика первой вошла в свой новый дом и не поверила глазам. Весь холл, гостиная и комнаты первого этажа утопали в цветах, почти закрывавших собой дорогую эксклюзивную мебель и огромные панорамные окна, заменявшие некоторые стены. Столы и стулья были завалены многочисленными подарками и пестрели сверкающими обёртками, перевязанными разноцветными лентами. В воздухе стояло невероятное благоухание ароматов, которое перемешивалось с дымком и запахом гриля, доносившихся из небольшого, но очень уютного патио, на заднем дворе.

 

— Привет, малышка! — в стеклянную арку заглянул Нигар. Его лицо слегка раскраснелось от жара огня, на котором аппетитно шкварчали пузатые голуры. — Прости, не могу отойти, но я потом тебя обязательно расцелую! — пообещал он, вновь скрываясь из вида.

 

— Откуда всё это? — округлив глаза, спросила Аурика, пока Миэл и Касиэра относили малышей на второй этаж.

 

— Это тебе подарки от Клана, — улыбнулся Беллор, помогая дочери занести вещи, которые она забрала из его дома. — Мужчины не захотели дожидаться Праздника Великого Перерождения, чтобы поздравить тебя с рождением детей. Они едва дом не развалили, без перерыва таская сюда коробки с презентами. Кстати, многие из них очень надеются, что ты не оставишь своё увлечение вокалом, и споёшь им на следующем торжестве. Община Даниила даже притащила в дом какой-то старинный и жутко дорогой рояль. Он на втором этаже, в зале.

 

— Даниил и сам хорошо поёт, — смутилась девушка, покраснев от удовольствия.

 

— Да, и поэтому он предлагает, если ты захочешь, устроить тебя в одну из своих частных академий, где ты сможешь профессионально обучаться вокалу, теории и музицированию… Но ты сможешь обдумать это потом. Сейчас лучше вспомнить о гостях, которые скоро придут.

 

— Слушай, а как я успею убрать всё это до вечеринки? — растерялась девушка.

 

— Никак. Праздновать будем на террасе и в саду. Ты уже видела свою террасу, малышка? Там вся община при желании поместится. А подарки разберёшь, когда будет время и желание. Миэл тебе поможет. И я могу прислать ещё нефилимов.

 

— Что ж, тогда мне пора переодеваться, — Аурика расплылась в улыбке и, чмокнув отца в щёку, побежала вверх по лестнице, ведущей на второй этаж.

 

Беллор проводил её взглядом и вздохнул, с лёгкой грустью оглядывая дом. Ему было радостно за дочку, но мысль о том, что его девочка выросла и больше ему не принадлежит — по-настоящему удручала. Блондин догадывался, что будет скучать, но не думал, что это случится так скоро. Стараясь не портить праздник, он не показывал виду, как горько сейчас у него на душе. И хотя Аурика была ещё очень близко, буквально в нескольких домах от него, Беллор испытывал ужасающие чувство потери и одиночества. Потери, которую невозможно было восполнить ничем.

 

Поэтому, когда в дверях дома появился Тадиэль, Беллор встретил того не слишком весело.

 

— Здравствуй, Правитель! — вежливо поприветствовал ангел Жертвы, заходя в дом. — Миэл сказал, что ты ждёшь меня сегодня.

 

— Да, нужно узаконить малышей, Тадиэль. Пора передать их на попечение, пока Аурика к ним не привязалась.

 

— Я там привёз двух кормилиц, Беллор, только не знал, куда их поместить. Оставил пока в своём доме под присмотром Лайлы… Скажи, ты уже выбрал опекунов для детей?

 

— Выбрал.

 

— Честно говоря, я думал, что одним из опекунов станешь ты…

 

— Нет, — блондин покачал головой и отвернулся. — Мне нужен перерыв, Тадиэль. Да и не думаю, что кто-то сможет заменить мне Аурику.

 

— У тебя замечательная дочь, Беллор, — Падший невольно улыбнулся. — Не переживай, она не пропадёт. И мы не дадим её в обиду никому.

 

— Она и сама не даст себя в обиду, — блондин всё же улыбнулся, машинально потерев руку, которую дочка едва не оторвала во время родов.

 

— Знаешь, на тебя глядя, и я стал подумывать: а не завести ли и мне маленькую девчушку… Рыженькую такую… Ну, это, конечно, когда Лайла сможет… — смущённо добавил он.

 

— Как она? — Беллор не удержался от улыбки.

 

— Уже дома. Говорит, что хочет на работу побыстрей вернуться. Я, мол, ей совсем прохода не даю.

 

— Опять удрать собирается?

 

— Нет, просто бурчит по привычке, — Тадиэль рассмеялся. — Она мне призналась, что уже через час пожалела, что ушла от меня тогда. Что не хочет больше никакой самостоятельности, и чтобы я готовился терпеть её всю свою жизнь.

 

— А ты что?

 

— А что я? — Падший пожал плечами и усмехнулся. — Я не против, Беллор… Не представляю, как бы я жил без неё… — тихо добавил Тадиэль, вспомнив про произошедшие события и невольно помрачнев.

 

Их диалог прервал приход очередных гостей. Сначала появились Табрис с Софией. И пока Табрис разговаривал с Правителем и Тадиэлем, София улетела в патио, помогать Нигару с голурами. Так, по крайней мере, она всем сказала.

 

Очень скоро подошли и остальные приглашённые. Армисаэль пришёл с Дэвикой и Ироном. Они тут же вручили Аурике подарки. Потом Аурика забрала с собой подругу, утащив её в свою комнату.

 

— Ты уже слышала, что у меня через неделю Церемония? — поделилась новостью Дэвика, едва они оказались за закрытыми дверями. — А теперь угадай, что я сделала? — нетерпеливо потребовала она, покраснев от возбуждения.

 

— Неужели ты решилась на обряд дефлорации? — недоверчиво прищурилась Аурика.

 

— Нет, — Дэвика хихикнула, сделав загадочное лицо. — Я попросила Ирона стать моим партнёром! — выдержав достаточную паузу, выдохнула она.

 

— Правда?! — ахнула Аурика, широко раскрыв глаза. — Ты сделала это?!.. А Ирон что?

 

— Сегодня после праздника мы идём к нему! — пискнула девушка, зардевшись от волнения и опуская в пол глаза, которые светились от счастья.

 

— Здорово! — Аурика подскочила к подруге и обняла. — Я так рада за тебя! Наконец-то ты решилась!

 

— Ну, если ты решилась на такооое!.. — протянула Дэвика, многозначительно закатив глаза. — По сравнению с тобой, я последняя трусиха, дорогая!

 

— Знала бы ты, как я трусила, — призналась дочь Беллора, прислонив ладони к пылающим щекам. — До сих пор не могу понять, как я на такое подписалась! Да ещё добровольно!

 

— И как оно? — в карих глазах Дэвики проступило настоящее любопытство. — Как всё прошло?

 

Аурика помолчала, потом хитро ухмыльнулась и покачала головой.

 

— Ну, нет, подруга, и не надейся ничего от меня узнать! Не стану я портить тебе сюрприз своей болтовнёй!

 

— Ну, послушай…

 

— Нет, нет, и нет! — отрезала Аурика, решительно поднимаясь с дивана и направляясь к дверям. — Идём! Нас уже заждались! — и она первой покинула комнату, не обращая внимания на протесты подруги.

 

Пока девушки шептались, пришли Ната с Сандалом. Судя по всему, они были несколько удивлены и даже смущены тем, что их позвали на это, почти семейное мероприятие.

 

Неловко потоптавшись у дверей, поздоровавшись с Беллором, они оставили свой подарок для Аурики, и хотели было сразу уйти, но Правитель не разрешил.

 

— Сандал, я пригласил лишь тех, кого хочу видеть рядом с собой, и моей дочерью в эту минуту, — спокойно пояснил Беллор, глядя Серафиму в глаза. — Не нужно повторять своей ошибки и отдаляться от Клана. Мы — одна семья, а в семье всякое бывает. Сегодня у нас праздник, и без вас с Натой он будет неполным. Поэтому я прошу вас остаться, — и он проводил гостей в дом.

 

***

 

 

Когда Аурика и Беллор вынесли малышей на террасу, первым не вытерпел Тадиэль. Он подошёл сначала к мальчику, которого держала на руках Аурика и, с молчаливого согласия Правителя, прикоснулся кончиками пальцев к его лбу. Все затаили дыхание.

 

— Поверить не могу! — прошептал Тадиэль, и глаза его загорелись. — Это правда — Он!.. Змеиный ангел, чтоб меня!!!

 

Аурика расплылась в улыбке и, переглянувшись с отцом, уложила ребёнка в коляску. Тадиэль понаблюдал за ней восторженным взором, потом направился к Беллору, державшему Эрику. Проделав с ней туже процедуру, Падший замер, на несколько мгновений прикрыв ресницы. Потом лицо его вытянулось, он поморгал и положил на лобик девочки уже всю ладонь, недоверчиво к чему-то прислушиваясь внутри себя.

 

— Этого не может быть! — наконец, выдохнул он, бросив на Беллора ошалелый взгляд. — Малышка — ангел Жертвы!

 

По террасе разнёсся дружный «О-ох!» и все переглянулись. Только Аурика отчего-то съёжилась и прикусила губу. Все взгляды, как по команде, устремились на неё. Девушка покраснела, потом нервно повела плечами и натянуто улыбнулась.

 

— Бывает, — смущённо протянула она, избегая смотреть на Тадиэля. — Наверное, я подсознательно помнила, что община опять осталась без ангела Жертвы. Вот она и…

 

— Что ж, когда подрастёт, возьмёшь Эрику к себе в ученики… Точнее в ученицы, — первым пришёл на выручку племяннице Нигар, — Тебе ведь нужен помощник, Тадиэль?

 

— Да, но девочка… — Падший явно пребывал в шоке.

 

— Ну, если эта девочка такая же бойкая, как её мама, она даст фору любому мальчику! — невозмутимо улыбнулся Нигар. Потом потёр ладони и обвёл взглядом присутствующих. — Пора вручить «подарки» папашам и приступить к празднику! — радостно заметил он, возвращаясь к подрумяненным голурам и ловко снимая их с решётки гриля. — Поторапливайтесь, а то всё остынет!

 

— Думаю, он прав, — Беллор загадочно улыбнулся, потом вновь стал серьёзным. — Настало время для самого ответственного момента на сегодняшний день. Здесь присутствует Тадиэль, который обязан засвидетельствовать исполнение древнего закона Адороса и передачу малышей их законным опекунам. С разрешения Офаниэля, который поручил мне действовать от его имени, я, как Высший и Правитель Клана, взял на себя право подыскать детям достойных отцов. Уверен, они отлично справятся со своими обязанностями и вырастят нашему Клану хороших наследников, — Беллор замолчал, потом взглянул в личико малышки, которую держал на руках и поднял взгляд на Серафима.

 

— Сандал, я хочу, чтобы дочь Офаниэля и Аурики была счастливой, — тихо произнёс он, покосившись на Нату, стоявшую рядом с ним. — Поэтому прошу тебя взять девочку к себе.

 

— Мне??? — ахнул Серафим и попятился. Ната же побледнела, как полотно, и заозиралась по сторонам, словно пытаясь убедиться, что всё происходящее правда.

 

— Да, ты не ослышался, — подтвердил блондин, оставаясь совершенно серьёзным. — Я не смог бы найти другого отца, который так любит детей, Сандал. Эрике очень повезёт с семьёй, если ты согласишься.

 

Сандал замер, потом сглотнул и посмотрел на Нату. Та всхлипнула и, подавив невольные рыдания, заулыбалась, растирая по лицу слёзы.

 

Тогда Серафим сделал неуверенный шаг навстречу Беллору, который протянул ему спелёнатую девочку. Сандал трепетно взял малышку и прижал её к груди одной рукой, другой — обнял Натаниэль.

 

— Спасибо, Беллор! — порывисто вырвалось у него, и Серафим печально и одновременно счастливо улыбнулся. — Я принимаю на себя ответственность за Эрику.

 

— Я свидетельствую узаконивание опекунства, — подтвердил Тадиэль, когда все посмотрели на него.

 

— Что ж, глянем, кому достанется принц и начнём праздник! — в предвкушении залюбовавшись на сочных голуров, снова встрял Нигар. — Не тяни, Белл! Все есть хотят! Объявляй поскорее папашу!

 

— Хорошо, — блондин не стал спорить, покорно кивнув. — Так как мальчик является единственным Змеиным ангелом, рождённым в Клане впервые за всё его существование, я не могу поручить его воспитание кому попало. Поэтому я принял решение, оставить Арниэля в нашей семье.

 

— Ох! Поздравляю! — Нигар аж подпрыгнул от восторга и кинулся к Беллору. — Ты всё же решился, братец! Теперь ты снова папаша, и мне…

 

— Нет, Гин, я не могу принять на себя столь серьёзную миссию сейчас, когда на мне лежат обязанности Правителя Клана, — перебил Беллор, не поддержав его восторга. — На этот раз Отцом… станешь ты.

 

— Я??? — Нигар поперхнулся, потом побледнел и в ужасе округлил глаза. — Ты это… Это как?.. Ты ведь несерьёзно, Белл? — протянул он, жалобно оглядывая гостей, словно надеясь, что кто-то за него заступится.

 

— Совершенно серьёзно, — отозвался блондин, сверля брата уверенным невозмутимым взглядом. — Ты стал членом Клана, а значит, взял на себя и обязательства, связанные с его процветанием. Не вижу причин, почему бы тебе не потрудиться на его благо в роли хорошего отца.

 

— Да ты охренел совсем?! — взорвался Карлик, задохнувшись от отчаяния. — Что-что я буду делать с ребёнком?! Я даже не знаю, с какой стороны к детям подходить! А пелёнки??? А чепчики и распашонки всякие??? Ты моей смерти хочешь, Белл?!

 

— Ты отлично справишься! — внезапно вмешалась Аурика, подходя к дяде и вручая ему упаковку с памперсами и связку погремушек. — Я в тебя верю! — шепнула она, целуя Нигара в щёку. Тот лишь раскрыл рот и остался стоять, беспомощно озираясь по сторонам, словно побитая собака.

 

— Аурика права, ты справишься, — Белл с улыбкой хлопнул брата по плечу. — Не трусь, братишка. Не ты первый, не ты последний. Будет, где проявить свои лучшие качества, ты ведь этого хотел…

 

Нигар лишь всхлипнул от безысходности, когда, забрав у него пакеты, Беллор вручил ему спелёнатого мальчика.

 

Очень осторожно, как будто боясь увидеть что-то ужасное, Нигар опустил взгляд на лицо малыша. Арниэль не спал. Его голубые, с золотыми искорками глаза с любопытством глядели на ангела. Потом малыш вдруг улыбнулся.

 

— Это… безумие какое-то! — всхлипнул Карлик, дрожащими пальцами поправляя ребёнку чепчик. — Никогда не думал, что умру вот так…

 

— Это ещё не всё, — неожиданно проговорила Аурика, расстегивая манжету платья и осторожно снимая с руки Аспида. — Офаниэль просил передать змея наследнику, — пояснила она, в ответ на удивление в глазах друзей. — Аспид имеет ментальную связь с хозяином, и он поможет мальчику проникнуть во все тайные уголки его магии, — с этими словами она аккуратно пересадила змея на руку Нигара.

 

— Ну, вот видишь, ты не один, — улыбнулся Беллор, уже по-доброму взглянув на брата. — Ты ведь их понимаешь, — кивнул он на змею. — Кому, как не тебе я могу доверить Змеиного ангела, Гин?

 

— Привет, Аспид! — поздоровался Нигар, взглянув на змея и, кисло улыбнувшись. — Как думаешь… мы справимся?

 

Аспид зашипел и, обернувшись вокруг руки нового хозяина, лениво прикрыл глаза-бусинки.

 

— Я свидетельствую передачу опекунства, — заключил, наконец, Тадиэль к всеобщему облегчению. — Теперь можно праздновать, — подытожил он, и тоже улыбнулся.

 

Когда все разошлись, Нигар вздохнул и, подняв на брата усталый взгляд, задумчиво взглянул ему в глаза.

 

— Это месть, Белл? — тихо спросил он, с ноткой горечи.

 

— Нет, Гин, — Беллор посерьёзнел и положил руку ему на плечо. — Это твой шанс стать счастливым, братишка…

 

***

 

 

— Ты не перестаёшь меня удивлять, блондин, — когда все уже расходились, к Беллору подошёл Армисаэль. — Я ожидал от тебя чего угодно, но твой выбор опекунов опять застал меня врасплох… Скажи, ты действительно уверен в том, что принял правильное решение, доверив Сандалу воспитание Эрики?

 

— Сандал — лучший отец, которого я знал, Армисаэль, — устало проговорил блондин, задумчиво глядя куда-то вдаль. — Да и Ната всегда хотела иметь девочку… Наверное, она ещё не скоро решиться родить сама, но Эрика поможет этим двоим заполнить пустоту в сердце, которая образовалась там, после стольких потерь. Девочка наполнит их души теплом, которого они не найдут больше нигде. Я знаю это, потому что сам чувствовал то же самое до недавнего времени. Пока у меня не появилась Аурика, я как будто вовсе и не жил…

 

— А Нигар? Чем он заслужил такое доверие, Беллор? Почему именно он?

 

— Нигар наполовину Светлый, Армисаэль, так же, как и я, — помедлив, вздохнул блондин. — В его сердце до сих пор живёт любовь, хоть он и не помнит об этом. Эта любовь копилась там много сотен лет, и почти умерла. Но сейчас она оживёт, вот увидишь… Дитя поможет Гину вернуть то, что тот чуть не потерял: собственную Душу…

 

***

 

 

В тронном зале дворца не было ни пылинки. Всё сверкало и искрилось, подобно наряженной к Рождеству праздничной ёлке. Афаэл удобно расположился на высоком золочёном троне и, положив ногу на ногу, с интересом рассматривал какой-то буклет.

 

— Хм, — время от времени доносилось от него, и Афаэл сдвигал брови. — Хм, недурно…

 

— Что это, интересно? — Эйренис, стоявшая на ковровой дорожке вместе с отцом и ещё несколькими подданными нового Правителя Ада, с любопытством приподнялась на мысках и вытянула шею, пытаясь разобрать надписи на цветном буклете.

 

— Подойди, да посмотри, — подтолкнула её Ила, раздражённая подпрыгиваниями девушки.

 

Эйренис неуверенно оглянулась на отца, который нежно обнимал Илу за талию и что-то шептал, ласково касаясь губами её уха. Суккуба хихикнула, сверкнув прекрасными очами, и нежно потрепала Офаниэля за подбородок.

 

— Ты такой удивительный! — мурлыкнула она, обнимая его за шею и поворачиваясь к собравшимся спиной, которую лишь частично прикрывала ткань короткой блузки. — Никогда не думала, что буду с ума сходить по ангелу, — она обвила Офаниэля тонким кожаным хвостиком и пощекотала кисточкой его щёку.

 

Эйренис, так и не получив ответа отца, хихикнула и закатила глаза.

 

— Может, дождётесь, окончания Совета? — пробурчал Афаэл, неодобрительно взглянув на парочку. — Я как раз хотел вам рассказать о том, что нам ещё пригодится для укрепления нашей власти.

 

— Всё, что мне было нужно — у меня теперь есть, — многозначительно шепнул Офаниэль и ухмыльнулся, крепче прижимая к себе суккубу, и с нежностью встречая взгляд дочери. — Остальное приложится!

 

— Ила, ты предупредила охрану Чистилища о новом госте? — вновь вмешался Афаэл, строго взглянув на демоницу.

 

— Конечно, Афаэл, — пропела та, с чарующей улыбкой. — Его скоро приведут.

 

— А где Вимал? — Правитель вопросительно поднял брови.

 

— Я отправила его инспектировать старые свинарники, Владыка, — отозвалась Эйренис, невозмутимо обернувшись. — Нужно подтянуть животноводство, чтобы обеспечить нормальную рентабельность. Вимал представит мне отчёт завтра утром, и я решу, какие свинарники нужно снести, а какие переоборудовать. Потом также поступим с коровниками, овчарнями и бестиариями.

 

— Что ж, очень разумно, — Афаэл удовлетворённо кивнул. — Я искренне рад, что ты оказалась настолько способным инспектором, Эйренис. Твои расчёты и нововведения благоприятно отражаются на нашей экономике, — и он многозначительно кивнул на буклет у себя в руках.

 

— Спасибо, Владыка, — девушка улыбнулась, радостно оглянувшись на отца, который обнял её свободной рукой.

 

— Мне сейчас как никогда нужна помощь всей нашей команды, — продолжил Совет Афаэл. — Офаниэль, я очень на тебя рассчитываю. Нужно разыскать всех ангелов, находящихся в Аду, чтобы укрепить наше влияние. Падшие должны служить мне, а не демонам. Ты возглавишь мою ангельскую армию, Офаниэль, и придумаешь новую метку, которая будет держать Падших в подчинении не хуже клейма Аспида. Пришла пора задействовать всю твою магию, чтобы подчинить этот мир!

 

— Я найду средство, чтобы удерживать не только Падших, но и демонов, Афаэл, — Змеиный ангел, спокойно улыбнулся. — Но ты знаешь мои условия.

 

— Я знаю тебе цену, Офаниэль, — поправил Правитель, посерьёзнев. — И благодарю судьбу за то, что ты рядом. Твои условия мне известны, и я готов выполнить каждое из них, и даже больше. Эйренис наберётся опыта и займёт подобающее ей высокое место в иерархии Ада. Её свобода и неприкосновенность всегда будут бесспорны и независимы от политики. Ты, как я уже сказал, будешь главнокомандующим войска Падших, которому, в свою очередь, будут подчинены армии демонов. Этот дворец, и всё, что находится в моём распоряжении, я рад разделить с тобой, мой друг. Для меня важна твоя преданность, поэтому я сдержу все свои обещания, не сомневайся.

 

— А я, в таком случае, сдержу свои, Афаэл, — подтвердил ангел, холодно улыбнувшись.

 

Послышались чьи-то тяжёлые шаги, и в тронный зал вошёл демон. Он был одет в такую же ливрею, что когда-то Эрикииль.

 

— Господин, — низким басом обратился демон к Афаэлу. — Из Чистилища мы доставили того, кого вы ожидаете.

 

— Очень хорошо, Фримар. Пусть приведут пленника сюда.

 

Все невольно повернули головы и уставились на двери, сквозь которые в зал ввели высокого, светловолосого юношу, голубые глаза которого были широко открыты от испуга и волнения.

 

— А, внучок! — протянул Афаэл, поднимаясь с трона и направляясь навстречу замершему от ужаса Шандору. — Проходи, милый. Мы тебя уже заждались, — губы бывшего старосты растянулись в загадочную сладковатую ухмылку, и он прибавил: — У меня на тебя бо-о-льшие планы!

 

— Да, и у меня тоже, — чуть слышно прошипела Эйренис, провожая юношу задумчивым, тёмным взглядом…

КОНЕЦ. 

Если книги понравились, буду рада услышать ваше мнение в комментариях!

0
30.01.2020
avataravatar
Светлана Фетисова
34

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен автору: