Кровь ангела 2. Глава 26. Сговор

На следующий день в Аду…

 

— Я никуда с тобой не пойду! — Эйренис решительно высвободила локоть и, оттолкнув Офаниэля, направилась по каменной дорожке ведущей к дворцу.

 

— Подожди! — Падший кинулся за ней, в который раз не давая дочери уйти. — Пожалуйста, подумай, Эйра! Нам нельзя здесь оставаться! Это — Ад, а не райские кущи, пойми! Здесь нечего делать ангелам, и ты не сможешь тут жить!

 

— Для меня адом стала Земля! — девушка обернулась. Её глаза были полны слёз. — Ты не знаешь, что там со мной сделали твои так называемые ангелы! Да любой демон здесь в тысячу раз лучше них! Никогда я туда не вернусь! Никогда не смогу забыть об этом ужасе! Мой дом теперь здесь, ясно?!

 

— Прошу, не горячись, малышка! — Офаниэль шагнул к дочери и, обняв её, нежно прижал к груди. — Всех, кто тебя обидел, мы накажем. Накажем так, что даже Ад содрогнётся! Я тебе обещаю! Они за всё заплатят, и тебе больше не нужно будет никого бояться… Ты сможешь жить спокойно среди своих. Я сделаю всё, чтобы ты никогда не страдала. Я никому не дам тебя в обиду, клянусь!

 

— Я не вернусь, отец, — лицо Эйренис стало каменным. Губы упрямо сжались. — И не нужно меня больше уговаривать. Если хочешь, уходи один, но я остаюсь. Люцифер поклялся, что не причинит мне вреда.

 

— Люциферу нельзя верить, малышка! Он — отец лжи!

 

— Он меня спас и приютил, — возразила девушка, с вызовом взглянув в глаза Падшего. — Он предложил мне остаться во дворце под его защитой. Я приняла предложение, и не собираюсь ничего менять. Прости, отец! Я очень тебя люблю. Но если и ты меня любишь — ты должен понять… Я не вернусь на Землю! — повторив это, Эйренис высвободилась из его объятий и зашагала к дому, оставив Офаниэля в одиночестве стоять среди зелени прекрасного парка.

 

***

 

 

— В чём дело, Эрикииль? — Люцифер, стоявший на широком балконе собственных апартаментов, лениво повернул голову на звук шагов вошедшего демона.

 

— Новости из Чистилища, хозяин, — прорычал рогатый, поклонившись. — Охрана доложила о поступлении ещё одного Падшего из общины Сандала. Это — Армисаэль, их целитель. Мальчишка убил его вчера.

 

— Этот мальчишка просто золото, — Люцифер скривил губы в холодной усмешке. — Так он к нам весь Клан перетащит.

 

— Что прикажете делать с доктором, хозяин?

 

— Он ведь, кажется, отец одного из наших Шеков, да? — взгляд Владыки стал задумчивым.

 

— Да. Армисаэль — отец Шека по имени Миэл.

 

— Помню этого парня, — Люцифер кивнул. — Его сюда отправил сам Белл-Ориэль. Что ж, это отличная возможность внести немного смятения в ряды наших гостей. Для нас ведь главное что, Эрикииль: чтобы столь дорогие гости сами захотели здесь остаться.

 

— Эйренис сказала «нет» Офаниэлю, хозяин, — тут же вставил демон, и Люцифер улыбнулся.

 

— Вот, видишь? Мой расчёт оказался верен. Девчонка отказалась уходить, теперь дело за её отцом. Можно спорить на что угодно: Офаниэль не покинет Ад без любимой дочки, а без него Клан Падших очень скоро перейдёт в наши руки, Эрикииль. Они не смогут сопротивляться желанию упасть окончательно, если древняя магия не будет их защищать. А если переманить на нашу сторону и Аурику, Белл тоже никуда не денется. Конечно, он всё равно попытается, но это не страшно, учитывая, что выхода отсюда нет… Теперь, что касается Армисаэля… Думаю, стоит и его привести сюда. Пусть он встретится с сыном и с нашими гостями. Хороший целитель везде ценится, а Армисаэлю, говорят, нет равных в этом деле. Примите его, как положено, Эрикииль, и разместите со всеми удобствами. Не мешайте встречаться с Миэлом, и предложите работу в хорошей клинике. В общем, пусть он почувствует разницу между жизнью в ветхой деревушке и в роскошном дворце. Пусть осознает, что здесь ему ничто и никто угрожать не станет.

 

— Не беспокойтесь, хозяин, я обо всём позабочусь, — демон снова поклонился, и его пылающие зрачки хитро сверкнули. — Кого прикажете дать Аурике в услужение? Вы обещали ей Шека, — решился напомнить он.

 

— Миэл прекрасно ей подойдёт, — небрежно отмахнулся Люцифер. — Как говорится, убьём двух жерхов сразу. Пусть у Армисаэля появится возможность повлиять на судьбу сына. Чем больше наших гостей завязнет в делах здесь, тем меньше у них останется желания вернуться домой.

 

— А что насчёт Сандала, Повелитель? Вы будете говорить с ним?

 

— Естественно. Он ведь пришёл за душой сына, не так ли? Тёмный Серафим, Ловец Душ… Достаточно сильный, своенравный и такой же беспечный… Пожалуй, глава их жалкого Клана нам тоже не помешает, Эрикииль. Свои ангелы и демоны нужны везде. Приведи его вечером ко мне. Посмотрим, что можно сделать.

 

— Как прикажете, хозяин. Какие распоряжения вы дадите на счёт Белл-Ориэля?

 

— Никаких, кроме тех, что уже дал, — спокойно отозвался Люцифер, переводя взгляд на рассыпающийся хрустальными брызгами фонтан внизу. — Моему мальчику требуется время, чтобы свыкнуться с новым для него положением. Не мешайте ему, пусть делает всё, что захочет. Относитесь к моему сыну с должным почтением, но не спускайте глаз с него. И не провоцируйте! Белл очень импульсивен. Если его разозлить, он запросто снесёт голову любому из вас. Так что не жалуйтесь мне потом, если по своей неосторожности останетесь без головы.

 

Демон усмехнулся и, поклонившись, направился к дверям.

 

— Стой! — голос Люцифера неожиданно зазвучал угрожающе. Эрикииль замер, потом съёжился и медленно повернулся. Владыка тоже повернулся, и демон увидел, как в прекрасных голубых глазах разверзлась адская бездна. — Я ещё не отпускал тебя, Эрикииль, — сузив зрачки, прошипел он.

 

— Простите, хозяин, — слуга съёжился ещё больше, поспешно отводя взгляд.

 

— Мне нужен Нигар, — подождав, пока демон прочувствует его недовольство, продолжил архангел. — Как только появится, приведите его. Очень хочется узнать, почему он не рассказал мне о Касиэре! — щека Люцифера дёрнулась, губы побелели и сжались в тонкую линию.

 

— Да, Владыка, — демон поспешно кивнул, замерев в низком поклоне.

 

— Иди! — к его облегчению приказал Люцифер, жестом отпуская слугу.

 

***

 

 

Сандал в одиночестве бродил по коридорам дворца, пытаясь понять, куда подевались Беллор и Офаниэль. Наконец, в окно он увидел обоих на тенистой дорожке парка и, быстро спустившись по ступеням, направился туда.

 

— Ты должен вернуться, Офаниэль, — тем временем проговорил Беллор, выслушав друга, который рассказал ему о решении Эйренис остаться в Аду. — Я уверен, мы найдём способ пройти на Землю, но это будет наш единственный шанс. Если ты не воспользуешься им вместе с нами — останешься здесь навечно.

 

— Я знаю это, блондин, но без Эйренис я не уйду.

 

— Я понимаю твои чувства, и обещаю поговорить с ней. Но, в любом случае, ты не должен хоронить себя здесь. Эйренис уже совершеннолетняя. Она ушла бы от тебя всё равно. Подумай об этом. Подумай о том, что без тебя Клану Падших настанет конец. У нас нет другого Змеиного ангела. Нет никого, кто бы владел твоей магией, и смог бы защитить души Падших от влияния Люцифера. Неужели ты не понимаешь, что желание Эйренис остаться — это результат того, что на ней нет клейма Аспида? Люцифер уже подчинил её волю, и без сомнений подчинит и остальных, если ты не вернёшься!

 

— Мне жаль, Беллор, — помолчав, Офаниэль упрямо качнул головой. — Но без дочери я не вернусь. Ты бы тоже не вернулся, если б Аурика осталась здесь.

 

Беллор побледнел, но не нашёл, что возразить. Некоторое время они не разговаривали, думая каждый о своём.

 

Подошёл Сандал.

 

— Вы не знаете, как устроить аудиенцию с Люцифером? — взглянув на мрачные лица ангелов, негромко спросил он.

 

— На твоём месте я бы не торопился к нему на приём, — хмыкнул блондин, угрюмо вздохнув. — Прими мой совет, Серафим: не пытайся вернуть душу Ария. Тебе её всё равно уже не спасти.

 

— Я пришёл сюда за душой сына и без неё не уйду!

 

— Да, и Люцифер об этом знает. Поэтому он её и не отдаст.

 

— Лучше бы ты посоветовал, как заставить его передумать! — зло огрызнулся Сандал. — Ты ведь, кажется, знаешь его лучше всех!

 

— Именно поэтому я тебя и предупреждаю, — невозмутимо кивнул Беллор. — Ты одержим идеей вернуть душу сына, Правитель, но не понимаешь, что очень скоро она опять отправится сюда.

 

— Почему?

 

— А как ты думаешь, Падшие поступят с Арием, когда откроется правда? По-твоему, отсутствие души послужит оправданием его поступкам?

 

— Но ведь это был не Арий! — в голосе Серафима зазвучало отчаяние. — Он не может отвечать за то, что с ним сделал твой брат!

 

— Это ты с ним сделал, — Беллор повернулся и посмотрел Сандалу в глаза. — Ты, своим молчанием!

 

— О чём спор? — они и не заметили, как подошла Аурика. Лицо девушки светилось от счастья, а в руках она держала многочисленные пакеты с покупками. — Кто-нибудь, кроме Люцифера, помнит вообще, когда у меня День рождения? — в ответ на недоумённые взгляды Падших поинтересовалась она. — Только он, узнав о том, что завтра я праздную совершеннолетие, догадался сделать мне подарок. Вот, кстати, один из них, — Аурика улыбнулась, кивнув в сторону молодого человека, который тут же согнулся в поклоне. — Теперь у меня собственный Шек! Владыка мне его подарил… Миэл, иди сюда! — позвала она, не обращая внимания на потемневший взгляд отца.

 

Раб несмело приблизился. Теперь он выглядел намного приличней, чем в первую встречу. На нём была тёмно-зелёная рубаха, новые серые штаны и коричневые сандалии, надетые на голые ноги.

 

— Люцифер сказал, что я могу делать с ним всё, что хочу, — с гордостью изрекла Аурика, окинув Шека придирчивым взглядом. — И для начала я решила его переодеть. Эрикииль отвёз меня в город, и мы прошлись по магазинам. Кстати, город просто потрясающий! Чего там только нет! — она ослепительно улыбнулась, не давая Падшим открыть рот и вставить хоть слово. — Мы заехали в ресторан, потом в караоке. Я там спела, и мне так хлопали! — она закатила глаза от восторга. — Эрикииль сказал, что примерно через неделю отвезёт меня на отборочный конкурс вокалистов. Возможно, я стану звездой, представляете?!

 

— Аурика, ты понимаешь, что творишь? — одними губами прошипел Беллор, побелев, как полотно. — Ты хоть что-нибудь соображаешь?!

 

— А ты? — она взглянула на отца с вызовом. — Ты даже не вспомнил о моём Дне рождения!

 

— Я помню о твоём Дне рождения! — рявкнул Беллор, стараясь не смотреть на Миэла, который действовал ему на нервы. — А вот ты, кажется, забыла всё, о чём я предупреждал!

 

— А что я такого сделала? — девушка сморщила носик, презрительно фыркнув. — Подумаешь, съездила по магазинам! Это что, преступление?!

 

— Я просил тебя никуда без меня не ходить! Ад — не место для развлечений!

 

— А где место? В нашей деревне? — Аурика вспыхнула. — О, да! Там бы меня ждало самое крутое развлечение завтра! — язвительно протянула она. — Сплю и вижу, как тринадцать мужиков…

 

Тут она взвизгнула, получив от отца пощёчину.

 

— Беллор! — Офаниэль перехватил руку друга, помешав тому ударить дочь ещё раз. Блондин замер. Его бледное лицо покрылось красными пятнами. Несколько секунд он ещё смотрел на дочь, которая явно такого не ожидала, и теперь пребывала в состоянии шока.

 

— Прости, — с трудом выдохнул блондин, шагнув к Аурике. Он притянул её к себе и обнял. — Прости, малышка…

 

Губы девушки задрожали, и она обречённо уткнулась лицом в его плечо. Некоторое время она всхлипывала, позволяя Беллору себя утешать. Потом обняла его за шею.

 

— Я узнаю, где эти чёртовы врата! — едва шевеля губами, прошептала она отцу в ухо, усиленно делая вид, что задыхается от обиды и слёз. — Не мешай!

 

Беллор оцепенел на мгновенье, затем крепче прижал дочь к груди и погладил по голове.

 

— Конечно, мы отпразднуем твоё совершеннолетие! — с раскаянием в голосе произнёс он. — Только пообещай мне, что больше никуда не поедешь одна в компании демонов!

 

— Ладно, — обиженно протянула Аурика, покорно кивнув.

 

— Покажешь мне покупки? — Беллор отстранил её от себя и попытался улыбнуться. Девушка смахнула набежавшие слезинки и улыбнулась в ответ.

 

— Пойдём! — позвала она отца, одновременно вручая пакеты Миэлу. — Ты будешь первым, кто всё это оценит!

 

Они направились к дворцу, но тут Аурика заметила, что Миэл за ними не следует. Раб остановился и с непонятным ужасом смотрит в другую сторону. Девушка проследила за его взглядом и тихонько вскрикнула. Беллор тоже обернулся, и они увидели Афаэла, который приближался к ним в компании Армисаэля.

 

— Твою мать! — не сдержавшись, выдохнул Беллор, сжав кулаки.

 

Офаниэль и Сандал, которые ещё не ушли, тоже увидели доктора и замерли от потрясения.

 

— У меня такое чувство, что я снова в родной деревне, — протянул Афаэл вместо приветствия, насмешливо разглядывая ошеломлённые лица Падших. — Что ни день, то новые гости! И все почти родные!

 

— Кроме меня, — зло отозвался Сандал, мрачно посмотрев на отца. Афаэл ухмыльнулся, скользнув по сыну безразличным взглядом.

 

— Что ж, я вас оставлю. Побеседуйте, — негромко закончил он, и отправился обратно к воротам.

 

— Как ты сюда попал, Армисаэль? — первым вышел из ступора Беллор, когда Афаэл скрылся из виду.

 

— Арий позаботился, — буркнул доктор, в свою очередь, разглядывая Падших. — Напал на меня возле самого портала. Я его видел, но не ожидал такого. Этот паршивец обрушился сверху и сломал мне крыло. Помню, как летел вниз, а очнулся уже в цепях, в подвале Сандала… — Он посмотрел Правителю в глаза. — После твой сынок перерезал мне горло… А перед этим в подвал пришла Лайла.

 

— Лайла?! — охнул Сандал, в ужасе отшатнувшись.

 

— Арий избивал её так, что на девочке живого места не осталось, — Армисаэль кивнул. — Может, она тоже здесь? Не встречали?

 

Сандал не ответил. Он попятился и, отвернувшись, медленно поплёлся по дорожке, шатаясь, словно пьяный.

 

— Что думаешь делать, док? — когда он отошёл, тихо спросил Беллор. — Люцифер ещё не говорил с тобой?

 

— Говорил, а как же, — ангел хмыкнул. — Он своего не упустит. Уже выделил мне апартаменты в своём дворце, и даже собственный кабинет, где я могу работать.

 

— И, что ты думаешь?

 

— Что нужно поскорее выбираться отсюда, блондин, — шепнул доктор, обводя внимательным взглядом парк. — У меня на Земле осталась дочка, и очень много незаконченных дел, главное из которых — посчитаться с этими тварями! — тут в его глазах сверкнула такая ярость, словно Армисаэль на миг превратился в демона.

 

— Разделяю твоё желание посчитаться с ними, Армисаэль, — Беллор согласно кивнул. — Но сейчас куда важнее разыскать отсюда выход.

 

— Врата нам не открыть, даже, если удастся их найти.

 

— И всё же, мы попытаемся, — задумчиво возразил блондин, встретившись глазами с Офаниэлем. — Только нужно держаться вместе. И уходить всем без исключения.

 

— На меня не рассчитывайте, — Офаниэль опустил голову. — Я уже сказал, что не пойду, блондин.

 

— Без тебя Клану придёт конец, Змей! — тут же вскинулся Армисаэль. — У тебя нет приемника! Ты погубишь всех Падших!

 

— Я не виноват, что ни одна самка не смогла зачать от меня ребёнка, Армисаэль! — огрызнулся ангел. — Ты же знаешь: я много раз пытался! Но мой чёртов организм устроен так, что его особенности делают меня несовместимым даже с чистокровными! Эйренис — единственный мой ребёнок, и я никуда без неё не пойду!

 

— К сожалению, он прав, Беллор, — доктор вздохнул. — У Офаниэля особенный организм. Его дар и проклятие одновременно. Зачать с обычной самкой такой ангел не способен. Здесь только Касиэра могла бы выносить ему ребёнка, потому что она может управлять всеми процессами в своём теле. Может трансформироваться по желанию, и так же по желанию рожать детей. Захотела, и родила тебе дочку. Или Афаэлу близнецов. А если не захочет, так никакие церемонии не помогут — останется бесплодной. Её никто и ни к чему не может принудить — вот, в чём дело. Я просил её однажды помочь Клану, но она сказала «нет». Афаэл тоже пытался с ней поговорить, и едва головой не поплатился. Так что надежды на то, что в Клане родится ещё один Змеиный ангел практически не существует… Ты должен это понимать, Офаниэль, — обернулся он к ангелу. — Ты — Высший, и не можешь нас бросить!

 

— Это ты не можешь говорить мне, как поступать, Армисаэль, — тон Падшего стал холодным. — Мне жаль, что всё так вышло, но этот разговор бесполезен. Я остаюсь здесь — это решено! — и, развернувшись, Офаниэль пошёл в противоположном направлении.

 

— Офаниэль! — Аурика неожиданно сорвалась с места и бросилась за ангелом. Она догнала его и, ухватившись за рукав, заставила остановиться. Беллор и Армисаэль тоже приблизились. Со стороны фонтана подошёл и Сандал, лицо которого всё ещё было бледным и безжизненным. Все четверо смотрели на Аурику, ожидая, что та скажет. — Офаниэль, мой отец и Армисаэль правы, — негромко заговорила девушка, преодолев первое смущение от обращённых на неё вопросительных взглядов. — Ты не можешь уйти, оставив Клан без приемника. Змеиный ангел должен родиться, чтобы не прервалась древняя магия, которая оберегает род Падших. Армисаэль сказал, что такого ангела могла бы родить Касиэра… И я подумала… в общем, я тоже могу это сделать. Касиэра — моя мать. И мне передалась её удивительная способность изменять своё тело. Если ты согласишься…

 

— Нет!!! — тут уже вмешался Беллор. — Ни за что, Аурика! Это слишком опасно!

 

— Не кричи! — шикнула на него девушка, быстро оглядевшись по сторонам. — И не запрещай мне, отец! Завтра я стану совершеннолетней и ты не сможешь мне указывать. Обряд Посвящения я прошла, так что я уже полноправный член Клана и сама могу решать за себя. Если Офаниэль согласится, мы попробуем подарить Клану другого Змеиного ангела.

 

— А это может сработать, — кивнул Армисаэль, когда Беллор в смятении оглянулся на него. — Увы, Беллор, но это наш единственный шанс. Если у Аурики получится — это будет чудом!

 

— Моя дочь ещё не может управлять своей физиологией так, как это делает её мать! — почти в отчаянии процедил блондин. — Да и вообще, с чего Аурика взяла, что у неё способности Касиэры?!

 

— Просто я это знаю, — девушка спокойно повела плечами. — И потом: рожать Клану детей — это святая обязанность каждой самки, разве ты не этому учил меня?.. Я хочу помочь, отец. Вдруг получится? Ты должен разрешить!

 

Беллор долго молчал, переводя взволнованный взгляд с одного ангела на другого, пока не остановился на Офаниэле.

 

— Можем попробовать, — совсем тихо проговорил тот, серьёзно глядя на друга. — Если, конечно, ты согласишься, Беллор.

 

Падший долго молчал, хмуро разглядывая свежую зелень травы у себя под ногами, затем неуверенно кивнул.

 

— Отлично, — подытожила Аурика, побледнев от волнения. — Армисаэль, — обратилась она к доктору. — Ты, кажется, говорил, что у тебя здесь собственный кабинет?

 

— Да, в отдельном особняке на территории.

 

— Ты сможешь… организовать мне приём? — Аурика слегка смутилась.

 

— Конечно. Когда захочешь.

 

— Значит, можно провести ещё один обряд, — девушка улыбнулась, стараясь выглядеть как можно беззаботней. — Думаю, никому не покажется странным, что самка перед совершеннолетием посетит врача, не так ли?

 

— Всё же подумай ещё раз! — не выдержал Беллор.

 

— Послушай, блондин, — перебил его Армисаэль. — Если Аурика права, и у неё способности Касиэры, ей на церемонию путь будет закрыт. Нельзя использовать такую самку для простого оплодотворения. Аурика станет избранной. Будет помогать Клану в исключительных случаях, таких, как этот. И все её будут ценить и уважать даже больше, чем остальных. Подумай над этим. Разве ты не хочешь, чтобы твоя дочь воспользовалась своим даром и получила подобную привилегию?.. Тут вместе с нами Правитель. Он подтвердит исключительность Аурики, если всё получится. И я подтвержу её, как Старший.

 

— Ладно, — после долгого колебания Беллор уже уверенней кивнул. — Остаётся только выбраться отсюда, — пробурчал он, оглядевшись по сторонам. Тут Падший заметил Миэла, который всё это время стоял в тени кустов родендрона с пакетами в руках. — Поговори с ним, Армисаэль, — кивнув в сторону юноши, коротко бросил блондин и, обняв Аурику за плечи, повёл её к ступеням дворца. Офаниэль и Сандал последовали за ними.

 

***

 

 

— Отец!.. — побелевшими губами шепнул юноша, когда Армисаэль приблизился.

 

— Ты плохо выглядишь, — окинув сына внимательным, хмурым взглядом, с досадой заметил доктор. — Что, нефилимам тяжко в Аду приходится? А ведь я предупреждал тебя, помнишь?

 

— Да, — Миэл опустил голову. — Прости, отец…

 

— Тебя Беллор отправил сюда? — помолчав, тихо спросил Армисаэль. — За что?

 

— Я забыл первое правило… Старшие не любят, когда нефилимы лезут в их дела.

 

— Ты всегда был бунтарём, — доктор тяжело вздохнул. — И всё же мне жаль, что ты закончил вот так, Миэл… Несмотря ни на что, я не желал для тебя такой судьбы.

 

— Я знаю, — парень сглотнул. — И я бы всё отдал, чтобы вернуться домой вместе с вами, отец, — дрогнувшим голосом продолжил он. — Я бы выучил чёртовы руны, стал бы врачом или кем-то другим… Всё равно кем, лишь бы прочь из этого кошмара… — он замолчал, глядя на Армисаэля с печальной улыбкой, осветившей его измученное лицо. — Сожалею, что раньше не ценил того, что имел. Ты говорил мне, но я не слушал…

 

— Мне тоже жаль, Миэл, — Армисаэль кивнул, пытаясь скрыть горечь, промелькнувшую в его голосе. — Но теперь слишком поздно об этом говорить, — он легонько хлопнул сына по плечу и, отвернувшись, пошёл во дворец.

 

— Отец! — юноша кинулся за ним. — Отец, не оставляй меня здесь, умоляю! — догнав, Миэл рухнул перед ним на колени. — Я знаю, вы всё равно попытаетесь бежать! Прошу: возьмите и меня! Возьмите с собой! Я больше никогда не ослушаюсь Старших! Я буду кем угодно, только не бросайте меня здесь! Я не могу больше выносить всё это! Пожалуйста, отец, сжалься!

 

— Не в моих силах помочь тебе, Миэл, — Армисаэль побледнел, покачав головой. — Не факт, что и нам удастся выбраться отсюда. Но, даже если нам повезёт, ни Сандал, ни Беллор ни за что не согласятся взять тебя с собой. Ты ведь помнишь, из-за чего всё случилось? Поверь мне, они этого не забыли. Особенно Беллор. Он — Высший, и с ним я не могу спорить.

 

— Но ты можешь с ним поговорить! — юноша в отчаянии смотрел на отца. — Прошу тебя! Умоляю, отец!!!

 

— Я поговорю, мой мальчик, но будь уверен: блондин скажет «нет». Я даже не знаю, что ты должен такое совершить, чтобы Беллор передумал. Его сам Люцифер не переубедит, ты ведь знаешь.

 

— А ты уже знаешь, что Беллор — сын Люцифера? — совсем тихо спросил Миэл. — Знаешь, что Нигар — его брат-близнец?

 

— Да, Люцифер упомянул об этом, — Армисаэль задумчиво кивнул. — Но всё это только подтверждает мои слова. Беллор ни за что не станет спасать нефилима, который один раз уже имел глупость встать у него на пути. Ты ведь знал тогда, что блондин охотится за Натаниэль. Ты знал, что у него с Афаэлом договор. Но ты всё равно посягнул на то, что тебе не принадлежит, Миэл! Блондин такого никому не прощает. Тебе, мой мальчик, тем более не простит.

 

— Скажи ему, что я готов искупить свою вину, как угодно! — чуть ли не со слезами взмолился юноша. — Я стану его рабом! Буду делать всё, что он скажет! Всё, что прикажут Старшие! Я больше никогда даже не взгляну на Натаниэль, только не бросайте меня здесь, пожалуйста!

 

— Я передам твои слова Беллору, — поспешно кивнул Армисаэль, не в силах больше выносить полный страданий и слепого отчаяния взгляд сына. Он отвернулся от него и быстро зашагал в сторону дворца.

0
20.01.2020
avatar
Светлана Фетисова
34

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть