Кровь ангела 2. Глава 30. Побег

Экофон почти погас и взамен ярким солнечным лучам пришёл тусклый жёлтый свет искусственной луны, заполнивший всё пространство вокруг зыбкими неясными тенями и колючим холодом.

 

Падшие мчались изо всех сил, поочерёдно оглядываясь и проверяя, нет ли погони. Быстро миновав границы города, они очутились над полосой чёрных горных цепей, негостеприимно раскинувших свои владения вплоть до самого горизонта.

 

После двадцатиминутного сумасшедшего полёта Миэл начал заметно отставать от остальных, уже не в силах поддерживать предложенный темп. Парень изрядно выдохся и ослаб. Когда к нему подлетел Армисаэль, лицо Миэла было зеленоватым, а на висках проступали капли холодного пота.

 

— Держись! — окинув сына встревоженным взглядом, бросил Армисаэль, наблюдая, как взмахи его крыльев всё больше напоминают судорожные подёргивания. — Далеко ещё?

 

— Нет. У той гряды… — парень кивнул в сторону видневшегося плоского плато, заканчивающегося цепочкой высоких скал.

 

К ним подлетел Беллор.

 

— Не отставайте! — прикрикнул он на ангелов, заставляя Армисаэля сосредоточиться на полёте. Миэл тоже прибавил темп, но через пару секунд вскрикнул и, неподвижно зависнув на несколько мгновений, камнем полетел вниз.

 

Армисаэль тут же бросился вслед за сыном, но подхватить его не смог. Скорость падения была слишком велика, и расстояние между Падшим и нефилимом стремительно увеличивалось. До поверхности оставалось не более десяти метров, когда, вынырнув будто из ниоткуда, Миэла подхватил Беллор, и вместе с ним взмыл обратно в небеса. Спустя минуту все Падшие уже приземлялись возле мрачных стен неприступных чёрных гор.

 

— Ну, что, парень? Живой? — Беллор осторожно опустил бледного нефилима на ноги. — Стоять можешь?

 

— Да, — хрипло выдохнул Миэл, шумно втягивая воздух посиневшими губами. — Спасибо…

 

— Врата далеко отсюда?

 

Миэл поднял голову и огляделся.

 

— Мы, кажется, уже на месте, — внимательно разглядывая скалу перед ними, глухо заметил он. — Здесь я их видел… В этой стороне, — раб кивнул на почти ровную отвесную стену.

 

Беллор обернулся. Несколько секунд он, прищурившись, разглядывал скалу, затем перевёл взгляд на своих спутников.

 

— Отойдите немного и следите за периметром. Я попробую справиться с Вратами.

 

— Они словно нарисованные, — глядя куда-то чуть в сторону, задумчиво произнесла Аурика. — Такое впечатление, что их вообще никогда не открывали!

 

— Ты видишь их?! — ахнул Беллор, с изумлением посмотрев на дочь.

 

— Ну, да, — Аурика растерянно кивнула. — А вы разве нет? Вот же они! В форме мишени для дартса, видите? Только воронка внутри застывшая…

 

Ей никто не ответил. Падшие все, как один, до боли вглядывались в чёрные камни, в надежде разглядеть то, что было им недоступно.

 

— Касиэра тоже их видела, — первым сообразив, в чём дело, вмешался Миэл. — Только открыть всё равно не могла.

 

— У неё не было Рамистара, — пробубнил про себя Беллор, доставая из кармана медальон с Лунным камнем.

 

***

 

 

Гостиная дома Беллора была окутана тёмным сумраком приближающейся ночи. Касиэра сидела в кресле, подперев щёку кулаком, и мрачно посматривала в сторону Тадиэля, мерившего комнату тяжёлыми шагами.

 

— Может, успокоишься? — не выдержав, рявкнула демоница, пошевелившись в первый раз после того, как Ориэль сбежал от них наверх, в комнату для гостей. — У тебя скоро припадки начнутся, Тадиэль, если будешь так нервничать!

 

— Пока Светлый здесь, я не могу быть спокоен, — огрызнулся Падший, грозно сверкнув глазами. — Меня от одного его запаха воротит.

 

— Послушай, Ориэль не опасен, — Касиэра встала с кресла и, подойдя к ангелу, мягко коснулась ладонью его плеча. — Он в жизни никому не сделал зла. Он действительно хочет помочь — я это вижу.

 

— Знаю, Кэс, только мне от этого не легче, — Тадиэль отвернулся, пытаясь скрыть раздражение. — Вся деревня на уши встала из-за него. Мало было нам проблем, так теперь ещё это.

 

— Просто потерпи немного, — демоница невольно взглянула на потолок, прислушиваясь к мерным шагам Ориэля, который тоже не спал. — Уверена, Беллор не станет долго гостить у Люцифера. Он понимает, что каждый день в Аду — это испытание для его воли.

 

— А ты ведь знала о том, кто такой Беллор, да, Кэс? — ангел многозначительно прищурился. — Ты всегда всё знаешь, чертовка.

 

— С чего ты взял, что мне было что-то известно? — демоница невинно вскинула брови. — Думаешь, Люцифер посвящал меня в свои дела?

 

— Нет, я думаю, он… — Тадиэль не успел договорить. В комнате наверху послышался какой-то грохот, потом звон разбитого стекла.

 

— Ориэль! — Касиэра подпрыгнула и первой бросилась к лестнице. Падший кинулся за ней.

 

Они влетели в комнату, ожидая застать там кучу разъярённых ангелов, но увидели лишь Ориэля, который, словно обезумевшая птица метался по гостиной, не видя ничего перед собой. Распустив белоснежные крылья, он бился о стены и мебель, падал, взлетал, ударялся о потолок и опять падал на пол. Его прекрасное лицо, как и крылья, были в крови, тога порвалась, обнажив голый торс, словно вырезанный искусным мастером из слоновой кости. Голубые, заполненные небесным светом, глаза, ныне источали такую муку и ужас, будто перед взором ангела разверзлась сама Преисподняя.

 

— Тадиэль, мне кажется или это?..

 

Но Падший не ответил. Оглушительный крик вырвался из уст Светлого, и через мгновение в комнату ворвались Табрис и Эрол. По знаку Старшего они набросились на обезумевшего Ориэля и попытались повалить его на пол, но Светлый вырвался и опять метнулся вверх. Ударившись о потолок, Ориэль закричал и начал переливаться всеми цветами радуги, заставляя Падших отпрянуть и зарычать, прикрываясь руками от яркого света. Тадиэль тоже попятился, шипя, словно разъярённая змея, и пряча лицо в капюшоне куртки, натянутом до самого подбородка.

 

Неожиданно для всех в дело вступила Касиэра. Она распустила крылья, которые вдруг стали совершенно белыми и, недолго думая, обхватила ими Ориэля. Ангел несколько раз дёрнулся и вдруг затих, без сил грохнувшись на пол. Радужное сияние погасло, и Ориэль, закрыв глаза, провалился в пустоту.

 

Сложив крылья, демоница отступила на шаг, давая Падшим возможность связать Светлого по рукам и ногам. Подтащив неподвижного Ориэля к креслу, ангелы швырнули его туда и только тогда сумели перевести дыхание.

 

Тадиэль схватил за угол небольшой прикроватный столик и, выдвинув на середину, принялся поспешно раскладывать на нём магические артефакты: чёрную ткань, две серебряных чаши, Тёмный Рамистар, который так и остался у ангела после возвращения из Ада Касиэры и Лайлы, и жертвенный нож.

 

— Нужно, чтобы он очнулся, — кивнув на Светлого, угрюмо бросил Падший, обратившись к демонице. — Можешь привести его в сознание?

 

— Попробую, — Касиэра кивнула, и вдруг обернулась демоном. Её синие глаза стали почти чёрными, кожа смуглой, а на голове выросли большие изогнутые рога. Ногти на руках удлинились и стали острыми, как бритва. Зрачки озарились кровавыми всполохами. Закончив перевоплощение, демоница сосредоточенно замерла, затем осторожно дотронулась ладонью до щеки Ориэля. Тот подпрыгнул, как от удара током и, яростно зарычав, забился в путах.

 

Касиэра тут же одёрнула руку, и, оскорбленно рыкнув в ответ, перевоплотилась обратно в ангела.

 

Ориэль откинул голову назад, потом поморщился и открыл глаза.

 

— Очухался, наконец! — пробурчал Тадиэль, жестом приказывая Падшим встать по обеим сторонам от кресла, чтобы следить за Светлым и прийти на помощь, если понадобится. — Теперь давай, парень, говори, что нужно делать!

 

— Беллор у врат, Тадиэль, — дёргаясь в верёвках, выдавил Ориэль. — Зачем вы меня связали?

 

— У тебя крыша поехала — вот, зачем! — огрызнулся Падший. — Но сейчас оставим это! Раз Беллор у врат, пора его вытаскивать!

 

— Тогда поспеши! — Ориэль вновь стал задыхаться. На его гладком, как мрамор, лбу выступили капельки пота. — Я долго не выдержу, Тадиэль! — он стиснул зубы, которые сейчас отбивали крупную дробь.

 

— Почему ты просто не создал второй Рамистар? — с отвращением удерживая Светлого за плечи, возмущённо прошипел Табрис.

 

— Нельзя, — Ориэль покачал головой и вымученно улыбнулся. — Только Высший и только раз в жизни может создать Рамистар. Так что придётся тебе терпеть меня, мой Падший брат.

 

— Это пока, — рыкнул Табрис, но Тадиэль жестом приказал ему замолкнуть.

 

— Приступим, — взяв в руки стилет, ангел Жертвы поднёс его к запястью Светлого. — Все замрите! — с угрозой предупредил он, обращаясь к Падшим. — Если кто дёрнется — перережу горло!

 

***

 

 

Едва Светлый Рамистар заблистал в непроглядной тьме ущелья, все Падшие увидели врата, о которых говорила Аурика. Огромный застывший круг, с неподвижной воронкой посередине чётко вырисовывался безжизненными прожилками кварца, оплетающими толщу горной породы подобно нитям хрустальной паутины.

 

— Смотрите! — внезапно выкрикнула Аурика, указав рукой в сторону ущелья. Ангелы обернулись. Со стороны города, который они покинули, к ним приближалась лавина монстров. Их было так много, что казалось они, закрывали собой всё пространство от земли до неба. Пыль поднималась столбом от копыт, несшихся прямо на них демонов, а тёмные небеса почти полностью заслонила туча хлопающих крыльев.

 

— Беллор, скорей! — крикнул Армисаэль, первым выхватывая меч. Сандал встал рядом с ним, тоже достав оружие. Аурика закрыла глаза и тут же перевоплотилась в демона, того, что когда-то гонял по острову Нигара. У Миэла оружия не было, но, несмотря на это, парень распустил крылья, приготовившись драться с противником когтями и зубами.

 

Тем временем, Беллор, направив луч Рамистара на врата, пытался заставить их реагировать. Но, не смотря на все усилия, те оставались неподвижны.

 

— Чёрт! Должно же сработать! — рявкнул блондин, в отчаянии прислоняя камень к самой поверхности стены. — Это же ключ! Желчь демона! Ну, давай же!

 

Врата оставались закрытыми. Воронка застыла в граните скалы и не желала вращаться.

 

В ярости швырнув Рамистар на землю, Беллор выхватил меч и встал рядом с ангелами, намереваясь как можно дороже продать свою жизнь.

 

Первая волна врагов налетела на Падших подобно урагану, и от поднятой пыли невозможно было ничего разглядеть. Свистнули клинки, раздался рык демона, и звуки вокруг слились в бесконечную какофонию стонов и жалобных криков. Аурика, в обличие демона, первой кинулась в бой. Превосходя противника размерами и свирепостью, её монстр с остервенением рвал врагов зубами и когтями, безжалостно затаптывал огромными лапами, расшвыривал в стороны длинным мощным хвостом. Нападавшие визжали, пытаясь увернуться от его ударов, но демон не давал им шанса, настигая каждого и превращая тела в кровавое месиво или дымящуюся на холодном ветру лужу крови.

 

Беллор сражался рядом. Он, как и всегда, доминировал над противником с помощью своей природной быстроты и ловкости. Подпрыгивая, он проносился прямо по туловищам демонов, срезая их головы мечом, словно молодую траву газонокосилкой.

 

Сандал, развернув все шесть крыльев, умудрялся работать ими не хуже отбойных молотов, круша противника налево и направо. Кроме того, подобрав чей-то упавший меч, он действовал сразу двумя руками, режа, коля и рубя врага везде, где только мог дотянуться.

 

Армисаэль не отставал. И, хотя он и не был так же силён, как Аурика и быстр, как Беллор, его свирепости в бою мог позавидовать сам Сатана. Доктор наносил прицельные, короткие удары в самые важные органы, которые разили противника наповал, и демоны тут же падали замертво, либо быстро теряли силы, истекая реками крови.

 

Миэл, сначала пытавшийся сражаться в рукопашную, скоро сообразил, что победить тварей одними кулаками и когтями не удастся. Он поднял чей-то окровавленный молот, и теперь прикрывал с ним спины товарищей, кроша черепа врагов, как яичную скорлупу.

 

Сверкали мечи и над ними в чёрном небе полыхали молнии, озаряя постепенно редеющие ряды монстров. Ангелы сражались с таким остервенением, словно всю жизнь ждали этой возможности. Они резали, крушили, рвали врагов на части и их крики перемешивались с рычанием и визгами. Когда первая волна нападавших схлынула и откатилась назад, возле скал осталась только гора трупов и пятеро Падших, вся одежда, лица и руки которых были залиты тёмной липкой кровью. Ангелы тяжело дышали, но никто из них сильно не пострадал. Пользуясь передышкой, Аурика переродилась обратно в ангела и, чуть пошатываясь от усталости, направилась к вратам. Подобрав валявшийся на земле Рамистар, она замерла перед скалой, о чём-то размышляя.

 

— Всё бесполезно, — Беллор подошёл и встал рядом с дочерью, угрюмо уставившись на врата. — Нужно найти другой способ выбраться.

 

— Почему он не подействовал? — разглядывая лежащий на ладони лунный камень, тихо спросила девушка.

 

— Не знаю. У Натаниэль он действовал.

 

— Может, нужно стать Светлым? — Аурика с надеждой подняла голову. — Я попробую?

 

— Попробуй, — блондин пожал плечами и оглянулся, наблюдая за приближающейся к ним новой волной врагов, которая на этот раз была вдвое больше.

 

Аурика проследила за его взглядом и, помрачнев, сжала камень в кулаке. Затем сосредоточилась, пытаясь перевоплотиться в Светлого ангела. С третьей попытки ей это удалось. Развернулись белоснежные крылья, и чистый прозрачный свет озарил её лицо.

 

Аурика разжала пальцы, стараясь направить в Рамистар всю свою волю и энергию. Камень завибрировал, и вокруг него образовалось голубоватое сияние, которое стало медленно расширяться. Вскоре Рамистар уже напоминал разгорающуюся звезду, освещающую, возобновившуюся позади кровавую битву. Изо всех сил сосредоточившись, Аурика направила лучи Рамистара на портал. Тот затрепетал на мгновение, отражая чистый небесный свет, но тут же застыл вновь, слившись с гранитной массой. Девушка не сдавалась. Окрылённая надеждой и воодушевлённая тем, что воронка всё же среагировала, Аурика вновь и вновь зажигала маленькую звезду у себя на ладони, чтобы направить всю её энергию к вратам. Однако с каждым разом звезда разгоралась всё хуже, пока не стало ясно, что фальшивое Светлое обличье не годится для того, чтобы зажечь Рамистар по-настоящему. Зарычав от ярости и отчаяния, девушка развернулась и в бешенстве послала энергию звезды прямо в подступающую орду демонов. Раздался взрыв, словно рядом раскололось солнце, и от эпицентра по рядам врагов прокатилась мощная ударная волна, одним махом опрокинувшая нападавших, во главе которых шёл Эрикииль. Аурика увидела, как голова демона оторвалась от тела и, вращаясь, полетела в придорожную пыль.

 

— Упс! — вырвалось у девушки, не ожидавшей подобного эффекта. — Прости, Пушистик! — пискнула она, состроив жалобную физиономию.

 

— Осторожней! — раздался крик Беллора, и прежде, чем Аурика успела сообразить, что к чему, на неё сверху обрушилась тёмная масса. Она сбила девушку с ног, и та упала на камни, на миг потеряв сознание от боли.

 

Аурика уже не видела, как Беллор очутился рядом и, закрывая её собой, принялся сражаться с новым противником, налетевшим на них сверху.

 

Когда девушка очнулась, её лицо заливали ручейки крови из раны на лбу, а в глазах стоял неприятный серый туман. Падшие сбились в плотную кучу и из последних сил сдерживали атаки врагов, которым не было ни конца, ни края.

 

Стиснув зубы, Аурика нащупала в кулаке Рамистар и, бросив попытку подняться на ноги, которые её уже не держали, направила последние остатки энергии в камень. Почувствовав, как Рамистар в ладони нагрелся и завибрировал, она подняла голову и взглянула на врата. Нужно было выбрать, куда направить этот удар. Попытаться ещё раз открыть портал или отразить атаку врагов, которая неминуемо станет для них погибельной.

 

Её сомнения развеялись сами собой, когда над ущельем эхом прокатился зловещий хохот хозяина Ада. Наступавшие войска сразу отпрянули, словно это являлось определённым сигналом. Стало ясно, почему Падшие всё ещё были живы — Люцифер не давал команды убивать. Он играл, и эта игра его забавляла. Конечно, он ожидал от своих гостей попытки вырваться из плена, и теперь наслаждался их тщетными усилиями, одновременно оценивая силы каждого Падшего и узнавая, кто из них на что способен.

 

Тонкий диск искусственного светила внезапно зажёгся над грядой мрачных гор, наполняя ущелье тусклым золотистым светом. Люцифер двигался сквозь войска, восседая верхом на слоноподобном демоне, облачённом в золотую броню и грозно размахивающем шестью мощными остроконечными рогами. Подъехав ближе к беглецам, Владыка остановился, и несколько минут молчал, глядя на своих гостей с презрительной усмешкой.

 

— Я ведь говорил, что отсюда нет выхода, — наконец, произнёс Люцифер, и его голос грозным эхом отразился от скал. — И предупреждал, что за воровство последует расплата… Теперь вы больше не гости. Отныне вы — пленники! И клянусь: каждый из вас ещё пожалеет, что вообще родился на свет!.. Схватить их! — рявкнул Архангел, больше не скрывая ярости.

 

Со всех сторон к Падшим бросились демоны, и это, несомненно, стало бы последней битвой для спутников Беллора, если бы не Аурика. Задыхаясь от ужаса и ненависти, девушка разомкнула ладонь и изо всех сил, на которые была способна, бросила энергию Рамистара прямо в Люцифера. Камень взорвался подобно тысяче солнц, и белый луч Святого огня ударил в хозяина Ада, молниеносно испепелив стоявшее вокруг него войско, а его самого отбросив на острые отроги гор. Люцифер охнул, с чудовищной силой врезавшись в камни и едва не размозжив о них голову. Его огромные чёрные крылья зазвенели о скалы и переломились с металлическим хрустом, перьями осыпавшись в придорожную пыль. В ту же секунду врата на чёрной скале дрогнули, адское колесо воронки завращалось, и горный хрусталь призывно засветился, указывая пленникам путь.

 

— Нет!!! — взвыл Люцифер, с трудом приподнимая голову, и наблюдая, как пленники, один за другим исчезают в портале. — Остановите их!!!

 

— В другой раз, — раздался чей-то спокойный голос, и Люцифер поднял глаза, чтобы рассмотреть того, чья тень закрыла его от лучей Экофона.

 

— Ты???!!! — ахнул Люцифер, когда в его горло уверенно упёрся клинок тяжёлого меча.

 

***

 

 

Дом Беллора заходил ходуном и сотрясся у основания, когда через разверзшуюся чернильную воронку внутрь гостиной буквально ввалились Падшие. Беллор держал на руках дочь, Армисаэль ухватил поперек туловища Миэла, а Сандал, практически за шкирки, тащил всех четверых. Не сумев удержаться на ногах, ангелы повалились друг на друга. Отплёвываясь от пыли, они какое-то время барахтались на полу, словно беспомощные котята в ведре.

 

— Белл!.. Аурика! — первой кинулась к ним Касиэра. Она помогла подняться дочери и, обняв её, тут же бросилась на шею возлюбленного.

 

Подлетели Табрис и Эрол. Они помогли Армисаэлю и Сандалу.

 

Миэл так и остался сидеть на полу, всё ещё не веря в собственное чудесное спасение. По щекам парня текли слёзы.

 

— Тебе надо в больницу, — осторожно приподняв сына, негромко заметил Армисаэль, с трудом переводя дыхание. — И Аурике тоже…

 

— Вы похожи на чертей из Преисподней, — пробормотал Тадиэль, по очереди обнимая друзей. — Ну, хорошо хоть все живы… А где Офаниэль?

 

— Он остался, — коротко бросил Беллор, поднимая Аурику на руки и перенося на диван. — Но об этом после. Тадиэль, позаботься о том, чтобы Ирон осмотрел детей. Они ранены.

 

— Эрол, быстро лети в больницу, — сразу же распорядился ангел Жертвы, помогая Армисаэлю перенести Миэла на другой диван. — Сандал, ты как? — обратился он к Правителю.

 

— Нормально, — Серафим кивнул, без сил падая на ближайший стул.

 

— Ориэль! — Беллор стремительно бросился к брату, крепко привязанному к креслу. Увидев его окровавленное запястье, блондин сразу всё понял. — Спасибо! — шепнул он, взглянув Светлому в лицо. — Я знал, что ты придёшь, Ориэль! — он стянул с него верёвки и, сжав запястье брата, из раны которого всё ещё текла кровь, жестом подозвал Тадиэля. — Помоги ему! — приказал он таким тоном, что Падший не осмелился спорить. Скривившись и тихонько шипя, Тадиэль остановил кровь и залечил порез на руке Светлого, который остался после обряда.

 

Беллор, внимательно наблюдавший за всем процессом, параллельно оглядывал комнату, словно стараясь понять, что изменилось за время его отсутствия.

 

— Вы узнали имена убийц? — наконец, спросил он, как только Тадиэль закончил.

 

— Да, — ангел Жертвы сразу помрачнел. — Только наказывать некого, блондин. Вы отдохните сначала немного, а потом мы всё расскажем.

 

— Ладно, тогда соберёмся здесь через два часа, — согласился Беллор, отпуская друзей по домам. Все разошлись. Армисаэль забрал сына в больницу, а Аурика идти отказалась, когда Ирон, осмотрев рану на её лбу, уверенно заявил, что та не опасна. Девушка отправилась в ванную в сопровождении Касиэры, а Беллор остался наедине с Ориэлем.

 

— Что скажет Михаил, Ориэль? — после долгого молчания негромко спросил блондин, с тревогой взглянув на брата. — Я, конечно, не сомневался, что ты бросишься на помощь, но был почти уверен, что Архангел запретит тебе возвращаться на Землю.

 

— Он запретил, — ангел спокойно кивнул.

 

— Значит, ты опять нарушил приказ?

 

— Ты спас столько Душ, Белл. Я не мог оставить тебя и Аурику в лапах Люцифера.

 

— Падшие уже знают? — помолчав, ещё тише спросил Беллор. — Про Люцифера?

 

— Да, им всё известно, — Ориэль опустил голову. — Мне пришлось рассказать обо всём… И, кажется, они встречались с Нигаром, Белл.

 

— Нигар был здесь?!.. Когда?

 

— Не знаю. Но, по-моему, он забрал с собой того мальчика… Сына Сандала.

 

— Ария?!

 

— Да.

 

— Чёрт! — выругался блондин, хватая со столика бутылку и наливая себе вина. — Зачем Гин опять вмешивается?! — с досадой выдохнул он.

 

— Думаю, он сам всё тебе объяснит, — Ориэль устало хлопнул брата по плечу. — Ты не знаешь, мог бы я встретиться с Натаниэль перед уходом? — сменил он тему. — Хотелось бы увидеть девушку хоть раз, пока я ещё здесь.

 

— А разве Натаниэль здесь не было, когда ты пришёл? — встрепенулся Беллор и его лицо потемнело.

 

— Нет, я её не видел, — Ориэль качнул головой и тоже нахмурился, почувствовав неладное. — Думаешь, с ней могло что-то случиться?

 

— Не знаю, но я это выясню, — вернув бокал на столик, блондин решительно направился к выходу. — Не выходи без меня из дома! — бросил он брату прежде, чем исчезнуть в дверях.

0
24.01.2020
avatar
Светлана Фетисова
40

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть