Кровь ангела 2. Глава 18. Прошлое возвращается

Дэвика невольно вздрогнула, когда в двери дома, где она жила с Армисаэлем, раздался стук. Выглянув в окно, где серой дымкой зарождалась заря, она попыталась разглядеть незваного гостя. Увидев у крыльца Беллора и Ирона, девушка слегка опешила, но всё же решилась открыть дверь.

 

— Здравствуй, — тут же поздоровался блондин, а Ирон приветливо улыбнулся. — Мы пришли по просьбе твоего отца, Дэвика. В связи с происходящими событиями, Армисаэль попросил, чтобы ты некоторое время побыла в моём доме. Аурика тоже тебя приглашает. Вдвоём вы будете в безопасности, и вам не будет скучно.

 

— Хорошо, — на лице девушки отразилась растерянность, но она всё же кивнула. — Мне идти прямо сейчас?

 

— Да, если ты не возражаешь, — вмешался Ирон, рассматривая милое лицо и слегка взлохмаченные тёмно-русые волосы Дэвики, разбросанные по плечам. Она, в свою очередь, подняла на Младшего светло-карие глаза и, тут же порозовев, опустила их, поспешно шагнув на крыльцо.

 

Через пятнадцать минут все трое уже были у дома Беллора.

 

— Проходите, — пригласил блондин, открывая перед ними двери. Тут же в гостиную влетела Аурика, и радостно обняв подругу, потащила её на второй этаж в свою комнату. Подошла Касиэра. Увидев демоницу, Ирон нерешительно замер.

 

— Здравствуй, Касиэра, — преодолев первое замешательство, поспешил поздороваться Младший, стараясь не слишком откровенно её разглядывать. — Рад познакомиться с тобой.

 

— Какой славный мальчик, — она улыбнулась, оценив его вежливость. — Насколько я понимаю, ты — Ирон?

 

— Да, — он улыбнулся в ответ. — Я помощник Армисаэля.

 

— А кто твой отец?

 

— Кадмиэль, Касиэра. А мать — нефилим.

 

— Ты очень симпатичный, — заметила демоница, чем вогнала парня в краску.

 

— Довольно, Кэс, ты его смущаешь, — Беллор подошёл и, обняв возлюбленную за плечи, поспешил увести её подальше от Младшего. — Можешь занять комнату для гостей, — на ходу бросил блондин парню, но тут Касиэра резко остановилась и покачала головой.

 

— Эта комната уже занята, — многозначительно протянула она, как-то странно взглянув на Падшего. — Я позволила себе пригласить в гости кое-кого ещё, дорогой.

 

— И кого же? — прищурился блондин, помрачнев. И, не дожидаясь ответа, быстро пошёл в сторону лестницы. Недолго думая, он приоткрыл дверь комнаты и заглянул внутрь. Увидев Натаниэль, мирно спавшую на кровати, Беллор остолбенел, потом побледнел, в ярости оглянувшись на возлюбленную, которая бесшумно приблизилась. Касиэра потянулась и, прикрыв дверь, мягко взяла ладонями его лицо.

 

— Карлик может прийти и за ней, — чуть слышно пояснила демоница свои действия. — Он хочет сделать тебе больно, Белл, разве ты не понял?

 

Падший застыл, и его взгляд только что горевший негодованием, стал каким-то затравленным.

 

— Ладно, — наконец, выдавил он, неуверенно кивнув. — Пусть побудет пока. Но не оставляй её, Кэс. Сейчас я не готов быть сентиментальным.

 

— У тебя очень горячий нрав, блондин, — Касиэра понимающе погладила его по плечу. — Но сейчас нужна холодная голова. Постарайся немного остыть, хорошо? Приготовить тебе ванну?

 

— Лучше сразу озеро серы, — Беллор хмыкнул, обнимая возлюбленную. — Пойдём, поедим чего-нибудь…

 

***

 

 

Выделив Ирону другую комнату в своём уютном особняке, Беллор отправился на кухню, чтобы приготовить завтрак на всю компанию.

 

— А где Офаниэль? — спросила Касиэра, усаживаясь за стол.

 

— Я попросил его последить за Арием, — ангел тут же помрачнел. — Офаниэль может быть очень незаметным, если захочет.

 

— Всё ещё надеешься подловить мальчишку на чём-нибудь незаконном?

 

— Нет, — нарезая кружочками томаты и сладкий перец, блондин ловко укладывал их на тонкое тесто. — Сейчас Арий, скорее всего, затаится. Но выпускать его из вида больше нельзя.

 

— Думаешь, это он всё совершил, да?

 

— Почти не сомневаюсь.

 

— Вы уже решили, как действовать дальше?

 

— Будем вычислять того, кто это делает, — неопределённо заметил блондин, засовывая пиццу в духовку и включая чайник. Потом подошёл к демонице и, усевшись напротив, устало взглянул ей в глаза. — Если я уйду, пообещай, что позаботишься об Аурике, Кэс, — совсем тихо попросил он. — И обо всех остальных тоже… А если я не вернусь…

 

— Даже не произноси этого, — Касиэра нежно прикоснулась пальцами к его губам. — Ты вернёшься, Белл. Я знаю.

 

Ангел осторожно сжал её тонкие пальчики, и в его фиалковых глазах промелькнула искра отчаяния.

 

— Я не хочу встречаться с Карликом, Кэс, — прошептал он, прижимая её ладонь к своей щеке. — Не хочу вновь возвращаться в прошлое. Почему оно не оставит меня в покое? Почему я не могу жить, как все?

 

— Потому что ты не как все, Белл, — она вздохнула. — И, к сожалению, об этом помню не только я.

 

Блондин не ответил, обречённо опустив голову.

 

— Как вкусно пахнет! — на кухню влетела Аурика и усмехнулась, заметив отца и мать, которые сидели за столом, склонившись друг к другу. — Я не помешала? Простите, просто есть очень хочется…

 

— Тогда вымой руки, — тут же ответил Беллор, вернув на лицо непроницаемую маску. — И зови наших гостей, а то пицца остынет.

 

— Пицца! — Аурика восторженно пискнула и тут же умчалась.

 

— Она — прелесть! — проводив девушку взглядом, заметила Касиэра. — Хорошо, что она унаследовала твою защиту, Белл. Карлик явно не ожидал, что кто-то кроме тебя сможет дать ему отпор.

 

— Жаль, что я не смог помочь, Кэс, когда Нигар тогда тебя укусил. Афаэл запретил всем вмешиваться.

 

— Знаю. Этот ублюдок всё хорошо рассчитал. Только не пойму, как он умудрился снюхаться с Люцифером.

 

— У Афаэла было много тайн, — Беллор вздохнул. — Теперь мы этого уже не узнаем.

 

Разложив румяную пиццу на тарелки, ангел пододвинул одну демонице.

 

— Ты тоже поешь.

 

— Не хочу, — блондин качнул головой. — Вы завтракайте, а я немного проветрюсь, — он вышел из дома и спустился в сад, где потихоньку просыпались птицы. Роса тускло блестела на выкошенной траве. В воздухе пахло ароматом цветов и дымом. Задумчиво обведя взглядом окрестности, Падший направился к беседке. Там, опустившись на резную скамейку, он прислонился к решётке и закрыл глаза. Перед мысленным взором снова оказалось обгорелое тело Эйренис и тлеющие обломки дома. Беллор стиснул кулаки и застонал, борясь с подступившей болью.

 

— Женщинам проще… Они хотя бы плакать могут, — раздался возле него голосок Аурики, которая плюхнулась возле отца и крепко его обняла. — Ты тоже поплач… Я никому не скажу…

 

— Я не умею, — блондин прижал к себе дочь, зарывшись лицом в её белокурые локоны. Так они и сидели довольно долго, не говоря ни слова и почти не шевелясь.

 

— Я слышала, ты можешь уйти, — наконец, тихо проговорила девушка. — Пойдёшь ловить Карлика?

 

— И когда только ты успеваешь всё услышать? — невесёлая усмешка тронула губы Беллора. Потом он посерьёзнел. — Да, мне придётся с ним встретиться, малышка. Иначе это никогда не кончится.

 

— Ты его убьёшь? — она подняла голову, чтобы увидеть глаза отца. Блондин не ответил. Он вздохнул и, отстранившись от дочери, встал со скамейки.

 

— Пойдём в дом, — глухо сказал он, подтолкнув её за плечи.

 

— Подожди! — попросила Аурика, не двинувшись с места. — Я должна у тебя спросить…

 

Беллор застыл, потом обернулся.

 

— О чём?

 

— Ты часто повторяешь, что ты наполовину Светлый… Что это значит?

 

— Это значит, что моя мать была Светлой, а отец Падшим, — ангел нахмурился.

 

— Так же, как у Ария? Натаниэль была Светлой, а Сандал Падшим… Или нет?

 

— Нет, — скулы Беллора невольно побелели, но он всё же вернулся в беседку.

 

— Тогда объясни, как Падший ангел может быть наполовину Светлым? И как в Раю мог оказаться Падший ангел, от которого ты родился?

 

— Аурика, ты задаёшь слишком много вопросов! — рявкнул вдруг блондин, с неожиданной злостью. — Сейчас у меня нет настроения, чтобы удовлетворять твоё любопытство!

 

— Хорошо, — девушка неожиданно легко согласилась. — Тогда я спрошу у кого-нибудь другого, — теперь она сама направилась к дому, но Беллор догнал и уцепился за локоть.

 

— Подожди, — примирительно произнёс он. — Извини, малышка… Просто эта тема мне не нравится. Скажи: почему ты вообще об этом заговорила?

 

— Просто я вдруг поняла, что совсем не знаю своего отца, — девушка подняла голову, пристально вглядываясь в его лицо. — Отца, которого очень люблю. Которым горжусь и восхищаюсь. Которому доверяю все свои тайны… У меня тысячи вопросов, на которые ты никогда не отвечал. Почему? Разве есть что-то ужасное в том, чтобы знать правду?

 

— Нет. Но иногда правда не безопасна, Аурика. А иногда, правду просто хочется забыть.

 

— И ты опять мне ничего не расскажешь?

 

Беллор покачал головой.

 

— Извини, — только и выдавил он, обнимая дочь за плечи. — Пойдём. Не красиво бросать подругу одну.

 

— Дэвика ушла спать.

 

— Вот и ты иди, поспи, — Беллор нежно коснулся губами её затылка. — Отдохни. И сразу настроение улучшится.

 

— Кто бы говорил, — проворчала девушка, но всё же покорно направилась к дому. Однако, сделав всего пару шагов, Аурика вскрикнула и замерла. По её телу пробежала судорога и, ухватившись за тонкий ствол дерева, она стала оседать на землю.

 

Беллор тут же оказался рядом. Подхватив дочь, он не дал ей упасть.

 

— Что такое, маленькая? — взволнованно спросил он, вглядываясь в побледневшее лицо девочки. — Где болит?

 

— Спина! — простонала Аурика, стискивая зубы.

 

Блондин перевёл взгляд на её спину и увидел расплывающееся по футболке пятно крови.

 

— Потерпи, сейчас боль пройдёт, — шепнул он, осторожно опуская дочь на траву и помогая перевернуться на живот. Потом отступил на шаг, наблюдая за тем, как прорывая все преграды, на свет рождаются два светло-серебристых крыла. Ещё мгновенье, они распахнулись во всю ширь, и затрепетали, впитывая ветер. Подождав, пока перья перестанут дрожать, Беллор осторожно приподнял дочь и помог ей сесть. Аурика тихо охнула и порывисто вздохнув, перевела взгляд на крылья.

 

— Какие они… красивые! — восхищённо прошептала девушка, осторожно поглаживая рукой гладкие, серебристые перья. Потом восторженно взглянула на отца.

 

— Очень красивые, — подтвердил Беллор, не сдержав улыбки. — Ладно, — заметив, как дочь поглядывает на небо, тут же забеспокоился он. — Сейчас нужно вернуться в дом, малышка.

 

— Но…

 

— Нет! — жёстко оборвал он и молниеносно схватил девушку за руку, прежде чем инстинкт полёта лишил её рассудка. — Не сейчас, Аурика! — и, не слушая возражений, потащил дочь за собой. Аурика упиралась, но вырваться не могла. Беллор буквально впихнул её в прихожую, а затем и в гостиную.

 

— Что случилось? — в гостиной их встретила Касиэра, которая, увидев покрасневшее от негодования лицо дочери, поднялась со стула и шагнула им навстречу. Но тут же остановилась, потянув носом воздух.

 

— Чтоб мне хвост оторвали! — выругалась она, закусив губу от досады. — Рано же ещё для крыльев!

 

— Кэс, пригляди за ней! — подтолкнув Аурику в объятия демоницы, блондин быстро исчез в коридоре.

 

— Он не разрешил мне полетать! — воскликнула девушка, со слезами бросаясь к матери. — Я столько лет этого ждала! Я так мечтала, а он…

 

— Успокойся, милая, — Касиэра обняла дочь, и нежно погладила по голове. — Не расстраивайся. Полетаешь ещё, просто нужно немного подождать. Крылья должны обсохнуть и к ним следует адаптироваться. Ты же не хочешь выглядеть, как неуклюжая курица в полёте?

 

— Но я уже могу летать! Я чувствую!

 

— Это только инстинкт, — Касиэра потянула её за собой и усадила на диван. — После перерождения каждый ангел чувствует непреодолимое желание взлететь, а потом ещё и прокричать, как стая бешеных чаек. Если ты сейчас это сделаешь, ты поднимешь на ноги всю общину, и все узнают, что сезон охоты на тебя открыт.

 

— Какой ещё сезон охоты? — Аурика вдруг побледнела. — Ты о чём?

 

— О том, что твоё перерождение означает, что ты стала взрослой, — демоница заговорила чуть слышно. — Помнишь, что это за собой повлечёт?

 

— Но ведь я ещё не совершеннолетняя, — фиалковые глаза девушки в ужасе распахнулись.

 

— Дело не в этом, — Касиэра нахмурилась. — А в том, что сейчас не лучшее время, чтобы привлекать к себе лишнее внимание. Не забывай, половина твоих одноклассников — ангелы мужского пола. Неизвестно, кто из них может быть замешан в тех чудовищных событиях, что происходят. Ваш дом стоит на краю деревни, но едва ты взлетишь, твой запах почувствуют все. И я подозреваю, что это может вызвать нездоровый интерес к твоей персоне.

 

— Значит, мне вообще нельзя летать?! — ахнула девушка.

 

— Можно, но не здесь, — Беллор вернулся в гостиную, неся в руках чистую футболку для дочери. — Возьми, переоденься, — он протянул футболку ей. — Ты обязательно полетишь. Совсем скоро, обещаю. Но сейчас ты пообещай мне, что даже из дома пока не выйдешь.

 

— Совсем не выходить? — Аурика рассеянно оглянулась на мать. Та кивнула. — А как же школа?

 

— Это мы уладим. Просто сиди дома, договорились?

 

— Ладно, — почувствовав в тоне отца тревожное напряжение, Аурика смирилась.

 

Беллор посмотрел на часы. Потом перевёл взгляд за окно и к чему-то прислушался. Не говоря больше ни слова, направился к дверям. Входная дверь хлопнула, раздались шаги и в гостиную вошёл Офаниэль. Увидев там демоницу с Аурикой, Падший нерешительно замер.

 

— Можешь говорить при них, Офаниэль, — поторопил Беллор, вопросительно взглянув на ангела. — Есть новости?

 

— У него крылья, Беллор, — опуская подробности, мрачно изрёк Офаниэль. — Мальчишка уже летает.

 

— Я так и думал, — блондин нахмурился и прошёлся взад вперёд по комнате. — Это многое объясняет. Где Арий сейчас?

 

— Порхает над просекой, пока нет Сандала.

 

— А Шандор?

 

— Этот сидит дома.

 

— Ясно. Отдохни пока, Офаниэль. Возможно, нам предстоит неблизкий путь. Скоро уже должен появиться Армисаэль.

 

— У твоей девочки крылья раскрылись? — покосившись на Аурику, вдруг ещё более мрачно поинтересовался Падший. — Это плохо, Беллор.

 

— Знаю. Теперь нужно думать, как с этим быть.

 

— Её нельзя оставлять без защиты. Особенно теперь.

 

Блондин не ответил. Просто кивнул.

 

***

 

 

Прошло уже несколько часов после полудня, но ни от Тадиэля, ни от Армисаэля всё ещё не было никаких вестей. Беллор начал волноваться не на шутку, и уже собирался разыскивать Падших, когда в двери дома неожиданно постучали. Оставив Офаниэля в компании дочери и демоницы, блондин пошёл открывать.

 

На пороге стоял Тадиэль. Он был бледным и каким-то напуганным.

 

— Что случилось? — буквально втащив Падшего в дом, тут же спросил Беллор.

 

— Армисаэль исчез, блондин. Он не долетел до дома. Я звонил в общину Даниила, но тот сказал, что доктор улетел ещё на рассвете. Он должен был объявиться здесь около полудня, но так и не вернулся. Даниил высылает Младших и Нефилимов на поиски. Больше нельзя ждать, Беллор. Нужно прекращать это безумие. Придётся идти к Сандалу и говорить с ним.

 

— Да, придётся, — блондин угрюмо кивнул. — Но ты не пойдёшь, Тадиэль. Пойдём мы с Офаниэлем.

 

— А что делать мне?

 

— Тебе лучше обсудить с Касиэрой, как защитить общину, если Сандалу и мне понадобится уйти.

 

— Но мы не знаем, кто из наших связан с Карликом!

 

— Вот поэтому лучше задать этот вопрос ему самому. Карлик уж точно знает, кто всё это творит, — сказав это, блондин кивнул Офаниэлю, и они быстро исчезли в дверях.

 

***

 

 

Как и рассчитывал Беллор, они разыскали Сандала на пожарище. При ярком свете дня обгорелые брёвна и обуглившиеся доски выглядели ещё более удручающе. Нефилимы расчищали завал, поднимая вокруг клубящийся пепел. Кое-где из-под груды обломков ещё просачивался тяжёлый, удушливый дым. Ангелы заливали тлевшие очаги водой и забрасывали землёй. Сандал руководил работой, одновременно внимательно осматривая руины, словно надеялся найти среди золы ответы на все вопросы.

 

— Сандал! — окликнул его Беллор и кивнул, когда тот обернулся.

 

Серафим подошёл. Его лицо было усталым и бледным. Под глазами ясно обозначились тёмные круги. Было видно, что Правитель так и не смог заснуть.

 

— Если ты пришёл, чтобы опять обвинять меня или Ария — лучше уходи, Беллор, — вместо приветствия глухо проговорил он. — И без тебя тошно.

 

— Узнать, кто действительно во всём этом повинен, можно, Сандал. Нужно лишь спросить.

 

— У кого?

 

— У того, кто точно знает ответ. Ты уже слышал, что Эйренис погибла до пожара? Ирон исследовал её останки и обнаружил, что она стала жертвой Карлика, как и остальные ангелы. Человеческая девочка, по-видимому, умерла вместе с ней.

 

— И ты знаешь, как остановить эту тварь? — Сандал прищурился. — Мне сказали, что ты уже один раз сделал это, Беллор.

 

— Я не знаю, как его остановить, но я знаю, где его найти, Тёмный Серафим. И я знаю, как с ним разговаривать.

 

— Просто приведи меня к нему. Я сам с ним поговорю! — Сандал сжал кулаки так, что они побелели, а на ладонях от когтей проступили капельки крови.

 

— Силой его не одолеть, — блондин покачал головой. — Тебе придётся слушаться меня, Правитель, если ты хочешь, чтобы он вообще стал с тобой разговаривать.

 

— Что в нём особенного, кроме поганого свиста? И откуда тебе так хорошо о нём известно?

 

— Это длинная история и у меня нет желания сейчас тратить на неё время, — лицо ангела стало каменным. — Я предлагаю тебе свою помощь, Сандал. А уж принимать её или нет — тебе решать.

 

— То есть, ты мне ничего не расскажешь, я правильно понял? Предлагаешь просто слепо тебе доверять?

 

— Не хочешь — не надо. Я в герои не рвусь, — хмыкнул Беллор и, развернувшись, направился к Офаниэлю, дожидавшегося его в стороне.

 

— Подожди! — окликнул Падшего Серафим и, догнав, придержал за плечо. — Я пойду с тобой, блондин, — негромко проговорил он. — Пора покончить с этим кошмаром.

 

— Тогда поручи общину кому-то из Высших и собирайся. Вылетаем на закате, — коротко бросил Беллор и продолжил путь.

0
12.01.2020
avataravatar
Светлана Фетисова
23

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Рекомендуем почитать

Новинки на Penfox

Загрузить ещё

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен автору: