Кровь ангела 2. Глава 33. Решение за решением

Солнце стояло в зените, но его безжалостные лучи закрывали набегающие облака, то и дело, подгоняемые холодным порывистым ветром. На так называемом Холме Возмездия, расположенном в полукилометре от деревни, возле опушки леса, собрались представители всех общин Падших, прибывших на Внеочередной Сбор, и Суд, который должен был состояться сразу после него.

 

Холм Возмездия представлял собой низкую возвышенность между полей, заросшую разнотравьем и редкими молодыми деревцами у основания. Вершина холма была почти плоской и на ней располагались ровные деревянные подмостки, заменяющие собой символическую трибуну или плаху, если того требовали обстоятельства. Несмотря на то, что ангелы собирались в этом мрачном месте крайне редко, подмостки поддерживались в безукоризненном порядке.

 

Сейчас на свежевыкрашенном в коричневый цвет деревянном настиле стояли двое: Тадиэль и Правитель Клана Сандал. Они молча наблюдали, как вокруг, по всему периметру холма, собираются Падшие. Представители местной общины, как и всегда, держались вместе. Они образовали небольшой полукруг сбоку от трибуны и сейчас негромко переговаривались между собой, бросая на Правителя хмурые взгляды.

 

Оставив дома Касиэру, Ориэля и Аурику, которым не было места на Сборе, к собравшимся подошёл Беллор. При его появлении местные невольно расступились, но каждый из них вежливо кивнул, приветствуя недавнего героя.

 

— А где пленники? — намекая на Натаниэль и Ария, спросил Азраэль у блондина. Тот неопределённо пожал плечами.

 

— Сначала будет Сбор, Азраэль, — вместо него ответил Пахадрон, обводя взглядом всё прибывающую толпу. — Нужно решить пару вопросов.

 

Они замолчали, увидев, как Тадиэль на трибуне поднял руку, призывая к вниманию. Почти сразу наступила тишина, нарушаемая лишь шелестом ветра и полуденным пением цикад в высокой траве.

 

— Я приветствую всех, кто счёл важным прибыть на этот внеочередной Сбор, — негромко поздоровался Сандал, открывая собрание. — К сожалению, повод для Сбора сегодня очень печальный. Особенно, учитывая то обстоятельство, что после него нас ждёт ещё и Суд, где придётся решать судьбу таких же ангелов, как мы… Но об этом чуть позже. Сейчас я предоставляю слово доктору Армисаэлю, которого хорошо знают в каждой общине.

 

— У меня возникла необходимость обратиться к Совету Падших по двум вопросам, — доктор поднялся на подмостки. — Первый касается чистокровной самки по имени Лайла. Думаю, многие помнят её, как дочь Афаэла и Касикандриэры, и сестру Правителя. Некоторые познакомились с ней на празднике Великого Перерождения или на Церемонии. Эта самка родила Клану прекрасных детей с сильными характеристиками, включая девочек. Но теперь жизнь Лайлы находится под вопросом из-за тяжёлых травм, полученных ею в результате преступления, совершённого одним из Падших. Само преступление мы обсудим позже. В данный момент нам необходимо решить судьбу девочки. Так как ни Правитель, ни заменявший его некоторое время Тадиэль, разрешение на усыпление самки не дали, я вынужден обратиться к Совету, чтобы тот высказал своё мнение по этому вопросу.

 

— Каковы шансы на то, что Лайла поправится? — тут же спросил Даниил, невольно помрачнев. — Ты можешь подробней описать нам её состояние, Армисаэль?

 

— Я могу совершенно точно заявить, что шансов на выздоровление нет, — доктор тяжело вздохнул, бросив виноватый взгляд в сторону Тадиэля. — Лайла вышла из комы, но находится без сознания под действием сильных обезболивающих. У неё сломано множество костей, а повреждённые внутренние органы вызывают постоянное кровотечение. Защитные силы организма на исходе в виду того, что нам пришлось обрезать травмированные крылья. Девочке осталось жить пару недель, но её страдания я считаю недопустимыми с точки зрения врачебной практики.

 

— Армисаэль, если Лайла умрёт во второй раз, её душа будет проклята навеки. Она перестанет принадлежать Клану ангелов и превратится в исчадие Ада, став низшим демоном.

 

— Я знаю, Даниил, — доктор обречённо кивнул. — Но, как я уже сказал, надежды на выздоровление нет. Мы всё перепробовали. У меня был запас крови Сандала, но даже переливание не улучшило её самочувствие. Лайла обречена, и я не вижу смысла продолжать её мучения.

 

— Что ж, — Даниил, помедлив, чуть заметно кивнул. — Очень жаль девочку. Но раз сделать ничего нельзя, неправильно будет заставлять её мучиться. Предлагаю голосовать! — громко окликнул он присутствующих.

 

Очень медленно одни за другими начали подниматься руки Высших и Старших ангелов. Когда их стало больше половины, Тадиэль побелел, как мертвец, а Сандал отвернулся, не в силах справиться с неизбежностью.

 

— Решение принято, — вместо распорядителей сам констатировал Армисаэль. — Сегодня в шесть часов вечера будет проведено усыпление Лайлы в присутствии Старших общины и её родных … — он горько вздохнул и, помедлив, продолжил. — Теперь о другом. Второй вопрос касается моего сына Миэла, который вырвался из Ада вместе с нами. Он является нефилимом. Я прошу Клан позволить ему вернуться в общину.

 

— А где он сам, Армисаэль? — поинтересовался Уриэль, недовольно скривившись.

 

— Я здесь, — по разрешению отца Миэл вышел из толпы и, дрожа, как осиновый лист, поднялся на подмостки.

 

— Слушайте, у нас столько вопросов ещё на сегодня, а мы тратим время на какого-то нефилима! — фыркнул Азраэль, теряя терпение. — Его вообще здесь быть не должно! Он один раз уже проштрафился, став на пути у Высшего, так пусть отправляется обратно в Преисподнюю, где ему самое место!

 

— А-а, так мальчишка бунтарь? — протянул Табрис, небрежно махнув рукой. — Тогда зачем мы вообще о нём говорим? Пусть катится ко всем чертям!

 

— Да, хватит нам неприятностей и без него, — проворчал Пахадрон, поддержав собравшихся. — Отправь его обратно, Армисаэль. Строптивый нефилим Клану не нужен.

 

 — Зачем ты вообще его с собой притащил?! — зашумели другие Падшие. — Кому он здесь нужен?!

 

— Давайте решим проблему проще, — раздражённо заметил Абаддон, выхватывая меч и направляясь к подмосткам.

 

— Погоди, Абаддон, — неожиданно вмешался Сандал, встав на пути у ангела, и жестом приказывая тому вернуться на место. — Решение взять нефилима с собой Армисаэль принимал не один. Дать Миэлу шанс мы решили все вместе, потому что он нам здорово помог. Работая у Люцифера в качестве личного раба, этот нефилим знал, где находятся скрытые Врата. И он не только привёл нас к ним, невзирая на опасность, но и сражался вместе с нами против полчищ демонов. Его заслуги перед Кланом перевесили вину — я так считаю. Так считают все участники похода в Ад. К тому же Миэл раскаялся в прежних проступках. Думаю, он вправе высказаться перед тем, как мы примем решение.

 

— Говори, Миэл! — прошипел Армисаэль, вытолкнув сына на середину.

 

— Я обращаюсь ко всем Падшим Клана с единственной просьбой: простите меня! — парень, стуча зубами от страха, опустился на колени и наклонил голову. — Я раскаиваюсь в том, что посмел вмешиваться в дела Старших. Что забыл, кто я и где моё место. Клянусь: никогда впредь не повторять подобной ошибки! Я обещаю уважать каждого ангела в Клане и относиться к нему с подобающим почтением, как и положено нефилиму. Прошу вас, дайте мне ещё один шанс. Шанс, чтобы доказать, что я достоин быть среди вас! Я больше не подведу вас, клянусь!..

 

Миэл замолчал, с трудом подавив в себе желание смахнуть капли холодного пота, струившиеся по его вискам. Молчали и Падшие. Однако на лицах многих было написано презрение и скептицизм. Тогда слово взял Беллор. Он также поднялся на трибуну и, обведя холодным взглядом толпу, произнёс только одну фразу:

 

— Я готов поручиться за нефилима.

 

В толпе ангелов поднялся недоумённый ропот. Многие были ошарашены. Никто не ожидал услышать подобного заявления от Беллора.

 

— Ты хоть понимаешь, что тебе придётся отвечать собственной головой за этого мальчишку десять лет, пока не пройдёт испытательный срок? — обратился к блондину Тадиэль, который тоже не ожидал такой снисходительности. — Зачем тебе это, Беллор?

 

— Мы обязаны Миэлу жизнью, — негромко пояснил Падший, невозмутимо разглядывая толпу. — А я не привык оставаться в долгу. На десять лет беру нефилима под опеку. Если нареканий не будет — останется в общине.

 

— Что ж, твоё право, как Высшего, принять подобное решение, — подумав, Тадиэль согласно кивнул, чем сразу заставил всех замолчать. — Если Правитель не возражает, Миэл остаётся в твоём распоряжении на десять лет, после чего ты сам решишь его судьбу.

 

— Я не возражаю, — тут же подтвердил Сандал. Миэлу разрешили встать с колен и присоединиться к Падшим. Когда нефилим спускался с подмостков, его всего трясло, а в глазах парня сияли слёзы.

 

Впрочем, о нём тут же забыли, когда слово вновь взял Тадиэль.

 

— Настало время обсудить проблемы посерьёзнее, — помедлив, заговорил он. — Поскольку наша община не делала тайны из недавно произошедших трагических событий, уверен, нет нужды их заново пересказывать. Каждому присутствующему хорошо известно, зачем вы были призваны. Пришла пора начать Суд. Для начала Клану необходимо определить степень вины Сандала, нашего Правителя. Так как он сам себя судить не может, с вашего дозволения, я буду временно его замещать…

 

Тадиэль сделал паузу, давая возможность высказаться несогласным, но все молчали.

 

— Сандал, как Тёмный Серафим, не мог не знать, что его дети: Арий и Шандор — причастны к преступлениям. Значит ли это, что он покрывал преступников намеренно? Нам с вами предстоит разобраться в этом.

 

— Пусть сам ответит! — потребовал Пахадрон, едва Тадиэль смолк.

 

— Я не знал, что мои сыновья превратились в убийц и насильников, — с трудом выговаривая каждое слово, отозвался Сандал. — Да, я допускал, что Арий как-то замешан, но никаких доказательств не было. И уж, конечно, я не мог и предположить, что к преступлениям причастен Шандор.

 

— И мы должны поверить этому бреду, Серафим? — вспылил Табрис, задохнувшись от гнева и с трудом сдерживая слёзы. — Твои ублюдки погубили двух девочек и двух чистокровных мальчиков! Они расправились с моей дочерью, а ты говоришь, что ни о чём не подозревал?! Что же ты за отец такой?! Какой ты после этого Правитель?!

 

— Табрис, я разделяю твоё горе и всех тех, кто потерял своих детей, — став белым, как полотно, сдавлено выдохнул Серафим. — Но подумай сам: разве я отправился бы на поиски Поющего Карлика, на которого тогда указывали все улики, если бы подозрения падали на сыновей? В первую очередь, я изолировал бы их, чтобы нейтрализовать угрозу…

 

— Но ты же сам сказал, что подозревал Ария! — вмешался Уриэль, не менее разъярённый. — Значит, для этого у тебя имелись основания, разве не так?

 

— Да, они были, — помедлив, Сандал всё же кивнул. — Но улик не было! Как и остальные Падшие, я был полностью уверен, что виновен во всём Карлик.

 

— Тогда скажи, почему ты отрицал причастность Ария, когда Беллор прямо указывал на него?

 

— Да, именно Беллор и заставил меня задуматься над происходящим, но узнать правду можно было только у самого Нигара. Поэтому мы отправились к нему.

 

— Говорят, ты скрывал, что у твоего мальчишки нет Души! — выкрикнул Сариил. — Ты предал Клан, Сандал, когда умолчал об этом!

 

— О том, что Нигар украл Душу младенца, я узнал, когда ребёнок уже родился, — нехотя согласился Серафим. — Да, я не решался говорить вам об этом, потому что знал: Ария убьют. Как Правитель, я должен был сообщить вам, но как отец… Можете называть это малодушием и трусостью. Я не отрицаю собственной вины. Не сомневаюсь, окажись кто-либо из вас на моём месте, тоже бы защищали своего ребёнка… До момента, пока не нашли улики, указывающие на него. И поверьте, я искренне надеялся, что смогу справиться с этой проблемой в одиночку.

 

— Но ты не справился, — это проговорил Беллор, подходя к Серафиму и вставая возле него. — Ты нарушил клятву, которую дал, когда Клан доверил тебе правление, Сандал. Наверное, я бы одним из первых здесь судил тебя, если бы не видел, насколько сильна твоя любовь к детям. Но дело даже не в этом. Мы все совершаем ошибки, за которые потом приходится расплачиваться.

 

— Эта ошибка стоила жизни нашим детям! — рявкнул Азраэль, покраснев от ярости.

 

— Нет, Азраэль, — Беллор вздохнул, устало покачав головой. — Не отсутствие Души у Ария, и не молчание Сандала привело нас к этим печальным последствиям. Я тоже так считал, пока не поговорил с Люцифером и Нигаром. Всем вам уже известно, что так называемый Поющий Карлик, он же Нигар — приходится мне братом. И, разумеется, я хорошо его знаю, тем более что мы близнецы. И могу заявить со всей ответственностью, что Арий, по сути, являлся умело выбранной пешкой в этой кровавой игре. Бездушным оружием, которое использовал Нигар для того, чтобы добиться своих целей. Заметьте, Карлик не скрывал своей причастности, и нападал он только на нашу общину. А теперь спросите себя: почему?

 

— Так почему, Беллор? — поторопил Уриэль, пока остальные обдумывали слова блондина.

 

— Вся эта игра изначально велась не Карликом. Люцифер стоял за всем, что случилось с Арием и другими детьми. Мой отец сделал это, чтобы, наконец, добраться до меня — а затем, использовать, чтобы разобраться со своими врагами. Семья Сандала оказалась втянута в эти события случайно. Она пострадала из-за мести Афаэла, который вынудил Нигара устроить новому правителю небольшой Армагеддон. Находясь в зависимости от Люцифера и его приближённого Афаэла, Нигару пришлось выполнить их требования. Так что Сандал, может, и виноват в чём, но только не в смерти детей. Не убили бы их — убили бы вас. И это продолжалось бы до тех пор, пока Люцифер не добился желаемого.

 

— Это не оправдывает Сандала!

 

— Это — нет, — Беллор согласно кивнул. — Но оправдывает другое, Уриэль… Сандал — единственный, кроме Офаниэля, не побоялся отправиться со мной на встречу с Нигаром, чтобы выяснить правду и прекратить убийства. И заметьте: он, как и все присутствующие тут, не знал тогда, что Карлик — мой брат. Более того, когда выяснилось, что мне придётся пойти в Ад, дабы сорвать планы Люцифера, Сандал, не раздумывая, отправился со мной. Он настоял на том, чтобы Офаниэль поставил ему Змеиное Клеймо, как простому Падшему, дабы упрочить свою волю и противостоять Люциферу. Сандал встречался с Правителем Ада с глазу на глаз — думаю, не каждому из вас хватило бы на это смелости! И ему достало мужества отказаться от предложения Люцифера сдать весь Клан тому на милость, хотя взамен Сандалу предлагалось вернуть Душу Ария и упрочить его власть на Земле, а также пользоваться всеми благами под защитой Ада.

 

— Откуда тебе известны такие подробности? — Тадиэль, всё это время хранивший молчание, с сомнением поглядел на Беллора.

 

— Сандал сам поведал мне обо всём. Однако, прекрасно помня о коварстве Люцифера, я решил проверить слова Правителя, и поговорил с приближенным Владыки — демоном Эрикиилем. Разумеется, не напрямую. И я выяснил, что Серафим сказал мне правду. Тогда мы с Аурикой придумали план, по которому ей удалось похитить Душу Ария из Хранилища Люцифера. После чего мы благополучно сбежали.

 

— Выходит, Сандал не виновен? — вновь обратился к нему Тадиэль.

 

— Я утверждаю, что, однажды проявив слабость, впоследствии Сандал вёл себя, как истинный Правитель и Защитник Клана, Тадиэль, — твёрдо заявил Беллор. — Я считаю, он уже изрядно пострадал за свою ошибку.

 

— Совет учтёт твоё мнение, Беллор. Есть ещё кто-то, кто желает высказаться в поддержку или в обвинение Сандала?

 

По толпе собравшихся прокатился глухой шёпот, но никто более не захотел участвовать в данном процессе.

 

— Хорошо. Мы выслушали все стороны. Теперь проголосуем. Кто за то, чтобы отстранить Сандала от власти и лишить его должности Правителя?

 

Вверх поднялась примерно треть рук собравшихся. В основном это были Падшие из местной общины.

 

— Кто за то, чтобы оправдать действия Серафима и оставить его Правителем?

 

На этот раз ангелы развернули крылья, и каждый согласный поднял правое из них. И, как оказалось, Крыльев было в два раза больше.

 

— Оглашается вердикт, — посчитав перевес, вновь проговорил Тадиэль. — С Сандала снимаются все обвинения. Он остаётся Правителем Клана. В связи с этим, я передаю ему полномочия далее распоряжаться на Суде.

 

— Благодарю Клан за оказанное мне доверие, — после небольшой паузы, продолжил Сандал. — Особенно Беллора, чьей поддержки я не ждал, — он скосил взгляд на блондина, но тот остался глух к словам благодарности, даже не повернув головы в сторону Правителя. — Теперь, как мне ни тяжко, я вынужден поднять на рассмотрение вопрос, касающийся виновности Ария…

 

— Какие тут, к чёрту, могут быть вопросы?! — моментально взъярился Табрис, дёрнувшись в сторону Правителя. Его удержали Уриэль и Пахадрон. — Этот ублюдок убивал детей! Из-за него мы едва не потеряли Армисаэля! Твоя сестра, Сандал, умирает в больнице! Какие к демонам могут быть обсуждения?!

 

— А где Офаниэль?.. Где Эйренис?.. Почему вы ничего не говорите о них?! — подхватили другие Падшие, бросая свирепые взгляды на Сандала и Беллора.

 

— Да, скажите нам, что случилось с Офаниэлем! — потребовали голоса из толпы. — Потом будем разбираться с остальными!

 

Подняв руку, Сандал призвал к тишине. Как только гомон прекратился, Тёмный Серафим заговорил:

 

— Офаниэль принял решение остаться в Аду сразу, как узнал, что Эйренис попала под власть Люцифера…

 

Не успел он договорить, как толпа взорвалась. Падшие, крича и жестикулируя с нескрываемым страхом и возмущением, принялись обсуждать исчезновение из Клана единственного Змеиного ангела. Они возбуждённо переговаривались, перекрикивая друг друга и почти не обращая внимания на Сандала, пытавшегося призвать их к порядку.

 

— Что теперь будет с Кланом?!.. Что будет с нашими детьми?!.. Кто их защитит?! — слышались вопросы со всех сторон, на которые никто не знал ответа.

 

— Замолкните! — дав собравшимся выпустить пар, неожиданно резко приказал Беллор, жестом повелев ангелам закрыть рты. — А теперь послушайте Армисаэля, если хотите получить ответы!

 

На подмостки вернулся доктор. Все с надеждой уставились на него.

 

— На этот раз у меня хорошая новость, — обведя взглядом замершую в ожидании толпу, заговорил Армисаэль. — Все вы знаете, что дочь Беллора — Аурика, является и дочерью Касиэры. Перед тем, как переступить границу Ада, ей, как и Сандалу, была проведена Церемония Посвящения и поставлено клеймо Аспида. Таким образом, Беллор и Офаниэль позаботились о том, чтобы девушка стала полноправным членом Клана, и была защищена от влияния Люцифера. Во время своего пребывания в Аду, Аурика стала совершеннолетней. Узнав о том, что Офаниэль остаётся рядом с Эйренис и не намеревается возвращаться в Клан, девушка предложила себя в качестве самки, способной выносить и родить Клану наследника Змеиного ангела. Я провёл обряд дефлорации, и через сутки, втайне от Люцифера, состоялось зачатие.

 

— Этого не может быть, Армисаэль! — первым среагировал Тадиэль, недоверчиво уставившись на доктора. — Мы все знаем, сколько самок пыталось забеременеть от Офаниэля, но всё было напрасно! Организм Змеиного ангела несовместим с обычными Падшими!

 

— Ты прав! — не дав ему договорить, спокойно согласился доктор. — Но Аурика — не «обычная» Падшая, Тадиэль. И сейчас вы поймёте почему.

 

Дело в том, что она унаследовала от своей матери способность трансформировать собственный организм, по желанию подстраивая его под физиологию любого живого существа. Все вы знаете, что Касиэра владеет этим даром в совершенстве, и с лёгкостью принимает любое обличие. Однако не каждый знает, что демоница может по желанию рожать детей или оставаться бесплодной. Именно поэтому её, как и Аурику, не имеет смысла использовать на Церемониях. Если они не захотят — никакого зачатия не будет. Девушка проявила настоящее мужество и сознательность, когда решила помочь Клану. Она сама пришла к нам и настояла на том, чтобы опробовать последний шанс.

 

Скажу честно, проводя её обследование, я сомневался, что Аурика эмоционально справится при первом опыте. Но она нас не подвела. Вчера я обследовал её организм, и могу со всей ответственностью заявить, что девушка носит в себе наследника Офаниэля.

 

— Почему ты думаешь, что это ребёнок, Армисаэль? — вмешался Даниил, проявляя осторожность. — А вдруг это Жерх?

 

— Такие самки, как Касикандриэра и Аурика не станут вынашивать Жерхов, Даниил, — доктор снисходительно улыбнулся. — Их кровь слишком чиста, а организм слишком привередлив. Так что нет сомнений в том, что эмбрион является носителем уникальных способностей Змеиного ангела. И, если всё пройдёт хорошо, через несколько дней на свет появится тот, кто сможет защищать Клан вместо Офаниэля.

 

— Значит, Аурика не будет принимать участие в Церемониях? — с некоторым разочарованием уточнил Эрол, заставив других Падших невольно улыбнуться.

 

— Нет, не будет, — ответил за Армисаэля Сандал, покачав головой. — Я, как глава Клана, считаю себя обязанным подтвердить неординарный дар этой самки, и просить Совет сделать то же, поручив Аурике лишь одну обязанность — помогать Клану в исключительных случаях, подобных этому. Разумеется, Аурика, в такой ситуации, не будет иметь права отказаться. Клан же, в свою очередь, берёт на себя все обязательства по её содержанию и защите, как с любой другой самкой.

 

— Пусть родит нам Змеиного ангела, и Клан на руках её будет носить, — задумчиво хмыкнул Тадиэль. — Думаю, со мной согласны все, не так ли?

 

— Конечно! — послышались выкрики в толпе, — Своя Касиэра в Клане!.. Да с такими способностями она будет у нас королевой!

 

— Значит, решено, — и Тадиэль констатировал поддержку Совета по этому вопросу.

 

— Теперь возвращаемся к исходному вопросу, — как только Падшие немного успокоились, уже серьёзно заговорил Сандал.

 

— А где, кстати, подсудимый? — вновь раздались голоса в толпе. — Говорят, что его утащил Карлик. Как же мы будем судить, если подсудимого нет?

 

— Может, ты его спрятал?

 

— А может про Душу — это и вовсе ложь?

 

— Сандал просто сговорился с блондином, чтобы спасти сына!

 

— Где твой брат, Беллор? Куда он дел мальчишку?

 

— Замолчите! — тут уж не выдержал Армисаэль. — Ведите себя цивилизованно, как Ангелы. Раскудахтались, как бабы на базаре!

 

Клан смолк, но взгляды всех присутствующих остались полными откровенной ярости.

 

— Кажется, меня тут уже заждались? — внезапно раздался чей-то насмешливый голос, и чёрная тень, пробежав по доскам настила, материализовалась в невысокого блондина, растрёпанные волосы которого были наспех убраны в низкий хвост, а фиалковые глаза источали лёгкое презрение.

 

— Это что ещё за недомерок? — пробурчал Пахадрон, многозначительно фыркнув.

 

— Как ты меня назвал? — Карлик молниеносно обернулся к обидчику и, не успел тот опомниться, как Нигар уже повис у него на спине, мёртвой хваткой вцепившись в могучую шею. — Я тебе сейчас ухо отгрызу! — прошипел Карлик, ловко уворачиваясь от рук мощного Пахадрона, который попытался его скинуть.

 

— Гин, прекрати! — так как никто из растерявшихся присутствующих не знал, что предпринять, пришлось вмешаться Беллору. Не дожидаясь, пока Нигар и правда лишит Падшего уха, блондин прыгнул в толпу и, оторвав от Пахадрона рычавшего брата, подтолкнул того к подмосткам. — Успокойся! — прикрикнул он, когда Карлик рванул было обратно. — Ты не за этим здесь!

 

— Тогда пусть этот надутый пузырь заткнётся! — сверкая от бешенства глазами, огрызнулся Нигар.

 

Беллор втолкнул его на трибуну, где Нигар едва не налетел на Тадиэля. Тот шарахнулся в сторону, тут же вытащив меч.

 

— Брось свою тыкалку! — небрежно фыркнул Нигар, и меч тут же вывалился из парализованных пальцев Падшего. Тадиэль попятился, судорожно растирая онемевшую руку.

 

— Остановитесь! — Беллор поднял ладонь, пресекая действия собравшихся ангелов, которые как один, тоже потянулись за оружием. — Нет нужды хвататься за мечи! Нигар здесь по моей просьбе, и он не причинит вам вреда.

 

— Нигар?!.. Это Нигар?.. Поющий Карлик??? — послышался чей-то судорожный выдох, и по толпе пробежал возбуждённый и испуганный ропот. Падшие застыли, тревожно озираясь, словно решая, удастся ли им укрыться где-то в случае опасности. Решив, видимо, что сбежать они не успеют, толпа замерла, затаив дыхание.

 

— Что это вы так побледнели? — издевательски протянул Нигар, поправляя помятую рубашку и аккуратно расправляя манжеты. — Ну, да, я и есть тот самый Поющий Карлик, — надменно подтвердил он. — Правда хочу предупредить: это прозвище мне совсем не нравится. Услышу его от кого-нибудь из вас — укорочу нахала на метр и вырву язык… Всем понятно? — он ослепительно улыбнулся, обводя взглядом толпу. — Я думаю, они поняли, Белл, — поспешно заключил Нигар, заметив неодобрительный взгляд брата. — Можно продолжать.

 

— Пора вернуть подсудимого, Гин, — с мрачным видом произнёс Беллор, переглянувшись с Сандалом.

 

— Ладно, как скажешь, — Карлик кивнул и снова растворился в воздухе. Не успели Падшие перевести дыхание, Нигар появился вновь, но уже вместе с Арием. Парень был связан по рукам и ногам, так что Карлик просто держал его за шкирку, после чего небрежно швырнул на крашеный пол трибуны.

 

В толпе ангелов сразу зашумели. Несколько горячих голов рванули было к подмосткам, но были остановлены другими Падшими.

 

— Держите себя в руках! — приказал Тадиэль, но было заметно, что ему самому это удаётся с трудом. Серые глаза ангела Жертвы почернели, и в них загорелись угрожающие язычки пламени.

 

— Вау! — вырвалось у Нигара, с искренним интересом наблюдавшего за реакцией толпы. — Похоже, не любят тебя здесь, парень!

 

Арий заворочался в путах и что-то промычал, но никто не расслышал. Сандал, увидев сына, стиснул зубы, но подходить не стал. Он лишь на мгновение прикрыл глаза, борясь с подступившей болью.

 

— Сандал! — внезапно появившийся на подмостках Серый прислужник бункера, переключил внимание толпы на себя. — Натаниэль исчезла! — взволновано объявил он. — Сегодня утром ей приносили еду, и девушка была на месте, но сейчас её нет! Она просто испарилась!

 

— Что значит, испарилась?! — Сандал даже подпрыгнул.

 

— То и значит! Камера пуста!

 

— Это сговор! — рявкнул Табрис, схватившись за оружие.

 

Вновь выхватив меч, к трибуне бросился Пахадрон. За ним метнулись Азраэль и Уриэль. Высшие из соседней общины во главе с Даниилом без раздумий присоединились к нападавшим. Толпа всколыхнулась, и неизвестно, чем бы всё это закончилось, если бы не Беллор.

 

— Нигар! — коротко позвал он, чуть заметно кивнув брату. Тот сразу всё понял. Раздался тихий свист, и обезумевшие от гнева Падшие, едва оказавшись на подмостках, рухнули, как подкошенные. Ринувшиеся за ними последователи, закричав от боли, судорожно схватились за голову и, зажимая уши, поспешно отпрянули.

 

Беллор поднял руку, и свист тут же смолк. Падшие, тяжело дыша, стали медленно приходить в себя и подниматься на ноги. Кого-то до сих пор пошатывало, кто-то надрывно кашлял, а одного ангела просто вывернуло наизнанку.

 

— Ох, милый, тебе нехорошо? — мрачно поинтересовался Карлик, разглядывая позеленевшее лицо одного из нападавших. — Прости, дорогой, кажется, я немного перестарался…

 

— Натаниэль у тебя? — Беллор подошёл к брату.

 

— Ну, да, — тот невозмутимо кивнул. — Я как раз хотел о ней сказать, но не успел… — Нигар повернулся к собранию. — Ваша девчонка у меня! — объявил он громко, обращаясь сразу ко всем. — Пришлось её забрать, дабы избавить вас от искушения устроить самосуд. Так что вы непременно её получите, как только выполните одну мою просьбу…

 

— Беллор, что за цирк? — прошипел Тадиэль, подходя к блондину. — Как вы смеете устраивать балаган из Суда?!

 

— Придирки не ко мне, Тадиэль, — блондин холодно качнул головой. — Высшие сами дают повод к неуважению собрания. Позаботься, чтобы они лучше держали себя в руках, пока вместо них здесь не осталась гора трупов.

 

— Я прошу всех успокоиться и дать возможность продолжить Сбор, — злобно косясь на Карлика, обратился Тадиэль к собравшимся. — Здесь Суд, а не клоунада! Если не можете держать себя в руках — убирайтесь по домам!

 

— Всё нормально, Тадиэль, — понаблюдав за Падшими, расходившимися по своим местам, уже более миролюбиво отозвался Абаддон. — Все успокоились. Давайте продолжим.

 

— Сначала пусть вернут девчонку! — скрипя зубами от ненависти, но, больше не делая попытки напасть, процедил Табрис.

 

— Я уже сказал, что верну вашу несравненную обвиняемую после того, как вы потрудитесь, кое-что сделать для меня, — невозмутимо повторил Нигар, самодовольно ухмыльнувшись.

 

— Что тебе нужно? — понимая, что так просто от Карлика не избавиться, мрачно поинтересовался Тадиэль.

 

— Мне нужно, чтобы Совет Высших одобрил моё вступление в ваши ряды, — радостно сообщил Нигар, игнорируя вытянувшиеся лица и полностью ошалевшие взгляды Падших. — Я собираюсь остаться в Клане, рядом с моей семьёй, поэтому рассчитываю на то, что вы меня примете.

 

— Сбор закончился, Нигар, — после долгой, напряжённой паузы решился заговорить Тадиэль, потому что ангелы, словно в рот воды набрали. Они только переглядывались, не зная, что сказать. — Сейчас проходит Судебное Разбирательство. Мы не можем нарушать порядок слушаний из-за тебя. Но Совет Высших обещает тебе подумать над этим вопросом после Суда. Ты согласен?

 

— Вполне, — поразмышляв несколько секунд, Нигар беззаботно кивнул. — Тогда, в знак моей доброй воли, вы можете получить свою обвиняемую, — он щёлкнул пальцами, и из дымки чёрного тумана, на миг окутавшей подмостки, появилась Натаниэль. Её руки были связаны за спиной. Девушка казалось очень бледной, измождённой и еле стояла на ногах.

 

— Развяжите её! — увидев возлюбленную, глухо приказал Сандал, обратившись к Серому Прислужнику, до сих пор находившемуся на подмостках. — Нет надобности для подобных предосторожностей. Ната никуда не сбежит.

 

Младший ангел шагнул к Натаниэль и прежде, чем кто-то решился возразить, развязал ей руки.

 

— Что ж, теперь, когда оба обвиняемых на месте, можно продолжить, — помедлив, вновь заговорил Сандал. — Я предлагаю начать с Натаниэль. Давайте выслушаем подсудимую прежде, чем делать выводы о её виновности.

 

— Мне нечего сказать, — тихо отозвалась Ната, не поднимая головы. — Я хотела отомстить убийце моей дочери — я это сделала. И я ни о чём не жалею, так что можете меня судить.

 

— Похоже, представление продолжается, — фыркнул Пахадрон, презрительно скривившись. — Девчонка считает, что может делать из Высших идиотов, которые молча проглотят эту чушь!

 

— Ты сидела у постели раненого Шандора, Ната! Ты приносила ему вещи! — рассержено зашипели ангелы со всех сторон. — А теперь убеждаешь нас, что убила его из ненависти?!

 

— Да, я приходила к Шандору, и даже жалела его. Пока он не признался, что лично проводил церемонию и насиловал Эйренис, — Натаниэль вскинула голову, взглянув прямо в толпу. — Он усмехался мне в лицо и твердил, что никогда не получал такого удовольствия! Я просила его замолчать!.. — Ната съёжилась, задохнувшись от ужасных воспоминаний. — Я не хотела верить… Не хотела этого слушать!.. Но Шандор всё говорил и говорил!.. Он как будто спятил!.. — она смолкла, закрыв лицо руками, и несколько секунд молчала, не в силах продолжать. — Я не хотела его убивать! — наконец, призналась она сквозь рыдания, больше похожие на вой раненного зверя. — Я хотела, чтобы он замолчал!.. Просто замолчал, понимаете?!.. И тогда я взяла подушку и закрыла ему рот…

 

— И что ты почувствовала? — это спросил Тадиэль, разглядывая девушку тяжёлым, потусторонним взглядом.

 

— Ничего, — бессильно выдохнула Натаниэль, уронив руки, и отрешённо глядя прямо перед собой. — Просто стало тихо… Так тихо, словно я оказалась далеко отсюда… Мне стало так легко, как никогда прежде, будто отсекла голову змее… Словно я сама его казнила…

 

— Ты раскаиваешься в том, что сделала? — прищурившись, спросил Табрис, внимательно наблюдавший за выражением её лица.

 

— Я… не знаю, — Ната помедлив, качнула головой. — Больше не знаю, что чувствую… Судите меня, как хотите. Мне уже всё равно…

 

— Почему меня не покидает ощущение, что всё это чей-то хорошо срежиссированный спектакль? — вперёд шагнул Уриэль. — Особенно, если учесть, что Сандал вчера навещал Натаниэль в бункере?

 

— Мы не можем обвинять Сандала в сговоре, Уриэль — у нас нет доказательств, — протянул Азраэль, после чего его губы растянула ядовитая холодная улыбка. — Но мы можем воздать всем актёрам по заслугам, и я даже знаю, как… Не спеши с выводами, мой друг. Давайте послушаем второго подсудимого, а там и решим.

 

Уриэль какое-то время молчал, обдумывая слова Падшего, затем хитро усмехнулся и, переглянувшись с Табрисом, покорно кивнул.

 

— Хорошо, давайте выслушаем Ария.

 

— Тело без Души не может быть признано обвиняемым, Уриэль, — это заявил Даниил, к всеобщему удивлению внезапно заступившись за Ария. — Ты же не станешь винить кувшин за то, что в нём скисло молоко? Если Сандал и Беллор сказали правду насчёт Души парня — это всё меняет.

 

— Мы не знаем, что, правда, а что ложь, Даниил, — процедил Табрис, сплюнув от досады. — Если мою девочку убило отродье без Души — это отродье я и буду судить! И мне плевать на все твои доводы, ясно?!

 

— Спокойно! — в который раз осадил закипающих ангелов Тадиэль. Потом обернулся к Сандалу. — У тебя есть доказательства тому, что Арий существовал без Души всё это время? — глухо спросил он.

 

— Да, Тадиэль, — Серафим уверенно кивнул и, достав из кармана сияющую чистым белым светом сферу, показал её собравшимся. — Это Душа моего сына, которую забрала Аурика из хранилища Люцифера.

 

— Откуда нам знать, что это его Душа? — огрызнулся Табрис. — У Карлика таких Душ полным-полно!

 

— Я ведь просил не произносить этого глупого прозвища! — моментально вскинулся Нигар, но Беллор удержал брата от попытки наброситься на обидчика.

 

— Погоди, Гин, — тихо осадил он, схватив того за плечо. — Табрис не в себе — его можно понять. Будь снисходителен.

 

Нигар не ответил. Он злобно сверкнул глазами, но всё же остановился.

 

— Это Душа Ария, Табрис, — вместо Сандала, отозвался Беллор. — И мы не будем судить тело без Души, — он кивнул Сандалу, и тот начал открывать сферу.

 

— Подождите! — неожиданно прервал всех Тадиэль, и направился к лежащему на подмостках сыну Правителя.

 

Все замерли, а Ангел Жертвы, опустившись на одно колено, прислонил кончики пальцев ко лбу обвиняемого. Повисла тишина, во время которой никто из присутствующих даже не пошевелился.

 

— Ничего не изменилось с тех пор, как я исследовал показания Ария впервые на Церемонии Посвящения, — наконец, констатировал Тадиэль, поднимаясь с колена. Потом он посмотрел на Сандала и кивнул.

 

Серафим сдёрнул со сферы магическую печать. Послышался негромкий хлопок, и яркая вспышка молнией озарила лица Падших. Серебристая субстанция, подобно маленькому солнцу, вырвалась наружу и, загудев, заметалась над подмостками. Подлетев к Арию, она зависла над ним, протянув к его телу несколько лучей, словно пытаясь убедиться, что не ошиблась, затем очень медленно завращалась и скользнула к груди. Едва белое солнышко коснулось кожи парня, Арий дёрнулся, как от удара электричества, и по его мышцам пробежала короткая судорога. Ослепительный свет на миг озарил его с головы до пят, и исчез без следа.

 

Некоторое время Арий лежал неподвижно, затем пошевелился и открыл глаза. Плотно опутанный верёвками он всё ещё не мог встать.

 

Тадиэль во второй раз подошёл к парню, и вновь прислонил кончики пальцев к его лбу. Долго не шевелился, потом вздохнул и, выпрямившись, повернулся к собранию.

 

— Должен подтвердить, что Правитель говорил правду, — не слишком охотно произнёс он. — Это действительно была Душа мальчика, которая разительно изменила все показания.

 

— Что именно изменилось, Тадиэль? — первым уточнил Даниил.

 

— Всё. Характеристики, наклонности, способности. Сейчас в показаниях Ария нет и намёка на насилие, Даниил. У него только созидательные функции, как будто Душа мальчика непорочна. Я не увидел ни злобы, ни жестокости. Всё пребывает в гармонии и равновесии.

 

— А характеристика какая? — не удержавшись, спросил Азраэль.

 

— Целитель. Не ангел Родов, как Армисаэль, и не просто доктор. Арий — словно сосуд с Высшей Целебной Силой, призванной помогать, спасать и исцелять, а не губить.

 

— Да будь он хоть Агнцем Небесным — мне всё равно! — рявкнул Табрис, в ответ на смятение, поднявшееся в толпе Падших. — Так или иначе, но он за всё ответит!

 

— Хватит с нас этого представления!.. Есть Закон, Тадиэль!.. Давайте голосовать! — зашумели ангелы, перекрикивая друг друга.

 

— Что ж, каждый из вас вправе выдвинуть своё предложение на голосование, — стараясь не глядеть на сына и Нату, и чувствуя, как от отчаяния заходится сердце, Сандал вымученно кивнул. — Я готов выслушать всех желающих высказаться.

 

— Предлагаю оправдать обвиняемых, — совершенно неожиданно выступил Даниил, чем заставил толпу невольно стихнуть. — Я понимаю ваше негодование, Табрис, — обратился он к Падшему, — но я также вижу, что ваш разум застилают боль и жажда крови. — В таком состоянии вы не можете быть беспристрастными и судить рационально. Простите меня, но я вынужден признать, что Ария, в том облике, в котором он находится сейчас, не за что судить. Он не может отвечать за то, что с ним сделали, и мы не можем судить тело отдельно от Души… А эта девочка… — Даниил взглянул на Натаниэль. — Нужно понять её боль. Материнскую боль. Она потеряла голову, как и вы. И, будучи законным членом Клана, она тоже имела право на месть.

 

— Она его спасла, Даниил!

 

— Может и так. Но тогда лучше найти этому доказательства, Табрис, — холодно заметил ангел. — Потому что кроме ваших подозрений, я ничего больше не услышал.

 

— Значит, давайте просто всех простим?! — Уриэль даже подпрыгнул от охватившей его ярости. — Пусть всё сойдёт им с рук?!

 

— Тот, кто был действительно виновен — уже наказаны, Уриэль, — возразил стоявший рядом с Даниилом, Армисаэль. — И, к сожалению, нам их уже не достать.

 

— Я предлагаю казнить обвиняемых! — на этот раз Табрис обратился к Правителю. — Есть Закон, который гласит, что за убийство, насилие и инцест — не может быть пощады! Арий виновен — это всё, что мы должны сейчас учитывать! И я не стану терпеть в Клане эту мразь, даже если он вдруг стал чистеньким! Всё равно ему не жить!!!

 

— Что ты предлагаешь, Табрис? — видя, что Сандал не может говорить от смятения и отчаяния, вмешался Тадиэль.

 

— Я предлагаю следовать принципу «Око за око»! — красивое и обычно добродушное лицо Табриса накрыла тень, сделав его непривычно злым и жестоким. — Я хочу увидеть, как Арий сдохнет точно так же, как умирали его жертвы, которых убил Нигар! Пусть и подсудимых постигнет та же участь!.. Кажется, Нигар хотел вступить в Клан, не так ли?.. — он обернулся и многозначительно посмотрел на Карлика, который ответил ему тёмным, невозмутимым взглядом. — Так вот, пусть и докажет нам, что этого достоин! Пусть Нигар казнит виновных так, как он это умеет, а мы все посмотрим. И тогда, я первым проголосую за его вступление в наши ряды, обещаю!

 

— Есть ещё предложения? — Тадиэль обвёл взглядом присутствующих, но все молчали. Идея Табриса показалась всем достаточно впечатляющей.

 

— Нет больше предложений, Тадиэль! — крикнул Пахадрон, оглянувшись на Падших, которые постепенно замолчали, вновь устремив хмурые взгляды на Правителя. — Пора выносить вопрос на голосование!

 

— Хорошо, — нехотя согласился Сандал, став белым, как полотно. — Тогда прошу проголосовать тех, кто поддерживает позицию Даниила. Кто за то, чтобы оправдать подсудимых, и снять с них все обвинения? — слегка дрогнувшим голосом, спросил он.

 

Вверх потянулись несколько рук. В основном это были ангелы из общины Даниила, которые поддерживали своего лидера. Некоторые Падшие из других общин тоже проголосовали «за», но таких голосов набралось меньше половины.

 

Подсчитав сторонников отмены казни, Тадиэль кивнул Сандалу, разрешая продолжить.

 

Правитель озвучил предложение Табриса и сразу стало ясно, что сторонников казни гораздо больше, чем её противников.

 

— Решение принято, — заключил Тадиэль, не сумев скрыть злорадный, мстительный огонёк в глазах. — Виновные будут наказаны по принципу «Око за око», — и он выжидающе взглянул на Нигара, который один оставался совершенно спокойным в эту минуту.

 

— Что ж, как я понимаю, слово за мной? — безмятежно улыбнулся Карлик, в предвкушении потерев ладони. — Обожаю использовать свой дар во имя справедливости! — он шагнул было к подсудимым, но неожиданно на его пути оказался Сандал.

 

— Я знаю ещё один Закон, о котором все почему-то благополучно забыли! — отбросив все чувства в сторону, Сандал взял себя в руки, заговорив более решительно. — И, руководствуясь этим Законом, я, как Правитель Клана, беру вину всех обвиняемых по этому делу на себя!

 

Повисла напряжённая тишина. Какое-то мгновение Падшие даже не дышали, потрясённые заявлением Сандала, но потом толпа буквально взорвалась от криков и ярости. Забыв об осторожности, и больше не сдерживаясь, ангелы выхватили мечи и лавиной бросились к подмосткам, желая собственноручно разорвать подсудимых вместе с Сандалом и его компанией.

 

Впрочем, как и в первый раз, их порыв был остановлен Карликом, который явно ожидал подобной реакции и был к ней готов. Поэтому, уже не спрашивая разрешения, Нигар метнулся прямо в центр обезумевшей толпы и засвистел. Не прошло и двух секунд, как ангелы попадали друг на друга, корчась в ужасных судорогах.

 

— Я ведь сказал, что обожаю использовать свой дар во имя справедливости! — промурлыкал Карлик, вдруг оказавшись возле Тадиэля, который дёрнулся, было в сторону пленников. Это немного отрезвило ангела Жертвы. Он застыл, стиснув кулаки от ярости, и бессильно зарычал.

 

Тем временем, Падшие понемногу поднимались на ноги, отряхиваясь и параллельно цедя проклятия. Вид у всех был перекошенный от гнева и сконфуженный.

 

— Я предлагаю дослушать заявление Правителя! — едва собравшиеся вновь обрели равновесие, уже без доли привычной насмешки, серьёзно заявил Нигар. — И советую всем больше не дёргаться. Я совсем не хочу вредить вам сейчас, так что не вынуждайте меня к этому.

 

Проглотив его замечание, толпа напряжённо замерла, вынужденная подчиниться правилам, навязанным новичком.

 

— Тадиэль, я прошу огласить Закон, который даёт мне право освободить всех причастных к преступлению от наказания, приняв его на себя! — тут же потребовал Сандал. — Хочу, чтобы весь Клан его услышал!

 

Ангел Жертвы побледнел, но помедлив, всё же кивнул.

 

— Да, есть такой Закон, — нехотя признал он, обращаясь к толпе. — Правитель может взять на себя вину всех обвиняемых сразу. И поскольку мы не можем его казнить, Правитель автоматически лишается титула. В данном случае, если Сандал берёт вину на себя, обвинения снимаются со всех участников событий, независимо от степени совершённых ими преступлений. Арий, Шандор, Амит и Натаниэль — с этой минуты считаются невиновными, а Сандал больше не считается Правителем Клана.

 

— Это абсурд, Тадиэль! — у Табриса даже голос сорвался от ярости. — Что это за идиотский Закон?!

 

— Хватит, Табрис! Угомонись! — на этот раз Тадиэль его не поддержал. Взгляд стал строгим, мстительный огонёк исчез, уступив место холодному рассудку. — Это древний Закон Адороса, который мы обязаны чтить. Хватит уже того, что мы натворили, презрев тысячелетние порядки. Больше мы нарушать Закон не будем. Это всё!

 

— Нет, не всё, Тадиэль, — вновь вмешался в происходящее Нигар. — Прошу прощения, но вынужден напомнить, что Клан не может оставаться без Правителя ни на минуту. Сандал должен назначить преемника, разве не так?

 

— Разумеется, — Тадиэль скрипнул зубами, но опять вынужден был согласиться. — По Закону Сандал обязан назвать имя преемника, но он может сделать это только один раз. Прямо сейчас Правитель должен сказать, кого бы он хотел видеть на своём месте и почему, а мы должны подтвердить или отклонить его выбор. Если Совет не одобрит кандидатуры Сандала, тот останется Правителем, его право оправдать преступников аннулируется, а приговор будет приведён в исполнение.

 

— Значит, дело за тобой, Сандал, — Нигар выжидающе взглянул на Серафима. — Если хочешь воспользоваться Законом Адороса — назови нового Правителя. Иначе всё останется, как есть, и твою семью казнят.

 

— Только одного ангела я считаю достойным, — помолчав, негромко заговорил Сандал. — Он смел, силён, очень умён и опытен. Он защищает Клан с момента его основания, и очень хорошо ориентируется во всех делах. Кроме того, его поддерживают и уважают самые могущественные силы. Ему Клан обязан своим существованием! Я говорю о Белл-Ориэле, которого все присутствующие знают, как Беллора. Я не видел ангела более преданного Клану… Именно он — мой преемник!

 

Вопреки ожиданию, в многотысячной толпе Падших не произошло никакой бурной реакции. Некоторые лишь немного оживились, негромко комментируя выбор Правителя. В чьих-то глазах промелькнуло недоумение, но и оно, скорее всего, было связано с неожиданно разумным заявлением Сандала. Однако признаков удивления не выказал никто, что нельзя было сказать о самом Беллоре. Он побелел как мертвец, потом покрылся красными пятнами и в ярости обернулся к Нигару, который в ответ философски ему улыбнулся, невинно пожав плечами.

 

— Что ответит Клан на выбор Сандала? — негромко спросил Тадиэль, по-видимому, уже смирившись с неизбежным. — Вы одобрите кандидатуру Белл-Ориэля на пост Правителя Клана Падших?

 

Никто не произнёс ни слова. Ангелы молча распустили крылья, и все, как один, обернулись ими, в знак согласия.

 

— Примешь ли ты на себя эту власть, Белл-Ориэль? — Тадиэль посмотрел на блондина, к которому пока ещё не вернулся дар речи.

 

Беллор долго молчал, борясь про себя только с одним желанием — оторвать Нигару голову прямо сейчас за то, что он так его подставил. Но потом, взглянув на Нату, на её обречённо опущенные плечи и потухший взор, блондин не смог больше сопротивляться. Деваться было некуда, и он это понимал. Если отказаться от власти, Нату просто казнят. Поэтому, тяжело вздохнув, Беллор устало кивнул.

 

— Да, я принимаю эту власть, Тадиэль, — угрюмо, но громко подтвердил он.

 

— Я, Тадиэль, ангел Жертвы, свидетельствую добровольную передачу власти от Сандала к Белл-Ориэлю, — громко объявил Тадиэль, узаконивая титул. — И объявляю Белл-Ориэля Правителем всех Падших на Земле! — он развернул крылья и, подобно остальным, обернулся ими в знак покорности.

 

— Теперь твоё слово, Беллор! — потребовал Даниил, после положенной церемонии. — Что ты сам скажешь по поводу обвиняемых?

 

— Согласно Закону Адороса все обвинения с подсудимых здесь, и находящихся в Аду — сняты, — по-деловому сухо подтвердил блондин. — Но учитывая обстоятельства, и чувства тех, кто потерял своих детей, я вынужден приговорить Ария к исключению из Клана. Арий должен покинуть общину до завтрашнего рассвета. Падшим же, как местным, так и из других общин, запрещается преследовать Ария, и нарушение этого запрета будет рассматриваться, как преступление против древних законов… Натаниэль, как полностью оправданная, остаётся в общине с правами, положенными ей, согласно её статусу Посвящённой. Она может вернуться к обычной жизни… Нигар до сих пор не был членом Клана и мы не можем его судить, но тем не менее, он оправдан так же, как все участники по этому делу. Поэтому Нигар принимается в Клан с испытательным сроком в сто лет, с условием его постоянного проживания в нашей общине под моим присмотром. Теперь он обязан беспрекословно следовать нашим законам и соблюдать клятву «не причинять вреда членам Клана». За нарушение этой клятвы Нигар будет осуждён со всей строгостью.

 

— А права? — воскликнул Нигар, обиженно покосившись на брата. — Ты не сказал о моих правах, Правитель!

 

— Права будут, как у всех, — прошипел Беллор, смерив брата уничтожающим взглядом. — Если я тебя раньше не прикончу! — добавил он одними губами, так, чтобы слышать мог только Нигар. — На этом всё! — не обратив внимания на бурчание Карлика, уже громче добавил блондин. — Сбор и Суд объявляю закрытыми. Можете возвращаться домой… — устало добавил он, наблюдая, как Натаниэль бросилась на шею Сандала, а тот, крепко сжал её в объятиях. Потом они вместе начали развязывать Ария.

 

Холм Возмездия быстро пустел. Проводив глазами Падших, и, убедившись, что все разошлись, Беллор повернулся к брату.

 

— Ты не сказал мне про вторую часть закона, Гин! — прорычал он, схватив Карлика за грудки и притянув к себе. — Ты меня подставил, хитрая бестия!

 

— Я лишь расставил всё на свои места, Белл! — спокойно глядя брату в глаза, невозмутимо отозвался Нигар. — Никто, кроме тебя, не достоин этой власти. Никто не сможет защитить Клан так, как это сделаешь ты.

 

— Ты хоть понимаешь, что эта чёртова власть мне не нужна?! — отшвырнув от себя Карлика, с досадой выдохнул блондин, — Что теперь Люцифер удвоит свои усилия на мой счёт, стараясь заполучить Клан?!

 

— Не удвоит, Белл, — Нигар лукаво улыбнулся, хитро сверкнув глазами. — Ты не всё знаешь…

 

— То есть? — блондин невольно насторожился.

 

— Пригласишь в гости — расскажу, — Карлик хитро прищурился. — Я страшно проголодался, братишка! — как ни в чём не бывало, прибавил он.

 

— Ладно, идём, — подумав, Беллор кивнул, и они взлетев, направили свой полёт в сторону деревни.

0
27.01.2020
avatar
Светлана Фетисова
44

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть