Кровь ангела 2. Глава 29. Хитрая демоница

Офаниэль долго мерил шагами комнату, потом подошёл к окну и замер, разглядывая многочисленные огни ночного города.

 

Форэнтр почти ничем не отличался от обычных городов Земли, в которых Офаниэль успел побывать за свою долгую жизнь. Та же суета, та же бесконечная вереница жителей, занятая своими делами. Менялись времена, города росли, но одно оставалось неизменным: люди. Их эмоции, страхи, надежды. Наблюдая за толпой, растекающейся в разные стороны по ночным тротуарам, Офаниэль думал о том, что издалека все эти демоны, бесы и Шеки ещё долго будут казаться ему обычными людьми, пока он не привыкнет к новой реальности, пока окончательно не осознает, что обратной дороги нет. Ностальгия уже сейчас захлёстывала его с головой, и Падший понимал, что это только начало.

 

Принимая решение остаться в Аду, Офаниэль, казалось, ничего не терял. Единственное дорогое ему существо — его дочка — была здесь. Эйренис стала смыслом его жизни с той самой минуты, как он впервые взял её на руки. И ещё у него был друг. Один единственный за все тысячелетия. И этот друг понимал его, как никто. Помогал, защищал, поддерживал. До сих пор Офаниэль не осознавал, насколько Беллор ему дорог, пока не пришла пора расстаться. Сегодня блондин вновь попытался уговорить Падшего уйти с ними, но безуспешно. Бросить Эйренис одну в лапах Люцифера Офаниэль не мог, хотя и понимал, что вечно опекать свою малышку ему не удастся. И что он сам скоро окажется в полной зависимости от воли Владыки. Конечно, Люцифер прекрасно знал, что Офаниэль не уйдёт без дочки, и уже праздновал победу. Клан Падших на Земле оставался без защиты и, размышляя об этом, ангел чувствовал свою вину. Оставалось только надеяться, что Аурика права в своих предположениях и сможет забеременеть и родить другого Змеиного ангела. Впрочем, даже эта надежда причиняла Офаниэлю боль.

 

К Аурике он всегда относился как ко второй дочери. Она была почти ровесницей Эйренис, и к тому же её сестрой. Конечно, восемнадцатилетие самки означало её совершеннолетие и готовность воспроизводить потомство, но для Офаниэля, почему-то, этот факт мало что менял. Для него Аурика всё ещё оставалась маленькой девочкой, такой же, как Эйренис, а себя Падший в этой ситуации чувствовал почти насильником. Кроме того, сама мысль о том, что в случае зачатия, он никогда не увидит своего родного ребёнка, о котором столько мечтал — сводила с ума.

 

Несколько раз Офаниэль порывался отказаться от решения остаться в Аду, но тут же вспоминал об Эйренис и не мог решиться бросить дочку одну. Мысли об этом терзали, мучили и разрывали душу. Сегодня на торжестве по случаю совершеннолетия Аурики, та шепнула Падшим, что Миэл готов проводить их на место, где видел врата. Значит, побег будет назначен на ближайшие дни, и колебаться больше нельзя. Как только Беллор решится, у Офаниэля будет всего несколько секунд, чтобы последовать за ним. Блондин даже предложил увести Эйренис силой, не смотря на её зависимость от Люцифера, но Змей не согласился. Зависимость уже не снять даже клеймом Аспида, а держать в Клане ангела, подчинённого Люциферу, Высшие не позволят. Рано или поздно Эйренис всё равно убьют, чтобы отправить её назад к хозяину.

 

Тревожные мысли, полные отчаяния и противоречий, роились в голове подобно растревоженному улью пчёл, не давая расслабиться ни на минуту. Мысли двигались по кругу, вновь и вновь заставляя Падшего до боли вглядываться в ночные огни города, словно те могли чем-то развеять его сомнения.

 

Лёгкий стук в дверь заставил Офаниэля вздрогнуть и, наконец, отвлечься от тяжёлых размышлений. Однако прежде, чем он успел подойти к двери, та распахнулась сама, и в комнату ввалилась Аурика. В коротком топе, шортах и лёгких босоножках — сейчас она ещё больше оправдывала представление Падшего о неразумных подростках, которые, в сущности, оставались по-прежнему детьми. Кроме всего прочего Аурика держала в руке початую бутылку вина и была заметно навеселе. Её слегка пошатывало, а в фиалковых глазах ясно просматривался характерный туман вместе с вызывающим бравурным огоньком.

 

— Привет! — радостно бросила Аурика, отыскав взглядом ангела. — Знаешь, я тебя ждала-ждала… А потом подумала: чего ждать-то?! Пойду лучше сама! Посмотрю, как ты устроился… — она тихонько икнула, пытаясь пристроить бутылку на прикроватную тумбочку. Несколько раз промахнувшись, девушка с досадой поджала губы и, выдавив виноватую улыбку, махнула рукой. Потом направилась к Падшему. Споткнувшись о ковёр, она едва не загремела на пол, но была поймана Офаниэлем, который мгновенно подскочил и сжал её в объятиях.

 

— Что ты… творишь?! — отобрав у неё бутылку, Падший поставил её на стол. — Какого чёрта ты напилась, Аурика?!

 

— Нап-пилась, ик? — фиалковые глаза девушки распахнулись от удивления. — О чём ты, Офаниэльчик? Я выпила совсем немного! — она резко кивнула на бутылку, отчего почти потеряла равновесие, повиснув в руках ангела. — И потом, Армисаэль говорил, что мне нельзя есть, а не пить! — торжествующе улыбнулась она. — Ты разве не помнишь?

 

— Ты на ногах не держишься!

 

— Неправда! Мои ноги в порядке! — Аурика извернулась, вытянула одну ногу в сторону и придирчиво её оглядела. После чего попыталась рассмотреть и другую.

 

— Думаю, тебе лучше вернуться в свою комнату, — понаблюдав за ней, хмуро произнёс Падший, волоча девушку к дверям.

 

— Подожди! — Аурика неожиданно решительно высвободилась из его рук, и замерла перед ним, глядя в глаза. — Разве я для того сюда пришла, чтобы ты меня воспитывал? — вспыхнула она, окинув ангела негодующим взглядом. — Или забыл, что я уже совершеннолетняя?!

 

— Нет, не забыл, — Офаниэль отчего-то побледнел.

 

— Тогда в чём проблемы, Офаниэльчик? — губы девушки растянулись в озорной усмешке. — Разве немного вина может тебе помешать?

 

— Нет, но в таком состоянии ты не понимаешь, что делаешь, Аурика, — Падший отвернулся, возвращаясь к окну. — А я не хочу пользоваться этим. Тебе лучше сейчас уйти.

 

Девушка несколько секунд молчала, разглядывая его спину и пытаясь разобраться в образах, что теснились у него в голове на данный момент. Когда ей это удалось, она хитро прищурилась и, приблизившись, коснулась ладонью лопаток.

 

— Знаю, тебе сейчас тяжело, — прошептала она, нежно гладя спину ангела. — Но думаешь, мне легко? Думаешь, не страшно?.. — Аурика обвила руками его талию и уткнулась лбом в ключицу. — Я так нервничаю, что уже дважды меняла свой облик, пока ждала нашей встречи. Может, это Ад так действует, не знаю, но, кажется, я перестаю быть ангелом и превращаюсь в чёрт знает кого… Хочешь посмотреть? — и прежде, чем Офаниэль ответил, его шеи коснулось что мягкое. Потом оно скользнуло по щеке и нежно оплело бёдра. Не успев понять, что происходит, Падший бросил взгляд вниз и с изумлением увидел пушистую стреловидную кисточку хвоста, которая довольно бесцеремонно ползла от талии к его груди. Тут его неожиданно развернули, и Офаниэль встретился лицом к лицу с Аурикой. Её фиалковые глаза призывно сияли в темноте зеленоватым, хищным светом, а приоткрывшиеся в лукавой улыбке белоснежные зубки посверкивали двумя аккуратными клычками с обеих сторон. Волосы девушки тоже преобразились, приобретя золотисто-пламенный оттенок. Кроме того, сейчас у неё на голове красовались маленькие, загибающиеся назад коричневые рожки, блестевшие, словно свежие лакированные ветви молодого дерева.

 

Пока Падший приходил в себя от растерянности, острые коготки осторожно пощекотали его лопатки и поползли вверх к шее. Слегка царапая кожу двинулись к вискам, и запутались в шапке густых волос на затылке. Аурика перевела огненный взгляд на губы ангела и нежно припала к ним невинным, трепетным поцелуем. Офаниэль пошатнулся, словно резко потеряв опору под ногами. Его разум рухнул в какую-то пропасть, а перед глазами взорвался разноцветный фейерверк из светлячков и бабочек. Сердце подпрыгнуло, застряв где-то в горле, потом ухнуло обратно, забившись с сумасшедшей скоростью. Ангел и не заметил, как его руки сами собой обвили тонкий стан суккубы, потом сжали его, с жаром прижимая к себе. Губы встретили поцелуй с ответной готовностью, больше не желая подчиняться сдерживающим их остаткам разума. Однако Аурика не дала Офаниэлю утонуть в лавине обрушившихся на него чувств. Прервав поцелуй, девушка улыбнулась, заскользив ладонями по плечам Падшего. Офаниэль почувствовал, что сейчас умрёт, если вновь не прикоснётся поцелуем к этим манящим розовым губам.

 

— Что же я делаю?! — выдохнул он с рычанием, из последних сил борясь с подступающим безумием. — И что ты делаешь со мной?!..

 

— То, что ты всегда хотел, Офаниэльчик! — голос Аурики прозвучал загадочно и мягко. Взгляд завораживающе вспыхнул, и смех, подобно хрустальным колокольчикам вырвался из груди. Шерстяная кисточка хвоста обвилась вокруг его талии и, проникнув под рубашку, заметалась по груди. Коготки пальцев впились в лопатки ласковыми иголочками. С тихим шорохом красивые кожистые крылья демоницы распахнулись, бережно обнимая ангела. — Будь нежным со мной! — шепнула она, увлекая возлюбленного за собой к постели. — Я ещё очень юная суккуба, не забывай! — она вновь прикоснулась к его губам чарующим поцелуем, от которого Падший уже не смог оторваться, окончательно потеряв остатки разума…

 

***

 

 

— Офаниэль!

 

Голос Беллора, прозвучавший где-то совсем рядом, заставил Падшего, наконец, очнуться от наваждения прошедшей ночи и немного забыть о чувствах, обуревавших его теперь. Офаниэль никогда не думал, что способен настолько потерять разум и поддаться эмоциям. Он никогда не был до такой степени подвержен безумию страсти, и даже не предполагал, насколько близость с женщиной может быть прекрасной. До этой ночи Падший знал женщин только на Церемониях, где близость обуславливалась строгими правилами зачатия. Потом были и Земные женщины, но совокупление с ними позволяло лишь сбросить накопившееся напряжение и не приносило никакой радости.

 

Вчера, когда пришла Аурика, Офаниэль был уверен, что их связь ограничится привычным набором ласок и приёмов, предшествующим зачатию, но… Было непостижимым то, как она смогла так легко угадать тайные желания партнёра, в которых он сам себе признавался с трудом. Не имея отношений с чистокровными самками себе подобных, Офаниэль невольно переводил свои фантазии на демонических сущностей в образе суккуб, о которых столько слышал. Конечно, мечтой каждого ангела или демона во всех Мирах была Касиэра — это вряд ли кто смог бы отрицать. Но Касиэра, при всей кажущейся ветренности, была очень сдержана и избирательна. Поговаривали, что она покорялась только сильным мира сего, но и те ждали её благосклонности вечность. Смирившись с тем, что Касиэра навсегда останется лишь мечтой, Офаниэль позволял себе надеяться, что однажды судьба сведёт его с настоящей суккубой, которая, наконец, разбудит в нём те чувства, что доселе были глубоко спрятаны.

 

Поэтому, когда Аурика вдруг превратила фантазию в реальность, Офаниэль потерял голову. Какое-то время у него ещё хватало сил, чтобы быть осторожным и нежным, но потом крышу снесло окончательно. Аурика оказалась столь желанной и притягательной, что противиться порывам обладать ею не было никакой возможности. Впрочем, насколько Офаниэль мог вспомнить, девушка тоже не сопротивлялась охватившему их безумию, словно перевоплощение в суккубу свело с ума и её. Правда, когда Падший очнулся после наваждения и открыл глаза, за окном уже светило искусственное солнце, а Аурики и след простыл. Она ушла прежде, чем ангел смог убедиться, что с ней всё в порядке. Поэтому, когда Беллор разыскал его в парке и окликнул, Офаниэль слегка напрягся, не зная, чего ожидать.

 

— Как Аурика? — сходя с ума от волнения, сразу спросил Офаниэль, как только Беллор приблизился. — Она в порядке?

 

Блондин кивнул, однако его лицо осталось хмурым и задумчивым.

 

— Она не стала со мной разговаривать, — не глядя на друга, неохотно признался он. — Выпроводила из своей комнаты и заперла дверь. Сказала, чтобы я проваливал, представляешь?

 

— Беллор, я…

 

— Мы скоро уходим, Офаниэль, — не дав ему продолжить, перебил блондин. — Армисаэль хочет, чтобы мы взяли с собой Миэла, если тот приведёт нас к вратам. Пришлось согласиться. Но я всё ещё надеюсь, что и ты пойдёшь с нами.

 

— Нет.

 

— И всё же подумай. Ещё есть время…

 

— Беллор! — его прервал голос Сандала, появившегося на дорожке парка. Серафим подошёл и тут же кивнул, предлагая отойти.

 

Блондин помедлил, но всё же оставил Офаниэля и направился к Правителю.

 

— Беллор, я должен рассказать тебе о своём разговоре с Люцифером, — когда они отошли подальше от дворца, негромко заговорил Сандал. — Ты должен знать, что он предложил мне решение всех проблем в обмен на службу ему. Люцифер готов отдать Душу Ария и упрочить мою власть в Клане, если я стану следить за тобой и помогу Нигару отправить всех Высших в Ад одним махом. Он хочет, чтобы по его сигналу я собрал всех в одном месте в указанное время.

 

— И что ты ответил? — Беллор холодно прищурился.

 

— Ничего. Люцифер дал мне время на размышление до тех пор, пока ты не попытаешься бежать. Он даже показал мне Душу Ария в его хранилище, и предупредил, чтобы я не пытался её украсть, потому что выйти из Ада всё равно не смогу… Беллор, он совершенно уверен, что бежать нам не удастся, — мрачно заметил Серафим. — Боюсь, неспроста.

 

— А от меня что ты хочешь?

 

— Прошу, помоги мне выкрасть Душу моего сына! — взмолился Сандал. — Я не смогу уйти отсюда без неё! Не смогу вернуться в Клан, потеряв последнюю надежду спасти единственное, что у меня осталось!

 

— Послушай, Сандал, — начал было говорить Беллор, но заметил приближающуюся к ним Аурику в компании Миэла, и замолчал.

 

— Привет! — невесело бросила Аурика, подойдя к Падшим. Потом подняла взгляд на отца. — Извини, что налетела на тебя утром, — глухо пробормотала она. — Сама не знаю, что на меня нашло. Наверное, вчера перепраздновала немного…

 

— А как сейчас? — Беллор внимательно взглянул на дочь.

 

— Нормально всё, — она небрежно повела плечами. — Мы скоро отсюда свалим?

 

— Как только удастся заполучить Душу моего сына, — не дав блондину ответить, жёстко предупредил Сандал.

 

— Если она в хранилище Люцифера — к ней не подобраться, — к изумлению Падших в разговор вмешался Миэл. — Прикоснуться к хранилищу без последствий может только демон или сам Владыка. Ни ангелу, ни бесу, ни Шеку — это невозможно, а все демоны в Аду находятся под действием магии Люцифера. Они не властны сделать что-то против его воли и приказа. Так что забрать Душу из хранилища без ведома хозяина, не получится ни под каким предлогом.

 

— А где это хранилище? — Аурика обернулась к Миэлу, и её взгляд стал каким-то задумчивым.

 

— В апартаментах Люцифера.

 

— Их охраняют?

 

— Только Эрикииль, когда Люцифер отсутствует. Впрочем, это мало, что меняет, — раб сокрушённо качнул головой.

 

— А сейчас Владыка у себя?

 

— Да, но я слышал, как другие Шеки обсуждали открытие какого-то спортивного комплекса, на котором будет присутствовать хозяин сегодня вечером.

 

— Ладно, тогда нам лучше поторопиться с приготовлениями, — Аурика вдруг улыбнулась, взглянув на отца. — Ты понял?

 

— То, что ты задумала слишком рискованно, малышка, — тут же отозвался Беллор, пока Сандал и Миэл решали, что означают её слова.

 

— Мы должны помочь всем, кому можем, — спокойно возразила девушка, и, кивнув Миэлу, зашагала по дорожке в сторону, где маячила одинокая фигура Офаниэля.

 

***

 

 

Увидев Аурику, приближающуюся к нему в компании раба, Офаниэль замер, чувствуя, как его сердце, взволновано подпрыгнув, заколотилось о рёбра.

 

Жестом приказав Миэлу остановиться неподалёку, девушка уже в одиночестве подошла к Падшему.

 

— Привет, Офаниэль, — тихо поздоровалась она, и в её голосе больше не присутствовало и намёка на кокетство. — Я решила повидаться с тобой прежде, чем мы уйдём. Вдруг попрощаться будет уже некогда?

 

— Как ты? — не в силах оторвать от Аурики глаз, выдавил ангел.

 

— Всё хорошо. Правда не знаю, получилось ли то, чего мы все ожидаем, но идти сейчас к Армисаэлю мне кажется рискованным. Люцифер слишком умён — он может что-то заподозрить.

 

— Я… хочу сказать тебе… спасибо за эту ночь, — помолчав, прошептал Падший. — Мне никогда и ни с кем не было так хорошо, Аурика.

 

— Очень на это надеюсь, — она всё же не выдержала и лукаво улыбнулась. — Жаль, что ты не идёшь с нами, — добавила она, уже печально взглянув на ангела. — Может, всё же решишься, Офаниэль?

 

— Не могу, ты ведь понимаешь, — он опустил голову. Потом вновь поднял её и, потянувшись, нерешительно взял Аурику за руку. — Я всё утро думал о тебе, и… о нашем ребёнке, который возможно родится, — совсем тихо продолжил он. — Кто сможет научить его древней магии, если меня не будет рядом? Конечно, часть знаний придёт к нему при перерождении, но этого мало. Поэтому я хочу, чтобы ты взяла с собой Аспида, Аурика. С этой змеёй у меня ментальная связь. Если ребёнок родится, просто отдай Аспида ему, и тогда у моего сына или дочки будет мысленная связь со мной. Я смогу помогать малышу постигать тайны магии, смогу следить за тем, как он растёт и развивается… Если же ребёнка не будет, просто отпусти змею, и она вернётся ко мне…

 

Офаниэль чуть приподнял рукав рубашки и, сняв Аспида со своего запястья, протянул его девушке.

 

— Прошу, не бойся его, — прошептал Падший, осторожно сажая змея ей на руку. — Аспид понимает всё, что происходит. Он знает, почему я его отдаю, и как… к тебе отношусь, — Офаниэль на мгновенье запнулся и посмотрел Аурике в глаза. — Мой змей никогда не обидит тебя так же, как и я…

 

— Хорошо, я всё сделаю так, как ты хочешь, — девушка печально кивнула. — И позабочусь об Аспиде, и о ребёнке, если тот родится. Только скажи мне ещё одно, Офаниэль… Какое имя ты хочешь дать малышу?

 

— Арниэль, если будет мальчик, — Падший задумчиво улыбнулся. — И Эрика, если родится девочка.

 

— Красивые имена, — Аурика улыбнулась в ответ и, потянувшись к ангелу, легонько коснулась поцелуем его щеки. — Прощай, Офаниэль, — напоследок прошептала она и, отвернувшись, быстро зашагала по тропинке к дому.

 

***

 

 

— Привет! — обольстительно улыбнувшись стоявшему у дверей апартаментов Люцифера Эрикиилю, Аурика смерила того загадочным, томным взглядом. — А я искала тебя, пушистик, — ласково пропела она. — Хотела спросить, где у вас тут хранится то прекрасное вино, которым потчевали нас вчера на празднике?

 

— Эмм, — опешив от подобного приветствия, демон слегка растерялся. Но Аурика и не ждала его ответа. Она звонко рассмеялась и, озорно подмигнув грозному охраннику, ладошкой провела по шерсти на его могучей груди.

 

— Какой ты потрясный! — с восхищением выдохнула девушка, перебирая пальчиками густую, блестящую манишку. — В тебе столько харизмы!.. Столько силы… — без страха взглянув в пылающие огненные глаза, она осторожно погладила демона по щеке. — Скажи: у тебя есть подружка, Эрикииль? Наверняка ведь есть, правда? — Аурика прищурилась. — У такого мачо, как ты, должно быть множество подруг!

 

— Так и есть, — польщённый её вниманием, и, разомлев от прикосновений, Эрикииль согласно кивнул.

 

— Знаешь, как только я тебя увидела, сразу заметила, что ты очень необычный, — продолжила петь Аурика. — Слишком красивый для демона. А глаза — просто отпад! Я никогда таких не видела!

 

Если бы лицо демона не прикрывала густая щетина, Аурика могла бы поклясться, что он покраснел.

 

— А мускулы! — её пальцы, с показной опаской притронулись к плечам и поползли по бицепсам. — Ничего себе! — восторженно присвистнула девушка, натолкнувшись на стальную гору мышц. — Да ты сильнее любого ангела, которого я встречала! Да и не только ангела, ты… Ой! — вдруг пискнула она, сморщившись от боли и схватившись за голову. — Чёрт, опять!

 

— Что случилось? — встрепенулся демон, с участием взглянув на собеседницу.

 

— Ой! — повторила Аурика, притворно вздохнув. — Кажется, я вчера перебрала немного, — скривившись, призналась она. — Вино было таким вкусным, а я не привыкла много пить, сам понимаешь… С утра голова разламывается, а Армисаэль сказал, что в таких случаях лучше всего опохмелиться…

 

— Ну, да, — Эрикииль понимающе заржал, всем своим видом выражая, что знаком с этой проблемой не понаслышке.

 

— Только я не знаю, где взять это чёртово пойло! — простонала Аурика, прислоняясь к стене и сползая по ней на корточки. — А ты знаешь, Эрикииль?

 

— Это вино хранится в погребе дворца, ангелина, — неохотно признался демон. — Но тебя туда не пустят одну. Можем пойти вместе, когда моя смена закончится и вернётся хозяин.

 

— О, нет, спасибо! Я к тому времени уже копыта отброшу, — обиженно пробурчала девушка, состроив многозначительную гримасу. — Ну, ладно, если ты не можешь достать мне вина, пойду, попытаю счастья с кем-то, кто сможет. С тем, кто не слишком занят охраной пустой комнаты.

 

— Послушай, — Эрикииль неловко тронул Аурику за плечо, когда та поднялась и повернулась, собираясь уйти. — Ты сейчас никого не найдёшь — все на празднике в городе, — заговорщицки понизив тон, прошептал он. — Если хочешь, я сбегаю в погреб, а ты покарауль немного здесь, ладно? Если кто спросит обо мне, скажи, что я услышал шум и пошёл осмотреть коридор.

 

— Ты недолго? — девушка с сомнением взглянула ему в лицо.

 

— Пять минут, не больше.

 

— Ладно, — потерев виски, Аурика измученно кивнула. — Только не задерживайся! Я здесь посижу, — и она опять сползла по стене, опустившись на корточки рядом с дверью.

 

Эрикииль бросил на собеседницу последний, сочувствующий взгляд, и быстро скрылся в переплетениях коридора. Аурика облегчённо выдохнула и, подождав, пока стихнут его шаги, приоткрыла дверь покоев Владыки, и мышкой проскользнула внутрь. Оглядевшись, девушка довольно хмыкнула, и подошла к светящейся панели сбоку от камина. Раздался тихий хлопок, и очаровательная суккуба, коготками подцепив дверцу, осторожно потянула её в сторону. На удивление дверца легко поддалась, обнажив за собой две прозрачные фиолетовые полки, на которых находились несколько странных вещиц, включая и хрустальный сосуд с сияющей белой субстанцией внутри. Недолго думая, Аурика схватила сферу с Душой и, сунув в заранее приготовленную плотную тряпицу, запихала всё это в карман.

 

Когда Аурика вышла из комнаты, демона ещё не было. Стремглав промчавшись по коридорам мимо слегка опешившей охраны, девушка устремилась к центральному фонтану, где по договорённости Миэл должен был собрать всех Падших.

 

Плотный вечерний сумрак гаснущего Экофона частично скрывал волнение на лицах ангелов, тревожно поглядывающих на крыльцо дворца. Беллор нервно сжимал губы и косился на Миэла, застывшего в тени густого кустарника. Армисаэль делал вид, что прогуливается вдоль дорожки, беспечно рассматривая суетившихся возле клумб Шеков. Сандал отрешённо смотрел на хрустальные струи воды, одновременно анализируя про себя запахи вокруг.

 

— Аурика! — вырвался облегчённый вздох у Беллора, когда девушка беззаботно сбежала по чёрным мраморным ступеням. Все невольно вздрогнули и обернулись.

 

— Как насчёт прогулки? — улыбнулась она, подскочив к отцу и чмокнув того в щёку. Потом обернулась к Сандалу и сунула тому в руку завёрнутую тряпицу. — Не разбей! — одними губами предупредила девушка и тут же отвернулась. Сандал побледнел от волнения и, спрятав сферу с Душой сына во внутренний карман куртки, посмотрел на Беллора. Тот, в свою очередь, взглянул на Миэла.

 

— Крылья есть? — коротко спросил Беллор. Парень кивнул. — Тогда летим! — скомандовал блондин и Падшие с быстротой молнии взвились в почерневшее небо.

0
23.01.2020
avatar
Светлана Фетисова
34

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен автору: