Кровь ангела 2. Глава 17. Никто не должен знать

Уже подлетая к деревне, Беллор, Тадиэль и Касиэра почувствовали запах дыма и тут же ускорили полёт. Увидев, что горит дом Офаниэля, блондин кинулся туда первым. Едва опустив дочь на землю, он подбежал к группе Падших, собравшихся возле тлеющих обломков. Они обступили Офаниэля, который сидел на земле и держал на руках обгоревшие останки Эйренис. Рядом с ним, приобняв его за плечи, находилась Натаниэль. Она плакала, что-то тихо говоря Падшему, время от времени легонько гладя того по голове.

 

Пожар уже потушили, но серый клубящийся дым ещё валил от мокрых брёвен, оставляя на губах горький привкус гари. Чуть в стороне, на потемневшей траве, лежали останки второй девочки — Люси, над которыми сейчас убивалась её мать.

 

На месте трагедии собралась почти вся деревня. Падшие стояли молча, не в силах что-то говорить. Сандал в одиночестве бродил посреди пожарища, хмуро рассматривая сгоревшие обломки рухнувшей крыши.

 

Беллор медленно приблизился к Офаниэлю и, опустившись перед ним на корточки, долго смотрел на труп девочки на его руках. В эти минуты в его глазах не отражалось ничего, кроме бесконечной пустоты и боли.

 

— Как это случилось? — решился спросить Тадиэль у стоявших поблизости ангелов, потому что блондин не мог выговорить ни слова.

 

— Мы не знаем, Тадиэль, — негромко отозвался Пахадрон, не смея поднять глаз. — Все были заняты поисками Амита, который пропал после смерти нефилимов на мосту.

 

— Его нашли?

 

— Да, уже мёртвым.

 

— Какие новости от патрульных?

 

— Патрульные тоже искали парня, поэтому никто не видел, как дом загорелся.

 

— Вы не выставили патруль?! — Беллор словно очнулся. Он выпрямился. Его глаза почернели от ярости.

 

Пахадрон невольно попятился.

 

— Таков был приказ, Беллор! — поспешил оправдаться он. — Стоял густой туман, поэтому пришлось задействовать на поиски всех, даже Младших!..

 

Но блондин уже не слушал. Оглядевшись по сторонам, он отыскал взглядом Сандала и направился к нему. Община замерла как по команде, в смятении наблюдая за происходящим. Тадиэль шагнул было за Беллором, но Касиэра схватила его за куртку, многозначительно качнув головой.

 

— Где ты был?! — едва увидев блондина, тут же вскинулся Серафим. — Почему вы с Тадиэлем улетели, даже не сказав никому, где вас искать?!

 

Беллор не ответил. Вместо этого он шагнул к Сандалу и схватил того за грудки.

 

— Какого чёрта, ты оставил общину без охраны?! — прошипел ангел, в бешенстве его встряхнув. — У тебя вообще мозги есть, Правитель?!

 

— Убери руки, Беллор! — лицо Сандала потемнело, по скулам пробежала судорога гнева.

 

— Тебе не то, что клан — даже одну деревню доверить нельзя! — процедил блондин, дрожа от переполнявшей его боли. — Сколько уже жертв, Сандал?! И сколько ещё понадобится мёртвых ангелов, чтобы ты, наконец, начал исполнять свои обязанности?!

 

— Убери руки, я сказал! — повторил Серафим, но тут вмешался Ирон.

 

— Беллор, — тихо позвал он, осторожно приблизившись. — Мне нужно забрать труп Эйренис в морг, а Офаниэль не отдаёт… Может, ты поговоришь с ним?

 

Блондин оцепенел, затем медленно разжал пальцы и, выпустив лацканы куртки Правителя, обернулся в сторону Офаниэля. Он долго смотрел на убитого горем ангела, потом направился к нему.

 

— Офаниэль, — окликнул он друга, тихонько тронув того за плечо. — Дай её мне… — Беллор протянул руки. Змеиный ангел вздрогнул, подняв на него невидящий взгляд.

 

— Я не уберёг её, Беллор, — дрожащим голосом выдавил он. — Меня не было рядом, когда она… — Падший смолк, словно потерял ход своих мыслей. Потом отрешённо смотрел, как блондин забирает у него обгоревшие останки дочки.

 

Лицо Беллора было белым, как снег, когда он передавал девочку Ирону. Подошла Аурика. Она встала рядом с отцом, крепко сжав его ладонь. Ната обняла Офаниэля, который, застонав, словно ребёнок уткнулся в её плечо.

 

Тем временем Сандал, увидев Касиэру, подошёл к ней.

 

— О чём ты хотела поговорить? — спросил он, избегая смотреть ей в глаза.

 

— С тобой я больше ни о чём не хочу говорить, Сандал, — демоница качнула головой и отвернулась. Правитель схватил её за локоть.

 

— Ещё раз дотронешься до меня — я тебе руки оторву, паршивец! — прошипела Касиэра, молниеносно обернувшись. Потом вырвала локоть и, смерив Серафима убийственным взглядом, направилась к Беллору.

 

— Идите по домам! — заметив, что на него все смотрят, устало приказал Сандал. Община стала расходиться.

 

— Белл, что с тобой? — тихо спросила демоница, с тревогой вглядываясь в лицо возлюбленного. — У тебя в душе творится чёрт знает что… Я не могу понять…

 

— Эйренис была моей дочерью, Кэс, — глухо проговорил Беллор, обнимая Аурику и прижимая её к себе. — Моей и Наты…

 

Демоница остолбенела, невольно бросив ошеломлённый взгляд на сидящих на земле Нату и Офаниэля.

 

— Я не знала, прости, — прошептала она, прильнув к нему и обняв за плечи.

 

— Офаниэль, — Беллор вновь окликнул ангела. — Не нужно здесь оставаться. Пойдём, поживёшь пока у меня.

 

Змеиный ангел долго не шевелился, словно не слышал. Но затем всё же поднялся на ноги и, опустив голову, поплёлся в другую сторону. Прежде, чем блондин вновь позвал его, взлетел, быстро набирая высоту.

 

— Белл! — вскрикнула Касиэра, кивнув возлюбленному на Офаниэля. — Он разобьётся!

 

Беллор размышлял только мгновенье. Потом стремглав взлетел и устремился за ним.

 

Офаниэль уже набрал приличную высоту, когда, заметив погоню, попытался исчезнуть в облаках, но не успел. Блондин коршуном обрушился на него сверху и, схватив за переборки крыльев, планируя, потащил вниз. Змеиный ангел пронзительно закричал и перевернулся, пытаясь сбросить с себя нападавшего, но Беллор словно прилип. Кувыркаясь в воздухе не хуже акробата, он ни на секунду не выпускал Падшего, при этом умудряясь управлять полётом. И всё же, приземление оказалось не слишком мягким. Оба ангела шлёпнулись на опушке леса в пожухлую придорожную траву и скатились в овраг.

 

— Зачем? — прошипел Офаниэль, едва небо и земля, перестав вращаться, встали, наконец, на место. — Зачем ты мне помешал, Беллор?!

 

— Успеешь ещё умереть, — пробурчал блондин, отплёвываясь от грязи и травы, и медленно поднимаясь на ноги. Потом он повернулся к Офаниэлю и, размахнувшись, врезал ему кулаком прямо в челюсть. Падший охнул, улетев в кусты. Беллор шагнул за ним. Схватил за куртку и поставил на ноги. После чего врезал ещё раз.

 

Пока Офаниэль, барахтаясь, выбирался из канавы, блондин стряхивал с себя налипшие комки грязи. Его руки слегка дрожали, щёки покрылись красными пятнами гнева.

 

— Просто добей меня… — попросил Офаниэль, добравшись, наконец, до друга. — Убей, Беллор… Мне эта жизнь больше не нужна.

 

— Мне тебя пожалеть?! — вскинулся блондин, с бешенством обернувшись. — Хочешь так запросто избавиться от боли?! А как же я, Офаниэль? Кто мне поможет?.. Кто поможет тем, кто также, как и мы, потерял своих детей?!.. Думаешь, ты один такой несчастный?!

 

— Но я не могу им помочь, — ангел вздохнул, покачав головой.

 

— Но ты можешь помочь мне остановить всё это!

 

— Как?

 

— Прежде всего, ответь: почему вы не выставили патруль? Кто приказал оставить общину без защиты — Сандал?

 

— Да. Туман стоял такой, что в двух шагах ничего не было видно. Мы искали Амита.

 

— Что с ним случилось?

 

— Опять Карлик… Сначала обнаружили двух мёртвых нефилимов, которые чинили мост после аварии. Амит должен был быть с ними, но исчез. Его нашли за три километра вниз по течению. Все рёбра вывернуты. Кожи почти не осталось.

 

— Что потом?

 

— Прилетел Ирон и сообщил, что горит мой дом… Мы бросились туда, но… — голос Падшего сорвался. — Огонь уже охватил всё вокруг. Сандал влетел в дом первым и вынес мою девочку… Потом и Люси тоже.

 

— Почему человеческая девочка была в твоём доме так поздно?

 

— Она дружила с Эйренис. Помогала ей готовить плакат к празднику… — и опять ангел смолк, не в силах продолжать.

 

— Кто-нибудь знал, что они будут вдвоём?

 

— Нет. Люси пришла неожиданно. Я даже обрадовался, что дочка не будет одна… Разрешил Люси остаться.

 

— Как ты думаешь, почему мог возникнуть пожар? — помолчав, прищурился Беллор.

 

— Я даже представить не могу, — Офаниэль отрешённо смотрел куда-то вдаль. — Камин мы не разжигали — и так тепло. Свечи не нужны — кругом электричество…

 

— Где нашли Эйренис и девочку?

 

— В гостиной, где я их и оставил… Сандал сказал, что Эйренис была на полу. Возможно, пыталась ползти, но…

 

— Как-то странно, ты не думаешь?

 

— Какая теперь разница, Беллор? — Падший равнодушно пожал плечами. — Я впервые был счастлив… Целых восемнадцать лет… Больше ничего этого не будет. Дай мне уйти, прошу тебя!

 

— Куда уйти? Может, в Ад? Думаешь, там тебе станет легче? — блондин презрительно фыркнул.

 

— Там моя девочка! — Офаниэль повернул голову, и Беллор увидел, как посветлели его глаза. — Я буду с ней, блондин! Прошу, отпусти!

 

— Послушай…

 

— Ты не можешь запретить мне умереть! — Падший вдруг зарычал и схватил Беллора за горло. — Ты не смеешь меня останавливать!!!

 

— Смею! — рявкнул Беллор, молниеносно отшвырнув от себя ангела. — Смею, Офаниэль, потому что это была и моя дочь! И если ты решил, что мне не больно, значит, ты ничего обо мне не знаешь!

 

— Беллор, пожалуйста… — Падший сник и обречённо уронил голову.

 

— Я не позволю тебе покинуть клан, уйти в Ад до тех пор, пока мы во всём не разберёмся, — после долгого молчания, жёстко заговорил блондин. — Ты обязан мне помочь, Офаниэль. Нужно выяснить правду, прежде чем пострадает кто-либо ещё. Сандал не справится один, и никого не защитит. Он даже не знает, с чем имеет дело.

 

— Но Карлик не поджигает дома, Беллор!

 

— Да. Не сталкивает машины в реку и не топит нефилимов… Я уверен, Эйренис и Люси убили, Офаниэль. Но у меня нет доказательств. Помоги мне отыскать их, а потом делай, что хочешь.

 

— Убили? — взгляд Падшего заметался и зажёгся странным потусторонним огнём. Он побелел, в ужасе взглянув на друга. — Но кто?..

 

— Это я и собираюсь выяснить. Так ты поможешь?.. Или тебе всё ещё наплевать?

 

Офаниэль не ответил, но когда Беллор встретил его взгляд, в глазах ангела полыхала настоящая ярость.

 

***

 

 

— Ната, пойдём, я тебя провожу, — Сандал подошёл к Натаниэль и подал ей руку. — Вставай, тебе нужно отдохнуть. Скоро уже утро.

 

Девушка молча поднялась с травы и, не глядя на Серафима, побрела по дороге в сторону своего дома. Сандал направился за ней, но тут девушку окликнула Касиэра.

 

— Ната, — демоница подошла и обняла её. Натаниэль без слов обняла её в ответ. — Сейчас тебе не стоит оставаться одной, — шепнула Касиэра ей в ухо, краем глаза наблюдая за Правителем, который сбавил шаг. — Если ты не хочешь в объятия Сандала, пойдём лучше со мной.

 

Натаниэль не ответила. Только чуть заметно кивнула. Касиэра жестом позвала Аурику, и они втроём направились к дому Беллора.

 

— Ой! — Натаниэль словно очнулась, внезапно оказавшись перед домом блондина. Она остановилась, в смятении оглянувшись на демоницу. — Ты уверена, что это удобно?

 

— Уверена, — кивнула Касиэра и, подмигнув Аурике, буквально втащила Нату в гостиную. — Проходи, дорогая! Сейчас найдём тебе самую уютную комнату, где ты сможешь спокойно отдохнуть. Аурика, проводи гостью! — скомандовала она, не дав Натаниэль времени, чтобы опомниться.

 

— Идём, — девочка вежливо улыбнулась, и, взяв Нату за руку, потащила за собой. Устроив её в той самой комнате, где уже однажды Натаниэль ночевала, Аурика вернулась в гостиную к матери.

 

— Ты думаешь, Эйренис и ту, другую девочку… их убили? — неожиданно серьёзно и тихо спросила она у демоницы.

 

— Я не знаю, милая, — Касиэра помрачнела, зачем-то посмотрев в окно. — Но все мы должны быть осторожны.

 

— Почему ты не хочешь сказать отцу правду? — девочка тоже нахмурилась, не спуская с матери пристального взгляда.

 

— О чём ты? — женщина обернулась.

 

— О том, что узнала про Ария? Ты ведь видишь всех насквозь, не так ли? А я заметила, как ты рассматривала всю его компанию там, у школы.

 

— Я просто обратила внимание на то, какие симпатичные они ребята, — демоница небрежно пожала плечами. — К тому же, я не вмешиваюсь в дела клана, Аурика. Мне запрещено.

 

— Кем запрещено?

 

— Не кем, а чем — древними правилами.

 

— Что ж, по крайней мере, мне никакие правила ничего не запрещали, — неожиданно фыркнула девочка. — Значит, я могу рассказать отцу всё, что знаю, — она сделала паузу и многозначительно посмотрела на мать. — Похоже, ты поделилась со мной не только своей способностью к перевоплощению, но и ещё кое-чем…

 

— Например? — Касиэра невольно насторожилась.

 

— Например, своей способностью читать в душах всех живых существ. Сначала я думала, что просто угадываю эмоции моих друзей и остальных… Но чем ближе совершеннолетие, тем ярче становятся образы, которые я вижу. Значит, это не просто дар проницательности — это нечто большее.

 

— И… что же заставило тебя так считать? — прекрасные глаза Касиэры стали непривычно серьёзными.

 

— Просто сегодня, когда мы были у дома Офаниэля, я вдруг отчётливо почувствовала эмоции каждого, кто там находился. Отец, например, испытывал сильную боль. Он держался из последних сил, хотя больше всего на свете ему хотелось убить Сандала и его сыновей. Особенно Ария. Не знаю, почему… Пока не знаю. Но, наверное, пойму, если посмотрю повнимательней на этого парня… Кстати, ты заметила, какой ужас охватил Натаниэль, когда она поняла, куда мы её притащили? Интересно, почему она так испугалась?

 

— Я не знаю про Натаниэль, Аурика, но уверена, что ты всё немного преувеличиваешь, — Касиэра мягко улыбнулась. — То, что ты обозначила, как дар — просто твоя интуиция, которая совершенствуется по мере взросления. У меня дар совсем другой. И он не имеет отношения к эмоциям.

 

— Тогда откуда я узнала про Ария? — девочка лукаво прищурилась.

 

— О том, что Беллор подозревает Ария известно всей общине, — демоница снисходительно хмыкнула. — Не нужно быть провидцем, чтобы догадаться, о чём думал твой отец, глядя на место трагедии.

 

— Специально меня морочишь? — вскинулась Аурика.

 

— Хорошо, — Касиэра покорно кивнула. — Давай проведём эксперимент…

 

— Какой?

 

— Я сейчас представлю нечто очень важное, о чём никто не знает. Страшную тайну, которую нельзя раскрывать под страхом смерти… Если ты поймёшь, о чём идёт речь — значит, у тебя действительно дар. Ну, а если нет… — демоница развела руками.

 

— Отлично! — девушка кивнула, принимая вызов. — Начинай думать о своей тайне!

 

— Уже начала, — Касиэра замерла, сделав сосредоточенное лицо. Аурика присела на стул напротив и несколько минут, не отрываясь, смотрела на мать. Сначала она всё ещё улыбалась, но потом вдруг побледнела и её фиалковые глаза распахнулись от потрясения и ужаса.

 

— Нет! — прошептала она, и её губы задрожали. — Мой отец не может быть…

 

Касиэра метнулась к ней и зажала ладонью рот. Теперь уже и щёки демоницы были белее бумаги. Несколько секунд собеседницы смотрели друг на друга, потом Аурика кинулась на шею к матери и долго дрожала, обнимая её и всхлипывая.

 

— Теперь, ты понимаешь, как опасно знать чужие тайны, малышка? — совсем тихо проговорила демоница, бережно прижимая к себе дочь. — Никто не должен знать о твоём даре — даже отец. Поняла? Никто, нигде и никогда!

 

Аурика не нашла в себе сил, чтобы что-то сказать. Лишь тихонько кивнула.

 

***

 

 

— Тадиэль? — едва переступив порог больницы, Беллор с Офаниэлем натолкнулись на ангела Жертвы, который, словно постовой, взад-вперёд ходил по коридору. — Ты что здесь делаешь?

 

— Жду, пока Ирон закончит вскрытие жертв, — угрюмо отозвался Падший, невольно бросив взгляд на часы.

 

— Значит, не я один подумал об охране? — Беллор хмыкнул. — А Армисаэлю ты догадался позвонить?

 

— Конечно. К полудню он будет здесь, — Тадиэль кивнул. — Очень боится за дочку. Попросил нас присмотреть за Дэвикой, пока доберётся.

 

— Пусть девочка побудет пока у меня. Аурика ей обрадуется… Ирон что-нибудь уже сказал?

 

— Только то, что грудная клетка Эйренис вскрыта так же, как у остальных, — покосившись на Офаниэля, угрюмо заметил ангел. — Но кости Люси целы и мозг не задет. Значит, она умерла раньше… Тот, кто хотел убедить нас в том, что это дело рук Карлика, не учёл, что на людей свист этой твари действует иначе. Мозг человека буквально закипает и пропитывается кровью.

 

— Значит, сначала убили Люси, — пробормотал задумчиво Беллор. — Вот, тебе и доказательства, Тадиэль.

 

— Да, доказательства. Только против кого? Мы по-прежнему можем лишь гадать, блондин. Всё, что мы знаем — это то, что ты, я, Касиэра, Аурика и Офаниэль — к убийству не причастны. Остальные все под подозрением. Весь клан, даже самки.

 

— Только не самки, — раздался усталый голос Ирона, и он сам появился в дверях лаборатории. — Зайдите, — он махнул рукой, приглашая Падших внутрь. Те вошли, и сразу увидели два стола, на которых лежали тела девушек. — Взгляните! — доктор указал на труп Эйренис, потом взял пинцет и осторожно достал что-то из обгоревших мышц таза.

 

— Что это? — глухо спросил Офаниэль, и на его скулах заиграли желваки.

 

— Это кокон, — Ирон обвёл присутствующих многозначительным взглядом. — Зародыш в анабиозе. Мёртвый, конечно… Но их три — у Эйренис, а у Люси — один. Перед смертью девочек жестоко изнасиловали, и это были ангелы. Кроме того, шейные мышцы Люси сгорели неполностью, поэтому хорошо видны ткани, которые были перерезаны. Но и это ещё не всё… — доктор взял в руки пробирку, содержащую какую-то мутную жидкость. — Я взял пробу костного мозга и обнаружил в крови у Эйренис следы яда мамбы — змеи, укус которой должен был мгновенно парализовать все мышцы девочки. И ещё вот, — Ирон кивнул на волосы, лежащие на подносе. — Эти я срезал у неё же. На них следы чёрного воска… Кто-то проводил обряд, Тадиэль, — добавил Младший, понизив голос. — В желудке Эйренис кровь её подруги… — Ирон смолк, увидев на лицах ангелов такую ярость, что даже испугался.

 

Все долго молчали, пока, наконец, сделав глубокий вздох, Тадиэль не заставил себя заговорить.

 

— Все останки нужно сжечь, Ирон, — глухо приказал он, покосившись на Беллора и Офаниэля. — Ты — ничего не находил, ясно?! Кроме тех улик, что указывают на Карлика. Никто не должен знать об этом разговоре! Ни одна живая душа, кроме нас четверых!

 

— Я понял, — побледнев, доктор кивнул.

 

— Что теперь, Тадиэль? — всё же спросил Беллор, хотя его голос дрожал от злобы.

 

— Дожидаемся Армисаэля. Соберёмся здесь после полудня: будем решать, что делать. А пока держите язык за зубами, и будьте начеку. Я присмотрю за Лайлой, а Дэвике и Ирону лучше побыть пока у тебя, блондин.

 

— Хорошо.

 

Тадиэль провёл ладонью над телом каждой из девочек и несколько минут все просто смотрели, как они горят, превращаясь в горстку серого пепла. Огонь не давал жара, просто уничтожал то, на что был направлен. Когда всё кончилось, ангел Жертвы направился к дверям.

0
11.01.2020
avataravatar
Светлана Фетисова
28

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Рекомендуем почитать

Новинки на Penfox

Загрузить ещё

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен автору: