Кровь ангела 2. Глава 24. Воссоединение семьи

Поднявшись по идеально отполированным чёрным мраморным ступеням дворца, Падшие очутились в огромном холле, среди высоких резных колонн и античных статуй. Застывшие в камне изображения ангелов и демонов, с печальными строгими лицами, с внушительными мечами и щитами, располагались по всему периметру под воздушными белоснежными арками. Между ними в каменных нишах были установлены небольшие фонтанчики, бившие прозрачными струями воды из золотых купелей. Пол в холле был выложен мозаикой из плит пастельных цветов, которые органично сочетались с обстановкой вокруг. Аурике очень хотелось задержаться, чтобы получше рассмотреть скульптуры, но пришлось отложить это на более подходящее время, а сейчас следовать за Афаэлом. Бывший староста не слишком заботился о том, чтобы гости смогли насладиться величием и красотой внутри дворца. Он быстро провёл их через холл, потом по выгнутому узкому мосту между двух зданий, над которым радугой сверкал водопад. Пройдя под хрустальной анфиладой воды, Падшие оказались в жилой части дворца, где их уже поджидал одетый в золотую ливрею демон. Афаэл тут же куда-то ушёл, оставив гостей на его попечение.

 

То, что новый провожатый был самым настоящим демоном — сомневаться не приходилось. Ростом он был более двух метров, а ширине плеч и груди мог бы позавидовать любой атлет. Демон был очень смуглым, почти чёрным. Смоляную гриву волос на голове венчали мощные, загнутые назад коричневые рога, покрытые золотистой татуировкой. Широкие ноздри с шумом выдыхали воздух. В узких щелях глаз, под густой растительностью, заменяющей брови, не было и намёка на зрачок. Всё пространство там занимали похожие на бездонную пропасть, мрачные белки, которые угрожающе полыхали огнём. Когда демон повернулся спиной, Аурика, к собственному изумлению, увидела длинный, похожий на кожаную плеть, хвост, украшенный на конце стреловидной шерстяной кисточкой. Демон с достоинством вышагивал впереди, и при этом мохнатая кисточка равномерно двигалась в разные стороны в такт его шагам.

 

С трудом удержавшись от желания поймать раскачивающийся при ходьбе пушистый кончик хвоста, который так и притягивал к себе взгляд, девушка поспешила сосредоточиться на чём-то другом.

 

Мысленно представив, что будет, если случайно наступить демону на хвост, Аурика сдержала смешок и слегка покраснела, когда рогатый, словно почувствовав угрозу, обернулся, торопливо спрятав своё сокровище за спину. Его горящие глаза на секунду остановились на девушке, и пламя в них быстро потемнело. Аурика с самым невинным видом приветливо улыбнулась, и отвернулась, сделав вид, что рассматривает висевшую на стене картину.

 

С рычанием выдохнув воздух из могучей груди, демон распахнул перед гостями двойные двери, ведущие в следующий зал, и поклонился, приглашая войти. Падшие молча прошли в помещение, которое оказалось столовой. Внутри было очень уютно и просторно: светлые, украшенные серебряными виньетками стены; полукруглые окна, убранные струящимся шёлком небесного цвета гардин; длинный стол посередине, из отполированного до блеска незнакомого дерева бежевого оттенка; по бокам от стола изящные стулья с высокими резными спинками, также украшенные серебряными изразцами. Сводчатый и очень высокий потолок украшала золотая люстра, которая светилась маленькими, но необычайно яркими огнями, рассеивающими свет по всему периметру комнаты.

 

На стенах висели прекрасные картины работ известных древних мастеров. Все в безупречном состоянии и сохранности, несмотря на свой преклонный возраст. На картинах были изображены эпизоды сражений, портреты эпических героев и один портрет очень красивой женщины, с длинными локонами белоснежных волос и большими фиалковыми глазами.

 

Аурика невольно засмотрелась на портрет незнакомки, отметив её поразительную схожесть с собой. Девушка уже открыла было рот, чтобы спросить у отца, что он об этом думает, но увидела, как Беллор и сам, не отрываясь, смотрит на портрет, и при этом в его глазах творится что-то невообразимое. От этого созерцания их отвлёк чей-то бархатный голос, неожиданно прозвучавший совсем рядом, позади них.

 

— Это Риана.

 

Аурика и Беллор вздрогнули и обернулись. Рядом с ними стоял высокий мужчина в великолепном тёмном костюме и белой сорочке с высоким воротником.

 

Без сомнения, это был ангел. Причём самый прекрасный ангел из всех, которых когда-либо видела Вселенная. Он не выглядел юным или старым. Человеческий возраст был к нему неприменим, но если бы кому-то пришло в голову определить, сколько ему лет, то более подходящим оказалось бы значение около сорока. Впрочем, если не принимать во внимание его ярко-голубые глаза, скрывающие в себе опыт минувших тысячелетий, и холод, исходящий от ледяных, зеркально-чёрных зрачков, можно было решить, что это был совсем ещё молодой мужчина. Его кожа нежно-персикового оттенка буквально светилась изнутри, придавая безукоризненным чертам идеальную завершённость и неземное величие. Прямые золотистые волосы, обрамляя лицо, рассыпались по широким плечам. Под безупречно сидевшем на нём костюмом без труда угадывалось сильное стройное тело, натренированное в бесконечных битвах. Отороченные мелким жемчугом рукава сорочки чуть прикрывали холёные кисти рук. Тонкие пальцы украшали несколько перстней с рубинами и чёрными бриллиантами.

 

У незнакомца был уверенный, слегка надменный взгляд, по которому было почти невозможно определить его настроение. Аурика попыталась представить себе его мысли, но с удивлением обнаружила, что не видит никаких образов, кроме чёрной глухой стены. Зато её попытку явно заметил ангел. Его красивые губы растянулись в снисходительной улыбке, и он посмотрел девушке в глаза. От его взгляда тело Аурики будто пронзили тысячи раскалённых игл, и она на мгновение оцепенела, не в силах даже отвернуться. Впрочем, мужчина отвернулся сам, переведя взгляд на Беллора.

 

— Ну, здравствуй, мой непослушный блудный сын, — приятным баритоном произнёс незнакомец, сверля блондина задумчивым оценивающим взглядом. — Я уже потерял надежду увидеть тебя под отчим кровом.

 

— Здравствуй, Люцифер, — Беллор спокойно кивнул, невозмутимо глядя на ангела. — На этот раз ты был слишком настойчив в своём желании встретиться, поэтому я здесь.

 

— Я очень рад, — холодная улыбка чуть смягчила прекрасные черты. — Особенно, если учесть, что ты привёл с собой столько друзей. Надеюсь, ты их представишь?

 

— Конечно, — и не обращая внимания на совершенно убитый вид своих спутников, которые всё ещё пребывали в шоке от того, что только что им открылось, Беллор по очереди представил их хозяину дома. Люцифер молча слушал, едва удостаивая взглядом каждого, пока очередь не дошла до Аурики.

 

При знакомстве с девушкой взгляд Люцифера заметно оживился, а в бездонной голубизне глаз вспыхнуло любопытство. Он долго изучал её лицо, потом поднял взгляд на портрет, висевший на стене.

 

— Ты — копия Рианы, дорогая, — с восхищением заметил Владыка, вновь оборачиваясь к Аурике. — Твой отец рассказывал тебе о ней?

 

— Нет, — из уст девушки вырвалось что-то похожее на сдавленный писк, потому что голос застрял в горле.

 

— Риана — мать Белла и второго моего непутёвого сына — Нигара. Она погибла… — тон Люцифера стал печальным. — Светлые не пощадили её в той войне. Ты её крови, милая, и вы очень похожи. Я рад, что Белл привёл тебя ко мне, чтобы познакомиться.

 

— Я тоже, — прокашлявшись, кивнула девушка, немного смутившись.

 

— Замечательно, — ангел улыбнулся и приобнял девушку за плечи. Но тут же сморщился и, зашипев, отдёрнул руку. На его лице промелькнуло раздражение. — Кто догадался изуродовать столь прекрасное юное создание змеиным клеймом?! — рявкнул он, обернувшись к Офаниэлю и смерив того гневным взглядом.

 

— Это была моя идея, — тут же вмешался Беллор, вызывающе ухмыльнувшись. — Я его попросил.

 

Люцифер помрачнел, но быстро взяв себя в руки, сменил выражение лица на привычно вежливое.

 

— Что ж, предлагаю продолжить беседу за ужином, — отозвался он, жестом приглашая гостей к столу. Никто не стал возражать, тем более что Падшие уже два дня ничего не ели. Однако когда в столовую вошли слуги и начали расставлять на столе приборы и совершенно незнакомые блюда, гости занервничали. Особенно не по себе стало Аурике. Она настороженно принюхивалась к каждому блюду и озиралась на других ангелов, пытаясь разглядеть их реакцию.

 

— Мы не в средневековье, милая. За моим столом никого не травят, — заметив её смятение, почти ласково проговорил Люцифер. — Нигар сказал, что у него вы ничего не ели, а значит, голодны. Не волнуйтесь, эта пища идеально подходит для ангелов. Здесь всё только самое лучшее, — жестом приказав слугам-демонам налить вина в бокалы, он чуть откинулся на спинку стула и стал рассматривать гостей.

 

Взяв в руки бокал с янтарным напитком, Люцифер коротким мановением руки подозвал одного из слуг и что-то шепнул. Тот сразу исчез, и через минуту вернулся с дочерью Офаниэля.

 

— Эйренис! — змеиный ангел выскочил из-за стола и кинулся к дочери. Беллор тоже вскочил, но, заметив пристальный взгляд Люцифера, сдержал свой порыв, предоставив Офаниэлю возможность первому обнять девушку. Эйренис прижалась к отцу и заплакала. Офаниэль гладил дочь по голове и тихонько целовал в макушку, а его жёлто-зелёные глаза сверкали от боли и отчаяния.

 

— Я подумал, будет правильным пригласить Эйренис принять участие в нашем, почти чисто семейном ужине, — пояснил свои действия Люцифер, когда все немного успокоились, и слуга помог девушке устроиться за столом рядом с Офаниэлем. — Тем более, мы все так ждали этой встречи. Когда охрана Чистилища сообщила мне, что у них находится дочь Белла, я не поверил своим ушам. Конечно, я сразу же приказал привести её во дворец, и очень удивился, удостоверившись, что это правда. До сих пор я был уверен, что Белл-Ориэль способен защитить своих близких от любой напасти, но, похоже, я ошибался. Он не только отдал свою дочь в чужие руки, но и не смог проследить, чтобы девочке королевской крови ничего не угрожало…

 

— Я тоже был уверен, что ты сможешь защитить Риану, Люцифер, — бросив очередной взгляд на портрет матери, не остался в долгу Беллор. — Но ты даже не попытался её спасти. Кстати, зачем ты повесил сюда её портрет? Неужели внезапно проснувшаяся совесть способствует твоему пищеварению?

 

Владыка не ответил. Он хищно сузил зрачки и, глотнув вина, поставил бокал.

 

— Приступайте к трапезе, — обратился он к гостям. — Мы обсудим всё чуть позже.

 

— А что это такое? — поковырявшись в тарелке и обнаружив аппетитные куски белого мяса, запечённые с ароматными специями, Аурика бесстрашно посмотрела на Люцифера.

 

— О, это самое популярное и изысканное блюдо в наших краях, малышка. «Голуры запечённые в кляре», — ангел улыбнулся. — Гибрид голубя и курицы, выведенный специально под здешнюю среду обитания. Очень упитанные белые голуби, которые не могут летать, но зато обладают нежнейшим мясом. Попробуй обязательно! Быть в Аду и не насладиться Голурами — настоящее кощунство!

 

Оглянувшись на Падших, Аурика набралась смелости и откусила небольшой кусочек.

 

— Ну, как? — Люцифер прищурился.

 

— Очень даже вкусно, — девушка кивнула и, больше не колеблясь, с удовольствием принялась за еду.

 

Слуги приносили новые блюда, меняли тарелки, по ходу поясняя гостям, из чего приготовлено очередное яство. Заметив, что никто не притронулся к вину, Люцифер поднял бокал.

 

— Предлагаю выпить за нашу встречу! — произнёс он, одним взглядом заставляя каждого взять свой бокал. — И за воссоединение семьи! — первым пригубив вина, ангел не опускал бокал до тех пор, пока все гости не сделали хотя бы по глотку. Вино оказалось превосходным. Оно напоминало лёгкий цветочный нектар и растекалось по венам, погружая тело в сладостное блаженство и эйфорию, которая, впрочем, быстро проходила, оставляя после себя чувство приятной расслабленности.

 

Когда все насытились и вышли из-за стола, Люцифер повёл гостей на небольшую экскурсию по дворцу. Великолепие, увиденное по дороге, поражало своей безупречной гармонией. Падшие, как ни старались вести себя невозмутимо, всё же не смогли сдерживать восхищённых возгласов при виде того или иного чуда, встреченного по пути. Только Беллор всё время молчал, равнодушно осматривая местные достопримечательности. Искоса наблюдая за Люцифером, он всё больше хмурился, когда тот оказывался слишком близко к Аурике. Девушку, в отличие от её отца, интересовало буквально всё. Она беззаботно болтала с хозяином Ада, засыпая его вопросами, и не стесняясь высказывать собственное мнение от увиденного. Когда же Люцифер показал Аурике её апартаменты, девушка пришла в восторг и даже в благодарность чмокнула его в щёку. После чего сразу же потребовала прислать ей собственного Шека из нефилимов, который будет помогать ориентироваться в новых условиях. Заявив, что с утра она собирается наведаться в город, чтобы прикупить новый гардероб и немного развлечься, Аурика плюхнулась на мягкую перину королевской кровати, всем своим видом показывая, что больше сегодня никуда не пойдёт. Люцифер пожелал девушке сладких снов и повёл оставшихся гостей дальше, пообещав напоследок, прислать раба в её личное распоряжение.

 

Как только он ушёл, улыбка сразу же слетела с губ Аурики. Она села в постели и обняла себя руками, пытаясь успокоить побежавшую по её телу крупную дрожь. Эта показная весёлость далась ей слишком тяжело. Болтая с Люцифером, она, как могла, пыталась усыпить его бдительность, заставив считать себя легкомысленным подростком, который не в состоянии осознать, куда попал и с кем говорит. Между тем, Аурика внимательно следила не только за его реакцией, но и за реакцией Беллора, образы в сознании которого были красноречивее всяких слов. Понимая, что поговорить с отцом открыто теперь ей вряд ли удастся, девушка решила получать ответы на собственные вопросы, провоцируя ситуацию, и анализируя реакцию окружающих. И то, что она сегодня узнала, увы, утешало мало. И одно было совершенно очевидно: Люцифер не собирается их отпускать и, пойдёт на всё, чтобы заставить своего сына подчиниться. Между ними назревало серьёзное противостояние, которое может очень плохо закончиться. А значит, нужно было найти способ это остановить.

 

***

 

 

— Что ж, думаю, остальные части дворца вы освоите самостоятельно, — проводив гостей вниз, в огромный холл с фонтанами, Люцифер остановился. — Сейчас вам покажут комнаты, а потом, если вы не слишком устали, я хотел бы поговорить с каждым отдельно, — он щёлкнул пальцами и к ним тут же подошёл уже знакомый демон в золотой ливрее. — Эрикииль, размести гостей в приготовленных апартаментах, — коротко приказал ангел. — Белл-Ориэль пойдёт со мной, — добавил он, и первым направился в правое крыло дома, у входа в которое стояло четверо грозных демонов в стальных доспехах и с мечами в руках.

 

— Зачем столько охраны? — язвительно поинтересовался Беллор, проходя мимо демонов. — Неужели ты боишься за свою жизнь?

 

— Это не охрана. Скорее, дань традиции, — Люцифер ухмыльнулся.

 

— А ты неплохо устроился. Честно говоря, я представлял Ад совсем другим.

 

— Да, я в курсе, как расписывает Ад земная религия. Так называемые каноны очень занимательны, если относиться к ним с долей юмора. Тебе придётся полностью пересмотреть свои архаичные взгляды, мой мальчик, и ко многому привыкнуть.

 

— Зачем? Я не собираюсь здесь задерживаться.

 

Они вошли в одну из дверей и оказались в большой уютной гостиной. Люцифер кивнул сыну на кресло, стоявшее возле камина, выложенного из ярко-красного камня. Тут же вспыхнул огонь, и камин стал напоминать жерло самой преисподней. Подойдя к столу, Владыка налил вино в высокие бокалы из тончайшего стекла и, подав один гостю, уселся в кресло напротив.

 

— Мне не понравилось, как ты вёл себя на ужине, — ровным тоном заметил Люцифер, пригубив вино. — Несмотря на то, что ты мой сын, ты не можешь так разговаривать со мной, Белл. Запомни это как первое и последнее предупреждение.

 

— Хорошо. Но тогда и ты учти: принуждая меня с тобой встречаться, ты не можешь рассчитывать на положенную вежливость. Тем более, что движет тобой отнюдь не отцовская любовь, а вполне прагматичные цели.

 

— И всё же тебе лучше соблюдать приличия, сын. Особенно, учитывая тот факт, что здесь у тебя нет той силы, которую ты мог бы мне противопоставить. Убивать можно только тех, кто жив. А здесь, в Аду, нет живых в полном смысле этого слова. Смерть не может убить Смерть, и даже ты не в силах с этим поспорить. Однако я благодарен тебе за то, сколько душ ты предоставил в моё распоряжение. Если бы не ты и Нигар, я бы не смог выстроить здесь настоящую империю и восполнить потери моей армии.

 

— Я не о тебе заботился, Люцифер, — Беллор помрачнел.

 

— Знаю, — ангел рассмеялся. — Ты не хотел этой силы, мой мальчик. И ты сдерживаешь её… пока. Но ты не сможешь бороться с собой вечно. Время пришло, Белл-Ориэль…

 

— Время для чего?

 

— Чтобы довершить то, что я не смог довершить в первую войну, когда Михаил предал меня. Все его разглагольствования про любовь оказались ложью. Он поднял меч на своего брата и сверзил меня с небес, как какую-то низшую тварь! Михаил в своей гордыне решил, что победил меня. Он занял моё место, и теперь, они с Гавриилом делят власть в Раю… Мою власть, Белл! Нашу власть!

 

— Тебе всё мало власти? — блондин презрительно фыркнул. — Теперь ты пытаешься навязать и мне свои амбиции? Но здесь ты просчитался, Люцифер. Меня не интересует власть. Я давно научился жить другими идеалами. И то, что в моих жилах течёт твоя кровь, не заставит меня следовать твоим безумным планам.

 

— Зря ты так, мой мальчик, — Люцифер встал и прошёлся по комнате. — Я вполне понимаю твоё желание отрицать всё, что со мной связано. Это вызвано не сколько упрямством, сколько твоей физиологией. Ты наполовину Светлый, потому что я тоже был ещё Светлым, когда зачал тебя и Нигара. И ты не сам пожелал упасть — тебя выкинули из Рая, как паршивую собаку. Этим ты и отличаешься от других Падших. Они предали Святой Огонь, а ты — нет. Ты продолжаешь любить мир, в котором родился, и скучать о нём. И всё же ты ненавидишь всех Светлых за то, что они сделали с тобой и твоим братом. За то, что они убили Риану. Тебя предали так же, как и меня, так почему ты не хочешь помочь мне восстановить справедливость?

 

— Потому что ты превратишь Рай в мир гниющих трупов, Люцифер. Я не дам тебе его разрушить, какой бы ни была причина, ясно?

 

— И всё же ты разрушишь его, Белл, — тон ангела стал холоднее. — Может, ты пока не понимаешь, но тебе не сбежать от собственной судьбы. Ты думаешь, я ничего о тебе не знаю, но это не так. Я знаю о тебе всё, сын. Знаю, какая страсть горит в твоём сердце, и какое безумие бушует порой в твоём разуме.

 

— Это только мои проблемы и тебя они не касаются.

 

— Именно здесь ты и ошибаешься, мой мальчик. Открою тебе секрет… Твоя сила заложена в тебя при рождении и ты не сможешь полностью обуздать её до тех пор, пока не исполнишь своё предназначение… Хочешь знать какое?

 

Беллор не ответил. Просто мрачно взглянул в глаза отцу.

 

— Ты должен уничтожить всех Светлых, Белл. Эта задача прописана специальным кодом в твоём сознании. Я не просто так выбрал Риану для того, чтобы зачать с ней детей. И не просто так вложил в неё семя. Я запрограммировал в вашем с Нигаром ДНК то, что мне было нужно. Возможно, Михаил начал что-то подозревать, когда не смог расшифровать ваши характеристики. Поэтому он предпочёл избавиться от вас и Рианы. Впрочем, как я правильно рассчитал, убить вас он всё же не решился. Мой милый братец всегда был слишком милосердным. Убить невинных Светлых ангелочков, ещё совсем юных, у него рука не поднялась.

 

— Куда ты клонишь? — несмотря на показное хладнокровие, Беллор всё же побледнел.

 

— Я пытаюсь сказать тебе, что уже тогда предполагал, что рассчитывать на поддержку моих братьев не следует. Потому я выбрал Риану, которую Михаил так любил, чтобы соблазнить её и подготовить запасной вариант на случай моего поражения. Да, Белл. Не смотри на меня так. Отлично зная Михаила, я понимал, что он не выбросит беременную Риану из Рая только за то, что она не устояла перед моей красотой, — Люцифер криво усмехнулся. — А когда вы родились, я поднял восстание… Дальше тебе известно. Меня свергли с небес. Риану убили. А вы, мои маленькие ангелочки, оказались предоставлены самим себе, за что многие уже поплатились. Сначала я хотел забрать вас с собой в Ад, но потом понял, что вы принесёте гораздо больше пользы, оставаясь на Земле. И поначалу вы с Нигаром действительно оправдывали мои ожидания. Вы вдвоём шикарно работали, поставляя в Ад души ангелов и людей. Я даже восхищался вами, Белл. Гордился тем, что создал.

 

Страсть — характеристика, что я вложил в вас, оказалась куда сильнее и эффективнее всех других характеристик. К тому же, Страсть была не знакома жившим в Раю, поэтому никто вас и не вычислил… Так продолжалось до тех пор, пока ты, по неизвестным мне причинам, вдруг не бросил своего брата и не подался к Падшим… Скажи мне, Белл, что с тобой случилось? Откуда вдруг появилась идея присоединиться к клану? Что тебя заставило так поступить?

 

— Ничего особенного, Люцифер, — Беллор вздохнул, задумчиво покачав головой. — Просто один из Падших спас мне жизнь, заслонив своим телом, когда патруль Светлых хотел меня убить. Я тогда сильно ударился о камни и не смог защищаться. А Нигар просто сбежал. Он исчез так, как он это умеет, и даже не попытался помочь… Ты тоже не пришёл на помощь, а Падший пришёл. Он спас незнакомого мальчишку просто потому, что не мог иначе. Вот тогда я и понял, что на свете существует не только страсть и инстинкты, но и нечто большее, ради чего стоит жить.

 

— Значит, ты изменил своей природе только из-за того, что какой-то Падший лишил тебя возможности вернуться ко мне, твоему отцу?! — взбеленился Люцифер.

 

— Да, и я до сих пор благодарен ему за это! — прошипел Беллор, с вызовом глядя в глаза ангела. — Он помог мне не только осознать кто я, но и взглянуть по-другому на мир вокруг. Именно тогда я понял, в кого превращаюсь и кем не хочу быть.

 

— Тот Падший погиб? — Люцифер опасно прищурился. — Как его имя?

 

— Он погиб. И я не знаю его имени, — не задумываясь, соврал блондин.

 

Увлечённый собственной яростью Владыка этого даже не заметил. Прекрасные голубые глаза ещё долго метали молнии, пока Люцифер не заговорил вновь.

 

— Надо же, как порой играет с нами судьба, — уже более спокойно протянул он. — Какая-то незначительная мелочь может испортить всю игру… Но не будем о прошлом! — вдруг улыбнулся Люцифер, наливая себе ещё вина. — Лучше вернёмся к настоящему, сынок. Итак, мы остановились на том, что, не взирая на все твои попытки контролировать свою силу, ты не сможешь избавиться от страсти убивать, пока не исполнишь то, что тебе назначено. А предназначено тебе, как я уже сказал, вернуться в Рай и покончить с моими братьями и их войском. Я, к сожалению, не смогу пойти с тобой, потому что путь в другие миры для меня закрыт. Впрочем, ты пройти сможешь. Ты — наполовину Светлый, так что Святой Огонь для тебя не опасен.

 

— Я никуда не пойду, — недослушав, перебил Беллор. — И не стану никого убивать, так что не старайся.

 

— Давай считать, что я этого не слышал, Белл-Ориэль, — Люцифер повысил тон. — Лучше будет, если ты хорошенько обдумаешь моё предложение прежде, чем дать на него ответ. Не забывай, что здесь у тебя нет власти, а у меня наоборот. И поскольку выйти отсюда ты уже не сможешь, советую поразмышлять на досуге о судьбе всех своих друзей… И, конечно, Аурики, ведь отныне ей придётся жить здесь. У тебя прекрасная дочь, мой мальчик, и будет обидно, если упрямство отца отразится на благополучии девочки… Кстати, кто её мать?

 

— Касиэра, — спокойно бросил блондин, с удовольствием наблюдая, как поперхнувшись вином, Люцифер побагровел от ярости. Желваки на его скулах нервно задёргались, а в побелевших пальцах с хрустом лопнул хрустальный бокал. Несколько секунд Владыка не мог выговорить ни слова, потом с трудом сглотнул и процедил:

 

— Эрикииль тебя проводит!

 

Тут же в комнату вошёл демон-дворецкий и кивнул блондину на выход.

0
18.01.2020
avataravatar
Светлана Фетисова
35

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен автору: