Кровь ангела 2. Глава 31. Братья

Объехав всю деревню, но, так и не найдя Натаниэль, Беллор возвратился домой. Проверив состояние дочери, и убедившись, что с ней всё в порядке, он оставил её и Ориэля под опекой Касиэры, а сам, наконец-то, отправился в душ. Вымывшись и переодевшись, блондин почувствовал себя гораздо лучше. Спустившись в гостиную, он обнаружил, что та буквально оккупирована ангелами, собравшимися со всей деревни.

 

Падшие сидели и стояли у стен, дожидаясь хозяина и почти не разговаривая. Они то и дело косились на Ориэля, рядом с которым, как грозный страж, находилась демоница. Аурика колдовала на кухне, пытаясь соорудить хоть какой-то завтрак из оставшихся припасов.

 

Как только Беллор вошёл, Падшие тут же встрепенулись, устремив на него тёмные, настороженные взгляды.

 

— Не помню, чтобы кто-то назначал Сбор, — оценив напряжённую обстановку вокруг, мрачно заметил блондин, переглянувшись с Сандалом, стоявшем у стены. — Или мой дом стал похож на бункер?

 

— Здесь меньше всего шансов, что опять заявится Карлик, Белл-Ориэль, — первым вступил в разговор Азраэль. — Я ведь правильно назвал твоё имя?

 

— Правильно, — Беллор невозмутимо кивнул. — Но я всё же предпочитаю прежнее имя — оно короче.

 

— Ты действительно сын Люцифера и брат Карлика? — обратился к нему Табрис.

 

— Карлика зовут Нигар, если до сих пор кто-то не в курсе, — холодно отозвался блондин, на всякий случай вставая поближе к Ориэлю. — Да, он мой брат, и мы оба сыновья Люцифера. Ориэль, которого вы все здесь видите, тоже мой брат по матери и сын Архангела Михаила. Если ваше любопытство по поводу моей семьи, наконец-то, удовлетворено, то предлагаю всем разойтись. Остаться могут лишь те, кого волнуют более важные вопросы на данный момент.

 

— Не надо злиться на них, Беллор, — успокаивающим тоном произнёс Тадиэль, метнув в сторону Табриса и Азраэля предостерегающий взгляд. — Вполне понятно, почему первыми вопросами к тебе стали именно эти. Твоё происхождение всегда было загадкой и вызывало кучу домыслов внутри Клана. Естественно, что некоторые из нас испытали настоящий шок, узнав правду. Тем более, как мы поняли, именно твоё родство спровоцировало все те события, которые едва не окончились катастрофой. Честно говоря, до сих пор непонятно, то ли тебя винить нужно в этом, то ли благодарить… Что ты сам скажешь?

 

— Лучше я скажу за него, Тадиэль, — внезапно вмешался Сандал, оторвавшись от стены и выходя вперёд. — Беллор всех нас спас! Я ещё не видел ангела, который был бы настолько предан Клану. Люцифер никогда не оставлял своих намерений подчинить себе Падших и вернуть власть в Раю. И он был в одном шаге от этого, когда заставил Беллора прийти в Ад, чтобы спасти всех вас. Если бы Беллор уступил ему хоть немного — вы бы сейчас стояли не здесь, а сидели бы на цепи в Чистилище, и слушали последние новости о том, как Рай превращается в пустыню, усеянную смердящими трупами!

 

— Всё это, правда, Тадиэль, — раздался голос Армисаэля, тоже выступившего вперёд. — Люцифер говорил со мной, и могу вас заверить, что он был очень зол тому обстоятельству, что Беллор не желает помогать ему в намерении начать Апокалипсис. И, как я понял, Нигар тоже не желает ввязываться в войну в угоду отцу, пока Беллор ему противостоит. Люцифер сам признался мне в этом, посетовав, что произвёл на свет неблагодарных отпрысков, слишком независимых и упрямых. Что же касается причины, породившей те трагические события, что произошли, то дело здесь не в Беллоре. Мы все стали причиной разразившейся катастрофы, когда нарушили священные законы Адороса. Нельзя менять древние традиции и ожидать, что всё это останется без последствий. Мы существуем на Земле множество веков, и выживали только благодаря незыблемым и неизменным правилам. Беллор был рядом с нами практически с самого основания Клана, и никогда не подводил. Наоборот, он не единожды спасал нам жизнь.

 

— Что ж, это действительно так, — Тадиэль задумчиво кивнул, окинув взглядом лица Падших, на которых сейчас читалось невольное уважение. — В таком случае, не вижу больше оснований поднимать эту тему. Лучше давайте обсудим то, что случилось.

 

— Тогда первый вопрос: где Натаниэль? — тут же спросил Беллор, в упор, взглянув Тадиэлю в глаза. — Что с ней случилось?

 

Сандал тоже сразу встрепенулся и, подняв голову, обвёл взглядом ангелов.

 

Однако все молчали. Тогда не выдержала Касиэра.

 

— Они посадили её под арест, Белл! — возмущённо воскликнула она. — Закрыли в бункере, в каменном склепе!

 

— Заткнись, Касиэра! — шикнул Тадиэль, на что демоница отреагировала, как разъярённая фурия.

 

— Не смей затыкать мне рот, Падший! — прошипела она, вскакивая с кресла. — Мы не на Сборе! Здесь я буду говорить, что хочу и когда хочу!

 

— Замолкните оба! — рявкнул Беллор, подняв руку и прекращая тем самым перебранку. — Какого чёрта вы ополчились на девочку? — потребовал он ответа, по очереди разглядывая Падших. — Что она сделала?

 

— Сейчас расскажу… — так как все продолжали хранить упорное молчание, отдуваться снова пришлось Тадиэлю.

 

Пересказав Беллору и его спутникам всё, что происходило в общине во время их отсутствия, Тадиэль замолчал, настороженно наблюдая за реакцией друзей.

 

— Что теперь будет с Натаниэль? — первым нарушил тишину Сандал, не в силах разжать кулаки, которые стиснул так, что побелели пальцы.

 

— Её будут судить вместо Шандора, — нехотя отозвался ангел Жертвы. — Мы ждали тебя, Правитель, чтобы решить её судьбу.

 

— Тогда и меня судите вместе с ней, потому что это я во всём виноват, — Сандал обречённо опустил голову. — Я знал, что Арий может быть причастен к преступлениям, потому что тогда, после его Посвящения, выяснил, что у моего сына нет Души… Нигар украл её ещё из утробы Натаниэль, когда напал на неё… Я не рассказал об этом Совету Старших. Должен был, но… не смог.

 

— И всё же вернёмся к Арию, — не дав ангелам времени, чтобы до конца переварить услышанное, и выплеснуть на голову Сандала всё своё негодование, снова заговорил Беллор. — Ты упомянул, Тадиэль, что Нигар забрал мальчишку с собой… Он что-нибудь сказал при этом?

 

— Да. Он сказал, что судьба Ария теперь в руках его брата… То есть в твоих руках, Беллор.

 

— Что ж, значит, настала моя очередь рассказывать, — подумав, кивнул блондин, и поведал Падшим всю историю их пребывания в Аду. Включая и решение Офаниэля остаться рядом с дочерью, и то, как Аурике удалось выкрасть Душу Ария из хранилища Люцифера.

 

— С душой или без неё, но Ария будут судить, — вступил в разговор Табрис, когда блондин замолчал. — И будет лучше, если ты заберёшь мальчишку у своего брата, Беллор.

 

— Хорошо, я поговорю с ним, — кивнул тот, устало вздохнув.

 

— А что мы будем делать без Офаниэля? — угрюмо поинтересовался Азраэль, обведя собравшихся вопросительным взглядом. — Его магией не обладает никто из Падших…

 

— Есть кто-нибудь хочет? — перебив всех на полуслове, в гостиную вошла Аурика, неся на подносе бутерброды и кофейник с чашками. — Давайте, жуйте! Зря я, что ли, старалась? — она плюхнула поднос на журнальный столик и выжидающе взглянула на ангелов. Те не сразу, но всё же взяли с подноса по бутерброду. Аурика разлила кофе по чашкам и молча наблюдала, как гости разбирают и их тоже.

 

— Я пойду, навещу Миэла, — обернувшись, наконец, к отцу, тихо проговорила девушка. — И возьму у Ирона какую-нибудь таблетку — голова до сих пор гудит.

 

— Я думаю, нам лучше разойтись сейчас, — Тадиэль первым вернул пустую чашку на поднос, знаком поблагодарив Аурику. — Сандал, назначь день всеобщего Сбора и Суда, — обернулся он к Правителю. — Там всё и решим.

 

— Послезавтра в полдень на Холме Возмездия, — подумав немного, глухо объявил Серафим. — Оповестите все общины.

 

— Хорошо, — Тадиэль согласно кивнул и сделал знак Падшим, призывая разойтись. Вскоре гостиная Беллора опустела. Остались только Касиэра, Ориэль, Аурика и сам хозяин дома.

 

— Нахамили, да ещё натоптали своими сапогами! — прошипела Аурика, хватая со столика поднос с грязными чашками. — Какого чёрта ты сразу их не выгнал?! — рявкнула она, обратившись к отцу, который слегка опешил от внезапной агрессии дочери. — Подумаешь, какие важные?! Да как они вообще смеют высказывать здесь претензии после того, как ты спас их рыхлые задницы?!

 

— Аурика, что с тобой? — Беллор схватил дочь за локоть, когда та проходила мимо, неся поднос с посудой.

 

— Ничего! — взвизгнула девушка, внезапно швырнув поднос на пол. — Голова болит!

 

— Иди ко мне! — окончательно растерявшись, Беллор схватил девушку в охапку и прижал к груди. — Успокойся, — прошептал он, мягко гладя её по волосам и целуя в макушку. — Сейчас мы с тобой пойдём в больницу и попросим Армисаэля осмотреть тебя ещё раз. Пусть он даст какую-нибудь таблетку или ещё что-то… Всё пройдёт, потерпи…

 

— Не пойду в больницу! — Аурика дёрнулась в его руках, но Беллор удержал её и снова ласково поцеловал в макушку.

 

— Не капризничай, малышка. Я ведь хочу помочь… Обещаю, что не оставлю тебя в больнице… Идём, заодно и Миэла навестим, ладно? — и он повлёк её за собой к двери. Аурика упиралась, но, в конце концов, всё же подчинилась. Они ушли, провожаемые растерянными взглядами Касиэры и Ориэля, которые теперь остались вдвоём.

 

— Это твоя дочь, Кэс? — спросил Ориэль, когда за Беллором и Аурикой закрылась дверь. — Очень красивая девочка…

 

— Ты о ней хочешь поговорить? — демоница выразительно прищурилась.

 

Ориэль хмыкнул, потом чуть заметно качнул головой.

 

— Спасибо, что заступилась за меня, — вежливо поблагодарил он, после короткого молчания. — Без тебя Падшие не стали бы меня слушать.

 

— Не благодари, Ориэль. Было бы глупо, если б Падшие прикончили тебя сразу после того, как Белл потратил столько сил, чтобы спасти. Он бы точно мне этого не простил.

 

— Я смотрю, ты серьёзно увлеклась им, Касикандриэра.

 

— С чего ты взял? — огрызнулась демоница, слегка покраснев и опустив глаза.

 

— Раньше тебя не волновало мнение других.

 

— Ты меня совсем не знаешь, Ориэль, — Касиэра нахмурилась. — Лучше скажи: что ты собираешься теперь делать? Не думаю, что Михаил пустит тебя назад после того, как ты его ослушался.

 

— Вряд ли стоит думать об этом сейчас, — уклончиво заметил Ориэль, пожав плечами. — В данный момент меня больше беспокоит судьба Натаниэль. Зная законы Падших, становится очень страшно за неё, Кэс. Ты много веков общаешься с Кланом. Скажи: есть ли способ ей помочь?

 

— Я не могу говорить за весь Клан, Ориэль, но точно знаю, что Белл не станет спокойно смотреть на то, как её казнят, — помолчав, задумчиво пробормотала демоница. — У него какие-то странные отношения с Натой, в которых даже я не могу разобраться. Может всё дело в том, что она была Светлой? Или, что она твоя крестница? Но то, что Ната ему не безразлична — это факт.

 

— Тебя это огорчает?

 

— И да, и нет, — Касиэра вздохнула. — Скорее, просто немного жаль, что Белл не относится также ко мне.

 

— Наверное, потому, что знает, какая ты сильная, Кэс.

 

— Нет. Просто он меня не любит, Ориэль, — демоница печально улыбнулась. — Нам хорошо вместе, мы друг друга понимаем, но… — она вдруг осеклась, её взгляд застыл, и в следующее мгновение Касиэра вскочила с кресла и огляделась.

 

— Нигар! — прорычала она, и синева в её глазах замерцала яростью. — Выходи, паршивец! Я знаю, что ты здесь!

 

— Ох, какая же ты чувствительная, красотка! — раздался насмешливый голос Карлика и вслед за этим он материализовался прямо в гостиной. — Привет, Ориэль! — как ни в чём не бывало, поздоровался он с братом. — Говорят, ты добровольно свалился с Небес на Землю? Клан Падших можно поздравить с пополнением рядов?

 

— Я похож на Падшего? — Ориэль поднял бровь, заодно вынимая меч из ножен.

 

— Ну-ну, я же пошутил, — Нигар усмехнулся, успокаивающе подняв ладонь. — Впрочем, если ты ещё не знаешь, то врата Рая уже закрыты. Как и Ада, к слову. Так что, похоже, ты здесь застрял, братик.

 

— Что тебе нужно? — его разглагольствования прервала Касиэра.

 

— От тебя — ничего, — Карлик фыркнул. — И не мечтай!

 

— Гин, прекрати это, — одёрнул Ориэль, заметив, как побелело от бешенства лицо демоницы.

 

— Ну, вот, теперь ты меня повоспитывай. Мало мне было Белла! — ощерился Нигар, невозмутимо разглядывая кучу разбитых чашек на полу. — Похоже, я пропустил самое интересное, — с досадой заметил он. — И кто кого здесь замочил чашкой с кофе?

 

— Это Аурика случайно уронила…

 

— Надеюсь, тебе на ногу, — буркнул Карлик, бросив в сторону вооружённого Ориэля презрительный взгляд. — Ух, боевая девчонка моя племянница! — вдруг расплылся он в улыбке. — Вся в папочку! О ней в Аду уже легенды складывают — столько по её милости демонов полегло! Она так сражалась — это надо было видеть!

 

— А ты видел? — Касиэра прищурилась.

 

Нигар не ответил. Подобрав с пола осколки, он отнёс их в мусорку и вальяжно устроился в кресле, положив ногу на ногу.

 

— Пожалуй, подожду Белла здесь, — улыбнулся Карлик, в ответ на негодующий взгляд демоницы. — Надеюсь, он не задержится.

 

***

 

 

— Спокойно, милая, всё хорошо, — закончив осмотр, Армисаэль помог девушке встать с кушетки. — Ты не должна так нервничать, иначе головная боль никогда не пройдёт, — он ещё раз взглянул на рану на её лбу и, покачав головой, полез в шкаф за пластырем.

 

— Просто дай мне таблетку! — потребовала Аурика, морщась от прикосновений доктора, который заклеивал рану.

 

— Не нужно никаких таблеток — всё само пройдёт, — Армисаэль улыбнулся, встретившись взглядом с Беллором, стоявшим рядом с дочерью. — Голова болит не от раны, а от переутомления, Аурика, — вновь обратился он к девушке. — Тебе лучше лечь в постель и хорошенько выспаться. Несколько часов здорового, крепкого сна решат все твои проблемы. Я дам тебе настойку из трав, чтобы ты расслабилась и успокоилась.

 

— Но почему нельзя дать таблетку? Тебе что, жалко?

 

— Потому что таблетка может навредить малышу, — доктор снова улыбнулся и прибавил: — Поздравляю, милая, ты беременна! Так что слушайся меня, и соблюдай режим.

 

— Бе-беременна? — девушка так побледнела, что, казалось, сейчас упадёт без чувств. — Ты уверен, Армисаэль?

 

— Конечно, уверен, — доктор кивнул, встречая ошарашенный взгляд Беллора. — Зародыш в анабиозе, и, если всё пройдёт хорошо, через десять дней появится на свет.

 

— А если это Жерх? — зубы Аурики начали выбивать мелкую дробь. — Вдруг это не ребёнок вовсе?

 

— Все анализы говорят об отсутствии каких-либо отклонений, так что успокойся, Аурика. И потом: ну, откуда у такой прелестной девочки возьмутся Жерхи? Твоя кровь чиста, как в день сотворения Мира. Офаниэль — Высший, и его кровь ни с кем не перемешана. Конечно, если хочешь, можешь попросить Сандала взглянуть на Душу, но…

 

— Обойдёмся без Сандала, — прервал его Беллор, протягивая дочери куртку. — Пойдём, маленькая, пора тебе отдохнуть… Спасибо, Армисаэль, — забрав у доктора настойку, кивнул блондин, подталкивая Аурику к дверям.

 

— Сначала зайдём к Миэлу — ты обещал!

 

— Только ненадолго, ладно? Иди, я тебя здесь подожду.

 

Аурика ушла дальше по коридору, а тем временем Армисаэль тоже вышел из кабинета и подошёл к блондину.

 

— Лучше будет, если с ней поговорит Касиэра, — покосившись в сторону удаляющейся девушки, которая скрылась в дверях одной из палат, тихо заметил доктор. — Она уж точно знает, что нужно делать, чтобы беременность завершилась благополучно.

 

— У тебя есть сомнения? — уловив в тоне Армисаэля озабоченность, Беллор нахмурился.

 

— Аурика слишком импульсивная, блондин. Кроме того, она напугана переменами, происходящими в её организме. Смотри за ней как следует, а то, как бы чего ни вышло.

 

— Не волнуйся, я глаз с неё не спущу… Кстати, а как там Лайла? Ты уже осматривал её?

 

— Да, но… — Армисаэль вздохнул. — Боюсь, что Ирон уже использовал все доступные способы, чтобы помочь бедняжке. Я мало, что могу сделать.

 

— Но шансы есть?

 

— Нет, — Армисаэль обречённо вздохнул. — Тадиэль не разрешает усыпить девочку, но это единственный способ облегчить её страдания. Лайле становится всё хуже с каждым часом, так что придётся поднимать этот вопрос на Сборе, если Тадиэль продолжит упорствовать.

 

— А как Миэл? — помолчав, вновь задал вопрос Беллор.

 

— Парень поправится, — доктор уверенно кивнул. — Его организм слишком истощён, сердце плохо работает, да и функции других органов заметно нарушены. Но при хорошем питании и правильном лечении, всё постепенно восстановится… Главное теперь, чтобы Клан согласился принять его обратно, хотя это маловероятно, если никто за него не поручится.

 

— Ты можешь сам поручиться.

 

— Я — не Высший, Беллор. Я всего лишь Старший. Моё слово против вашего не имеет веса. Если кто-то начнёт возражать, Миэлу придётся вернуться в Ад.

 

— А ты что думаешь? Хочешь, чтобы он остался?

 

— Миэл — мой сын, блондин, — доктор опустил голову. — Парень он, конечно, шебутной, но не самый плохой. Знаю, ты не любишь нефилимов, и Миэл, тем более, не вызывает у тебя добрых чувств, но всё же он помог нам. Он сражался рядом с нами, и возможно, заслужил ещё один шанс. Если ты простишь ему ту ошибку, Совет учтёт это, и парню позволят остаться.

 

— Ты правильно заметил, Армисаэль — я не люблю нефилимов, — после долгого молчания, Беллор угрюмо кивнул. — Особенно тех, кто забывает своё место. Старшие не позволяют себе этого, а уж нефилимы тем более не смеют. Я никогда не прощал таких вещей никому, но готов сделать исключение ради тебя. Передай Миэлу, что я поручусь за него перед Советом. Но если он меня подведёт — будет вспоминать своё заточение в Аду, как райские каникулы, по сравнению с тем, что я ему тогда устрою.

 

— Спасибо, блондин. Я всё ему передам, — Армисаэль, облегчённо выдохнув и устало улыбнувшись, хлопнул Падшего по плечу, потом скрылся в палате Лайлы.

 

***

 

 

— Кажется, у нас опять гости, — раздражённо выдохнула Аурика, когда, вернувшись домой, первой увидела Нигара, расположившегося в её любимом кресле в гостиной. — Всё, с меня хватит! Я иду спать! — и, хлопнув дверью, девушка скрылась из виду.

 

— Похоже, у нашей принцессы плохое настроение, — пробурчал Карлик, проводив её задумчивым взглядом. — А я-то надеялся с ней поболтать…

 

— Кэс, сделай одолжение, побудь с Аурикой немного, — попросил блондин, даже не поздоровавшись с братом. — Нельзя оставлять её одну.

 

Демоница понимающе кивнула и, смерив Нигара ледяным взглядом, ушла вслед за дочерью.

 

— Надо же, семья почти в полном составе, как в старые добрые времена, — хмыкнул Нигар, обращаясь к братьям. — Как это мило. Может, выпить предложишь, Белл?

 

— Где Арий? — не ответив, блондин скинул куртку и тут же навис над Карликом, не позволяя тому встать. — Ты зачем его забрал? Не успокоишься никак?

 

— Будет лучше, если ты сам успокоишься, — огрызнулся Нигар, и притворная улыбка слетела с его губ. — И дашь мне возможность всё объяснить, вместо того, чтобы сразу обвинять.

 

— Гин, ты меня уже достал! — прошипел Беллор, хватая брата за грудки и выдёргивая из кресла. — Я тебя сейчас закопаю прямо на грядке с капустой, если ты не вернёшь мальчишку!

 

— Да получишь ты этого заморыша, только отпусти меня! — Карлик захрипел и закашлялся, когда рука брата железными тисками сжала его горло. Беллор сверкнул глазами и швырнул Нигара обратно в кресло. Тот скрючился, и некоторое время ещё сипел, усиленно растирая шею. — Я ведь для тебя старался! — обиженно протянул он, когда смог, наконец, говорить. — Арий хотел, чтобы я прикончил Светлую вместе с твоими дружками! Я тогда подумал, что всё это никогда не закончится, если оставить парня здесь! Кроме того, своими приказами он мне уже порядком надоел! Ну, я и изолировал его на время, пока вы не вернётесь…

 

— Можно подумать, ты был так уверен, что мы вернёмся! — дрожа от ярости, рявкнул Беллор. — Как будто не знал, куда нас отправляешь!

 

— Белл… — Нигар понизил голос и его тон стал виноватым. — Ну, не мог я бороться с отцом, пойми! Я не такой смелый, не такой сильный, не такой правильный, как ты… У меня не хватило мужества, чтобы противостоять ему. Всё, на что меня хватило — это не упасть окончательно и не стать его марионеткой. Я только и делал, что бегал всю жизнь. Так и не смог выбрать ничью сторону, потому что слишком боялся.

 

— А теперь не боишься уже? — съязвил блондин сквозь зубы. — С чего бы это?

 

— Послушай, я действительно пришёл с миром, — тон Карлика стал почти жалобным. — Я верну мальчишку, когда скажешь, и сделаю всё, как ты хочешь, только не гони меня, Белл! Я устал прятаться по норам, надоело чувствовать себя дерьмом… Помнишь, ты предлагал мне вернуться? — Нигар с надеждой посмотрел на брата. — Я долго думал над твоими словами и понял, что ты прав. Я устал так жить. Прошу, дай мне шанс, Белл! Можешь не верить мне, можешь презирать, но не гони так сразу. Позволь мне хотя бы начать всё с чистого листа!

 

— Ты, что же, собираешься остаться в Клане, Гин? — Беллор аж подпрыгнул. — Совсем охамел?!

 

— Белл, прости! — вырвалось у Нигара с отчаянием. Он встал и подошёл к брату. — Прости, что я оказался таким трусом!.. У меня ничего и никого не осталось — только ты и Аурика. Она такая… — глаза Нигара внезапно вспыхнули настоящей нежностью, и он улыбнулся. — Ты даже не понимаешь, как тебе повезло, что у тебя такая дочь. Как же я тебе завидую… Только теперь я понял, что семья — единственная ценность в этом мире. Может, и у меня когда-то будет семья, за которую я тоже буду бороться. А пока позволь мне остаться с вами. Это всё, о чём я прошу. Пожалуйста, прости, Белл!..

 

Блондин не ответил. Он лишь развёл руками и, покачав головой, плюхнулся в кресло.

 

— Белл, может тебе и правда, дать ему шанс? — решился заметить Ориэль, понаблюдав за всей сценой.

 

— С какой стати? Чтобы он завтра меня обратно к Люциферу отправил?! — огрызнулся Падший.

 

— Я никогда больше не предам тебя, Белл, — Карлик стал ещё серьёзней и теперь уверенно смотрел брату в глаза. — Если будем держаться вместе, Люциферу нас не одолеть. Может, я и не был убеждён, что ты вернёшься, но очень на это надеялся. Тебе нужно было встретиться с прошлым лицом к лицу, чтобы перестать бояться. А глядя на тебя, и я перестал, Белл.

 

— В любом случае, не мне это решать, — после долгого молчания, пробормотал блондин, поднимаясь с кресла и подходя к Ориэлю. Покопавшись в кармане, он достал оттуда Рамистар и протянул брату. — Это принадлежит тебе, Ориэль… Возьми. С помощью Рамистара ты сможешь открыть врата Рая и вернуться домой.

 

— Рамистар принадлежит Натаниэль, Белл. Это мой подарок.

 

— Боюсь, этот подарок ей уже не понадобится, — вздохнул Падший, вкладывая камень в ладонь брата и отворачиваясь. — По нашему закону завтра её казнят.

 

— И ты ничего не сделаешь? — Ориэль побледнел.

 

— Всё, что я могу сделать — это перебить всех Падших, — Беллор невесело хмыкнул. — Потому что они правы во всём. Погибли дети, и Ната не смела лишать общину права на справедливое возмездие, дабы покарать преступника. Я не скажу, что не понимаю её, но и оправдать её поступок также не могу.

 

— Значит, она… умрёт? — голубые глаза Ориэля потемнели от боли.

 

— Прости, Ориэль, но тут я бессилен…

 

— Вообще-то у меня есть одна мыслишка! — внезапно вмешался Нигар, чем заставил ангелов обернуться и посмотреть на него. — Если Белл мне позволит остаться рядом с ним и малышкой Аурикой, я попробую помочь Светлой. Ну, что?.. Уговор?.. — и он обвёл лукавым победным взглядом хмурые лица братьев.

0
25.01.2020
avatar
Светлана Фетисова
29

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен автору: