Синий Цветок. Глава 5

Прочитали 116
18+

До аэропорта я доехала на такси, что бы не толкаться в автобусе в своей парадной белой форме и туфельках на каблучках. Прошла в мой теперь отдел переводов и поздоровалась с Хакамадой. Он поднял на меня взгляд и улыбнулся.

-Вы совершенно очаровательны сегодня, Муся-сан! Но, может быть, не стоило надевать форму? Она вам очень идет, даже не сомневайтесь…  Хотя, вы, все же, переводчик от нашей авиакомпании, и форма необходима. Волнуетесь? Как вы?

-Сама не знаю…  Стараюсь внушить себе, что все хорошо, что бояться нечего, но что-то не дает мне покоя.

-Плохое предчувствие?

-Да нет…  Не похоже. Но я даже на месте усидеть не смогу, пока рейс не прилетит.

-А хотите, я провожу вас в ресторан, и вы выпьете рюмочку? Станет легче.

-Хакамада-сан, и что подумают, если увидят меня там?! Да и не в космос мне лететь, что бы все так крутились вокруг меня! Ничего, переживу и справлюсь. Вы лучше расскажите мне о Симосаве побольше. Может, мне спокойнее станет.

Хакамада вздохнул и улыбнулся.

-А что тут рассказывать… Нечего вам бояться, деточка. Вот так я думаю. Симосава очень серьезный человек. Я имею в виду то, что касается работы. Но в жизни…  Тут я не могу сказать ничего определенного относительно именно вас. Попросту говоря, на женщин он внимания не обращает. Вернее сказать, не покажет явно, что ему кто-то понравился, и скорее всего, не любвеобилен. Но в общении достаточно прост. Так мне показалось…  Очень аккуратный, как и большинство японцев, очень корректный, умеет красиво одеваться. А больше я ничего сказать и не могу. Я ведь толком с ним и не общался…

Хакамада сделал паузу.

-Хотите знать мое мнение?

-О чем, Хакамада-сан?

-О вашем друге, если позволите.

Я вспыхнула, вспомнив его взгляд вчера. И мне совсем не хотелось поднимать эту тему.

-Хакамада-сан… Вы простите меня, но мне кажется, Влад не нравится вам. Я с уважением отношусь к вашему мнению, но отношения с Владом важны для меня, что бы вы об этом ни думали. Давайте не будем говорить об этом сейчас, ладно?

Хакамада поднялся со своего стула и подошел ко мне. Он взял меня за руку и погладил мою ладонь.

-Это вы простите меня, Муся-сан! Я и впрямь позволил себе вмешаться  не в свое дело. Простите!.. Но, скажу я вам, есть в вас что-то такое, что нужно заслужить тому, кто окажется рядом с вами. Понимаете? Но, это, конечно, только ваша жизнь, Муся-сан.

Не успел он договорить, как раздался звонок по внутреннему телефону. Хакамада снял трубку и тут же положил ее, подняв на меня глаза.

-Идите, Муся-сан, Петрович зовет вас к себе! Идите же и удачи вам!

-Спасибо, Хакамада-сан!

Раскрасневшаяся, стуча каблучками, я вошла в приемную Петровича и остановилась у стола Юлии Павловны. Та смерила меня взглядом с ног до головы, пожала плечами и вошла в кабинет Петровича, не закрывая дверь.

-Андрей Петрович, Вишнева здесь…  Проходи! – шепнула она мне.

Я вошла, и Юлия Павловна вошла вместе со мной.

-Здравствуйте, Андрей Петрович!

-Привет, Машенька, привет…

Он поднялся из-за стола и подошел ко мне.

-Форма очень идет вам!.. Но лучше ее снять, да, Юлия Павловна? Как вы думаете?

-Совсем? – вырвалось у меня.

Я даже рот рукой зажала от ужаса, когда опомнилась после своих слов. Петрович аж подскочил от неожиданности, а Юлия Павловна покачала головой, скрыв усмешку ладошкой.

-Вишнева!! – загремел Петрович. – Вот она, моя либеральность где отозвалась! Слишком много себе позволяете,  Вишнева!.. Я, конечно, мог бы отправить вас к Симосаве и без формы. СОВСЕМ! Только, сдается мне, не очень бы вам это понравилось. Шутница вы наша!.. Юленька Павловна, можем ли мы сейчас, пока еще достаточно времени, найти для Машеньки что-то менее официальное, цивильное, так сказать и более легкомысленное, что ли.

-Насколько легкомысленное? – деловито отозвалась Юлия Павловна, подойдя к телефону.

-Не слишком открытое и пестрое, но радующее глаз рядом с деловыми костюмами.

-Поняла… Ирочка, душенька, привет! – Юлия Павловна обратилась к кому-то по телефону. – Не слишком рано? У Андрея Петровича просьбочка к тебе очень важная. Надо наряд сообразить для девушки. Мы сегодня гостя важного встречаем из Японии. Она – переводчица для него. Но Петрович не хочет, что бы она выглядела слишком официально. Понимаешь? Но и не как на пикнике. Когда к тебе можно будет подъехать? Да-да, хорошо! Будет!.. Андрей Петрович, Ирэн ждет Вишневу через минут двадцать у себя в бутике. Она уже выехала.

-Отлично! Я дам машину, поедете вместе… Вы ведь не возражаете, Машенька, если вас оденут, так сказать, согласно нашему выбору?

-Вам виднее… — пробормотала я, не зная, как и реагировать.

-Вишнева, думаю, вам понравится! – решительно заявила Юлия Павловна. – Еще спасибо скажете. Пойдемте…

Юлия Павловна взяла сотовый и махнула мне рукой, что бы я шла за ней. Мы вышли в коридор, а она все пыталась кому-то дозвониться. Кажется, безрезультатно.

-И где его только носит!? – ругалась она.

И тут навстречу нам возник Влад.

-О, Ковальский, как вы вовремя!

-Мне сегодня просто везет! – ответствовал Влад, подхватив руку Юлии Павловны и поднеся ее к губам. – Не успел здесь появиться, как уже вам нужен, душенька Юлия Павловна!

— Вы-то что здесь делаете в свой выходной? – просияла Юлия Павловна.

-Захотелось очень повидаться кое с кем! – ответил Влад и схватил мою руку, сжав так, что я чуть не взвизгнула.

-Понятно, понятно… — сразу посерьезнела Юлия Павловна. – Так вы поможете нам, господин Ковальский?

-Всем, чем только смогу!

-Прекрасно! Нам с Вишневой необходимо добраться до бутика Ирэн Кальман. И как можно быстрее! А Витя куда-то запропастился, дозвониться до него не могу.

-Покажете дорогу! А то в этом городе я еще не очень ориентируюсь.

Влад еще раз сжал мою руку и отпустил. Не знаю, почему, но мне стало как-то обидно, что он не обнял меня и хотя бы в щеку не поцеловал. Хотя ясно дал понять, что оказался в аэропорту для встречи со мной…  Впрочем, размышлять времени не было. Мы сели в машину Влада и весьма эффектно стартанули со стоянки.

-Если вы так же летаете на самолетах, я уже сомневаюсь, что сяду на ваш борт! – заметила Юлия Павловна, и я не поняла, шутит она или нет.

-О, нет, мне страшно это слышать! Потерять ваше доверие – просто катастрофа для меня! Но вы сами сказали, что добраться нужно как можно быстрее. Я понял это буквально.

И что бы ни говорила Юлия Павловна, Влад вел машину безупречно. Ну, за исключением скорости, разве что…

Бутик Ирэн Кальман оказался небольшим, но очень уютным магазинчиком, совсем не подходящим под модное слово «бутик». Ничего кричаще дорогущего, вещи на удивление достаточно доступные по цене, но их качество даже не пахло дешевкой. А сама Ирэн оказалась Ириной Ковалевой, потомственной портнихой, организовавшей собственное дело, как только в нашем возродившемся городишке запахло хорошими деньгами. Она быстро сообразила, что ее талант не только виртуозной портнихи, но и дизайнера найдет своих покупателей, а пока они не слишком много зарабатывали, можно и не жадничать. В итоге свой цех, с десяток талантливых девочек – дизайнеров и развивающаяся торговля, уже вынуждавшая расширить помещение и завести интернет – магазин. Ирэн процветала, одевая наш город в действительно, хорошие вещи. Она и встретила нас собственной персоной, одетая в легкий брючный костюм очаровательного кремового цвета. Черные, невероятно густые волосы коротко и стильно подстрижены, а карие глаза, своим разрезом явно выдававшие предков из Якутии, мило блестели за изящными очками. И сама она была очень симпатична.

-Как вас зовут? Машенька? – спросила она, зазывая меня крохотной ладошкой с коротко остриженными ногтями куда-то за шторы. – Пойдемте, пойдемте! Мы сейчас быстренько вам что-нибудь подберем… Ксюша! Вы присаживайтесь пока, Машенька… Ксюша!! Неси сюда то, синее… Вы сейчас померите, Машенька, может, понравится. Если нет, посмотрим еще что-нибудь. Мне просто подумалось, что этот синий цвет должен вам подойти…  Вот, смотрите!.. Спасибо, Ксюшенька!

И передо мной появилось длинное, с расширявшейся книзу юбкой, платье из великолепного гладкого шелка глубокого, очень глубокого голубого цвета. Такого темного, что его назвали бы синим, но то был голубой… Очень простого покроя верх с округлым квадратным вырезом и очень короткие намеки на рукава, делающие плечи изящными, почти миниатюрными. Узкая талия и все… Никаких украшений. Все предельно просто. Только чудесный шелк невероятного оттенка. Его блеск, его шик и ясность…

Я даже не помню, как надела его.

-Чуть – чуть тесновато в груди, — бормотала Ирэн. – Вы сами как думаете, Машенька?

-Возможно…  А это так ужасно выглядит?

-Если честно, то нет. Это лишь подчеркивает то, что по идее, должно быть меньше для вашего роста, но даровано богом…

-А мне нравится! – раздался голос Влада, и я увидели их с Юлией Павловной, вошедших в примерочную. Правда, такую огромную, что с магазинной никак не сравнишь.

-Да уж, что правда, то правда…  — согласилась Юлия Павловна. – Только оно все-таки, вечернее. Вызовешь шок, Вишнева!.. Но мне тоже нравится. Необычно как-то, но и ничего лишнего. Скорее, даже чего-то не хватает.

-Я могу предложить легкий палантин, — сказала Ирэн.

-Да-да, вполне подойдет! – завершила Юлия Павловна.

И та же Ксюша принесла совершенно невесомый палантин того же цвета, что и платье.

-Может, что-то контрастное? Светлее или вообще другого цвета? – вставил вдруг Влад.

Юлия Павловна постучала пальцем по часам на руке.

-Ребята, у нас мало времени!

-Думаю, какие-то яркие контрасты в вашей ситуации ни к чему, — проговорила Ирэн, словно и не слыша замечания Юлии Павловны. – Ей бы мех сюда, но опять же, ситуация не та, да и лето на дворе… Стойте! Есть у меня палантин для вас!

И Ксюша принесла похожий на предыдущий, но из тончайшей сетки, сохранявшей форму, словно, накрахмаленной, в искрах крохотных синих блесток, напоминавших «мушки» на вуали.

-Так будет лучше. Не так скучно, но и не кричаще. Все-таки, как я поняла, у Машеньки достаточно официальная миссия.

-А платье это надо будет возвращать? – спросила я Юлию Павловну.

-Нет! – отрезала она, разглядывая новый палантин. – Подарок фирмы. Как и твоя униформа. Ну, а дальше, если сработаетесь с Симосавой, сама о себе позаботишься. Думаю, твоей зарплаты тебе хватит.

-Приходите ко мне, Машенька! – улыбнулась Ирэн. – Сами видите, у меня одежда, которую вы вполне сможете себе позволить.

-Хорошо!

-Ну, все, разговоры закончили? – голос Юлии Павловны звучал уже раздраженными нотками. – Если на этом варианте мы окончательно остановились, тогда поехали!

Я молчала, растерявшись всей этой ситуацией, тем, что Влад торчал здесь, и я не могла почувствовать его СВОИМ. Он, как будто, стал каким-то чужим, совсем не тем, каким я его знала. Но возможно, то были только мои нервы. Я начинала злиться и не понимала, почему, в конце концов, нельзя было встретить Симосаву в униформе компании? Что в этом такого? Платье мне нравилось, но сейчас, в этой искусственной суматохе оно казалось мне ненужным, дурацким и претенциозным одновременно. В общем, хотелось мне смыться отсюда куда подальше, вернуться в свое отделение объявлений рейсов и никогда не слышать больше ни о Симосаве, ни о Японии. И пусть это лишь нервозность, волнение, усталость от суматохи. Все равно! Достали!!

Но я шла и садилась в машину, нисколько не радуясь восхищенным взглядам Влада, бросаемым в зеркало заднего вида. Юлия Павловна по телефону докладывала Петровичу о проделанной работе, а мне день казался бесконечным. Хотя, до рейса Симосавы осталось всего ничего, а мне еще надо было погладить платье и одеться уже окончательно, подправить прическу. Ничего не хотелось!.. Но, конечно же, мне пришлось все это сделать в одной из комнат отдыха для пассажиров задержанных рейсов.

 

…Через большие окна я видела, как заходил на посадку этот самолет. Я не могла знать наверняка – в небе над Андреевском садилось и взлетало несколько самолетов, но когда я его увидела, я вздрогнула и просто поняла, что это он. И в тот же момент в комнату вбежал Влад, который так и крутился здесь, решив проводить меня на встречу Симосавы. Мне этого совсем не хотелось, но сил возражать у меня уже не было.

— Пошли, быстро! – крикнул Влад. – Он садится!

-Шаттл с Марса! – рявкнула я и подхватила свой палантин.

-Ну, что с тобой, Мусенька?! – Влад прямо на ходу заглянул мне в лицо. – Если хочешь, я сам подойду к Петровичу и попрошу освободить тебя от этой миссии и вызвать английского переводчика. Хочешь?

-Нет, я не хочу. Не хочу, что бы надо мной потом весь аэропорт потешался! Успокойся ты, бога ради. Я иду, и все будет хорошо.

-В этом никто и не сомневается! На тебя только посмотреть, и никакой переводчик не нужен будет – у япошки челюсть отвиснет, и дар речи пропадет.

-Так ужасно выгляжу? – пошутила я мрачно.

-Дурочка! Ты просто обворожительна!.. Вот, Андрей Петрович, Мусенька готова. Я могу сопроводить вас?

-У нас и так охраны хватает…  Прекрасно выглядите, Машенька! Даже лучше, чем я мог ожидать… Влад, идешь с нами, раз уж тебе так неймется. Но не высовываться, не обнаруживать ваших с Машенькой отношений никаким образом. Ясно?

-Так точно, командир!

-Тогда быстро! Самолет уже на взлетке.

Мы вышли на поле и прошли к небольшому частному самолету, подкатившему к стоянке. Мы смотрели, как подъехал трап, как стюардесса открыла дверь и на трапе появились двое охранников в темных очках. Они спустились вниз, и на трап вышел мужчина в черном костюме и белой рубахе без галстука. Он улыбнулся, кивнул провожавшим его стюардессам и стал спускаться по лестнице трапа. Петрович пошел ему навстречу, а мы вслед за ним.

Я смотрела в его лицо и даже не понимала, что происходит со мной и вокруг меня. Я не замечала, что разговариваю с ним совершенно свободно, легко переводя ему приветствия Петровича, а главное – слова Симосавы в ответ. Он вежливо, с легкой улыбкой говорил и, наклонив голову, ждал, пока я переведу. Его очки в легкой металлической оправе поблескивали на солнце, пряди черных волос трепал ветер, набрасывая, на лоб и он аккуратным жестом их убирал. Кенджи Симосава оказался красив, но красив той красотой, которую замечаешь не сразу. Лишь когда в смотришься в черты лица, и увидишь, как они живы и обаятельны, когда самим сердцем, наверное, почувствуешь, как светятся глаза, когда останавливают взгляд на тебе, когда поймешь, что не можешь оторвать взгляд от мягких, подвижных губ слишком красивого для мужчины рисунка, кажется, просто созданных для поцелуя… Симосава… Я ловила его взгляд, делая вид, что так мне удобнее понимать его, но на самом деле просто не могла по-другому. Я не почувствовала, как скрылось за налетевшими тучами солнце и мгновенно похолодало. Я даже не заметила, как обхватила себя невольно руками за плечи…   А мы и простояли на поле всего несколько минут! И только когда сам Симосава заметил, что «наша милая переводчица» мерзнет, я пришла в себя и смущенно улыбнулась, невольно прикрыв рот ладошкой.

-Чудесная улыбка! – Симосава подмигнул мне, и быстро скинув пиджак, накинул его мне на плечи.

-Благодарю вас! – почти прошептала я и, подхватив пиджак за отвороты, подняла взгляд на Симосаву.

И тут он медленно поднял руку и снял очки.

«-Теперь тебе не холодно?..

-О, нет…

-Синий Цветок… Никак не думал, что ты будешь такой…

-Почему печальны твои глаза? Твоего взгляда так много, что можно утонуть и пропасть. Спасут лишь твои объятия…»

Моя рука медленно поднялась, Симосава не отводил взгляд, держа меня им, и вдруг брови его еле заметно поднялись, и я увидела в его глазах… нет не грусть, не боль, но что-то такое, что заставило защемить мое сердце.

«-Нет, мой Цветок-Синие Лепестки. Нет… 

-Но почему???..»

-Машина ждет нас, господин Симосава! – позвал Петрович громко.

Я, точно, опомнилась, опустила руку, перевела слова Петровича Симосаве и оглянулась – сзади стоял Влад и глядел прямо на меня, и я не смогла понять его взгляд. Я смотрела на него, а Симосава, не оглядываясь, шел к дверям аэропорта вслед за Петровичем, который обернулся и с вытаращенными глазами поманил меня рукой. Видно, что-то хотел сказать Симосаве.

-Муся, Мусенька! – яростно шептал Влад, догнав меня. Схватил за локоть. – Мусенька! Ну, что с тобой такое!?

-А что со мной?! Со мной все в порядке.

-Да ты на Симосаву, как кролик на удава смотришь! Просто как в ступоре! Может, переволновалась? Давай я скажу Петровичу, что тебе плохо и отвезу домой. Побудем вместе! Давай?

Я остановилась и посмотрела Владу в лицо. Красивое лицо с большущими выразительными синими глазами…  А Симосава уходил вперед, и я видела только его спину в белой рубашке, мелькавшую между плечами охранников. Синий Цветок… Симосава даже не оглянулся ни разу. Да что со мной такое в самом деле?? Может, и вправду лучше послушать Влада и уехать с ним домой? Я подняла руки и обхватила себя, завернувшись в пиджак, пахнувший еле слышно тонким ароматом очень дорогого одеколона. Аромат, уже успевший вобрать в себя запах человека, переставший быть безликим, и мне хотелось чувствовать его еще и еще, как в детстве, оставшись одна дома, я зарывалась носом в папины пиджаки, что бы чувствовать его запах и хотя бы так быть к нему ближе…

-Мне надо идти, Влад, — сказала я и пошла дальше. – Со мной все хорошо. Правда! Просто… Просто, я растерялась сначала, волновалась. Теперь все в порядке, я справлюсь.

-Ну, хорошо… Петрович разрешил мне следовать за вами. Ты ведь не против?

Я улыбнулась и пожала его локоть.

-Нет, конечно! А то кто меня пьяную после ресторана домой повезет!?

-Домой? А ты что же, не в курсе??

-Не в курсе чего? – удивилась я.

— Того, что для тебя приготовлен номер в отеле рядом с номером Симосавы. Что бы ты всегда была под рукой… Честно сказать, не очень мне это нравится, но раз Петрович так распорядился, то спорить не приходится…

Я посмотрела на Влада, но ничего не сказала – Петрович уже яростно махал мне рукой. Я догнала их, как могла, извинилась, на что Петрович показал мне кулак, а Симосава лишь кивнул.

 

 

18.06.2022
Мария Полякова

Я пишу о любви. Истории мои разные и в каждой есть непременно некий неожиданный поворот, а то и не один. Люблю добавить немного мистики, а то и вовсе на ней сюжет "замесить". И все же, не в ней суть. Она - лишь декорация, призванная разнообразить мои истории. Я называю их именно так. Ибо история - это то, что рассказывают, развлекая... или отвлекая от скучной, серой, проблемной действительности. Пусть реализмом "кормит" кто-нибудь другой... Да, мои истории не всегда достоверны с точки зрения каких-то " технических" моментов - я могу ошибиться в том, о чем мало знаю. Но я не считаю это большим грехом - и в оскароносных фильмах бывает множество ляпов!.. Да, и вот еще что - все события моих историй вымышлены от начала и до конца, а любое сходство с реально существующими людьми абсолютно случайно! О себе же мне рассказывать нечего. Просто не думаю, что это может быть интересным. Пусть уж заинтересуют мои истории! Спасибо за внимание!
Внешняя ссылка на социальную сеть


Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть