Синий Цветок. Глава 2

Прочитали 80
18+

Мне осталось только смириться с тем, что ужинать спокойно у телевизора не придется. Нет, конечно, в монахини я не записывалась, но знала прекрасно, чем все закончится – втроем мы поужинаем, потом Алька утащит своего нового ухажера в свою комнату, а мне останется за полночь мыть посуду, убирать на кухне и валится спать, чтобы, не успев сомкнуть глаза, подорваться вод звон будильника и приготовить на всех завтрак. В рейс Альке позже, чем мне на работу, спешить некуда. Что ж, хоть с новеньким КВС познакомлюсь. Может, пригодится…

Часов в десять вечера дверь распахнулась и Алька, всегда шумная, хохочущая, ввалилась в дверь, а вслед за ней вошел высокий мужчина в летной форме. Правда, форма была военная, новую, видимо, еще не получил. Он снял фуражку и смущенно улыбнулся.

-Позвольте представиться – Владислав, — произнес он, и я протянула ему ладонь, которую он поднес к губам. – Владислав Ковальский.

-Очень приятно, — ответила я. – Проходите, пожалуйста!

Совсем он не был похож на военного летчика! Вот Петрович, тот да. Очень мужественный, серьезный, с ясным стальным стержнем характера, который чувствовался во всем – в поведении, поступках. Даже грубоватый иногда. А этот – само обаяние! Изящество манер, движений, очаровательная улыбка больших голубых глаз, аккуратные борода и усы. Хотя, конечно, внешность может быть обманчива… Впрочем, никаких отрицательных эмоций я не испытывала в его присутствии. Наоборот! Я не ощущала себя лишней за столом – он одинаково ухаживал за нами обеими, остроумно шутил, был очень внимателен и вежлив. Так, словно, просто забежал на чашку чая. Хотя, все мы прекрасно понимали, зачем он здесь…  А вот Алька… Чем дольше Влад сидел с нами, тем заметнее она менялась, становясь все меньше и меньше похожа сама на себя. Веселая всегда, беспечная и доброжелательная, она мрачнела на глазах, молчала. В конце концов, я вышла на кухню вынести грязные тарелки и поставить чайник. Алька влетела вслед за мной, как фурия, и зашипела, как змея, мне прямо в ухо:

-Ты вообще ничего не понимаешь?!

-Чего я не понимаю? – спокойно спросила я, чем, кажется, еще больше ее взбесила.

-Ты не понимаешь, — кажется, моя ирония нисколько ее не смутила. – что я его для себя привезла?! Это МОЙ кавалер!! Ясно тебе?

Я рассмеялась и взяла ее за руку.

-Аль, прекрати, ради Бога! Знаю я все прекрасно! И никуда я не лезу. А то, что он не только с тобой вежливый и внимательный, так это не моя вина. Просто он воспитанный и корректный человек, вот и все. И будь готова к тому, что после чая он может спокойно откланяться и уехать, как всякий порядочный мужчина. Он ведь не знаком с тобой и не знает…

-Что не знает? – вскипела Алька окончательно. – Ну-ну, говори! Не знает, что ко мне весь аэропорт ездит на ночь? Что я славлюсь, как весьма доступная особа?

-Аль… — я усадила ее на табурет, пытаясь успокоить. – Аль, не мели чушь! Даже если многие о тебе так думают, и ты сама виновата в этом, это не означает, что я к тебе плохо отношусь и готова напакостить. Я прекрасно вижу, что Влад тебе нравится, и не собираюсь «отбивать» его. Это во-первых. А во-вторых…  Знаешь, ты вполне могла бы сегодня сама ограничить ваше общение просто чашкой чая. А завтра он позвонил бы тебе. Я просто уверена! Ведь можно же…

-Ага, а потом бы ему все равно напели бы о моих подвигах! – вякнула Алька. – Тебе точно он не нужен? Правда?

-Правда.  Он, конечно, весьма привлекателен, но я считаю тебя своей подругой. Тебе-то он сильно нравится? Действительно?

-Нравится. Очень нравится! – выдохнула Алька и сняла закипевший и свистевший чайник с плиты. – Я, как увидела его, чуть не спятила. Даже заикаться принялась…  У нас все летчики сплошное загляденье, но этот…

-Что ж, — протянула я с улыбкой, — я ведь могу и чая с вами не пить. Честно говоря, спать хочется ужасно!

-Правда?? – подскочила Алька. – Ты честно говоришь?

-А чего мне врать? Только бардак не разводи! Все я пошла.

Я хлопнула ее по плечу стремительно вышла из кухни. Заглянула в гостиную и помахала Владу рукой:

-Все, господин Ковальский, я – спать. Вы уж извините меня, но дальше я не смогу составить вам компанию. Спокойной ночи!.. Надеюсь, ужин вам понравился.

И уже выходя, я услышала, как он ответил:

-Спасибо вам, Мусенька! Блины просто замечательные…

Я закрыла дверь своей комнаты, которая находилась точно напротив Алькиной, и быстро раздевшись, повалилась на кровать… Алька давно жила у меня. Наверное, с самого дня нашего с ней знакомства. Вообще, она не местная. Просто когда открылся аэропорт, когда наша авиакомпания начала набирать обороты, а вместе с ними и штат, она приехала сюда, отчаявшись попасть стюардессой в какую-нибудь из известных авиакомпаний. Кажется, у нее с английским было неважно. А Петрович ее пожалел. Полюбовался на очаровательное личико в обрамлении темных кудряшек, на бесспорное женственное обаяние ее ярко накрашенной улыбки и потребовал, чтобы английский поднялся до нужного уровня. Мол, сам проверит! Проверять, разумеется, не стал – и без Альки дел хватает, а она вполне справлялась и дежурными фразами. Но вот жить Альке было негде. То есть, ей предоставляли прекрасную комнату в общежитии авиакомпании, но она попросилась ко мне, хотя, до аэропорта добираться оказалось куда дольше. За то никаких соседей, наши приятельские отношения и мое терпение в отношении ее бесконечных романов… Мне всегда казалось, что у меня нет к ней зависти. Ее популярность у мужчин меня не трогала – я и сама не могла обижаться на невнимание. У меня были кавалеры, просто в силу своей профессии я не так была на виду, как она. Но вот сегодня… Что бы я ни думала о Владе и как бы ни относилась к Альке, я чувствовала, что он мне понравился. Очень понравился. И я ворочалась с боку на бок, стараясь уснуть и не думать о том, чем они с Алькой сейчас занимаются. Черт бы ее побрал! И жаль эту мартышку, и ведь, все равно, как ни убеждала бы себя в том, что я нисколько не проигрываю ей, Влад, тем не менее, с ней сейчас. И не факт, что она не понравится ему настолько, что он попросту закроет глаза на ее прошлые подвиги и не останется в ее жизни для достаточно серьезных отношений. Господи, и о чем я только думала!..

Видимо, я все-таки, уснула, ибо просто подскочила на кровати, проснувшись оттого, что кто-то погладил меня по плечу.

-Муся? Мусенька, вы спите? – услышала я громкий шепот у себя над ухом, и я окончательно пришла в себя.

-Что? Зачем вы здесь? – я моментально села, закутавшись в одеяло.

-Простите меня! Бога ради! – Влад сидел на корточках у моей постели, и когда я заговорила, привстал и сел на краешек кровати. – Я попробовал открыть вашу дверь, и она оказалась не заперта…

-Вот интересно-то! И вы всегда заходите в незапертые двери, даже если знаете, что вас там не ждут?? Зачем вы трогали мою дверь и зачем зашли, господин Ковальский? – вскричала я.

-Прошу вас, не надо так возмущаться! – буквально взмолился он. – Я не причиню вам ничего плохого! Просто…

-Что «просто»?

-Знаете, Мусенька… Вы мне очень понравились. И не надо спрашивать про Алину! Вы же сами понимаете…

-Что? Что я такого понимаю, что может оправдать ваше появление в моей комнате сейчас?.. Поверьте, я все знаю про Альку. Знаю, какой легкодоступной она видится всем. Мало того! Она сама этого не отрицает и сознательно себя так ведет. Но вам, мужчинам, это очень выгодно, и никто из вас никогда не задумается над тем, а почему, собственно, все так.

-Мусенька, я вас умоляю! Во-первых, я и вправду шел к ней в гости по вполне понятным причинам. И не обманывал Алину ни на йоту. Она получила все, что желала… Но это вовсе не то, что я хотел сказать сейчас. Дурацкая ситуация!..

Влад поднялся и подошел к двери.

-Мне бы очень хотелось познакомиться с вами при других обстоятельствах! Но вышло все так, что ваша бедовая подружка пригласила меня в гости, что не оставляло никаких сомнений в ее желаниях. Она предупредила меня о наличии подруги, и я вполне естественно предположил, что подруга такого же характера. Но когда я увидел вас, Мусенька, понял, что попал в идиотское положение. Мне бы откланяться и уйти еще из-за стола, но не хотелось обижать Алину, да и надежда высказать вам свое отношение к вам не давала покоя… Мне стыдно, Мусенька и я сейчас покину ваш дом…

-Но?

-Мы с вами могли бы встретиться, как говорят, в другое время и в ином месте? Не говорите только, что я – наглец, и вы больше не желаете меня видеть!

Я не удержалась и улыбнулась.

-Не скажу!.. Дайте мне подумать, и я постараюсь забыть о вашем вторжении сюда.

-Но как же я узнаю, когда вы что-то надумаете? Вы дадите мне свой телефон или позвоните сами?

Я не могла видеть его глаз в темноте, но мне нравился его голос, в котором я слышала явную улыбку, такую искреннюю, наполненную неподдельной надеждой, что бахнула я, не задумываясь.

-Оставьте мне свой номер, так и быть.

-Так вы обещаете? Правда позвоните мне??

-Передумаю, если вы и впрямь считаете меня лгуньей!

-О, нет, Мусенька! Что вы! Просто поверить не могу в такую удачу. Ваш сотовый далеко?

-Да нет…

Я дотянулась до тумбочки и взяла свой сотовый, на который записала продиктованный Владом номер телефона.

-А теперь отправляйтесь спать, господин Ковальский! – скомандовала я, отложив телефон.

-Да, пора…

Он поднялся с моей кровати.

-Я сейчас вызову такси! А пока оно едет, вы позволите покурить на кухне? И немного чаю, если можно.

Я помолчала, пугаясь своих желаний, но совладала с собой и с ними.

-Отвернитесь!

Влад послушно отвернулся, и я встала, накинула халат и подошла к двери, у которой он стоял. Боже, от него за версту чувствовался запах очень хорошего одеколона и… почти невыносимой причины моего волнения, которое заставляло меня дрожать! Я вспыхнула, но решительно протянула руку к ручке двери.

-Погодите, Мусенька!

Я обернулась, оказалась с ним лицом к лицу, хотя, конечно же, он был выше меня. Ни слова не говоря, Влад положил ладонь на мой затылок, притянул к себе и поцеловал меня в губы. Быстро, но так чувственно, что я даже сказать ничего не смогла.

-Простите… — прошептал он. – Простите меня, Мусенька! Я не должен был этого делать. Но рядом с вами чертовски трудно сдержаться! Я пойду.

И он вышел за дверь, стремительно прошел коридор и прихожую, и я даже возразить не успела, как Влад исчез в темноте ночи. О,  да, он сможет добраться до дома – такси в нашем Андреевске обслуживали клиентов круглосуточно и безупречно. Совесть меня не должна была мучить. Она и не мучила. Все-таки, мужик. Взрослый, бывший военный летчик. Может, и к лучшему, что он вот так ушел – у меня будет время, чтобы как-то осмыслить случившееся…

Я медленно прошла на кухню, машинально отметила, что Алька так и не убрала ничего со стола, и села на табуретку, прикурив сигарету. В коридоре открылась с легким скрипом Алькина дверь, а следом и она сама влетела на кухню с растрепанным и растерянным видом.

— А где…

Видимо, до нее дошло, что потеря Влада выглядит сейчас глупо, но молчать теперь было еще глупее.

-Он ушел, что ли?

Алька остановилась около стола.

-Да.

-Ты видела? Надеюсь, не ты его выгнала!

-Зачем бы мне это делать? – фыркнула я, усмехнувшись, и затушила окурок в пепельнице. – Не помню, чтобы мне это хоть раз пришло в голову!

-Ну, мало ли… Что, если он тебе не понравился? Или наоборот, понравился? А? Такого не может быть, чтобы Влад тебя тоже очаровал, и ты от зависти решила бы испортить мне ночь?

Алька начинала меня бесить, стоя надо мной в своем цветастом шелковом пеньюарчике, рассчитанном на откровенное соблазнение мужиков – такой он был прозрачный и воздушный. Все ее прелести оказывались видны, и мне стало не по себе от мгновенного видения, мелькнувшего перед моими глазами.

-Иди ты к черту! – рявкнула я. – Никого я не выгоняла! А если твой ухажер смотался от тебя, значит, туда ему и дорога. Еще найдешь.

Я попыталась встать, но Алька на пускала.

-Ты видела, как он ушел?

-Естественно! Я его и проводила.

-И что он сказал? Говори же!

Я вздохнула, откровенно устав от этой ночи, от Альки с ее допросом, оттого, что приходится скрывать от нее ухаживания за мной Влада. Хотя, зачем скрывать?

-Он… Хорошо, Аля. Я скажу, но не смей винить меня!

-Что??.. Он что же, сказал тебе что-то обо мне плохое? Он за что-то сердит на меня?

-Не кричи, Бога ради! Ничего такого он не сказал. Я думаю, он не из тех мужиков, которые обсуждают личное с кем бы то ни было… Аль! Прости, но он предложил мне встречаться с ним. Кажется, я ему понравилась.

Алька от неожиданности рухнула на табуретку, да так и застыла, уставившись на меня с разинутым ртом.

-Встречаться с кем? С тобой??

Я решительно встала, разозленная ее вопросом.

-Ты что же, считаешь, что со мной такие распрекрасные, как господин Ковальский, и рядом стоять не пожелают?!

Точно, опомнившись, Алька опустила голову.

-Нет, я не то хотела сказать…  Просто мне не верится, что так вот все повернулось. Ну, ладно бы он просто ушел и все. И черт с ним! Как-нибудь прожевала бы и выплюнула. Но вот так, едва выйдя из моей спальни заигрывать с моей же подругой!

И как я ни злилась на нее еще минуту назад, ее слова заставили меня притормозить. Я села обратно на табуретку. А Алька подняла голову, и я увидела ее мокрые глаза.

— А ты? Что же ты ему ответила? – тихо спросила она. – Ты согласилась? Будешь встречаться с ним?

-Аль, я не знаю…  То есть, я записала его номер сотового, пообещала подумать…

-Нет, ты скажи – он нравится тебе? По честному!

Она схватила меня за рукав халата и дергала, как ребенок , выпрашивающий у матери игрушку.

-По-честному…  Да, нравится. И что теперь делать, я не знаю. Мне не хотелось бы поступать с тобой подло…

-Подло?? – вскричала Алька, утирая глаза и размазывая при этом тушь под глазами. – Ты уже… уже взяла его номер, ты по сути, уже согласилась! Думаешь, он этого не понял? И поверь, он не станет дожидаться, пока ваше Высочество изволит позвонить и сообщить свой положительный ответ! Он знает, где ты живешь, знает, где работаешь. Это не я – вечно в рейсах! Сидишь себе по сменам в своей будке и вещаешь ангельским голосочком…

-Аля!! – рявкнула я. – Прекрати!.. Если для тебя все это такая трагедия, я переживу и дам ему отворот. Бог с ним! Свет клином не сошелся.

-Ну да, а я-то что с ним делать буду, если я ему на фиг не нужна? Он теперь на меня и не посмотрит. А если и появится, то известно, для чего. Мне же это после всего случившегося и даром не надо. Так что, не оглядывайся на меня, подруга. Вперед! Глядишь, скоро и свадьбу сыграем!

Истерика так и рвалась из нее, я понимала ее обиду, понимала, как не вовремя в ней проснулось желание получить кого-то надолго, серьезно. Видно, Влад этот ей в самое сердце вонзился, оказавшись, наверное, первым из тех, кто взял вот так и посреди ночи покинул красотку Альку, не сказавши адреса. Смогла бы она и в самом деле смириться, что ее лучшая подруга уводит у нее кавалера?..

-О свадьбе говорить еще рано, — сказала я. – Но если ты серьезно не против, я…

-Ты дура, Муська, или прикидываешься?! – расхохоталась Алька. – Ты и самом деле решила ждать моего ответа?? И ты отступишься, если я скажу – нет, Муся, я не согласная? Совсем рехнулась?? Топай давай спать! Я уберу тут, а ты подумай, как поэффектнее преподнести ему свое согласие. А то наберешь его, и голосочком скромной школьницы, охваченной несусветной радостью, скажешь, что счастлива принять его предложение встречаться… Только сделай одолжение, предупреждай меня о ваших свиданиях здесь! Мне бы не хотелось… Ну, сама понимаешь.

-Понимаю и обещаю. Спокойной ночи.

Я не стала обнимать ее и плакать в восхищении ее великодушием у нее на плече. Альке этого не нужно было. Я просто отправилась спать, стараясь не думать ни о ней, громыхавшей на кухне посудой, ни о Владе, которому и впрямь не знала, что и сказать. Как бы это и вправду выглядело, если бы я позвонила и скромненько так объявила, что согласна встречаться!?..

Алька еще спала, когда я утром выпила кофе с блинчиком, надела форму и отправилась на корпоративный автобус, который заезжал к нам на окраину Андреевска исключительно из-за меня, единственной отсюда, кто работал в аэропорту. Альку возила специальная машина прямо к ее рейсам.

Не успела я зайти в наше отделение объявлений о рейсах, как моя шеф Мариночка Ивановна, налетела на меня с большими глазами:

— Мусенька, быстрее!!

-Что? Куда быстрее?? — не поняла я, уже догадываясь, в чем дело.

Мариночка Ивановна выглядела такой взволнованной только в одном случае – когда речь заходила о Петровиче, натурально, свете ее очей. Мы все относились к нему с огромным уважением и симпатией, даже восхищением, но Мариночка Ивановна — то был особый случай. И если честно, то нам всем, кто ее знал, очень хотелось, что бы когда-нибудь ее чувства оказались услышаны, а красота замечена и оценена. Ее огромные синие глаза, всегда ярко, но аккуратно подкрашенные, ее пшеничные локоны, чудно золотистые, уложенные в кокетливую прическу, ее слегка полноватая, но невероятно притягательная, женственная фигурка, подчеркнутая белой униформой с золотой эмблемой  «Королева Ветров». Как такое пропустить?! Тем не менее, Петрович оставался недосягаем ни для кого, и все, что оставляло хоть какую-то надежду – это его неизменное одиночество. У него не было даже подруги в нашем городе, ни с кем он не встречался и никого не замечал.

-Петрович? – коротко спросила я, мысленно недоумевая, что могло быть нужно ему, Великому Боссу от объявляющей рейсов.

-Да!! И беги быстрее, Бога ради! Он только что позвонил сюда, и мне пришлось соврать, что ты уже давно на месте, просто за кофе убежала на секунду. МУСЯ!! Ты еще здесь!?

Видно, ее волнение передалось и мне. Я выскочила из нашего отделения, как ошпаренная, не помня себя, добежала до офиса Петровича и остановилась только перед носом Юлии Павловны, секретаря и первого помощника Петровича. Она поглядела на меня поверх очков, усмехнулась.

-Вишнева, у нас здесь пожар? – спросила она и кивнула на кулер с водой. – Выпей!

Я залпом проглотила содержимое маленького стаканчика, отдышалась и почему-то прыснула в ладошку. Правда, строгий взгляд Юлии Павловны быстро привел меня в себя.

-Мне сказали… — начала я.

-Да, дорогая, Андрей Петрович вызывал тебя сам и ждет тебя по весьма интересному вопросу. Но бегать, как сумасшедшая, совершенно никакой надобности. У него посетитель сейчас. Подожди, я доложу о тебе.

Она нажала кнопку селектора и деловито произнесла:

-Андрей Петрович, Вишнева здесь… Хорошо.

И она кивнула мне, ободряюще улыбнувшись, хотя, бояться Петровича никому и в голову не приходило.

-Заходи…  И улыбайся, пожалуйста! У тебя очень хорошая улыбка, Вишнева.

-Ага… — прошептала я, улыбнулась и распахнула дверь в кабинет Петровича.

 

 

17.06.2022
Мария Полякова

Я пишу о любви. Истории мои разные и в каждой есть непременно некий неожиданный поворот, а то и не один. Люблю добавить немного мистики, а то и вовсе на ней сюжет "замесить". И все же, не в ней суть. Она - лишь декорация, призванная разнообразить мои истории. Я называю их именно так. Ибо история - это то, что рассказывают, развлекая... или отвлекая от скучной, серой, проблемной действительности. Пусть реализмом "кормит" кто-нибудь другой... Да, мои истории не всегда достоверны с точки зрения каких-то " технических" моментов - я могу ошибиться в том, о чем мало знаю. Но я не считаю это большим грехом - и в оскароносных фильмах бывает множество ляпов!.. Да, и вот еще что - все события моих историй вымышлены от начала и до конца, а любое сходство с реально существующими людьми абсолютно случайно! О себе же мне рассказывать нечего. Просто не думаю, что это может быть интересным. Пусть уж заинтересуют мои истории! Спасибо за внимание!
Внешняя ссылка на социальную сеть


Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть