Приговорённые к Аду. Глава 8. Сломанный Рай

— Прекрасно, — Михаил скривил лицо в фальшивой улыбке и показательно похлопал в ладоши, снисходительно кивнув Белл-Ориэлю. — Я почти готов поверить в исключительные способности нашего новичка и вручить ему заслуженную победу. Правда, остался ещё один боец, которого я попросил сегодня оценить способности Белла, но думаю, не стоит подвергать неопытного юношу такой опасности… Камияр, — Архангел милостиво улыбнулся ветерану, уже вышедшему на арену. — Ты должен простить мне, что я выдернул тебя из боя, где ожидают настоящие противники и смертельная опасность. Вряд ли мои ученики способны понять, что значит вести бой, когда на кону стоит твоя жизнь. Белл-Ориэль только ребёнок. Он бы не продержался и трёх минут против такого бойца, как ты — мы все это понимаем. Как понимаем и то, что к поединку с тобой он не готов. Поэтому давайте пожалеем мальчика. Ему, без сомнения, страшно, ведь он не так представлял себе бой, верно, Белл-Ориэль? — Михаил понимающе подмигнул юноше и холодно ухмыльнулся.

— Я не боюсь, Великий, — спокойно возразил Белл, легко уловив в тоне Архангела насмешку, от которой его передёрнуло. — И я готов сражаться дальше.

— Лучше помолчи, — прошипел Камияр, чуть наклонившись к парню.

Белл вспыхнул, и его фиалковые глаза упрямо сверкнули.

— Я не боюсь! — отчётливо повторил он, обводя взглядом притихшую толпу. — И я готов это доказать!

— Белл, не надо! — тут уже не выдержала и сорвалась Аврора. Она бросилась было к парню, но её удержали ангелы, стоявшие рядом. — Белл! — крикнула девушка, не в силах вырваться из крепких рук. — Пожалуйста, не надо!..

Нигар смотрел на брата и понимал, что тот не отступит. Слишком открытой была насмешка Михаила, и слишком умело Великий манипулировал чувствами подростка, исподволь подталкивая того принять вызов. Зная Белл-Ориэля, можно было не сомневаться, что гордость, и обострённое чувство собственного достоинства, не позволят юноше перед всеми прослыть трусом. Особенно перед Авророй, которая своим отчаянием лишь разбудила в нём желание покончить с насмешками и придирками Михаила раз и навсегда.

— Что ж, твоё желание сражаться до конца похвально, — губы Архангела язвительно скривились. — Но твоя самонадеянность переходит все границы, Белл-Ориэль. Камияр не привык играть в игрушки, и я не могу заставить его пожалеть сопливого юнца ради раздутого у того самолюбия.

— Я и не прошу меня жалеть, Великий, — стиснув зубы, процедил юноша, ещё больше ощетинившись. — Я лишь прошу дать мне возможность попробовать свои силы против настоящего воина.

— Михаил, хватит! — никто и не заметил, как позади Архангела появилась Касиэра.
— Мальчик не в себе! Он болен и сам не понимает, что говорит, разве ты не видишь?!

Словно в подтверждение её слов, Белл вдруг покачнулся и побелел, переступив с ноги на ногу. Фиалковые глаза подёрнулись дымкой, но парень разогнал её, тряхнув головой, одновременно борясь с подступающей тошнотой.

— Ты не здоров, Белл-Ориэль? — тут уже вмешался Гавриил, внимательно разглядывая парня.

Тот вздёрнул подбородок и, бросив быстрый задумчивый взгляд на Аврору, на её полные слёз глаза, уверенно покачал головой.

— Я здоров, Великий, — холодно возразил он, чувствуя, как сознание всё больше заполняет тень. Дыхание на миг сорвалось, мышцы свело короткой судорогой. Белл вновь перевёл взгляд на Аврору и задержал его, словно пытаясь что-то сказать. Затем огляделся, выискивая в толпе брата. В его глазах застыла искорка усталой обречённости, и невысказанные слова последнего «прости». Так и не найдя среди присутствующих единственное, родное ему существо, Белл поднял голову, с вызовом встречая тёмный взгляд Михаила.

Нигар едва не бросился к брату, забыв о своей невидимости, но вовремя спохватился. Следующие слова Михаила заставили его очнуться и замереть на месте.

— В таком случае, я не вижу повода, чтобы отказать тебе в просьбе опробовать свои силы против настоящего воина, — скучающе протянул Архангел. — А заодно наказать за гордыню и самонадеянность, от которых ты никак не избавишься, не смотря на все мои уроки… Камияр, — не обращая внимания на побледневшее от злости лицо Касиэры и всхлипы Авроры, обратился Михаил к охотнику. — Белл жаждет боя. Покажи ему бой, и не нужно его щадить. Пара серьёзных ранений пойдёт мальчишке на пользу, — и он замолчал, равнодушно наблюдая, как противники выбирают оружие.

— Белл, не надо! Не дерись, Белл, пожалуйста! — закричала Аврора, изо всех сил вырываясь из рук ангелов, чтобы броситься к любимому. — Белл!!! — обречённо всхлипнула она, и разрыдалась, повиснув на их руках, потому что юноша даже не повернул головы.

— Теперь пусть бой пройдёт в воздухе, — приказал Михаил, знаком велев противникам взлетать.

Камияр тут же взмыл в воздух. Белл-Ориэль слегка растерялся, но потом распахнул крылья, следуя его примеру.

Крылья слушались плохо. Отсутствие постоянной практики полётов сказывалось не лучшим образом, но ещё больше мешала слабость, всё более накрывавшая тело Белла противной липкой волной.

Они поднялись над полигоном на приличную высоту прежде, чем Михаил дал команду начинать.

Нигар наблюдал за всеми действиями с земли, понимая, что ничем не сможет помочь брату в воздухе. Архангел словно просчитал все действия наперёд, и теперь Нигар чувствовал, как задыхается от быстро разрастающегося страха. Паника накрывала ледяной удушливой волной, вызывая колючие мурашки по всему телу и безотчётный ужас, от которого хотелось кричать изо всех сил.

В это время Камияр уже атаковал противника, видимо не желая тратить времени зря. Движения ветерана были быстры и практически неуловимы. За ними невозможно было уследить, лишь мерцавшие в закатном солнце клинки, говорили о том, что бой в самом разгаре.

Белл едва успевал уворачиваться от смертельной стали, кружа вокруг противника и не в состоянии нанести ни одного ответного удара. Камияр двигался молниеносно, перемещаясь в воздухе словно призрак, одновременно атакуя и защищаясь. Его лицо, как и лицо Белла, ничего не выражало, и только в глазах можно было заметить каплю напряжения и сосредоточенности. Уже через пару минут боя Белл понял, что воин просто играет с ним, гоняя, как щенка, в расчёте на то, что мальчик скоро выдохнется и не сможет продолжать поединок. Это осознание разозлило Белл-Ориэля, заставив остановить бесполезное метание и включить голову. Навязчивый шум в ушах мешал сосредоточиться, но огонь в груди рвался наружу, призывая продолжать битву.

— Дерись! — прошипел юноша, неожиданно резко метнувшись к Камияру и ударив того ногами по рёбрам, когда, отбив атаку меча, воин беспечно открыл бок для удара. Камияра отшвырнуло далеко в сторону, а меч в руке Белла неожиданно засветился яростным пламенем. Взвыв от прилива адреналина, юноша стремительным рывком догнал противника и, облетев по дуге, взмыл вверх, исчезнув на мгновение в ослепительных лучах солнца. Камияр потерял его из виду буквально на секунду, а в следующую — едва не рухнул наземь от ослепительной боли между лопаток. Белл обрушился на него сверху, как коршун, и нанёс беспощадный удар в основание шеи эфесом меча. Воина словно пронзило током, а из глаз посыпались искры. Он молниеносно перевернулся, и это спасло его от повторного удара. Белл скатился с него и полетел вниз, пытаясь выправить равновесие, но Камияр тоже не терял зря времени. Закалённый в боях, он очень быстро подавил боль и кинулся за соперником. Догнал и несколькими обманными движениями заставил поверить в прямую атаку, но потом скользнул вниз и, схватив юношу за ноги, раскрутил, как кистень и швырнул вниз.

Белл падал на землю со скоростью пушечного ядра. Перед глазами всё рябило, небо и земля менялись местами, и их очертания сменяли друг друга, смазанными кадрами прорываясь сквозь молочную пелену. Понимая, что ещё несколько мгновений, и он разобьётся, Белл зарычал точно зверь, разгоняя туман перед глазами, и последним усилием воли расправляя разорванные воздушным потоком крылья. Падение замедлилось, крылья поймали восходящий поток, позволяя ангелу снова взлететь.

Однако передышка была недолгой. Не успел Белл облегчённо выдохнуть, как рядом вновь оказался Камияр. Не давая юноше возможности прийти в себя, воин бросился в атаку.

Несколько минут они сражались, попеременно нанося удары и выставляя блоки, при этом кружа над землёй с чудовищной скоростью. Зрители на земле восхищённо ахали, вскрикивали и галдели, забыв обо всём. Меч Белл-Ориэля так и продолжал светиться пламенем, словно передавая то, что было у юноши на душе. Не смотря на опыт и преимущество в силе, Камияру всё ещё не удавалось победить противника. На его стороне были многочисленные бои, различные уловки и знания, а на стороне Белла юность, упрямство, скорость и, какое-то странное, почти отчаянное желание победить.

— Хватит, парень, лучше сдайся! — рыкнул Камияр, когда его меч прочертил очередную полосу на теле юноши, которое и так всё уже было в крови. — Ты уже всё доказал, и никто не сочтёт тебя трусом! Остановись!

— Нет! — прошипел Белл в ответ, продолжая осыпать ветерана ударами, упрямо стиснув в руке меч.

— Если не сдашься, я тебя убью! — Камияр скривился, с досадой взглянув в фиалковые глаза. — Даю тебе последний шанс, щенок!

— Слишком поздно, — пробормотал Белл, криво ухмыльнувшись и ощущая, как стремительно тают его силы, и как вместе с мечом соперника его тело атакует слабость и чернота. — Меня и так убьют…

От подобного ответа Камияр на миг опешил, что дало возможность Беллу нанести удар. Его меч скользнул по торсу соперника, оставляя на нём глубокий порез. Ветеран дёрнулся и зашипел, зажав рану свободной рукой, а другой, продолжая отбивать атаки.

Оба раненые, противники невольно снизились, и теперь бой проходил почти у земли, так что зрители имели возможность хорошенько рассмотреть все детали сражения, от которого их отделяло метров тридцать, не больше.

Несмотря на то, что соперники истекали кровью, ни один из них не хотел сдаваться. И хотя Камияр не потерял в скорости, Беллу всё ещё удавалось уворачиваться от его ударов и наносить свои. Однако он всё больше и больше терял силы, удерживаясь в воздухе только благодаря чудовищной воле. Камияр наступал, отлично ощущая слабость противника, но тоже не спешил наносить решающий удар.

— Сдавайся, парень! — рыкнул ветеран, неожиданно мощным ударом приложив Белла по корпусу и наблюдая, как юноша кувырком отлетает в сторону.

— Нет! — прошипел Белл, скорчившись от боли, но упрямо разворачиваясь, встречая соперника лицом к лицу.

— Чёртов идиот! — процедил Камияр с досадой, понимая, что остановить мальчишку не получится иначе, как только серьёзно покалечив. Этого делать не хотелось. Упрямая отвага юнца вызывала невольное уважение, а его решимость и стойкость в бою восхищала даже видавшего виды воина. Но деваться было некуда. Камияр всё ещё ждал, что Михаил сам остановит бой, но так и не дождался. Архангел явно не спешил спасать мальчишку, а значит, воин правильно расшифровал его взгляд, когда тот отправлял новичка на поединок.

Белла просто приговорили, и Камияр оказался тем палачом, который должен привести приговор в исполнение. Это не нравилось воину, но времени, чтобы разобраться в ситуации, у него не было. Белл, хоть и заметно ослабевший, продолжал поединок, компенсируя силу скоростью и упрямством. Он тоже знал, что умрёт, поэтому и решил сражаться до конца. Камияр это понимал, и уважал его выбор. Он поступил бы также. Предпочёл пасть в бою, нежели жить, ежеминутно ожидая удара в спину.

«Интересно, чем этот мальчик так не угодил Высшим?» — задумался охотник, пытаясь разглядеть в красивом лице Белла ответы на свои вопросы. — «Что в нём может так пугать Михаила?»

Впрочем, долго размышлять ветерану не дали. Заметив его неуверенность, Белл поменял тактику и стал использовать обманные удары соперника против него. Камияру чудом удалось избежать смерти, когда, заблокировав его атаку, юноша вдруг ударил воина по крылу, потом перевернулся в воздухе и с немыслимой скоростью рубанул мечом вдоль шеи. Ветеран успел лишь чуть отклониться назад, почувствовав, как пламя меча опаляет левую щёку, сжигая бровь и волосы у виска. От боли потемнело в глазах. Камияр ощутил приторный запах палёной плоти, ударивший ему в нос от раны, оставленной оружием соперника. Кожа на щеке лопнула, кровь, шипя и пузырясь, закапала за воротник тоги. Воин стиснул зубы и, ругаясь последними словами, плашмя ударил мечом по корпусу Белла, вложив в эту атаку всю свою ярость и боль. Юноша не ожидал подобной реакции, поэтому сила, с которой атаковал Камияр, оказалась для него фатальной. Белл-Ориэль застыл в воздухе, не в состоянии вздохнуть или просто шевельнуться. Сознание почти отключилось, свет померк, боль в теле стала беспредельной. На грани сознания пульсировала только одна мысль: «Вот и всё».

Крылья продолжали трепетать, поддерживаемые воздушным потоком, но сейчас они больше напоминали купол парашюта, на котором Белл медленно опускался вниз.

Воспользовавшись передышкой, Камияр глянул вниз, отыскав взглядом Михаила. Высший неодобрительно смотрел на воина, словно тот не исполнил его волю. Потом лицо Архангела скривилось, и он чуть заметно качнул головой.

Камияр понял. Сглотнув сухой комок в горле, он перевёл взгляд на пытающегося прийти в себя Белла и переложил меч в другую руку, до боли стиснув рукоять в кулаке. Затем решительно устремился к своей жертве…

— Нееет!!! — отчаянный, почти безумный крик Нигара прорезал полную тишину на полигоне, и эхом прокатился по сверкающим шапкам далёких гор. Время словно остановилось и потекло, как в замедленной съёмке. Толпа заворожённо затаила дыхание, наблюдая, как Камияр замахивается мечом для последнего удара. Никто и не заметил, как на краю полигона, словно из воздуха появился сам Нигар. Его короткие крылья хаотично били воздух в тщетном усилии взлететь. По щекам мальчика ручьём бежали слёзы, лицо было перекошено от ужаса и беспомощности, а в глазах стремительно разгоралось адово пламя. — А-ааа!!! — надрывно захрипел младший, падая на колени и впиваясь в траву когтями от безумной боли и нестерпимого чувства надвигающейся неизбежности. — Нееет!!! Нет!!! Белл!!!

Ледяная чернота обрушилась рваным потоком, захватив сознание мальчика и не давая ему дышать. Нигар лишь на мгновение потерял связь с реальностью, и это помешало ему увидеть, как над полигоном взвилась ещё одна тень. За мгновение до того, как Камияр нанёс последний решающий удар, она загородила Белл-Ориэля собой. Раздался чей-то крик, потом визг, толпа всколыхнулась и внезапно пришла в движение.

Нигар поднял голову. Слёзы мешали, как следует рассмотреть, что происходит, а в душе, вместо чёрной дыры и опустошённости стремительно разгоралось нарастало пламя ярости.

Меч Камияра пронзил тело оказавшейся на его пути Авроры, так и не достигнув своей настоящей жертвы. Ужасающий крик Белла, в последнем усилии успевшего подхватить раненную девушку, разрезал небеса вслед за её коротким стоном. Словно в бреду Нигар наблюдал, как оба, парень и девушка, потеряв последние силы, камнем падают вниз. Несколько коротких мгновений, и их тела с глухим стуком разбились о сухую глину полигона.

Звенящая тишина в который раз повисла в воздухе. Никто не шевелился. Даже Камияр замер в воздухе, плохо осознавая, что произошло. Его лицо застыло, взгляд остекленел, губы побелели.

И тут раздался свист… Совсем тихий, протяжный, словно плач ветра вдали. Голубые небеса над полигоном потемнели, рваными сгустками над травой поплыл чёрный дым. Он клубился, поднимаясь над травой и обволакивая ангелов. Это вывело толпу из оцепенения, и все стали оборачиваться, в недоумении оглядываясь, и стараясь понять, что происходит.

Михаил забеспокоился первым. Он резко обернулся и тут же увидел Нигара, стоявшего на холме, чуть позади остальных ангелов. Глаза юноши были устремлены на парящего в небе Камияра, а чуть подрагивающие губы издавали тот самый свист, что усиливался с каждым мгновением. Ещё не понимая толком, что всё это означает, Архангел шагнул было к младшему, но вдруг споткнулся, кулём свалившись на траву. Он не успел заметить, как с губ Нигара сорвалось яростное: «Сдохни!!!», а в глазах разверзлась кровавая бездна. В это самое мгновение Камияр резко дёрнулся, коротко вскрикнул и камнем полетел вниз. Его тело, как и до этого тела Авроры и Белла, с глухим стуком врезалось в землю.

— Все сдохните!!! — уточнил Нигар с убийственной решимостью, скользнув пылающим взглядом по неподвижному телу Камияра и переводя его на толпу.

Послышались сдавленные крики, кашель, стоны и, один за другим ангелы валились с ног, как подкошенные, не в силах даже шевельнуться. Они корчились в жестоких судорогах в безуспешной попытке набрать в лёгкие хоть каплю воздуха. Архангелы были более сильными, но и они не могли справиться с дьявольским воздействием магии Нигара. Задыхаясь, Высшие катались по траве, судорожно впиваясь когтями в землю. То тут, то там раздавался треск лопающихся мышц и хруст сломанных костей, и в воздух вздымались тысячи капель крови, окрашивая полигон в бордово алый цвет…

— Нигар!!! — чей-то отчаянный вопль прорвался сквозь затуманенное сознание юноши, разгоняя смертельную эйфорию, и заставляя очнуться от гипнотического созерцания массовой агонии. Чьи-то руки схватили его за плечи и затрясли, потом на щеку обрушилась хлёсткая пощёчина, окончательно вырывая сознание из сумрака. — Нигар, перестань!!!.. Перестань!!! Белл жив, слышишь?!.. Он жив!!!..

Последние слова резанули по сердцу, медленно просачиваясь в разум и пробуждая уснувшие было эмоции. Нигардиэль вздрогнул, потряс головой, и только тогда увидел Касиэру, стоявшую перед ним с белым, как снег лицом. В прекрасных синих глазах женщины плескались искорки пережитого страха и боли.

— Ты нужен своему брату, — тихо прошептала Касиэра, вглядываясь в почерневшие глаза юноши, и всё ещё продолжая держать его за плечи. — Ему нужна помощь, Нигар! — она перевела взгляд на место, куда упал Белл-Ориэль, потом осторожно подтолкнула парня, выпуская из своих рук.

Нигардиэль развернулся, дрожащей рукой смахнул с мокрого лба прилипшую чёлку, скользнул тусклым взглядом по медленно приходящим в себя ангелам, и, шатаясь словно пьяный, направился к месту трагедии.

— Белл!!! — прохрипел он, рухнув на колени возле брата и осторожно приподнимая его голову. — Белл, я здесь… Я с тобой… Не молчи… Скажи что-нибудь, братик!

— Гин… — губы раненого шевельнулись, но глаз он не открыл, лишь тихо застонал, когда Нигар положил его голову себе на колени. — Авро…ра!.. — прошелестело чуть слышно, и младший невольно посмотрел на неподвижное тело девушки, лежавшей в полуметре от них.
Лицо Авроры было испачкано землёй, золотые волосы рассыпались по окровавленной траве, руки безвольно раскинуты, переломанные крылья, словно белоснежное покрывало впитывали в себя кровь, струившуюся из раны на груди, оставленной мечом Камияра.

— Нигар! — кто-то тихонько окликнул младшего, отрывая того от угнетающего зрелища. Рядом опять стояла Касиэра, с жалостью и одновременно с настороженностью глядя на братьев. — Разреши мне помочь, — попросила она, присаживаясь на колени рядом с Белл-Ориэлем.

Нигар побелел, его глаза сверкнули, и он угрожающе зарычал, как самка хищника, оберегающая своё дитя. Касиэра замерла, не решаясь приблизиться. Вид разъярённого ангела привёл её в замешательство.

— Я могу помочь, — совсем тихо напомнила она, стараясь, лишний раз не шевелиться. — Залечить его раны…

— Почему ты не упала, как остальные? — в свою очередь задал вопрос Нигар, крепче прижимая к себе Белла.

— У меня другая магия, — Касиэра, не отрываясь, смотрела в фиалковые глаза младшего. — Время уходит, Нигар, — она осторожно кивнула на раненого. — Если не позволишь помочь — Белл умрёт.

Помедлив ещё мгновение, парень чуть отстранился, давая возможность женщине приблизиться, но, не спуская с неё цепкого взгляда.

Стараясь не делать резких движений, Касиэра склонилась над раненым, мягко прислонив красивые тонкие пальчики к его вискам. Белый, ослепительный свет вырвался из её ладоней и невесомым ручейком потёк по телу ангела. Очень скоро светом пропиталась каждая клеточка Белла, буквально растворяя тело в нём.

Парень застонал, а Нигар с силой вцепился в его руку, словно боясь, что брат вдруг исчезнет, увлечённый за собой сияющей волной магии.

— ЧТО. ТЫ. ДЕЛАЕШЬ?!!! — громоподобный рык Архангела разорвал тишину, и в следующую секунду у Нигара, будто что-то лопнуло в голове. Мгновенная яркая вспышка, боль, и сознание утонуло в темноте.

Михаил, словно гора, возвышался позади, а его лицо было перекошено от гнева. Убрав меч, рукоятью которого он как следует приложил Нигара, Архангел с нескрываемой яростью смотрел на Касиэру, от неожиданности подскочившую и одёрнувшую руки.

Впрочем, грозный вид Михаила недолго смущал женщину. Она выпрямилась, поднялась с колен, поправив воздушное платье, потом её прекрасные глаза отчётливо наполнились бешенством, и она с вызовом посмотрела на Высшего.

— Теперь ты доволен?! — рявкнула она, сверкая очами. — Добился своего, Михаил?! 

— Не лезь не в своё дело, Касиэра! — процедил Архангел, трясясь от гнева. — Или, ты явилась сюда, чтобы охранять этих ублюдков?! Может, тебя сам Люцифер подослал?!

— А может, ты от своей ненависти умом повредился?! — в тон ему рыкнула женщина, покраснев от негодования. — Ты хоть понимаешь, что наделал?! Ты разбудил силы, с которыми не в силах справиться, Михаил! Силы, которые способны разнести все миры к чёртовой матери!

— Не чертыхайся здесь, Касиэра! — Архангел аж подскочил. — А что касается Сил, то я с ними справлюсь! — он вновь выхватил меч, и шагнул было к поверженным братьям, но Касиэра внезапно оказалась у него на пути, загородив подростков собой.

— Ты не тронешь их! — тон женщины изменился став ледяным и угрожающим. — Не в твоей власти, Михаил, вершить судьбу этого мира! Ты лишь посланник. Тебе доверили Рай, а не всё Сущее!

— Не смей меня учить! — прошипел Высший, надвигаясь на женщину. — Не смей лезть в мои дела!

— А ты не смей повышать на меня голос! — осадила Касиэра, мгновенно потемнев лицом.
Ураганный порыв ветра пронёсся над полигоном, подняв тучу пыли, от которой сами небеса стали грязно-серыми, утратив привычную голубизну. — Никто не давал тебе права начинать новую войну, Михаил! Ты забыл своё место, если решил, что убийство детей сойдёт тебе с рук! Здесь — Вотчина Создателя, а не поле битвы!

— Разве я не должен защищать Дом Отца нашего от Его врагов, Касиэра?! — в голосе Архангела послышалось отчаяние. — Разве не для того я здесь?!

— Если сам Создатель до сих пор не уничтожил этих детей, Михаил, значит, они ему не противны. Ты не получал приказа вершить суд, разве не так?

— Но эти дети — выродки Сатаны!.. Люцифер оставил их здесь, чтобы…

— Создатель не уничтожил Люцифера! — упрямо перебила Касиэра, жёстко взглянув ему в глаза. — И тебе не позволил!.. Так откуда ты взял, что убийство этих мальчиков угодно Ему?!

— Нигар убил наших братьев, — Архангел с болью и обречённостью обвёл взглядом залитый кровью полигон, на котором до сих пор стонали раненные и лежали переломанные тела погибших. — Он и его брат более не могут оставаться здесь.

— Решай этот вопрос, Михаил, но не смей превращать Рай в место казни! — угрюмо фыркнула женщина, склоняясь над Авророй и осторожно переворачивая её. Осмотрев девочку, она вздохнула, и направилась к Ориэлю, обходившему раненых ангелов.

— Отправьте этих двоих в Тёмную грань, — кивнув на лежащих на земле братьев, глухо приказал Михаил подошедшим охранникам. — Завтра решим, что с ними делать, — он вздохнул и отвернувшись, зашагал вдоль полигона.

0
25.05.2020
avataravataravatar
Светлана Фетисова
69

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Рекомендуем почитать

Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть