Приговорённые к Аду. Глава 18. Смерть как наслаждение

Вот уже несколько дней Афаэл пребывал в самом мрачном расположении духа. Появление загадочного «Карлика», поглощающего души, и неуловимого «Ангела Смерти», что разнёс к чертям целый континент — было совсем некстати. Мало того, что Светлые постоянно наносили удары, медленно, но планомерно уничтожая восставших ангелов, так теперь ещё и эта напасть. Но самое ужасное в том, что группа разведчиков, собранная Правителем и отправленная на место трагедии, так и не сумела ничего толком выяснить. «Ангел Смерти», как его тут же окрестили Падшие, был действительно ангелом, но кто он, откуда взялся и почему превратил целый континент в пустыню — никто ответить так и не смог. Да и о Карлике больше узнать ничего не удалось. Даже описания его внешности они получить не успели. Рамдэль не рассказал, а другой свидетель успел сбежать. Кроме того, что у так называемого Карлика не было нормальных крыльев, и он не мог летать — больше примет не имелось. Это раздражало, злило и пугало Афаэла. Он лишь недавно укрепился в своём законном праве на власть, с таким трудом расчистив себе дорогу, заручившись поддержкой самых сильных Падших, приручив отъявленных негодяев и подчинив бунтовщиков… Обидно было бы начинать всё заново. К тому же, Афаэл всерьёз опасался, что такие силы, как Карлик и Ангел Смерти вполне способны составить ему конкуренцию, и если не сместить, то заметно пошатнуть его положение и подорвать авторитет. Если Падшие продолжат гибнуть, а Правитель не сможет их защитить — Клану придёт конец.

Погруженный в эти невесёлые размышления, Афаэл нервно мерил шагами пустой полутёмный зал в катакомбах, когда до его слуха донёсся едва уловимый шорох, прозвучавший из коридора. Правитель замер, как встревоженный зверь, и долго стоял, не шевелясь, пристально вглядываясь в темноту уходящего вдаль лабиринта.

— Кто здесь? — наконец, не выдержав, тихо спросил он, интуитивно чувствуя угрозу.

— Привет! — шёпот, раздавшийся прямо над ухом, заставил Афаэла подскочить от неожиданности и шарахнуться в сторону. В его руках тут же оказался тяжёлый широкий меч, и он выставил его перед собой, спиной прислонившись к стене, чтобы исключить нападение сзади.

Однако, развернувшись, правитель так никого и не увидел. Он до боли вглядывался в темноту перед собой, но не мог уловить ни движения, ни даже запаха. И хотя Афаэл не страдал от расшатанных нервов и не был уличён в трусости, он всё же ощутил, как волосы на его макушке встали дыбом, словно рядом оказалось нечто противоестественное и противное самой природе.

— Кто здесь? — постаравшись, чтобы его голос прозвучал как можно более уверенно, повторил правитель, и его зрачки в темноте сузились как у кошки, хищно полыхнув зелёным огнём. — Что за игры?

— Меч убери! — отозвался некто спокойно, и даже чуть снисходительно.

Повинуясь хорошо развитому инстинкту и всегда доверяя ему, Афаэл прислушался и опустил меч. Потом и вовсе убрал, рассудив, что вряд ли сможет дать серьёзный отпор противнику, которого даже не видит.

Как только оружие из его рук исчезло, воздух у противоположной стены подёрнулся рябью, загустел и превратился в молодого мужчину с золотистыми волосами до плеч и настороженным взглядом фиалковых глаз.

Оба ангела несколько секунд с интересом рассматривали друг друга. Невзирая на огромный рост Афаэла, незнакомец умудрялся смотреть на того сверху вниз, словно перед ним был не правитель, а мелкая козявка, не достойная внимания. Этот взгляд не ускользнул от Афаэла, но, обладая природной осторожностью, он не спешил лезть на рожон, предпочитая лучше изучить врага, а уж потом воздать наглецу по заслугам.

— И кто ты такой? — не смотря на внутреннее напряжение, тон правителя по-прежнему не нёс в себе угрозы. Голос звучал приглушённо, а взгляд непроницаемых чёрных глаз не выражал ничего, кроме лёгкого любопытства.

— Моё имя тебе знать необязательно, — Нигар повёл плечом, потом протянул Афаэлу книгу, что держал в руках. — Тебе просили передать.

Правитель отделился от стены, и, немного подумав, шагнул к незнакомцу. Осторожно забрав у того книгу в чёрном кожаном переплёте, открыл её и перелистал страницы.

— Книга Адороса?! — ахнул он, ошеломлённо распахнув глаза и уставившись на гостя.— Но… откуда?!.. Это ведь давно исчезнувший артефакт!.. Почти легенда!

— Как видишь, не совсем, — небрежно заметил Нигар, задумчиво наблюдая за правителем, который всё ещё пребывал в шоке и не мог успокоиться.

— Кто передал мне её? — взволнованно поинтересовался тот, крепко прижав книгу к себе, словно боялся, что незнакомец передумает и заберёт её назад.

Но гость не ответил. Просто неопределённо хмыкнул.

Афаэл помолчал, но поняв, что ангел не собирается ничего объяснять, заговорил сам.

— А у тебя интересные способности, — перевёл он тему, неторопливо укладывая книгу в нишу за спиной, и краем глаза продолжая следить за незнакомцем. — Никогда не встречал ангела, который мог бы вот так запросто становиться полностью невидимым… Ты не Светлый, — продолжал рассуждать он. — Это я уже понял. Светлый бы не сунулся сюда добровольно, и уж конечно, не стал бы отдавать мне книгу… Значит, ты Падший? — говоря всё это, правитель как бы между прочим продвигался к единственному выходу из зала. Для Нигара подобная уловка не осталась незамеченной. Его глаза недобро сверкнули, из горла вырвался предупреждающий рык.

— Стой на месте! — приказал Нигар, и его взгляд мгновенно заледенел. Афаэл увидел, как зрачки гостя тут же заволокло тьмой, и в них проявилась нешуточная угроза.

Правитель остановился, недоумённо приподняв брови, потом слабо усмехнулся и вздохнул.

— О, я и не думал… — пробормотал он, примирительно подняв руки, и осторожно отступая на шаг.

— Странно, я считал тебя умнее, Афаэл, а ты, оказывается, даже не думаешь, — съязвил Нигар, и его зрачки стали мёртвыми, как у змеи.

— Ладно, давай не будем ссориться, мы ведь ничего друг о друге не знаем, — правитель снова улыбнулся, с трудом скрывая досаду. — Понимаю, ты не хочешь отвечать на вопросы, но может, согласишься на сотрудничество?.. Падшему ангелу тяжело выживать в одиночку, как бы силён он ни был. Я по себе знаю, каково это, когда не с кем словом перемолвиться, а кругом только враги. Что если тебе вступить в мой клан…

— Я не Падший! — лицо Нигара вмиг потемнело. — И не прислуживаю таким, как ты!

— Со мной рядом нет слуг — только друзья, — Афаэл остался невозмутим, словно презрение в словах гостя прошло для него незамеченным. — Но раз ты не хочешь, — он развёл руками. — Что ж, не буду настаивать… Только зря ты отрекаешься от нас так поспешно, мы ведь можем оказаться вполне полезны друг другу. Даже, если ты не Падший… И не Светлый… — он на мгновенье замялся. — Но тогда кто ты?.. Демон?

— Нет, я сам по себе.

— Вот, как? — Афаэл на минуту задумался. — Значит, ты ангел, который сам по себе, и у которого есть книга Адороса… — пробормотал он, рассуждая вслух. — А знаешь, что я думаю? — вдруг прищурился он. — Ты, по-видимому, тот самый проводник, оставленный Люцифером для того, чтобы контролировать Землю, и влиять на процессы, что здесь происходят.

— Проводник? — странно, но Афаэлу вдруг показалось, что незнакомец неожиданно напрягся и даже побледнел немного, словно предположение правителя его озадачило. Впрочем, разбираться в эмоциях гостя не было времени, и потому Афаэл поспешил продолжить.

— Ты не мог взять книгу в Раю — там её давно нет, да и не под силу Михаилу вести диалог с Первым Ангелом в обход Создателя. А вот Люциферу подобная афера вполне могла сойти с рук, с его-то способностями. Значит, именно Люцифер позаботился о том, чтобы ты передал книгу мне, верно?

— Зачем ему заботиться о тебе, Афаэл? — губы Нигара презрительно скривились. — Какой Люциферу прок в том, чтобы клан Падших смог выжить и укрепиться здесь, на Земле?

— О, это хороший вопрос, мой друг! — правитель довольно рассмеялся, одновременно прикидывая свои шансы поймать гостя, и при этом остаться в живых. — И из этого я делаю выводы, что ты не только держал книгу у себя, но читал её довольно внимательно. А раз это так, то Люцифер, без сомнения, доверяет тебе. Это укрепляет мою веру в то, что мы с тобой сможем сотрудничать и дальше.

— Например? — Нигар больше не торопился уходить. Афаэлу даже показалось, что его гость не менее него самого стал заинтересован в разговоре.

— Война рано или поздно закончится, — правитель неопределённо пожал плечами. — Конечно, победы не будет, но теперь, когда Адорос с нами, — он кивнул на книгу. — Мы сможем создать на Земле собственную империю, с которой будут считаться и в Раю, и в Аду. Ты спросил, зачем это Люциферу? Так вот, отвечу: Люцифер проиграл, но он не оставил своих попыток вернуться в Рай и отомстить Михаилу. Для этого ему понадобится армия Падших, ведь демоны не могут выйти из Мира, их питающего. А Падших в Аду не так уж и много. Значит, Люциферу потребуется подкрепление. А где его можно взять? Правильно — здесь! И я более чем уверен, что именно Адорос посоветовал Люциферу передать книгу мне, чтобы я смог сохранить для него армию.

— И ты будешь стараться для Люцифера? — не удержавшись, Нигар скептически фыркнул.

— Нет, конечно, — Афаэл даже не счёл нужным лгать, но продолжал наблюдать за своим гостем всё то время, пока говорил. — Я не ушёл за ним в Ад, и не собираюсь идти обратно в Рай. Я буду стараться для себя, и конечно, для тех Падших, что теперь от меня зависят. И уверяю тебя: Адорос и сам Люцифер тоже не тешат себя иллюзиями на мой счёт. Просто у них, как и у меня, сейчас нет выбора. Пусть клан выживет и сохранит своих воинов, а там посмотрим, что будет дальше…

— Мне пора! — заметив, что правитель снова косится на выход, Нигар резко оборвал разговор.

— Подожди! — внезапно Афаэл шагнул вперёд, решительно преградив ему путь.

Нигар мгновенно замер, тут же неуловимо преобразившись в хищника, приготовившегося к смертельному броску. Его тело подобралось, мышцы напряглись, в глазах появился нехороший огонь.

— Прошу, не торопись! — правитель успокаивающе поднял ладони, но с места не двинулся, продолжая загораживать собой выход. — У меня к тебе дело, Нигар… Ты ведь Нигар, да? — тихо и чуть хрипло уточнил он. — Я слышал о тебе от Рамдэля… Только не знал, что ты Проводник… Так вот, у меня к тебе просьба: помоги связаться с Люцифером! Передай, что у меня есть к нему предложение. Тебе это тоже будет выгодно, потому что я намереваюсь создать несколько корпораций и наладить бизнес между Адом и Землёй. Это поможет всем нам, ведь деньги нужны буквально на всё. В общем, если Люцифер будет заинтересован, пусть даст мне знать. А если ты останешься посредником между нами, то получишь свой процент, договорились?

Нигар молчал. Он по-прежнему не шевелился, лишь зрачки его слабо мерцали в полутьме.

— Это всё? — наконец спросил он, когда напряжённое молчание достигло апогея, и казалось, что любой шорох станет спусковым механизмом, который заставит ангелов потерять остатки хладнокровия. — Если всё, то лучше отойди, Афаэл. Я ведь могу выйти отсюда и по-другому!

— Хорошо, — правитель не шелохнулся, лишь немного отступил, словно нарочно провоцируя ангела к действию. — Только последний вопрос… Материк на юге? Это твоих рук дело?

Нигар не ответил. Вместо этого его губы дрогнули, и с них слетел полусвист-полувздох. Правитель охнул, словно кто-то огрел его кувалдой по голове, и его мощное тело с высоты своего роста рухнуло на пол.

— Не стой у меня на пути! — прорычал юноша, склонившись над парализованным ангелом и гипнотизируя того мёртвым взглядом застывших зрачков. — А то твой клан останется без правителя! — несколько мгновений Нигар ещё наблюдал, как Падший, хрипя и корчась, борется со смертью, затем вдруг исчез, бесшумно растворившись в воздухе.

Афаэл всхлипнул, несколько раз судорожно вздохнул, и долго лежал без движения, не пытаясь подняться. Когда же он решился встать, его ноги тряслись, а по лицу катились крупные градины холодного пота. Правитель смахнул их рукавом тоги, бессильно сполз по стене и покачал головой.

— Чёртова тварь! — выругался Афаэл сквозь стучавшие зубы, всё ещё не в силах отдышаться и поверить, что так легко отделался. — Теперь я понимаю, о чём говорил Рамдэль! И правда, «Адский Жнец», чтоб ему пусто было!..

***

— Ну, и зачем ты это сделал? — шипел змей в голове всю дорогу, пока Нигар добирался до места, где оставил Белл-Ориэля. — Для чего выдал себя, продемонстрировав этому болвану свои силы?

— Афаэл — не болван! — огрызнулся юноша, чувствуя, как его захлёстывает злость. — Он всё рассчитал верно, и быстрей меня догадался, кто за всем стоит!

— Ты и так знал, что хранилище принадлежит твоему отцу…

— Да, но не знал, в кого он меня превратил! — Нигар всё же взорвался. — «Проводник!». Что ж, теперь мне понятна его забота! И его желание запихнуть в меня как можно больше знаний!

— Что плохого в желании Люцифера сделать тебя сильным?

— Всё его желание заключается в том, чтобы использовать меня и Белла, как оружие, в войне против Михаила! — разъярился парень. — Но в остальном, ему плевать на нас так же, как было всегда! И то, что Люцифер подготовил эту библиотеку, только доказывает: он отлично знал, что однажды, нас с Беллом выкинут из Рая!

— Даже, если он и предполагал такой исход, что здесь странного? — прошипел змей без всяких эмоций. — Ты заявил, что хочешь вернуться в Рай и отомстить Михаилу, поэтому тебе открыли доступ в библиотеку. Пошли навстречу, чтобы дать возможность воплотить эту идею в жизнь. И вот, потратив всего несколько недель, ты уже стал в разы сильнее. Ты почувствовал себя уверенным, гордым, неуязвимым — так что в этом плохого? Разве не долг отца защитить и научить своего сына? Разве не твой долг помочь своему отцу разобраться с врагами? Чем ты недоволен, Нигар?

— Тем, что мне лгут, и тем, что меня желают использовать втёмную!

— Никто тебе не лгал, просто некоторая информация должна поступать постепенно, — неохотно согласился змей. — Однажды вы с Люцифером встретитесь, и ты получишь ответы на все свои вопросы.

— А ты не можешь ответить на них? Прямо сейчас? — с вызовом бросил юноша, упрямо поджав губы. — Или, по-твоему, я не догадываюсь кто ты?!

Змей затих. Он долго не произносил ни слова, пока не лопнуло терпение у самого Нигара.

— Скажи что-нибудь! — зло потребовал юноша, и даже остановился перед очередным порталом, чтобы выровнять дыхание. — Или ты бубнишь только тогда, когда тебя не спрашивают?!

— Что ты хочешь услышать? — внезапно став ледяным, неохотно откликнулся голос в голове.

— Ну, что ты скучал, например! — съехидничал парень, пожав плечами. — Что ты не спал каждую ночь, переживая о том, как там твои дети! Не обижают ли их? Или может, им нужна твоя помощь?

—А ты уверен, что, даже находясь, всё это время рядом с вами, Люцифер стал бы подтирать вам сопли? — насмешливо прошелестело в голове, отчего Нигар покраснел и поджал губы. — Глупый ангел! — продолжил змей, издеваясь. — Ты вообразил, будто Люциферу больше нечем заняться, как только водить тебя повсюду за ручку и учить уму-разуму? Что он сутками напролёт торчит в твоей голове, дабы с тобой понянчиться?.. Что я — это ОН?.. Знаешь, вообще-то, предполагалось, что сыновья Люцифера унаследуют от своего отца достаточно ума, воли и хладнокровия, чтобы добиться всего самостоятельно. Но, видимо, вы так размякли в Раю, что не способны мыслить здраво.

— Если ты не Люцифер, то кто? — рявкнул Нигар, уязвлённый замечаниями змея до глубины души.

— Я уже говорил! — небрежно отозвался голос. — Я — это ты. Мы — одно целое.

— Тогда откуда тебе известно то, чего не знаю я?

— Ты знаешь. Просто эти знания скрыты глубоко в твоём разуме. Я помогаю разблокировать то, что было заложено при рождении, чтобы ты смог использовать все резервы силы не через сотни лет, а прямо сейчас.

— Почему я должен тебе верить? — не сдавался Нигар. — Может, ты лжёшь?

— Ты не понимаешшшь! — от раздражения голос змея вновь превратился в шипение. — Хорошшшо, объясню по-другому!.. Я — твоё подсознание! Я — это ты, через сотни лет. Когда откроешь все свои таланты, наберёшься опыта и войдёшь в полную силу — я исчезну, и уже ТЫ станешь МНОЙ!

— То есть ты — это я, только взрослый?

— Да!.. И чем быстрее ты будешь взрослеть и учиться, тем меньше будет меня в твоей голове. День, когда я исчезну навсегда, будет означать, что ты постиг всё, что заложил в тебя отец, и дальше ты уже сможешь совершенствоваться самостоятельно. Сейчас же ты обращаешься ко мне подсознательно, когда испытываешь в этом необходимость. Например, когда чувствуешь себя слабым или неуверенным, когда не можешь найти ответы или справиться с обстоятельствами.

— То есть, я не только разговариваю сам с собой, но и сам себя поучаю и оскорбляю! — пробурчал Нигар, тяжело вздохнув. — Весело!

— Ты можешь обойтись и без меня, но тогда тебе придётся набираться опыта и решать все свои проблемы в одиночку, — невозмутимо предложил змей.

— Я понял, — буркнул юноша, о чём-то задумавшись. — Ладно, тогда ответь мне, — после долгой паузы, вновь заговорил он. — Если я не захочу помогать Люциферу мстить, а пойду своей дорогой, на чьей стороне будешь ты?

— Я только на одной стороне всегда — на твоей! — раздражённо прошипел змей. — Правда, уверен, что ты не сможешь простить своих врагов, Нигар — у тебя не тот характер!

— Расскажи мне про Белл-Ориэля, — помолчав ещё немного, уже более спокойно попросил юноша. — Почему у него всё по-другому?

— Белл-Ориэль менее похож на Люцифера, чем ты, — не слишком охотно пояснил змей. — И у вас разные характеристики, которые вкупе дополняют друг друга и не могут навредить.

— То есть, для Белла моя магия не опасна, как и его для меня?

— Верно. Исключая побочные эффекты, конечно. Последствия применения.

— Понимаю. Если на меня рухнет скала, которую взорвал Белл — я умру?

— Да. Беллу и его силе, мало кто сможет противостоять. Впрочем, как и тебе. Но вот убить тебя Белл вполне способен.

— И кто из нас сильней?

— Вы оба уникальны, и каждый по-своему, но Белл гораздо опасней. Его показатели не ограничиваются характеристиками Смерти, и Армагеддон не всё, на что он способен. Правда, воспользоваться заложенной в нём силой полностью Белл-Ориэль сможет лишь тогда, когда придёт его время. Именно поэтому, ему нельзя получить те знания, что предназначенные тебе, Нигар. Вы должны дополнять друг друга, а не соревноваться между собой, иначе равновесие будет нарушено, и мир просто исчезнет.

— Вместе с нами…

— Именно так.

— Для чего Люцифер заложил в нас такие сильные характеристики? — после долгой паузы вновь спросил юноша. — Неужели, он уже тогда понимал, что проиграет?

— Он допускал подобный исход, — спокойно согласился змей. — И наделил вас подобными характеристиками, чтобы быть уверенным в вашей неуязвимости.

— А Люцифер не предполагал, что эти характеристики могут быть использованы против него? — осторожно поинтересовался Нигар. — Например, если мы окажемся неблагодарными сыновьями?

— Вы не можете применить свою магию против того, в ком течёт ваша кровь, — фыркнул змей, понимая, куда клонит юноша. — Люцифер не был бы Люцифером, если бы этого не предусмотрел.

— Видимо, ты прав, — Нигар удручённо кивнул, но при этом глубоко в его зрачках полыхнул упрямый огонь. — Но хватит пока разговоров… — внезапно оборвал он. — Мне пора возвращаться к брату! — и через мгновение растворился в струйке чёрного дыма.

***

Огромный малиновый шар заходящего солнца повис над горизонтом, почти касаясь пылающим боком бесконечного поля снегов.

Белл-Ориэль стоял на небольшом уступе скалы, и, не обращая внимания на редкие снежинки, падающие на его светло-золотистые волосы, задумчиво смотрел вдаль. Воздух потрескивал ледяной стужей, снег хрустел и искрился, но сейчас Белла почти не беспокоил холод. Юноша быстро набирался сил, восстанавливаясь после неконтролируемого всплеска ярости, и последующего обморожения. Его раны зажили, ноги окрепли, и он всё чаще покидал пещеру, чтобы вдохнуть свежего воздуха, и взглянуть в хрустальную высь небес, перевёрнутым океаном висевшую над головой.

В такие минуты Белл надолго застывал неподвижно, не отводя глаз от горизонта, и погружаясь в какие-то свои, ведомые только ему мысли. Тогда скулы его чуть вздрагивали, фиалковые глаза темнели, на лбу, между бровей появлялась морщинка.

Иногда Белл проводил на утёсе целый день, и оставался на ночь, растворяясь среди россыпи звёзд, алмазными гроздьями усыпавшими небосвод.

Поначалу Нигар пробовал образумить брата, пытаясь уговорить того вернуться в пещеру, чтобы поесть и согреться, но всё было напрасно. С каждым днём Белл всё сильней замыкался в себе, всё больше молчал, и упрямо покидал пещеру сразу же, как только они с Нигаром заканчивали текущие дела.

Сам Нигар, пользуясь отсутствием брата, и сперва радовавшийся каждой возможности незаметно навестить библиотеку, теперь лишь хмурился и вздыхал, в очередной раз, обнаруживая Белла посреди ледяной пустыни.

Вот и сейчас, привычно материализовавшись меж хаотично застывших торосов, неподалёку от своего дома, куда Нигар переселил Белла, едва тот снова смог летать, младший брат совсем не удивился, застав старшего за немым созерцанием горизонта.

— Ты давно здесь? — подойдя к Беллу, Нигар осторожно тронул того за плечо. — Проголодался?

Белл-Ориэль молча качнул головой.

— Я видел Падших, — бросил единственный козырь Нигар, надеясь хоть этим вывести брата из состояния странной отрешённости.

Это сработало. Белл оторвал взгляд от малинового диска солнца.

— Ты разыскал их?.. Зачем?

— Хотел познакомиться и немного понаблюдать, — младший пожал плечами, подумав о том, что с каждым днём лгать Беллу становится всё легче. Это не нравилось Нигару, но деваться было некуда, и он смирился.

— Ты хочешь к ним присоединиться?

Этот вопрос вывел младшего брата из состояния задумчивости, и заставил возмущённо вздёрнуть подбородок.

— Ты думаешь, я решил сбежать? — с вызовом спросил он. — Бросить тебя?

— Я думаю, ты имеешь право жить своей жизнью, Гин, — Белл остался спокоен. — Тебе необязательно всю жизнь оглядываться на меня, и искать оправдания своим действиям.

— О чём ты? — Нигар напрягся, поспешно переведя взгляд на снег под ногами.

— Я вижу, как ты меняешься, Гин… Я это чувствую. Каждый день ты находишь предлог, чтобы уйти, а когда возвращаешься, то прячешь глаза. Уходишь от ответа, когда я спрашиваю, где ты был…

— Белл, я…

— Я не собираюсь тебя контролировать, — тут же перебил Белл-Ориэль, пресекая оправдания. — Мы уже не дети, и ты вполне можешь распоряжаться собой. Только прошу: не лги мне больше. Я чувствую твою ложь и мне больно…

— Прости! — только и смог выдохнуть Нигар, при этом его щёки заалели от стыда. — Я бы хотел рассказать тебе, но не могу! Правда, не могу, Белл, поверь!

— Тогда просто молчи, — тон Белл-Ориэля стал холодным. — Или позволь мне помочь, если у тебя какие-то проблемы.

— У меня нет проблем кроме той, что приходится тебя обманывать, брат, — Нигар понуро опустил голову. — Ты прав — это меня мучает. Но условия таковы, что нарушив их, я потеряю часть себя…

— Твой визит к Падшим с этим связан?

— Отчасти, — Нигар неохотно кивнул. — Но я действительно хотел на них взглянуть. Мне даже удалось пообщаться с их правителем.

— С Афаэлоном? — брови Белл-Ориэля взлетели вверх. — Надеюсь, он всё ещё жив, Гин?

— Был жив, когда я уходил, — губы младшего дрогнули, сдержав улыбку.

— Ну, и какое у тебя впечатление от вашей встречи?

— Афаэл кажется довольно умным, — задумавшись на минуту, наконец, изрёк Нигар. — Он уже слышал обо мне и сразу понял, кто перед ним. И, быстро просчитав все выгоды, тут же предложил вступить в его клан.

— Но потом так же быстро передумал? — хмыкнул Белл-Ориэль.

— Вряд ли ему понравилось валяться на полу и корчиться от судорог, — Гин невозмутимо кивнул. — Но он сам виноват. Я не собирался нападать, пока он не начал меня провоцировать.

— Хотел удостовериться в твоих силах?

— Видимо хотел убедиться, что я не составлю ему конкуренцию, — Нигар снова кивнул. — Только зря Афаэл так волновался. Если кто и сможет занять престол, так это ты, Белл. Против тебя у него просто нет шансов.

— Я не собираюсь отбирать власть у Афаэла, — Белл-Ориэль сразу нахмурился и покачал головой. — Признаю, я думал об этом, но потом понял, что власть меня не привлекает.

— А что тебя привлекает, брат? — взгляд Нигардиэля потух, вновь став печальным. — Ты всё время молчишь, и не сводишь глаз с небес. Что ты пытаешься там отыскать? На что надеешься?.. Что Михаил передумает и вернёт тебя домой? Что Великие Врата откроются и гостеприимно пригласят тебя обратно в Рай?

— Я и сам не знаю… — голос Белла дрогнул и он отвернулся. — Наверное, мне просто нужно время, чтобы привыкнуть к тому, что я больше не Светлый, Гин.

— Тогда привыкай быстрее, потому что сами Светлые вряд ли заблуждаются на этот счёт.

— Как слишком быстро они превратились во врагов, — задумчиво пробормотал Белл, покачав головой. — Тебя это не удивляет?

— Светлые никогда и не были нашими друзьями, братишка — я всегда тебе об этом говорил, — Нигар небрежно повёл плечами. — Так что нечему и удивляться. И хватит грустить по тому, что уже никогда не сбудется. Лучше давай прогуляемся в город и немного встряхнёмся. Кстати, знаю отличный способ, чтобы прогнать тоску, — он хитро прищурился. — Рассказать?

— Если ты об алкоголе, то…

— О! Есть развлечение гораздо более приятное! — Нигар загадочно улыбнулся. — Гарантирую, тебе понравится!

— И что же это?

— Женщины, мой дорогой братишка!.. Женщины, которых на Земле не счесть!

***

— Знаешь, а тебе идёт! — оглядев брата со всех сторон, удовлетворённо кивнул Нигар, с интересом рассматривая шёлковую вышивку по краям синего сюртука, и коричневый стёганый жилет, в который переоделся Белл-Ориэль перед тем, как они отправились в один из северных приморских городов. На обоих были свободные чёрные штаны из шерстяного сукна, мягкие полусапожки, изготовленные из кожи и войлока и отороченные мехом. Поверх одежды ангелы набросили меховые куртки, которые, впрочем, были им не нужны, лишь исполняли роль необходимого атрибута из одежды людей. Здесь Беллу пришлось полностью довериться брату, который очень быстро разобрался, что к чему, и теперь разгуливал среди горожан совершенно свободно, как будто всю жизнь провёл в их обществе.

На узких, пропахших рыбой и табаком улицах было довольно оживлённо. Падал редкий снег, тут же превращаясь в хлюпающее месиво под ногами, сырой ветер лениво шевелил обледеневшие чёрные ветви чахлых деревьев.

— Сегодня праздничный день, — тоном знатока изрёк Нигар, кивком указывая на забитую повозками и людьми маячившую впереди площадь. — Видишь, сколько народу?

— Что они делают? — Белл с любопытством рассматривал толпу, заглядывая в лицо чуть ли не каждому прохожему.

— Там ярмарка, брат. Люди приходят на ярмарку, чтобы покупать. Обычно, в праздничные дни, понял?

— И какой у них праздник?

— Да я почём знаю?! — отмахнулся младший, схватив брата за рукав и ловко проталкиваясь вместе с ним на другую сторону площади. — Если захочешь что-то купить, можем вернуться позже. А пока, топай лучше за мной!

— Куда ты меня тащишь? — Белл попытался было воспротивиться напору и остановиться, но Нигар вцепился в него, как клещ. Он так и тянул старшего брата за собой, пока они не оказались возле каменного двухэтажного здания, парадная которого была украшена резными перилами и серебряным колокольчиком над дверью.

Решительно поднявшись по ступеням крыльца, Нигар ударил рукой в колокольчик.

Дверь распахнулась, и на пороге возник огромный усатый детина в белой рубашке и клетчатом бежевом жилете. Его тёмные волосы разделял прямой широкий пробор, и они опускались за уши ровными прядками, где их придерживали дужки больших роговых очков, отчего серые глаза мужчины казались немного выпуклыми.

— Чем могу помочь, господа? — окинув посетителей быстрым оценивающим взглядом, поинтересовался хозяин.

— Нам апартаменты на четверых, вина, и хороших закусок, — вынув из кармана увесистый мешочек с монетами, Нигар вложил его в ладонь мужчины. — Да, и налейте две ванны, чтобы мы могли освежиться с дороги.

Хозяин взвесил монеты в руке, потом широко улыбнулся и с поклоном, отступил от двери.

— Позвольте… — едва братья вошли, растерялся хозяин. — Вы сказали на четверых, а вас только двое…

— В том-то и проблема, уважаемый, — Нигар растянул губы в холодной улыбке. — Нам понадобится компания, и возможно не одна.

— Я вас понял, — мужчина поспешно кивнул, помогая гостям снять куртки, чтобы аккуратно повесить их на вешалки возле дверей. — Господа желают высказать свои предпочтения?

— Сначала ванну. И покажите весь товар, — Нигар кивнул Беллу и сам уселся на мягкий диван. — Мы выберем первых, а там посмотрим.

— Как скажете, — хозяин кивнул. — Сейчас принесут закуски и вино, — он исчез за дверью, а Белл недоумённо повернулся к брату.

— Что мы здесь делаем? — прошипел он, одновременно оглядывая зал, увешанный тяжёлыми красными балдахинами, скрывающими от посторонних глаз огромные кровати, стоявшие в нишах у окон. — Зачем мы сюда пришли?

— Настало время приобщиться к цивилизации, братишка, — Нигар загадочно улыбнулся. — Не нервничай так. Я был здесь уже много раз, и уверяю: тебе понравится!

— Понравится что? — Белл помрачнел, неловко ёрзая на диване. — Что мы вообще будем делать?

— Ничего, — Нигар ухмыльнулся, беря с подноса, который принёс молодой служка, бокалы и разливая вино. — Пей, — он протянул бокал брату. — Ешь, наслаждайся женщинами…

— Здесь странно пахнет, — заметил Белл, неуверенно отхлёбывая вина. — И этот запах мне не нравится, — он выразительно сморщил нос.

— Это духи, — Гин небрежно фыркнул, пододвигая ближе вазу с фруктами. — Хочешь яблочка? Они, конечно, не такие, как в Раю, но тоже весьма сносные.

— Нет, — Белл отвернулся, но тут в дверях вновь появился хозяин и жестом пригласил следовать за собой.

Братья прошли в парную, где от квадратных каменных чаш, залитых до краёв чистой горячей водой струился приятный аромат хвойной свежести.

Здесь Белл не стал долго спорить. Быстро раздевшись, он, по примеру брата, с удовольствием погрузился в блаженное тепло.

Они провели в парной пару часов, наслаждаясь благами цивилизации, и болтая ни о чём, в то время, как их тела избавлялись от пыли и грязи. Несколько раз приходили служанки. Они меняли воду в купальнях, заменяя её горячей, а заодно приносили вино, которое братья потихоньку потягивали.

— А что за товар ты хотел посмотреть? — вспомнил вдруг Белл, когда слегка разомлев от горячей воды и напитков, чистые и довольные, они, наконец, вернулись в комнату.

— О, ты сейчас увидишь! — Нигар предвкушающе потёр ладони. — А заодно поймёшь принцип существования этого мира!

— О чём ты?

— Всё продаётся, братишка… Все и вся, — хмыкнул Нигар, одновременно кивнув на двери, в которые одна за другой стали входить женщины. Они были разной внешности и разного возраста. Некоторые совсем молоденькие, худые, с острыми коленками и едва оформившейся грудью. Другие пышные или стройные, но уже повидавшие жизнь, и набравшиеся печального опыта в своей профессии. Рыжие, брюнетки, русые — они выстроились в шеренгу, в свою очередь, разглядывая братьев профессиональными или испуганными взглядами.

— Так как ты новичок, предлагаю тебе выбрать первому! — окинув женщин быстрым острым взглядом, Нигар обернулся к брату.

— Зачем мне их выбирать? — не понял Белл, морщась от резкого запаха духов, заполнившего комнату.

— Ты выбери, а потом я объясню.

— Выбирай сам! — отмахнулся Белл-Ориэль, с тоской взглянув на плотно закрытые створки окна.

— Ладно, — Нигар не стал спорить, и обойдя женщин по дуге, уверено отобрал двух, и жестом выпроводил остальных. — Знаю, ты любишь блондинок, — заметил он, зачем-то запирая за девушками дверь. — Но здесь они все крашеные, я проверял. Так что вот, — Нигар кивнул на рыжую и темноволосую. — Эти на вид покрепче остальных будут. Ну, а если что, мы их поменяем.

— Ты вообще о чём, Гин? — помолчав, Белл-Ориэль вопросительно взглянул на брата.

— О том, что пора тебе открыть для себя самое восхитительное наслаждение, которое до сих пор было нам недоступно, брат, — подталкивая рыжую девицу к Беллу, тихо проговорил Нигар. — Ты просто расслабься — она сама всё сделает… Только, прошу тебя: не устраивай здесь Армагеддон, ладно? И будь поделикатней с дамой… Человечки — они все такие хрупкие, — он криво улыбнулся и, подцепив за руку брюнетку, скрылся с ней за балдахином.

Белл проводил его рассеянным взглядом и обернулся к девушке, неловко переминавшейся с ноги на ногу возле дивана.

Девушка оказалась довольно молоденькой. Стройная, невысокая, с рыжими волосами, мелкими барашками спадающим по плечам. Бледную, почти прозрачную кожу кое-где покрывали веснушки. Миндалевидные светло-зелёные глаза украшали большие загнутые ресницы шоколадного оттенка. Тонкие губы чуть тронуты помадой, но не броско, а лишь для того, чтобы придать контуру насыщенный цвет.

— Меня зовут Рэйма, — обрывая повисшую паузу, негромко представилась она, подсаживаясь рядом с Беллом на диван. — Но вы можете звать меня, как пожелаете.

И так как Белл всё ещё молчал, Рэйма тонкими пальчиками взяла бокал из его рук и пригубила вино.

— Ты хочешь пить? — спросил Белл, сбитый с толку её бесцеремонностью, и, нервничая от того, что чужое тёплое тело прижалось к его боку.

Рэйма улыбнулась, отчего её вздёрнутый носик смешно сморщился. Она облизнула капельки вина, и поднесла бокал к губам Белла. Тот помедлил немного, но всё же сделал глоток.

— Ты красивый, — шепнула девушка, ладошкой оглаживая его лицо, и перебирая золотые волосы на висках. — Как тебя зовут?

— Белл… — юноша сглотнул, потому что её ладонь вдруг скользнула ниже, зачем-то расстёгивая пуговицы жилета и проникая под рубашку. — Ты тоже красивая, — вырвалось у него хрипло, когда губы Рэймы поцелуями пробежались по его плечам и спустились к груди.

— Подожди, я сейчас, — вновь улыбнулась девушка, быстро избавляясь от надетого на неё простенького платья, и оставаясь в одном белье. После чего принялась за одежду Белла.

— Что ты делаешь? — опешил юноша, но сопротивляться её ловким движениям не стал. Слишком волнующими и приятными оказались прикосновения тонких пальчиков, и слишком дурманящим, исходивший от самки запах вожделения.

Белл почувствовал, как его бросило в жар, и по венам пробежал огонь пробуждающейся страсти. Такой огонь однажды уже горел в его груди, и тогда ангел почти потерял над собой контроль. Это случилось слишком давно, ещё в той жизни, где он был счастлив. Тогда Белл целовал Аврору, отбросив все условности, и был готов умереть за крохотное мгновение рядом с ней.

Теперь же рядом с ним не было Авроры, а была незнакомая девушка, к которой он не испытывал никаких чувств, кроме какого-то странного, почти звериного голода, всё сильнее пробуждавшегося глубоко внутри.

Понимая, что не сможет справиться с расплавляющим его пожаром, Белл закрыл глаза, позволяя тонким нервным пальчикам Рэймы распоряжаться своим телом. Да, теперь он знал, на что намекал Нигар, говоря о наслаждении. Ещё тогда, в Райском саду с Авророй, Белл открыл для себя это новое, ни с чем не сравнимое чувство голода, от которого взрывается кровь и меркнут небеса. Этот голод нельзя было утолить ничем, если рядом не было женщины. Он жёг внутренности, будил безумные фантазии, обрекал на муки и доводил до сумасшествия. Он подчинял и захватывал в свой плен, заставляя корчиться в пароксизмах страсти, и вызывая только одно желание: погасить этот адский огонь любой ценой.

Забыв про всё на свете, Белл застонал, когда сначала пальчики Рэймы выпустили на волю, а потом плотно обхватили его восставшую плоть. А когда к рукам присоединились губы, у юноши перехватило дыхание, и мир начал вращаться. Губы сменил язык, и, проскользив по венам, начал творить нечто невообразимое, заставляя Белла быстро потерять связь реальностью. Почти не понимая, что делает, ангел оборвал эту ласковую пытку, и, схватив Рэйму за шею, бросил на диван, подмяв под себя. Ворвался в неё сразу жёстко и глубоко, не обращая внимания на крик боли, сорвавшийся с её побелевших губ. Беспощадные стремительные толчки разрывали хрупкое тело женщины, быстро превращая любовную игру в пытку, и вызывая сдавленные, полные страдания и ужаса вопли. Но Белла не могло остановить уже ничего. Он даже не заметил, как откликаясь на его безумие, над городом сгустились мрачные, чёрно-фиолетовые тучи, и с оглушительным треском лопнули небеса, обрушивая на землю чудовищной силы ливень.

В комнате стало темно, лишь адским заревом светились зрачки Белла, подчиняя, завораживая, высасывая жизнь из женщины, что сейчас лежала под ним. Он, не отрываясь, смотрел ей в глаза, впитывая в себя её страсть, и наслаждаясь каждым мгновением близости. Ангел чувствовал, как тело женщины вибрирует, принимая в себя его плоть. Видел, как от страсти и боли расширяются её зрачки, как они взрываются фейерверком оргазма, отдавая ему всё наслаждение, что успели накопить. Это наполняло восторгом и тысячекратно усиливало его собственные ощущения, мощной волной пробегая по венам, и неотвратимо поднимая к самой вершине.

Ярость стихии за окном достигла своего апогея, разразившись канонадой грома, и ангел почувствовал, как его сердце пропустило удар, а тело пробило волнами долгожданного освобождения. Горячим фонтаном оно вырвалось наружу, и Белл закричал, испытывая такое невероятное наслаждение, с которым не могло сравниться ничто даже в Раю.

Рэйма же, истратив себя всю до капли, обессилено дрожала, ощущая, как горячее семя ангела врывается в неё упругими струями, сжигая внутренности словно огнём. Она не могла пошевелиться, не могла протестовать, когда, не насытившись, Белл припал к её губам, вместе с жизнью поглощая последние искорки угасающей в ней страсти.

Когда же последний поцелуй ангела прервался, и он, скатившись с неё, расслаблено откинулся на спину, от Рэймы не осталось ничего, кроме иссушенной, сморщенной мумии, мёртвой куклой застывшей на диване.

0
29.12.2020
avatar
Светлана Фетисова
63

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть