Кровь ангела. Глава 23. Падение

Натаниэль обречённо наблюдала, как вокруг неё сжимается кольцо Падших. Их глаза горели смертельной ненавистью, и губы подрагивали, пропуская сквозь себя зловещее шипение. Они ещё не нападали, будто бы чистый свет, исходивший от её лица и крыльев, мешал им нанести последний удар. Среди этих высоких сильных мужчин Ната казалась совсем маленькой, хрупкой и беззащитной. Впрочем, таковой она и была. Поэтому, когда чья-то сильная рука схватила её за волосы и откинула назад, Ната упала на землю и закрыла глаза, чтобы не видеть ослепительную вспышку занесённого над ней клинка…

Ещё до того, как они подлетели к деревне, Сандал, Беллор и Тадиэль учуяли запах целой стаи Падших, среди которых почти терялся нежный аромат Светлого ангела. Все трое стремглав рванули вперёд, но блондин, как и всегда, оказался быстрей. Разглядев внизу на дороге толпу Старших, он успел заметить короткий отблеск холодной стали, и в то же мгновение в его нос ударил резкий, опьяняющий запах Святой крови. Беллор закричал и камнем кинулся вниз. И, прежде чем остальные клинки вонзились в невинное хрупкое тело девочки, блондин уже очутился в самом центре разъярённой толпы. Выхватив меч и больше не думая о последствиях, он зарычал и бросился на нападавших. Несколько ангелов тут же рухнули, как подкошенные, от глубоких ран, которые Беллор им нанёс. Следующие просто отлетели от его молниеносных беспощадных ударов. Блестящие в лучах закатного солнца мечи посыпались на землю, а Падшие один за другим валились рядом, обливаясь кровью и цедя проклятия. Когда подоспел Тадиэль, стоять на ногах осталась только половина ангелов. И у этой половины при виде подкрепления в лице ангела Жертвы желания воевать сразу поубавилось. А когда в центр круга буквально свалился Сандал, Падшие невольно попятились и замерли, ожидая развязки. Они были готовы защищаться, но нападать уже не решались. Поэтому, сжав в руках тяжёлые мечи, ангелы молча наблюдали, как Сандал кинулся к лежащей в дорожной пыли Натаниэль. Они увидели, как его ноги подкосились и, рухнув на колени, юноша застыл, а его взгляд почернел от накатившего безумия. Осторожно, словно всё ещё боясь причинить ей боль, Сандал прикоснулся кончиками пальцев к щеке любимой, провёл рукой по светлым шёлковым волосам и перевёл взгляд на кровавое пятно у неё на груди. Его дрожащая рука сама собой потянулась к ране, и ладонь заполыхала ослепительными бликами, едва коснувшись Святой крови. Лицо Падшего пробила судорога, он стиснул зубы, и из его горла вырвался оглушительный крик, полный боли и отчаяния. Схватив мёртвую девушку за плечи, он обнял её и крепко прижал себе. В следующее мгновение земля сотряслась, и вечернее небо на миг потеряло краски, превратившись в чёрно-белую фотографию. Сандал вдруг взвыл, как раненый зверь, затем зарычал и выпрямился. Его пепельные крылья развернулись во всю ширину, и рядом с ними распахнулись ещё две пары огромных, чёрных, как адская бездна, крыла. Блестящие, словно чёрный атлас, большие перья завибрировали и загудели подобно высоковольтным проводам, и по ним быстрыми змейками побежали золотые молнии.

— Твою мать! — хрипло вырвалось у Беллора, и он невольно шарахнулся в сторону. Падшие, позабыв про драку и мечи, дружно попятились, глядя на перерождение Сандала круглыми от страха глазами. Один Тадиэль не отступил. И хотя на его лице так же отпечатались изумление и суеверный ужас, он продолжал стоять рядом с парнем, не сводя с него глаз.

***

Бледная, почти прозрачная дымка отделилась от тела Натаниэль и, подобно вырвавшейся из клетки птице, устремилась ввысь. Сандал вскрикнул и протянул к ней руки, но дымка, проскользнув сквозь его пальцы, продолжила подниматься в серый сумрак небес, постепенно набирая скорость.

Никто из Падших даже не понял, почему Сандал вдруг сорвался с места и взмыл вверх, вытянув вперёд руки, словно пытался схватить, удержать что-то видимое только ему. И только в глазах Тадиэля в этот момент промелькнуло что-то, похожее на догадку. Ангел Жертвы ещё несколько мгновений внимательно наблюдал за Сандалом, затем вдруг подхватил тело Натаниэль на руки и чуть ли не бегом понёс его в дом.

Тем временем Сандал всё стремительней набирал высоту, но угнаться за полупрозрачной серебристой дымкой не мог. Она поднималась всё быстрей, оставляя своего преследователя далеко внизу.

И вновь прозвучавший в вышине отчаянный крик ангела заставил всех Падших поднять головы и вглядеться в бесконечную высь. То, что предстало их глазам, было настолько удивительным, что Старшие невольно затаили дыхание.

Сандал вдруг остановил полёт, и его новые крылья развернулись в сторону исчезающей души Светлого ангела. Золотые молнии соскользнули с чёрных атласных перьев и переплелись в мерцающую сеть, которая, разрастаясь с невероятной скоростью, накрыла собой почти половину неба. Полупрозрачная дымка заметалась, пытаясь выскользнуть из ловушки, но, коснувшись золотых краёв «сети», застыла, заполыхав нежным белым сиянием и обретая образ Натаниэль, который теперь был отчётливо виден всем.

Тадиэль, отнеся в дом тело девушки, вышел на крыльцо и, подняв голову, увидел, как золотая сеть, уменьшаясь в размерах, плавно опускает пойманную душу вниз. Вместе с ней вниз медленно снижался и сам Сандал. В глазах ангела Жертвы вспыхнуло невольное восхищение, и он, продолжая наблюдать за шестикрылым юношей, вернулся к толпе Падших.

— Быть не может! — выдохнул Беллор, покачав головой и потрясённо наблюдая за происходящим. — Сандал — Тёмный Серафим?!

— И это ещё не всё, — тут же отозвался Тадиэль, становясь предельно серьёзным. — Он — Ловец Душ, Беллор… А такая характеристика была только у самого Адороса!

— Перья мне в глотку! — только и смог выдавить из себя блондин, слушая, как по рядам Старших пробегают изумлённые, полные невольного уважения и страха реплики:

— Тёмный Серафим!.. Ловец Душ!.. Невероятно!.. Вы это видите?!.. Он её тащит!.. Отобрал Светлую у Рая!.. Потрясающе!..

Однако, едва ноги Сандала коснулись земли, разговоры сразу стихли, и Падшие, все как один, ещё дальше отошли от серафима. При этом на их лицах отчётливо читались благоговение и трепет. В центре круга остался только Тадиэль, продолжая наблюдать, как чёрные крылья Сандала осторожно втягивают в себя магическую сеть, всё сильнее оплетая золотой паутиной зыбкий образ Натаниэль. Наконец, бережно обхватив переливающимися крыльями душу Светлой, юноша повернул голову и посмотрел в глаза ангела Жертвы.

— Тело в доме, — едва слышно шепнул Тадиэль, побледнев под пылающим, огненным взором Падшего. И, не дожидаясь указаний, первым направился к калитке.

Распахнув перед Серафимом двери дома, ангел Жертвы пропустил того вперёд и зашёл следом.

Окровавленное тело Натаниэль лежало на кровати — прекрасное, неподвижное, бездыханное.

Сандал приблизился и, склонившись над девушкой, чуть приоткрыл чёрные крылья. Золотая паутина потекла вниз и, коснувшись тела, стала медленно опутывать его мерцающим коконом, залечивая раны и погружая в него душу Натаниэль.

Ангел Жертвы затаил дыхание, потом опустил голову и, прикрыв глаза, стал шептать какие-то заклинания. Проговорив несколько непонятных фраз, он вновь посмотрел на тело девушки. Золотая сеть всё ещё оплетала его, но полупрозрачный образ души уже полностью исчез, растворившись в плоти. Золотой кокон затрепетал и тоже начал исчезать. Змейки молний в последний раз побежали по крыльям юноши и погасли, сделав сумрак комнаты ещё более густым и осязаемым.

— Ну же! — вырвалось у Сандала, и его лицо исказилось неимоверным страданием. — Ну, давай же! Давай! — он схватил девушку за плечи и потряс, зарычав от отчаяния. — Очнись, Ната! Давай!

Но ничего не происходило. Тело девушки оставалось неподвижным.

Сандал выпустил Натаниэль и, шатаясь, отступил на несколько шагов. Потом вдруг страшно закричал и в ярости врезал кулаками по дверцам шкафа. Те разлетелись на мелкие щепки. Вслед за ними в щепки стала превращаться вся мебель, находившаяся в комнате. Полностью обезумев от горя, Серафим крушил всё, что попадалось на его пути. Тадиэль едва успел пригнуться, когда над ним пролетел журнальный столик и, разбив стекло, пушечным ядром вылетел в окно. Казалось, ещё минута, и от дома не останется ничего, кроме руин. Понимая, что надо что-то сделать, пока не поздно, Тадиэль выскочил из дверей и закричал имя Беллора, зовя того на помощь. Блондин появился почти мгновенно. Тут же оценив обстановку, он бросился к Сандалу и попытался схватить того поперек туловища, но это было так же непросто, как попытаться обнять мчавшийся с безумной скоростью локомотив. Беллор отлетел и врезался в стену с такой силой, что та заскрипела, а сам блондин едва не отдал концы.

— Сандал! — заорал Тадиэль, пытаясь докричаться до обезумевшего Серафима, но тот его даже не слышал. Тогда ангел Жертвы вдруг вспомнил, как Светлая заставила их очнуться на том острове, где они проводили обряд возвращения душ из Ада. Понимая, что это последний шанс привести Падшего в чувство, Тадиэль крикнул: — Натаниэль! А как же Натаниэль, Сандал?!

И это сработало. Серафим замер, потом огляделся, и его помертвевший взгляд остановился на девушке.

— Она не очнулась, Тадиэль… — прошептал юноша, тяжело дыша и прикрывая ресницы от вновь накатившей волны боли. — Почему?.. Что я сделал не так?..

— Ты всё сделал правильно, но… — ангел Жертвы осторожно приблизился, жестом приказывая заворочавшемуся в углу Беллору не шевелиться. — Возможно, Светлая не хочет больше жить… — чуть слышно добавил он. — Тебе нужно позвать её, Сандал. Нужно сделать так, чтобы она тебя почувствовала.

— Но как это сделать?!

— Твоя кровь, — Тадиэль протянул ему серебряный стилет. — Это единственное, что заставит Натаниэль среагировать. У тебя ещё есть время. Попробуй, Сандал!

Парень взял в руку стилет и приблизился к Нате. Несколько секунд он с нежностью разглядывал лицо девушки, затем взял её безвольную ладонь и немного надрезал её посередине. После чего то же самое проделал и со своей ладонью.

— Да… — шепнул Тадиэль, наблюдая, как юноша складывает их ладони вместе. — Теперь позови её.

— Ната! — неуверенно вырвалось у Сандала, и он крепче сжал её ладонь. — Ната, пожалуйста, вернись ко мне… Очнись, прошу тебя… Я не хочу, чтобы ты уходила… Я люблю тебя, слышишь?! Вернись!

Прошло всего пара секунд, и ослепительный свет вырвался из тела Натаниэль, заставив Тадиэля и скорчившегося у стены Беллора вскрикнуть и закрыть лицо руками. Сандал от неожиданности едва не упал, отпрянув и врезавшись в то, что осталось от шкафа. Свет превратился в белый купол, который стремительно разрастался, пока не взорвался, подобно лопнувшей лампочке. Дом задрожал, с потолка посыпалась штукатурка. На улице возле калитки закричали ангелы.

— Демоны вас побери! — выругался Беллор, когда ударная волна, пророкотав, подобно грому, стихла в отдалении. — Задолбали уже эти взрывы!

Ему никто не ответил. Тадиэль, прочищая заложенные уши, поднимался с пола, кашляя и отряхивая с себя пыль и мусор. Сандал же, спиной прилипнув к обломкам шкафа, не отрываясь смотрел на Натаниэль, которая теперь, печально улыбаясь, смотрела на него прекрасными голубыми глазами.

— Идём, — не дав времени ангелу Жертвы опомниться, Беллор ухватил того за локоть и потянул к дверям.

Они вышли из дома и совсем не удивились, увидев толпу Старших, усиленно вычищавших перья от грязи и мелких камешков, которые застряли в крыльях после того, как взрывная волна разметала Падших в разные стороны.

В свою очередь увидев Тадиэля и Беллора, Падшие встрепенулись и окружили ангелов, когда те подошли.

— Будет созван Срочный Сбор! Через три дня! — став невероятно серьёзным, тут же заговорил Тадиэль, отвечая на их вопросительные взгляды. — Там всё и обсудим. А сейчас заберите раненых и отправляйтесь по домам. И мой вам совет: сидите тихо! Никто пока не знает, чего нам ожидать от него… — многозначительно прибавил ангел Жертвы, кивнув в сторону дома.

Падшие скоро разлетелись, и на дороге остались только блондин и Тадиэль.

— Что скажешь? — мрачно поинтересовался Беллор, потирая ушибленное плечо.

— Скажу, что сейчас мы здесь не нужны, — хмыкнул ангел, криво усмехнувшись. — Сандал в курсе, где нас искать.

— Я тоже об этом подумал, — Беллор кивнул, и оба Падших взмыли в небеса, направившись в сторону леса.

***

— Ты… разгромил мой дом? — Натаниэль улыбнулась, затем села в кровати и, увидев кровавое пятно на блузке, невольно нахмурилась. Она провела ладонью по груди и, вздохнув, вновь посмотрела на юношу, который всё ещё не мог прийти в себя и потому стоял у обломков шкафа, не в силах отвести взгляда от девушки и что-то сказать. Наконец он очнулся и, приблизившись, сел на краешек кровати рядом с ней.

— Больше никогда тебя не отпущу! — неожиданно твёрдо проговорил Сандал, глядя в голубые глаза с любовью и яростью. — Ты даже не представляешь, что я почувствовал, потеряв тебя, Ната…

— Я думала, что больше тебе не нужна, — прошептала девушка, отрешённо рассматривая чёрные крылья Серафима. — Ты хотел, чтобы я ушла, так почему вдруг передумал?

— Я никогда не хотел, чтобы ты уходила, — признался Сандал, покачав головой, и в его тёмно-серых, почти чёрных теперь глазах мелькнула боль. — Я только так говорил. Ведь мне казалось, что ты не можешь всерьёз любить тварь вроде меня… Такой, как я, недостоин тебя, Ната — знаю это прекрасно. Но отпустить всё равно не могу. И, даже если ты сейчас скажешь, что ненавидишь и презираешь меня — и даже тогда я тебя не отпущу! Потому что не могу без тебя! Потому что всегда тебя любил и люблю сейчас… И мне наплевать на то, что мы разные. Наплевать вообще на всё, понимаешь?

— А мне не наплевать, Сандал, — совсем тихо заметила девушка, беря его за руку и легонько её сжимая. — Не хочу больше видеть, как тебя передёргивает, когда я к тебе прикасаюсь. Не хочу видеть ненависть в глазах других ангелов и слышать, как они называют меня Светлой сучкой. Я люблю тебя, люблю Лайлу и Касиэру, но мне больно от того, что теперь я для вас чужая. И если ты не найдёшь в себе сил изменить этого, то тогда зря ты меня вернул. Я не смогу жить среди вас всё равно, как бы ты меня не защищал…

— Тогда просто скажи мне, — парень взял её лицо за подбородок и, приподняв его, пристально взглянул ей в глаза. — Ты хочешь со мной упасть?

Девушка побледнела, но уверенно кивнула, обнимая его за шею.

— Да, я хочу упасть с тобой, Сандал. Пожалуйста, не отталкивай меня больше!

— Даже и не надейся! — шепнул Падший и, улыбнувшись, нежно обнял Нату и прижал к себе. Потом легко поднял её на руки. — Летим, — тихо проговорил он ей на ухо. — Я знаю место, где гораздо уютней, чем здесь…

***

Тропическая ночь щедро украсила небеса звёздами, когда Сандал и Натаниэль приземлились на одном из необжитых островов в Атлантическом Океане. Вокруг благоухала зелень, шелестела листва, и, освещаемый призрачным лунным светом, шумел водопад.

Сандал поставил любимую на островок мягкой, всё ещё тёплой травы и нежно прильнул к её губам. Почувствовав, как девушка дрожит, ангел легонько приподнял её голову и заглянул в глаза.

— Не бойся ничего, — шепнул он, лаская её плечи и осторожно освобождая Нату от одежды. — Если почувствуешь, что не готова, просто скажи.

— Я не передумаю, Сандал, — Светлая покачала головой, разрешая ему раздеть себя и опустить на траву. — Ты только… не позволяй мне этого.

— Ната! — вырвалось у парня, и он немного порывисто привлёк её себе. — У тебя есть ещё секунда, чтобы остановить меня, — хрипло прошептал он. — Потом я тебя уже не отпущу…

— Так не отпускай! — шепнула в ответ девушка, нежно оплетая руками его плечи и замирая от ласк и всё более требовательных поцелуев, которыми ангел осыпал её тело…

***

Ната лежала в объятиях крыльев и рук Сандала и ощущала, как вокруг меняется мир. Краски немного поблекли, но запахи и звуки обрели какие-то другие более насыщенные и резкие формы. Кроме того и сама девушка чувствовала себя совершенно другой, будто переродилась во второй раз. И Сандал теперь казался ей абсолютно иным. В нём не было больше той юношеской непосредственности и мальчишеских порывов. Тёмный, холодный, уверенный взгляд выдавал в нём настоящего Падшего, который больше не нуждался ни в чьей защите. Милый щенок неожиданно превратился в матёрого волка — опасного хищника, который оберегал и щадил лишь то, что ему было дорого. Ната не могла понять, когда он успел так измениться… повзрослеть. И почему раньше она не замечала в нём того, что видела сейчас?

— Ты так долго молчишь, — прервал её размышления Сандал, и его холодные глаза потеплели, когда он перевёл взгляд на возлюбленную. — Я тебя чем-то обидел?

— Нет… — задумчиво ответила она. — Просто всё вокруг какое-то другое…

— Конечно, всё другое, — Падший спокойно кивнул. — И ты — другая. И даже твои крылья…

Ната смутилась на мгновение, затем перевела взгляд на свои крылья. Они были всё так же прекрасны, но вместо белого обрели угольно-чёрные оттенки.

— Тебе идёт, — усмехнулся Сандал, заметив лёгкую растерянность на её лице.

— Знаешь, о чём я думаю? — тихо спросила Ната, прижавшись щекой к его груди.

— О чём?

— У меня ведь нет Свободной Воли…

— И что?

— А вдруг Беллор был прав, и я перестану тебя любить? Вдруг мои чувства исчезнут, как и мои белые крылья?

— Значит, мне нужно будет очень стараться, чтобы они не исчезли, — пробормотал Сандал, принимаясь нежно её целовать. — Потому что я не перестану любить тебя никогда. Никогда не перестану тебя желать, — его сильные руки заскользили по телу девушки, разжигая в ней безумие и уверенно подчиняя. От его ласк кровь прилила к вискам, и Ната стала задыхаться. Доведя возлюбленную почти до помешательства, заставив кричать и биться в его руках, ангел овладел ею и долго не отпускал, раз за разом поднимая на самую вершину наслаждения.

— Я думала, что ты убьёшь меня, — призналась Ната, медленно приходя в себя после того, как Падший её всё-таки отпустил. — У меня совсем не осталось сил, Сандал…

— Я никогда не причиню тебе зла, не бойся, — тихо прошептал ангел, осторожно гладя её по волосам. — А сейчас отдыхай — я не трону тебя больше, — он коснулся трепетным поцелуем лба девушки и, устроив её поудобней, заботливо укрыл крыльями.

***

— Где Сандал? — Лайла тут же подскочила, едва Беллор и Тадиэль приземлились на берегу.

— И где Натаниэль?! — в свою очередь вскинулась Касиэра. Её прекрасные глаза сверкали от волнения. — И где, чёрт возьми, вы пропадали столько времени?!

Тадиэль закатил глаза, а Беллор вздохнул и покачал головой.

— Уймитесь вы! — рявкнул он, потирая раненое плечо. — Дайте хоть отдышаться сначала!

Но Касиэра была не в настроении дожидаться, пока Падшие придут в себя. Она злобно зашипела и, упрямо поджав губы, выжидающе уставилась на возлюбленного.

— Я говорил: не нужно было её возвращать! — хмыкнул Тадиэль, но тут же отпрыгнул и зашипел, получив от Лайлы удар когтями по руке.

— Где мой брат и Ната? — потребовала ответа рыжая, игнорируя проступившую во взгляде ангела Жертвы ярость .

— Да успокойтесь вы! — первым сдался блондин. — Нормально всё с ними. Дня через три прилетят.

— А где вы были? — прищурилась демоница, переглянувшись с дочерью.

— С каких это пор мы должны перед вами отчитываться?! — Тадиэль разозлился уже не на шутку. — И вообще к чему этот допрос?!

— Мы слышали крики, Тадиэльчик, — мурлыкнула Касиэра, однако её грозный взгляд не сулил ничего хорошего. — Такие страстные… А кроме вас в этой части тропиков никого из Падших нет!

— Ух! — облегчённо вырвалось у Беллора, когда он понял, с чем связан гнев демоницы. — Так бы сразу и сказала, Кэс! Зачем шум поднимать?

— Так это был кто-то из вас?! — она не унималась.

— Нет, конечно, — Беллор покачал головой и, шагнув к демонице, примирительно тронул поцелуем её губы. — Думаю, это Сандал с Натой занялись наконец делом.

— Сандал? — Касиэра нахмурилась. — Ты серьёзно?

— Угу, — блондин кивнул, крепче прижимая возлюбленную к себе. — Забудь о них, Кэс! Я соскучился.

— Ты, кажется, устал! — съязвила она, оттолкнув блондина.

— Ну не настолько же, — хмыкнул Беллор, и не успела Касиэра опомниться, как он уже подхватил её на руки и взмыл в небеса.

— Ты тоже устал, Тадиэльчик? — передразнив Касиэру, прищурилась Лайла, лукаво взглянув на пышущего злобой ангела Жертвы. Тот замер, потом обернулся и мрачно посмотрел в глаза рыжей. Потом шагнул к ней и, схватив в охапку, впился долгим поцелуем в её губы.

***

Прошло три дня.

— Отойди от меня! — взвизгнула Касиэра, едва не снеся голову Беллору когтями. — Проклятый кобелина! Дочку ему приспичило! — демоница охнула и скрючилась от боли. — Что б тебя демоны в Аду сожрали, урод белобрысый!

— Кэс!.. — Беллор бегал вокруг, однако приближаться не решался. — Что… Что ты хочешь?.. Может за Армисаэлем слетать?

— Да лети ты знаешь куда со своим Армисаэлем?! — рявкнула демоница, вновь согнувшись от боли и заскрипев зубами. — Отойди от меня, я сказала! Чтоб ты провалился вообще! Извращенец пернатый!

— Кэс, ну… Ты что? Я ведь помочь хочу! — блондин был весь бледный, и на него было жалко смотреть.

— Помочь он хочет! — всхлипнула Касиэра, когтями впиваясь в землю. — Тогда роди за меня, папаша чёртов! — она закрыла глаза и откинулась на спину, переводя дыхание между схватками.

— Кэс, ты как? — осторожно поинтересовался Беллор, тоже переводя дыхание. — Ну хочешь, я Лайлу приведу, а?

— Нет! Я хочу тебя кастрировать, демоны тебя побери! — взвыла демоница, вновь содрогаясь от приступа потуг. — Что б ты в Аду горел вечно! — она охнула и, схватив горсть песка, швырнула им в Падшего. — Уйди отсюда, я сказала! Пока я тебе сердце не вырвала! — она зарычала и стала было подниматься на ноги, но тут вмешался Тадиэль. Схватив Беллора за крыло, он буквально потащил его за собой, подальше от разъярённой демоницы.

Утащив блондина метров на двести, ангел Жертвы встряхнул его за плечи, приводя в чувство.

— Оставь её в покое! — как только взгляд Беллора немного сфокусировался, медленно произнёс Тадиэль. — Она справится и без тебя! А ты лучше лети и раздобудь что-нибудь из пелёнок или что-то в этом роде!

— Пелёнок? — растеряно повторил блондин, и Тадиэль кивнул.

— Ну да! Ты во что ребёнка будешь заворачивать? В пальмовые листья?!

— Да, хорошо, — Беллор нервно кивнул. — Только ты это… присмотри за ней!

— Не волнуйся, присмотрю, — успокаивающе пообещал Падший. — Ты лети, Беллор, а то всё самое интересное пропустишь! — и он подтолкнул его за плечи.

Блондин улетел, а Тадиэль поднял глаза в небо и облегчённо выдохнул.

— Ты уверен, что с Касиэрой всё в порядке? — он и не заметил, как Лайла приземлилась рядом на песок. Ангел процедил проклятия, потом обернулся к девушке.

— Лайла, запомни: для самки детей рожать — это нор-маль-но! — по слогам выговорил он. — И ничего с ней не случится!

— Кровью запахло, — помолчав, тихо заметила девушка.

— Да, — Тадиэль кивнул и улыбнулся. — Значит, дело близится к развязке. Скоро в нашем роду появится ещё один ангелочек.

Девушка побледнела, увидев, как восторженно загорелись глаза Падшего. Она отвернулась и медленно побрела по песку, растирая ладонью внезапно выступившие слёзы. Острый слух Тадиэля всё же уловил её всхлипывания, и он обернулся. Лайла стояла к нему спиной, отрешённо глядя на волны. Её плечи чуть заметно вздрагивали. Ангел нахмурился, шагнув к ней, взял за плечи и развернул к себе. Девушка обречённо уткнулась лбом ему в грудь.

— Что я наделала, Тадиэль?! — пискнула она в отчаянии и разрыдалась. — Как я могла так поступить? Ты должен ненавидеть меня! Вы все должны!

— Ты права, Лайла, — ангел помрачнел, став совершенно серьёзным. — Ты совершила то, чему нет оправдания, — глухо заметил он. — Но ты ещё можешь всё исправить.

— Как? — её голос сорвался от перехватившего горло спазма.

— Времени прошло немного. Я ещё могу вернуть из Ада души детей, которых ты убила. Они вселятся в эмбрионы во время следующей Церемонии. Ты готова к этому?

Рыжая помолчала, потом подняла голову и посмотрела Падшему в глаза.

— Да, — тихо ответила она, чуть заметно кивнув. — Я на всё готова, Тадиэль.

— Хорошо, — ангел мягко коснулся поцелуем её губ. — Тогда продолжим этот разговор, когда вернётся Сандал.

— Почему Сандал?

— Ты узнаешь, когда он прилетит. А пока успокойся, — Падший улыбнулся. — У нас сегодня праздник. Слышишь?

Лайла прислушалась, и до её ушей донёсся далёкий плач младенца. Почти в это же мгновенье, подняв столб песка и пыли, возле них с размаху приземлился Беллор. В руках у ангела была целая куча детских принадлежностей. Сунув всё это Лайле в руки, он помчался к Касиэре.

Добежав, Беллор вдруг остановился и несколько секунд широко раскрытыми глазами рассматривал ребёнка на руках у возлюбленной.

— Ты чего застыл? — уже беззлобно проворчала демоница, не в силах сдерживать улыбку при виде ошалевшего блондина. — Учти, Белл, я не собираюсь нянчиться с твоей дочерью вместо тебя! Хватит уже и того, что я чуть не спятила, пока её рожала!

— Дочь… — эхом откликнулся Беллор, смертельно побледнев. — Моя дочь?..

Казалось, он сам себе не верил. Ангел шелохнулся, потом, словно очнувшись, бросился к Касиэре. Она протянула ему ребёнка. Блондин с благоговением взял девочку из её рук и с трепетом погладил по светлым волосикам. Его фиалковые глаза засияли, и, поцеловав дочку в лобик, он ослепительно улыбнулся возлюбленной. После чего поцеловал и её тоже.

— Ладно, хватит с меня на сегодня приключений, — вновь проворчала демоница и, тяжело взлетев, устремилась вглубь острова к водопаду.

***

Сухие поленья весело потрескивали в пламени костра, выстреливая вверх красными мерцающими искрами и освещая пятачок земли, на котором уютно расположились Тадиэль, Лайла, Касиэра и Беллор с малышкой. С тех пор, как блондин впервые взял девочку на руки, он ни на минуту не отходил от неё, баюкая, пеленая и просто что-то тихо воркуя. Касиэра, напротив, едва передав малышку отцу, постаралась забыть о её существовании. И не потому, что была настолько бессердечной. Демоница лучше всех знала законы Падших и понимала, что рождённые ангелы должны воспитываться отцами, как того требовал древний обычай. Поэтому, принимая решение родить Беллору дочь, она была полностью готова к тому, что влиять на жизнь малышки никогда не сможет.

— Как ты её назовёшь, Беллор? — всё-таки решилась спросить она, тайком наблюдая за блондином.

— Аурика, — откликнулся тот, поправляя на девочке чепчик.

— Красивое имя, — кивнула Касиэра, демонстративно отворачиваясь и укладываясь спать. Но уснуть ей не удалось. В вышине послышалось громкое хлопанье крыльев и на песок, рядом с костром приземлились два Падших ангела — Сандал и Натаниэль.

— О! С чёрными крыльями ты выглядишь чертовски сексуально, Ната! — хмыкнул Беллор, насмешливо разглядывая девушку. Потом обернулся к Серафиму. — Здравствуй, Сандал.

— Здравствуй, Беллор, — Падший кивнул и перевёл взгляд на малышку у него на руках. — У нас пополнение? — улыбнулся он.

— Да. Это моя дочь — Аурика.

— Привет, маленькая! — Сандал тихонько погладил девочку по щёчке. Малышка улыбнулась во сне и засопела дальше. — Какие у неё характеристики? — Серафим оторвал взгляд от малышки и посмотрел на Беллора, лицо которого вдруг отчего-то застыло.

— Я ещё не разобрался, — быстро ответил тот и, отвернувшись, отошёл от костра.

— Нет, больше не буду рожать детей, — хмуро разглядывая вдруг повзрослевшего сына и три пары его огромных крыльев, пробормотала Касиэра. — Никогда не знаешь, чего от них ожидать.

— Зато всегда интересно, что из них получится, Касиэра, — усмехнулся Сандал и, подойдя к матери, нежно поцеловал её в лоб. Тут демоница неожиданно заметила, каким мощным и сильным стало телосложение юноши. Ей даже показалось, что он стал гораздо выше за эти несколько дней.

— Тёмный Серафим, значит, — задумчиво протянула она, оставшись равнодушной к его шутке. — Что ж, теперь понятно, почему Натаниэль не устояла.

— Помолчи, Касиэра! — прошипел Тадиэль мгновенно посерьёзнев. — Отныне тебя это не касается!

— Конечно, — демоница сразу будто опомнилась и, отвернувшись, пошла к берегу. Сандал помедлил и направился за ней.

— Что тебя не устраивает? — холодно спросил юноша, догнав мать. — И с каких пор ты на стороне Светлых?

— Я ни на чьей стороне, Сандал.

— Тогда зачем ты лезешь в наши дела?

— Не лезу, просто… — Касиэра подняла голову и взглянула на сына, которого больше не узнавала. — Просто я не думала, что ты заставишь её упасть. Я хотела, чтобы ты защитил её, и она ушла. Чтобы она отправилась туда, где ей место. Объясни, Сандал, зачем ты погубил её?

— Прости, Касиэра, но я просто не смог её отпустить, — голос Серафима оставался холодным и немного раздражённым. Он сделал паузу, а потом спросил: — Ты останешься в нашей общине?

— Нет, — демоница отвернулась, покачав головой.

— А куда направишься?

— Пока не думала. Знаю только, что и вам тоже не позволено лезть в мои дела. И уж тем более я не обязана ни перед кем отчитываться! — сухо отрезала она.

— Тогда прощай?

— Прощай, Сандал! — отозвалась Касиэра и взлетела, даже не оглянувшись на Лайлу и Натаниэль.

Едва она исчезла из виду, как со всех сторон послышался шелест огромных крыльев. Сандал глянул вверх и увидел, как к острову подлетают Старшие со всех общин рода. Падшие приземлялись по очереди, и каждый из них оборачивался крыльями и одновременно склонял голову, выказывая Тёмному Серафиму уважение и признание его силы. И никто из прибывших ангелов не посмел возразить решению Тадиэля назначить Сандала новым Правителем клана.

КОНЕЦ ПЕРВОЙ КНИГИ.

Продолжение следует…

0
13.12.2019
avatar
Светлана Фетисова
157

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Рекомендуем почитать

Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть