Приговорённые к Аду. Глава 10. Крах иллюзий

Нигар очнулся от непривычно резкого аромата сопревшей листвы, ударившего ему в нос. В след за этим пришли ещё тысячи незнакомых запахов, самыми неприятными из которых были запахи дыма и грязи. Кислый привкус пота, шерсти, звериного помёта и мокрой листвы висел в воздухе, просачиваясь сквозь узкие окошки хижины, в которой он находился. Поморщившись, Нигар чихнул и, приоткрыв веки, осторожно огляделся.

Тусклый свет пробивался в расположенное у самого потолка вырубленное окно и, через многочисленные щели между криво лежащих брёвен, тонкими стрелами пронизывал маленькую комнату. От земляного пола поднималось облачко пыли, серебристым покрывалом застилавшее всё вокруг: деревянный стол, несколько табуреток, полки с какими-то непонятными вещами, пучки трав, чёрную от сажи посуду, и неказистое, сложенное из досок ложе, на котором каким-то образом и оказался Нигар.

Прислушавшись к странным звукам, доносившимся с улицы, парень бесшумно соскользнул с набитого травой лежака и встал на ноги. Колени задрожали от слабости, голова закружилась, спина тут же взмокла от выступивших капель холодного пота, побежавших между лопатками. Нигар покачнулся, но устоял, вцепившись в край деревянного стола. Несколько секунд он набирался сил, преодолевая волну чудовищной слабости, затем сделал осторожный шаг в сторону приоткрытой двери. Затем ещё один, и ещё…

Добравшись, наконец, до двери, ангел приоткрыл её, и выглянул наружу. То, что он увидел, повергло в настоящий шок.

Кругом была грязь. Да, именно так Нигар описал бы размокшую от дождя землю, скользкую глину, утопающую в лужах, и ржавый песок, устилавший всю местность перед хижиной. Трава почернела, стволы деревьев серебрились от плесени и лишайников, а от мелких рытвин и канав шёл одуряющий запах гнили и брожения. Кроме того, в воздухе разносился гул тысячи насекомых, тучами круживших над распаренной от жары листвой.

Нигар взглянул вверх. Голубое небо с мягкими перистыми облаками было единственным островком чистоты среди окружающего его хаоса. Впрочем, ангела сейчас волновало совсем не это. Множество вопросов крутились в голове, и самым важным был один из них: «Где Белл?» И как он сам оказался в этой вонючей хижине, посреди зловонного леса?

Обдумывая всё происшедшее, Нигар вдруг заметил то, чему в первый момент не придал значения. Крылья больше не болели. Слегка ныла спина, но скобы, удерживающие переборки, исчезли. Кто-то освободил ангела от них, позволив крыльям привычно сложиться за спиной и исчезнуть. Значит, тот, кто его освободил, не был чужаком. Справиться со сталью, изготовленной в мастерских Святого Воинства, мог только ангел. Только тот, кому был подвластен Святой огонь, делающий такую сталь податливой и хрупкой. И это не мог быть Белл. Но тогда кто? Кому из Светлых ангелов пришла в голову идея помочь двум изгоям, тем самым нарушив волю самого Михаила?

Размышляя об этом, Нигар внимательнее обвёл взглядом окрестности. Кругом были деревья. Где-то за холмом шумел ручей. Прислушавшись, парень вдруг уловил среди переливов воды чьи-то голоса. Разобрать, кому они принадлежали не было возможности и, недолго думая, Нигар направился по тропинке к ручью.

Выйдя на небольшую поляну, через которую широкой лентой струился прозрачный поток воды, Нигар едва не вскрикнул от радости. На берегу бегущего по камням ручья он увидел Белла и какую-то женщину, помогавшую ему смыть с себя пыль и запёкшуюся на спине кровь. У женщины были длинные светло-золотые волосы, тонкий стан и очень выразительный, мягкий взгляд больших ярко-фиалковых глаз. Она нежно улыбалась Беллу, заботливо и трепетно ухаживая за ним.

— Белл! — забыв о слабости, Нигардиэль бросился к брату, и едва не сшиб с ног, когда тот обернулся. Поймав младшего в охапку, Белл-Ориэль счастливо улыбнулся и крепко его обнял.

— Я рад, что ты поправился, братишка! — проговорил Белл, отстраняясь и внимательно разглядывая Нигара. — Я волновался. Ты провалялся четыре дня и всё время бредил. Только этой ночью заснул спокойно, и Касиэра уверила меня, что ты пошёл на поправку.

— Касиэра? — парень тут же вскинулся, невольно помрачнев, и только тогда вспомнил о том, что они на берегу не одни. Подняв голову, он настороженно взглянул на женщину, державшую в руках мокрое полотно, которым совсем недавно обтирала спину Беллу. Тот тоже вспомнил про незнакомку и обернулся.

— Гин, познакомься, — совсем тихо обратился он к брату. — Это Риана… Она наша…

— Я ваша мама, Нигардиэль, — перебила женщина, нерешительно приближаясь к сыну. Взгляд её фиалковых глаз светился болью и нежностью.

— Очень рада видеть тебя, сынок… — она помедлила, затем протянула руки и заключила младшего в объятия.

Нигар оцепенел, словно на миг превратился в ледяную статую. Затем судорожно выдохнул и резко отстранился. В этот момент его лицо было белее мела, а в почерневших глазах застыл страх и недоверие.

— Гин, ты что? — перестав улыбаться, Белл обеспокоенно шагнул к брату. — Это наша мама! Разве ты не мечтал встретиться с ней?! Разве ты не рад, Гин?!

— Я… Я не знаю… — Нигар рассеяно дёрнул плечом и быстро отвернулся, уставившись на воду. — Мне нужно… Нужно немного подумать, Белл… Прости… — пробормотал он, и больше не глядя на мать, пошёл вдоль берега.

— Наверное, ему и правда лучше побыть одному, — с извиняющейся улыбкой, Белл взглянул на женщину, лицо которой болезненно застыло, став бледным и печальным. — Слишком много всего сразу произошло, а Гин ещё не оправился от падения.

— Нигар… меня не примет, Белл-Ориэль, — Риана покачала головой, задумчиво глядя вслед сыну. — Он считает, что я предала вас.

— Гин не может так считать, он тебя совсем не знает! Увидишь, всё изменится! Всё будет хорошо, мама! На самом деле Нигар очень добрый и он…

— И он меня ненавидит, — перебила женщина с горькой улыбкой. — Я почувствовала это, Белл. Нигар не такой, как ты.

— Просто дай ему время, — мягко попросил Белл, беря мать за руку и ободряюще сжимая пальцы. — Ты увидишь: он скоро оттает и успокоится.

Их разговор прервал неясный шум шагов с другой стороны. Оба обернулись и увидели Касиэру приближающуюся к ним со стороны поселения.

— Я была в хижине, хотела навестить Нигара, но его нет, — проговорила та, едва оказавшись на поляне.

— Гин очнулся, Кэс, — Риана подобрала с травы нехитрое одеяние, похожее на короткую тогу и протянула Белл-Ориэлю. Тот поспешил натянуть её на себя. — Он был здесь, но пошёл прогуляться.

— Ему нужно собраться с мыслями, — добавил Белл, собирая с земли лежавшие доспехи, которые оставались на нём после поединка с Камияром.

— Как крылья? — заметив, как парень поморщился, поинтересовалась Касиэра.

— Почти зажили, спасибо.

— А у Нигара? Как его рана на голове?

— Я не успел спросить, — Белл смутился. — Но выглядит он лучше.

— Идёмте в дом, — прервала их диалог Риана, подбирая с травы грязную тогу. — Нужно ужин приготовить, а то моих мальчиков нечем будет накормить, — она улыбнулась, первой зашагав по тропинке.

— Тебе не по пути с Нигаром, Белл, — внезапно проговорила Касиэра, остановив парня, собиравшегося последовать за матерью. — Он изменился. И ты больше не сможешь удерживать брата от тьмы, что проснулась в нём.

— Она не проснулась. Её разбудили! — огрызнулся Белл, мгновенно растеряв всю былую доброжелательность.

— Посмотри на себя! — вдруг рыкнула Касиэра, и из воды с громким плеском поднялась тёмная мерцающая плита. Её поверхность, как чёрное серебро отражало всё вокруг подобно огромному зеркалу. Белл-Ориэль повернулся и несколько секунд хмуро изучал своё отражение.

— Хм, что это? — внезапно спросил он, с изумлением ощупывая свои щёки и подбородок, покрытые лёгкой светлой щетиной. — Почему у меня на лице волосы?

— Это… — Касиэра смутилась. — Так бывает у тех, кто… упал, — наконец, пояснила она. — Но я не о твоей бороде сейчас толкую, Белл! — она безапелляционно дёрнула его за локоть, призывая очнуться. — Ты посмотри на себя хорошенько! Ты уже не подросток и не нужно вести себя так, словно тебе шестнадцать лет! Пока вы падали прошли целые эпохи! Мир изменился. Вы изменились.

— Что ты хочешь этим сказать? — Белл нахмурился ещё больше, выдернув локоть из её цепких пальчиков.

— То, что ты вырос. И Нигар тоже. Он больше не нуждается в тебе, чтобы выжить. И ты в нём не нуждаешься! Оставь его, Белл. Нигар приведёт тебя к погибели! Он приговорён, понимаешь? Михаил скоро узнает, что вы выжили, и он ни за что не оставит попыток уничтожить вас двоих!

— Почему? — неожиданно Белл развернулся и схватил женщину за плечи, заставляя смотреть в глаза. Касиэра дёрнулась, но руки ангела оказались неожиданно сильными. После нескольких тщетных попыток высвободиться, она сдалась, устало выдохнув.

— Скажи мне всё, что знаешь! — потребовал Белл, буравя её взглядом. — Что произошло на полигоне? Что с Авророй? Почему Михаил нас выгнал? Кто наш отец?.. Ты ведь всё знаешь, Касиэра! Ты можешь всё объяснить!

— Убери от меня руки! — вместо ответа прошипела женщина, побледнев от негодования. — И не смей ко мне прикасаться!

— Я не отпущу тебя, пока не ответишь!

— Спроси обо всём свою мать! И своего брата! Я лишь хотела тебе помочь, но ты…

— Ты уже помогла, когда вытащила нас с Нигаром из океана, — хватка Белла чуть ослабла. Он поник, его взгляд стал усталым. — Это ведь ты сделала, Касиэра, больше некому. И от оков нас освободила ты… Не хочешь отвечать на вопросы — не надо. Но скажи хотя бы: почему ты нас спасла?

Женщина долго молчала, затем высвободилась из его рук и коротким жестом убрала зеркальное полотно.

— Мне показалось несправедливым решение Михаила, — не глядя на него, холодно проговорила она. — Но теперь я не уверена, что поступила правильно, пытаясь вас спасти.

— Ты… что-нибудь знаешь про Аврору? — голос ангела дрогнул.

— Ничего, — Касиэра мотнула головой и отвернулась. Белл побледнел и долго молчал, пристально рассматривая собеседницу, потом вздохнул и сменил тему.

— Послушай, я уже спрашивал мать об отце, но она молчит. Не хочет говорить со мной о нём.

— Риана хочет вас защитить, Белл, — помедлив, Касиэра повернулась к нему. — Но боюсь, уже слишком поздно.

— Ты права. Не стоит нас защищать, — взгляд ангела вновь стал холодным. — Михаил не оставит своих попыток. Рано или поздно нас всё равно убьют.

— Вам нельзя здесь оставаться, — женщина мягко коснулась ладонью его щеки и провела по ней, погладив светлые волоски пробивающейся щетины. — Риану ищут уже давно, а теперь они усилят поиски. Вам надо разделиться, Белл. А ещё лучше найти Падших и присоединиться к ним. Воины Афаэла очень сильны и сражаются, как одержимые. Возможно, в их общине у вас будет шанс.

— Я не Падший и не стану прятаться за их спинами! — глаза Белл-Ориэля полыхнули гневом, мгновенно почернев.

— Но ты больше и не Светлый, Белл, — Касиэра печально вздохнула. — Для них ты теперь чужой.

— Зато у меня есть брат. И мать. Больше мне никто не нужен!

— Тогда хотя бы не считай меня врагом, — женщина мягко улыбнулась.

— Ты — Богиня, Касиэра, а я — Ангел. Мы слишком разные, чтобы быть врагами… Впрочем, и друзьями тоже, — сухо добавил он и отвернулся, зашагав в сторону хижины.

***

Немного перекусив, и так не дождавшись Нигара, Белл-Ориэль отправился на его поиски. Между тем, Касиэра и Риана оставшись одни, присели на неказистые ступени хижины.

— Белл хочет знать кто их отец, Кэс. Не уверена, что смогу им объяснить, что тогда случилось, — первой заговорила Риана, задумчиво рассматривая маленькую чёрную змейку, лениво скользящую по траве неподалёку. — Как ты думаешь: что мне сказать сыновьям?

— Не знаю, — Богиня тяжело вздохнула, покачав головой. — Это твоя жизнь, Ри. Мне трудно что-то советовать.

— Но ты одна знаешь близнецов достаточно хорошо. Только благодаря тебе я столько лет была в курсе их проблем, Кэс. Представляю, как непросто было следить за тем, что с ними происходит, но я очень благодарна, что ты делала это ради меня.

— Да, уж… — Касиэра выразительно хмыкнула. — Михаил даже решил, что я защищаю мальчишек ради Люцифера. Ему и в голову не пришло, что я стараюсь ради тебя.

— Спасибо! — Риана улыбнулась, мягко сжав её ладонь. — Спасибо, что спасла их, Кэс! Спасибо, что привела их сюда, ко мне!

— Я не уверена, что правильно поступила, уступив твоим мольбам, Ри, — Богиня высвободила свою руку и мрачно взглянула на подругу. — Теперь ты в опасности. Твоих сыновей будут искать, как только выяснится, что они живы. Мне едва удалось остановить Михаила от расправы над ними прямо там, в Раю, но здесь ему ничто не помешает всех вас убить.

— И всё же мы ещё живы. И мы вместе — это самое главное.

— Тебе будет тяжело с сыновьями, Ри, — помолчав, Касиэра снова вздохнула. — У Нигара непростой характер, а Белл… Он очень непредсказуем. На вид белый и пушистый, но внутри… Я поймала его взгляд сегодня и у меня мороз по коже пробежал. Такой силы духа я даже у Люцифера не видела. Кроме того, я чувствую, как в нём пробуждается нечто тёмное, страшное, неукротимое. Оно сметёт всё, что встанет на его пути. Скоро от доброго светлого мальчика ничего не останется, и боюсь, мы все ещё пожалеем, что помешали Михаилу.

— Не говори так! — Риана даже побледнела. — Белл-Ориэль не станет исчадием ада! Я не дам ему озлобиться и повторить судьбу своего отца! А Нигар… Он успокоится — я верю! Им просто нужна любовь, чтобы почувствовать себя прежними! Кэс, им необходимы тепло и забота, которой они были лишены столько лет!

— Будем надеяться, что ты права, — женщина неопределённо кивнула. — Но пока тебе лучше подумать и решить, что сказать сыновьям об их отце. Белл так просто не отстанет, я знаю. И он чувствует ложь не хуже меня. Кроме того, Белл должен узнать, что произошло на полигоне. Магия его брата — нечто запредельное. Я никогда такого не видела.

— Неужели и правда, погибло семнадцать ангелов, Кэс?

— Да. Всего за несколько секунд Нигар вырвал из них души, Ри. Они покидали тела так стремительно, что ломали ангелам кости и выворачивали наизнанку мышцы. Весь полигон был залит кровью, которая фонтаном вырвалась из искорёженных тел. Даже Михаил и Гавриил не могли помешать. Они сами едва держались и не сумели противопоставить ничего этой чудовищной силе.

— Это ужасно, — ясно представив эту картину, Риана передёрнулась. — Не могу поверить, что один из моих мальчиков способен на подобную жестокость…

Отчётливое шипение, донёсшееся из травы, заставило её замолчать. Обе женщины невольно обернулись на звук и увидели змею, которая подняв клинообразную голову, угрожающе шипела, обнажив острые ядовитые зубы.

— Уходи! — резко приказала Касиэра и змея поспешно шмыгнула в ближайший кустарник.

— Никогда не видела змей так близко к дому, — рассеянно прошептала Риана, наблюдая, как рептилия исчезает из виду. — Не нравится мне это, Кэс.

— Мне тоже, — хмуро кивнула та, о чём-то задумавшись. Потом поднялась, внимательно оглядывая окрестности. — У меня есть кое-какие дела, Ри, но я ещё навещу вас.

— Я тебе всегда рада, ты же знаешь, — женщина ответила улыбкой, провожая подругу взглядом. Касиэра взлетела и почти мгновенно растаяла в небесах.

***

— Гин! — Белл-Ориэль облегчённо вздохнул, отыскав брата на берегу всё того же ручья выше по течению. — Где ты пропадаешь? Пропустил ужин… Мама там волнуется…

Нигар не ответил. Только скользнул по брату холодным взглядом и отвернулся.

— Что с тобой? — как и всегда Белл почувствовал его настроение и нахмурился. — Что происходит, может, объяснишь? Почему ты так настроен против Рианы, Гин?

— Она нас бросила, Белл, — не оборачиваясь, глухо произнёс младший. — Мы были не нужны никому все эти годы, так что же сейчас изменилось?

— Сейчас мы нашли друг друга и можем быть семьёй.

— Неужели? — хмыкнул Нигар и его губы презрительно скривились. — И кто же стал нашей семьёй? Риана, у которой хватило решимости бросить Михаила и связаться с нашим отцом, но не хватило духу забрать нас с собой на Землю? Или Касиэра, которая уже сейчас жалеет, что спасла нас, Белл?

— Гин, я понимаю твои чувства, но…

— Ничего ты не понимаешь, — перебил младший, покачав головой. — Не понимаешь, что кроме друг друга мы никому не нужны. Каким-то чудом мы выживали столько лет, но в этом нет заслуги ни Рианы, ни Касиэры. Мы защищали друг друга, оберегали, любили. Мы сами себя спасали и сами себя воспитывали. А теперь появляется кто-то ещё и считает себя вправе рассуждать о нашей жизни и критиковать наши поступки.

— О чём ты говоришь? — Белл замер, сразу насторожившись. — Может, расскажешь, в конце концов, что случилось, Гин? Что произошло на полигоне, пока я валялся без сознания?

— Я расскажу, — Нигар неопределённо кивнул, потом повернулся и посмотрел брату в глаза. — Но сначала ты расскажи: зачем настоял на этом бое с Камияром, если уже понял, что Михаил решил убрать тебя его руками?.. Я ведь всё видел, Белл! Видел, как он убивал тебя! Как переглядывался с Михаилом, сомневаясь, что правильно расшифровал его намерения! Я стоял там, внизу, и наблюдал, как ты истекаешь кровью! Я кричал и плакал, потому что не мог ничем тебе помочь!.. А ты даже не подумал обо мне… Тебе было наплевать, что я останусь совсем один! Что у меня не останется никого! Тебе было важно доказать всем, что ты не трус и не боишься смерти!.. Что ж, ты доказал, — Нигар сжал побелевшие губы. — Теперь они надолго тебя запомнят… Ты разорвал свои оковы, Белл. Я сделал тоже самое… Я тоже захотел уйти, чтобы меня запомнили! Поэтому, когда ты упал… — младший замолчал. Его губы дрожали.

— Что ты сделал? — уже начиная догадываться, тихо спросил Белл. — Что, братишка?

Нигар помолчал, потом горькая усмешка коснулась его губ.

— Помнишь ту птицу, Белл?.. Помнишь, как она свалилась замертво от моего свиста?

— Ты… — Белл-Ориэль оцепенел, когда, наконец, его настигло осознание случившегося. — Ты стал убивать, Гин?! — в ужасе ахнул он.

— Да. Я стал их убивать, брат, — Нигар вскинул подбородок, и решительно кивнул. — Одного за другим. И убил бы их всех, если бы не Касиэра, которая отвлекла меня, сообщив, что ты жив…

Белл закрыл лицо руками и долго молчал, не в силах ни пошевелиться, ни просто что-то сказать. Действительность обрушилась на него чудовищной волной и буквально раздавила, не давая дышать. Его брат стал убийцей… Стал монстром, способным запросто пролить невинную кровь. И всё из-за него…

— Прости! — всё же выдавил Нигар, как и всегда ощутив боль брата. — Я видел, что ты не собираешься убивать Камияра. Ты мог бы это сделать много раз… Это они не поняли, но я-то тебя чувствую, Белл. Мы ведь близнецы… Но пойми: ты смирился с тем, что тебя убьют, а вот я не смог… Прости!..

— Так вот, почему нас выгнали, — простонал Белл-Ориэль, едва не взвыв от отчаяния. — Но зачем, Гин?!.. Зачем ты это сделал?!..

— Если ты не понял этого сразу, то уже не поймёшь, — тон младшего стал ледяным.

— Лучше бы меня похоронили на этом полигоне, чем осознавать, что из-за меня ты стал убийцей!

— Нет, Белл. Лучше бы я убил Михаила сразу, как только услышал его разговор с Гавриилом, — Гин безразлично качнул головой. — Они ведь сговорились ещё утром, что вечером избавятся от тебя.

— Что ты имеешь в виду?

— Я подслушал их разговор после того, как ты победил в первом поединке. Великие решили, что ты слишком опасен, и от тебя нужно избавиться, пока не поздно. Меня они посчитали никчёмным неудачником, а потому не сочли достойным со мной возиться.

— И ты решил доказать обратное? — вновь помрачнел Белл.

— Нет. Я решил, что пришла пора узнать причину, из-за которой нас всю жизнь гнобят, брат. И тогда я нарушил обещание, что тебе дал, и отправился за дневником Михаила.

— И… что же ты узнал? — Белл затаил дыхание, чувствуя, как от волнения кровь запульсировала в висках.

— Не уверен, что ты готов принять правду, — задумчиво поглядев на брата, устало заметил Нигар. — Я вообще не хотел рассказывать, но, похоже, теперь у меня нет другого выбора.

— Почему?

— Потому, что ты продолжаешь витать в облаках, Белл. Ты всё ещё думаешь, что полон света, что наша мать святая, а мы оба стали жертвой несправедливости…

— Не смей говорить в таком тоне о нашей матери, Гин! — тут же осадил Белл, гневно сверкнув глазами.

— Что ж, ладно, — младший покорно поднял руки, не желая затевать ссору. — Тогда я просто назову имя нашего отца… Надеюсь, тогда ты станешь менее категоричным и поймёшь, почему я не разделяю твоей блаженной веры в добро.

— Прекрати эти свои игры! — рявкнул Белл, вскакивая на ноги. — Если ты знаешь имя нашего отца, то назови его или просто заткнись!

Нигар поднялся на ноги вслед за братом и, шагнув к нему, посмотрел прямо в глаза. Несколько секунд он всё ещё молчал, словно сомневаясь, затем чуть слышно произнёс:

— Люцифер… Люцифер — Утренняя Звезда… Так зовут нашего отца, Белл.

Повисла тяжёлая пауза. Потом Белл-Ориэль покачнулся, словно прозвучавшее имя сбило его с ног. Он бы просто упал, если бы Нигар не поддержал и не обнял, прижав к себе, как когда-то в детстве.

— Извини, братишка, — шепнул младший, осторожно гладя Белла по голове. — но эта правда тебе сейчас необходима… Она поможет многое осознать и сбросить, наконец, ту розовую пелену с глаз, которая тебя едва не погубила.

— Этого… не может быть, Гин!.. Не может быть! — словно в бреду повторял Белл, пока они, обнявшись, стояли на берегу ручья. — Этого просто не может быть!..

0
17.07.2020
avataravatar
Светлана Фетисова
67

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Рекомендуем почитать

Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть