Приговорённые к Аду. Глава 20. Приближение бури (18+)

Вернувшись в пещеру, Нигар первым делом отправился в библиотеку, где за самым дальним стеллажом со свитками находился потайной вход в святилище. Прочитав всё об этой таинственной комнате в одном из очередных фолиантов, ангел наконец-то разобрался в её предназначении, и теперь ему не терпелось опробовать полученные знания на практике. Подготовив всё заранее, Нигар окинул быстрым взглядом каменный алтарь, проверив, всё ли в порядке, и, убедившись, что ничего не забыл, принялся торопливо разжигать чёрные свечи, стоявшие в нишах по углам.

Научившись изолировать проглоченные души от собственной сущности, Нигар теперь мог безнаказанно удерживать их неповреждёнными гораздо дольше, что позволяло ему тщательнее проводить эксперименты с трансформацией. Способности Нигардиэля выросли в разы с тех пор, как он впервые вступил на Землю. Умение быстро учиться, помогало ему и здесь, позволяя развивать и совершенствовать свои навыки в геометрической прогрессии. Кроме того, страсть ко всему новому и неизведанному побуждала Нигара подходить к решению задач последовательно, не пренебрегая ни одной мелочью, неизменно доводя каждое действие до логического конца.

Однако сегодня Нигардиэль заметно нервничал. Не потому, что боялся неудачи. Его вывела из равновесия ссора с братом. Стараясь не думать об этом, ангел всё равно злился, не в силах успокоиться.

— Зря ты упомянул Люцифера в вашем разговоре, — как и всегда, угадав его мысли, в голове прокатился шёпот змея. — Слишком рано. Белл ещё не адаптировался к своему положению.

— Сам знаю, что зря, — огрызнулся Нигар, разложив сапфиры в углублениях вокруг алтаря. — Ведь у нас одна цель! Почему Белл упорствует?

— Ему не нравится контроль. Твой брат больше не хочет ни от кого зависеть.

— Я тоже не хочу.

— Это другое. Белл слишком свободолюбив. Он не желает покровительства, и не будет сотрудничать по принуждению. Однако твой брат не понимает одного: у него нет выбора. Как и у тебя. Пока вы не исполните своё предназначение, свободы вам не видать. Чем быстрее Белл-Ориэль осознает это, тем лучше.

— Он никогда не смирится, я знаю, — Нигар покачал головой и вздохнул. — Сам он ни за что не придёт к Люциферу.

— Поэтому ты должен ему помочь…

— Как? — Нигар замер, прекратив устанавливать в центре каменной чаши розовый бриллиант.

— Ты знаешь, что каждый убитый Падший обязательно попадает в Ад? — вновь раздался в голове завораживающий шепот змея. — А в Аду оказывается в чистилище, где Люцифер решает его судьбу?

— Ты предлагаешь мне… убить Белла?! — ахнул Нигар, невольно отшатнувшись и выронив из рук камень.

— Но он же хотел убить тебя? — вкрадчиво продолжил змей. — Угрож-ш-шал!

— Он бы не сделал этого никогда! — твёрдо заявил Нигар, быстро взяв себя в руки. — Конечно, Белл импульсивен, но он любит меня, ясно?! Плохой из тебя советчик, раз ты в элементарных вещах не разбираешься!

— Если ты действительно любишь брата и желаешь свободы — заставь Белла встретиться с Люцифером! — зашипел змей. — Это ради его же блага! Пока они не встретятся, твой брат будет страдать. Он этого не осознаёт, но не сможет успокоиться и снять проклятие Страсти, если не исполнит своего предназначения и не отомстит врагам!

— Но Люцифер в Аду! Как же им встретиться?

— Нужно открыть портал, — дав осмыслить Нигару идею пару секунд, вновь прошипел змей. — В библиотеке есть свиток. В нём расписана инструкция, как живому существу проникнуть в Ад и вернуться назад. Изучи его и ты сможешь отвести в Ад брата, и побывать там сам. Заодно передашь Люциферу предложение Афаэла о сотрудничестве.

— Это обязательно? — Нигар помрачнел.

— Да. Поверь мне, твои умения в трансформации душ и способности Посредника откроют множество возможностей в будущем. Не следует пренебрегать хорошим шансом обеспечить себе безбедное существование.

— Ладно, я подумаю, — по-деловому коротко отозвался ангел, устанавливая «живой камень» обратно на постамент. — А теперь заткнись. Я должен сосредоточиться.

Голос послушно смолк, а Нигар перевоплотился в змею и скользнул на алтарь. Он обернулся вокруг постамента с бриллиантом и раскрыл пасть, из которой, одна за другой, медленно выплыли три сияющие субстанции. В тот же миг «живой камень» вспыхнул. Полутёмную келью озарил свет тысячи маленьких солнц. Души застыли над розовым бриллиантом, от которого в разные стороны, словно лунные дорожки, потянулись голубые лучи. Они упали на разложенные вокруг сапфиры, и те, зашипев, стали таять как кусочки волшебного льда.

Не дожидаясь окончания процесса, змея соскользнула с алтаря на пол и перевоплотилась обратно в ангела. Понаблюдав за происходящим, Нигар довольно улыбнулся, и, возложив ладони на алтарь, сосредоточенно замер.

— Frigidus in radium aeternum, et accipere diluvium lapides, ut in aeternum! Somno quasi stella in Sancta Arca, in qua mundus regitur Infinitum! * (Застынь в сиянии навеки, и хлад камней прими, как вечность! Усни звездой в Святом Ковчеге, где миром правит Бесконечность! *) — прошептал он, ощутив, как внутри его тела зародилась тёплая волна незнакомой доселе силы, которая плавно перетекла в ладони, а оттуда — сквозь кончики пальцев устремилась к душам. Сила обволакивала их незримым коконом, ласкала и убаюкивала, словно младенцев, затем, обездвижив, погрузила в бесконечный смертельный стазис.

Одновременно с этим в углублениях, где ещё совсем недавно лежали сапфиры, стали образовываться небольшие сферы. Они раскрылись, как синие бутоны цветов, внутри которых, похожие на яркие капельки крови, запульсировали сердцевины. Души, покачиваясь, медленно заскользили к ним по тонким лунным лучам, и исчезли внутри своих последних пристанищ, безропотно позволив запереть себя в каменной ловушке. Лепестки сапфировых цветов закрылись, их кровавые сердцевины лопнули, заполнив полупрозрачные сферы живительной субстанцией, что отныне заменяла душам бренные тела их бывших хозяев…

***

Белл-Ориэль стрелой нёсся сквозь ледяное марево небес, даже не замечая, как, вторя его ярости, на Земле бушует стихия. Молнии рвались одна за другой, грохот вспарывал тучи, но ни обрушившийся за спиной ливень, ни закручивающиеся в смертельные воронки смерчи, не могли сравниться с тем, что сейчас бушевало в душе у Белла. Не видя ничего перед собой, ослеплённый нахлынувшей болью, ангел мчался туда, где рассчитывал найти спасение.

Чёрный горизонт, затянутый сплошной линией свинцовых туч, помогал держать направление. Белл-Ориэль летел на север, где, по его предположению, должен был оказаться ещё один враг. Почему Белл выбрал именно это направление, он не мог бы объяснить даже самому себе. Просто доверился инстинкту. Почувствовал, что именно там он найдёт нечто, чего так жаждет его душа.

Ощутив, наконец, знакомый, сладкий запах нектара, Белл-Ориэль резко снизил скорость и, планируя в восходящих потоках воздуха, медленно стал снижаться.

Запах Светлого становился всё сильней. Вместе с ним приходило какое-то странное ощущение чего-то неестественного, давно забытого, утерянного. Словно Белл случайно пересёк границу времени и вернулся обратно в детство.

Запах был чужим, и одновременно до боли знакомым. Он притягивал и пугал, манил и отталкивал. Сулил райское блаженство и грозил адскими муками.

Пытаясь разобраться в спутанных ощущениях, Белл приземлился за несколько миль от источника запаха, и уже пешком отправился навстречу своей цели. Он медленно шёл сквозь небольшую рощицу, настороженно прислушиваясь и принюхиваясь, как дикий зверь, почуявший опасность. Запах вёл к реке, берег которой уже проглядывал вдали меж тонких стволов невысоких осин. Дойдя до опушки, ангел остановился, внимательно оглядывая окрестности, всё больше убеждаясь, что инстинкт его не обманывает. Глядя вперёд, он чувствовал, что идёт в западню. Здравый смысл кричал, умоляя повернуть назад, но, несмотря ни на что, словно повинуясь гипнотическому зову, Белл-Ориэль ступил на тропинку, уходившую к реке, и пошёл вперед, не обращая внимания на всё более охватывающее его чувство тревоги.

Вокруг стояла девственная тишина. Лишь тихое журчание воды нарушало безмолвие застывшей перед бурей природы. Даже ураганный ветер, сопровождавший Белла в течение полёта, стих, позволив чёрным тучам неподвижно зависнуть вдоль горизонта.

Внезапный звук хлопающих крыльев мгновенно оборвал гнетущую тишину, заставив ангела подскочить и выхватить меч. Белл-Ориэль стремительно обернулся к приближающемуся противнику, и нанёс удар раньше, чем успел того разглядеть.

Раздался испуганный вскрик, противник отскочил и, зацепившись ногой за корягу, свалился в жухлую траву. Ещё одно мгновение, и Белл оказался рядом, а его меч упёрся в горло непрошеного гостя.

— Может, побережёшь свои силы для врагов, блондин?! — раздался возмущённый голос Касиэры, и она, игнорируя нацеленный на неё клинок, начала подниматься. — Ты что, не видишь, на кого кидаешься?

— Какого чёрта ты здесь делаешь? — наблюдая, как богиня пытается стряхнуть с себя пыль, не слишком любезно рыкнул Белл-Ориэль. — Как ты меня нашла?

— О, это было нетрудно, — пробурчала Касиэра, многозначительно кивнув в сторону мраморных туч, по которым, словно зловещий фейерверк, пробегали молнии. — Похоже, ты не успокоишься, пока не разгромишь всю планету, да?

— Зачем ты меня искала? — не ответив, вновь спросил ангел, невольно взглянув на берег реки, откуда, будто смертельный яд, продолжал сочиться запах Светлого. Присутствие Касиэры его нервировало, а запах врага не давал сосредоточиться.

— Давай поговорим в другом месте, — заметив его напряжение, тут же предложила женщина.

Белл-Ориэль помедлил, обдумав её слова, потом коротко кивнул.

Они взлетели, но уже через несколько минут Белл стал снижаться, не желая терять запах врага, и не собираясь улетать слишком далеко от реки.

Приземлившись среди поваленных ветром сосен, в дебрях хвойного леса, ангел обернулся к богине.

— Говори! — не желая тратить времени, глухо приказал он.

— Что случилось с Рианой? — вместо этого, сама спросила Касиэра, не спуская с блондина цепкого взгляда своих синих, прекрасных глаз. — Я была возле её дома, и увидела… — она замолчала, не в силах продолжить.

— Ты увидела след от Святого огня, — помрачнев, закончил за неё Белл-Ориэль. — Риану сожгли твои Светлые дружки, Кэс.

Женщина побледнела, и несколько секунд не могла произнести ни слова.

— Как же ты остался в живых?! — неожиданно прошипела она, не скрывая сарказма. — Почему не защитил её?!

Белл дёрнулся, как от пощёчины. Лицо его потемнело.

— Меня не было, когда её нашли Светлые, — проглотив ярость, всё же выдавил он. — Они поймали меня сетью, когда я вернулся. И если бы не Ориэль…

— А где был Нигар?! — так же зло перебила Касиэра, не желая выслушивать оправдания. — Впрочем, — угрюмо выдохнула она, раздражённо махнув рукой, — Можешь не отвечать, — отвернувшись, женщина подошла к стволу дерева, и устало опустилась на него. — Я знала, что ваше возвращение станет концом для Рианы, — после паузы, с нескрываемой горечью произнесла она. — Я говорила Риане, что не нужно вам встречаться, но она очень хотела вас увидеть… Так ждала этой встречи все эти годы… Я не смогла отказать, когда Риа умоляла меня перенести вас к ней. Это было ошибкой…

— Да, ты совершила ошибку, Касиэра, — мрачно кивнул Белл, глядя куда-то в сторону. — Тебе нужно было дать нам умереть.

— Нужно было, — она согласно кивнула, не собираясь спорить. — Но я не смогла… Наверное, стала слишком сентиментальной. Ведь я и сейчас… пришла предупредить тебя, Белл-Ориэль.

— О чём? — несмотря на раздражение, Белл всё же обернулся и взглянул на неё.

— Ты не должен приближаться… — она сделала паузу, потом тихо добавила, —… к Светлым.

— Правда? — ангел удивлённо приподнял бровь, потом криво усмехнулся, не скрывая презрения. — Неужели ты прилетела специально для того, чтобы заступиться за Светлых, Касикандриэра? А может, это Михаил тебя прислал?

— Прекрати третировать планету, блондин! — повторила богиня, грозно сверкнув глазами. — Сколько можно убивать ни в чём не повинных людей?! Или у тебя совсем крышу снесло, и теперь ты решил поиграть в Бога? Наверное, удобно срывать свою злость на тех, кто тебя слабей?!

Белл зарычал. Губы его побелели, зрачки опалил огонь, полный смертельной угрозы. Блондин подался вперёд, схватил Касиэру за плечи, поднял на ноги и припечатал к дереву.

— Убери от меня руки! — в негодовании задохнулась она, но тут же смолкла, встретившись с почти безумным, почерневшим взглядом ангела. Её очередную решительную попытку вырваться, Белл пресёк, грубо перехватив женщину за горло.

— Лучше не дёргайся, Кэс! — рявкнул он, молниеносно сжав её кисть, которую Касиэра занесла для удара, выпустив острые, как лезвия когти. — Я оторву тебе руки быстрее, чем ты успеешь это понять!

Женщина замерла, и в её прекрасных глазах впервые промелькнула неуверенность.

— Вот, и делай после этого добро, — слегка дрогнувшим голосом выдохнула она, поджав от обиды губы. — Ты совсем с катушек съехал, блондин?!

— Думай, как хочешь, — прошипел он, бесцеремонно разворачивая к себе её лицо и прожигая насквозь ледяным взглядом. — И можешь передать Михаилу, что он зря старается! Мне плевать на людей, на планету, и на тебя в том числе, ясно?!

— Иди к чёрту, индюк ощипанный! — забыв об осторожности, моментально взъярилась Касиэра, подскочив на месте. Её щёки запылали от гнева, прекрасное лицо исказила судорога бешенства. — Как ты смеешь так со мной разговаривать?!.. Кем ты вообще себя вообразил, щенок блохастый?!

Хоть Касиэра и была готова взорваться от возмущения, щедро осыпая его оскорблениями, именно её ярость привела Белл-Ориэля в чувство.

Глубоко вздохнув, ангел вдруг улыбнулся женщине и неожиданно закрыл ладонью ей рот, прерывая поток ругательств.

Касиэра охнула, и забилась в его руках, но блондин лишь крепче прижал, не давая вырваться. Вдоволь насладившись этим безмолвным поединком, и жалкими попытками его оттолкнуть, Белл-Ориэль, наконец, дал ей вздохнуть.

— Я тоже хочу предупредить, раз уж ты здесь, — совсем тихо прошептал он, как только богиня, тяжело дыша, сделала маленький перерыв в потоке оскорблений. — Держись от меня подальше, Кэс, если тебе дорога жизнь.

— Я тебя не боюсь! — фыркнула Касиэра, снова попытавшись отпихнуть его от себя.

— Напрасно, — ангел внезапно посерьёзнел, и в его фиалковых глазах исчезли последние искорки смеха. — Я ещё помню, что именно ты спасла нас, и только поэтому ты сейчас уйдёшь отсюда живой. Но больше не попадайся мне на глаза. Я тебя очень прошу.

В его голосе была не только угроза, но, и как показалось богине, сейчас в нём сквозило отчаяние. Касиэра застыла с открытым ртом, недоверчиво уставившись на своего обидчика. Их взгляды невольно встретились. Богиня увидела, как зрачки блондина медленно расширились, и их затопила зловещая темнота. Она с чудовищной силой повлекла Касиэру к себе, затягивая, словно жерло раскрывшегося вулкана. Мрачная бездна завораживала, околдовывала, путала мысли, успокаивая их, опустошая, и полностью лишая сил.

Касиэра словно оцепенела, не в состоянии шелохнуться и отвести взгляд от дурманящей её ледяной пустоты.

Белл-Ориэль, в свою очередь, очень ясно различал в синих глазах богини кипящее в них бешенство, справедливую ярость и даже ненависть, и все эти чувства проливались живительным бальзамом на его сердце. А когда к ним прибавились неуверенность и страх, ангел ощутил непреодолимое желание припасть к этому живительному источнику эмоций, и поглотить его весь, вместе со страстью, что способно подарить её восхитительное тело. Это длилось всего мгновение, но Беллу понадобилось настоящее усилие, чтобы победить проснувшуюся жажду. Мысль, что снова начав убивать, он больше не сможет остановиться, невольно отрезвляла разум и побеждала даже инстинкты. Из последних сил борясь с собой, ангел всё же ослабил захват рук, позволив богине ускользнуть из его смертельной ловушки. Он отвернулся от неё, и Касиэра, вздрогнув, тут же пришла в себя. Побелев, как полотно, она оттолкнула блондина, в ужасе шарахнувшись в сторону.

— Никогда больше не приближайся ко мне! — прошипела она хрипло, продолжая отступать на негнущихся ногах. — Слышишь, Белл?.. Никогда!

— Уходи, Касиэра! — проигнорировав её гневные возгласы, и даже не обернувшись, глухо бросил ангел. Затем взлетел и помчался обратно к реке.

***

Уже подлетая к месту, где он рассчитывал найти врага, Белл-Ориэль неожиданно понял, что тот не один. К запаху Светлого сейчас примешивался отчётливый дух Падших.

Белл ещё ни разу не сталкивался с Падшими напрямую, но запах их, содержащий в себе мускус и пламя, часто встречался во время полётов. До сих пор блондин предпочитал не связываться с последователями Люцифера, не желая раскрывать свою личность, но сегодня встреча с Касиэрой и ссора с братом вывели его из себя. Мысль, что кто-то может разрушить его планы и убить врага вместо него, приводила в бешенство. Недолго думая, блондин приземлился на берегу реки, и, больше не таясь, выскочил на поляну, где увидел трёх ангелов, окруживших четвёртого. О чём они говорили, блондин не слышал, пока не подошёл ближе. И тут, к своему изумлению, понял, что окружённый со всех сторон Светлый ангел — девушка.

— Нет, малышка, так просто ты от нас не отделаешься! — один из Падших шагнул к Светлой и, схватив её за локоть, швырнул товарищам. — Не знаю, какого демона тебя принесло на Землю, но теперь ты просто обязана прогуляться с нами. Целое столетие у меня не было нормальной самки, а ты, хоть и Светлая, для развлечения вполне сгодишься! А там поглядим, может тебе ещё и понравится… Элизар, — он обернулся к Падшему, что держал пленницу. — Заткни ей рот, и летим отсюда, а то появится кто-нибудь из клана Афаэла — всё веселье испортит.

— Да, пора улетать, — согласился воин, крепче прижимая к себе визжавшую и вырывавшуюся девушку. Она брыкалась, как сумасшедшая, била крыльями, пиналась и царапалась, но вырваться из железной хватки Падшего не могла.

— Не рыпайся, сучка! — рыкнул один из троицы, помогая товарищу закинуть девушку на спину. — Будешь трепыхаться — останешься без крыльев! — он грубо схватил её за измятые белые перья, но замер, неожиданно увидев перед собой Белла. — А это ещё кто? — удивлённо протянул он, нервно оглянувшись на товарищей, которые, как и он сам, не заметили приближения чужого.

— Отпусти девчонку! — спокойно приказал Белл, игнорируя окружающих его со всех сторон Падших.

— А ты, чёрт возьми, кто? — вперёд выступил Элизар, с недоумением поглядев на незнакомца. — Из клана Афаэла что ли? Я тебя раньше не видел.

Белл-Ориэль не ответил. Вместо этого в его руке оказался меч, по лезвию которого забегали золотые язычки пламени.

Элизар сразу помрачнел и тоже достал меч. Воин, что держал Светлую, бросил её на землю и, наступив ногой на белоснежное крыло, так же выхватил оружие. Его примеру последовал и последний из троицы.

— Эта самка занята, — заявил Элизар, угрожающе направив оружие в сторону Белла, который был почти на голову ниже соперника. — Тебе придётся поискать себе другую, приятель.

Белл бросил на пленницу кроткий взгляд, но рассмотреть не успел. Светлая лежала лицом вниз, со всех сторон прикрытая спутанными волнами длинных золотых волос, и тихо стонала. По белоснежному пуху крыла, грубо придавленного ногой воина, расплывалось кровавое пятно. Девушка дрожала от боли, не в силах шелохнуться. Судя по всему, крыло её было сломано.

От этой картины на Белла вдруг накатила безудержная ярость. Огонь, взорвавшийся в груди, поглотил рассудок раньше, чем ангел смог его обуздать. Далее всё произошло стремительно. Удары огненного меча обрушились на Падших столь молниеносно, что со стороны казались смазанными. Короткий свист стали, и трое злодеев, безжалостно разрубленные на куски, навсегда замерли возле ног блондина. На поляне воцарилась тишина, лишь издали доносились зловещие раскаты грома, напоминая о том, что приближается буря.

Какое-то время Белл-Ориэль ещё стоял с мечом в руке, остекленело глядя вперёд. Затем вздрогнул, и уже более осмысленно осмотрел поляну.

— Вставай! — бросил он девушке, которая освободившись от Падшего, теперь немного приподнялась, испуганно оглядываясь. Не дожидаясь, пока она сама поднимется на ноги, Белл-Ориэль схватил её за плечи, и, подняв, поставил перед собой. Девушка съёжилась от его прикосновения, и попыталась было отпрянуть, но блондин удержал, перехватив её за волосы и заставляя поднять голову, чтобы, наконец, увидеть её лицо.

Едва слипшиеся от росы светлые локоны перестали прятать облик пленницы и Белл смог разглядеть испуганные голубые глаза, он вскрикнул и отшатнувшись застыл с таким видом, словно узрел привидение.

— Белл? — робко произнесла девушка, побелев, как полотно, и невольно отступив на шаг. — Белл, это ты? — она смотрела на ангела не отрываясь, но всё ещё не могла поверить своим глазам. На ставшем не менее ошеломлённом лице Белл-Ориэля поочерёдно сменялись выражения ужаса, недоверия, отчаяния и, в то же время, нежности и откровенной тоски. Несколько минут они молчали, не в силах преодолеть обрушившиеся на них эмоции, затем бросились навстречу друг другу.

— Белл! — всхлипнула девушка, повиснув на шее у ангела, и пряча заплаканное лицо у него на груди. — Это действительно ты?! Это ты, Белл?! — казалось, она всё ещё не верила. По её щекам струились слёзы, губы дрожали, руки судорожно оплетали плечи любимого.

— Аврора! — выдохнул Белл, не в силах собраться с мыслями и осознать происходящее. — Аврора, девочка моя… — он прижимал к себе её дрожащее тело, видел испуганный взгляд и всё ещё не мог поверить в то, что она рядом.

Зарывшись лицом в золотые волосы, ангел глубоко вдыхал их сладкий аромат, чувствуя, как его обволакивает давно забытым теплом и нежностью. Опасность, ненависть, страх исчезли. Сам мир перестал существовать, сузившись до её глаз, рук и губ. Только она теперь была важна. Только ради неё Белл-Ориэль мог сейчас жить, дышать, сражаться и даже умереть. Тепло её тела пронизывало насквозь, согревало, лечило боль и сводило с ума беззащитной хрупкостью. Аврора выглядела прозрачной, невесомой, зыбкой, словно робкий луч света, пробившийся сквозь тяжёлые тучи. На миг Беллу вдруг показалось, что он не сможет её удержать, что она выскользнет из его рук подобно бестелесной дымке и превратится в сон, растворившись в предрассветном мареве, и вновь оставив его одного.

Не в силах допустить этого, Белл стиснул девушку в объятиях так крепко, что она охнула, вздрогнув от боли, и бессильно повисла в его руках.

— Аврора! — испугался ангел, увидев, как побледнело её прекрасное лицо. Потом его взгляд упал на белоснежное крыло возлюбленной, по которому продолжало расплываться кровавое пятно. Сломанные перья, усыпанные алыми каплями, мелко дрожали, а само крыло безжизненно повисло, вывернутое под каким-то неестественным углом.

Недолго думая, Белл-Ориэль подхватил любимую на руки, распахнул крылья и улетел навстречу северному ветру.

0
07.02.2021
avataravatar
Светлана Фетисова
58

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть