Маленькая Ора


Новый партнер

Кен Уилсон вернулся в Штаты после посещения фестиваля в Мерида на Юкатане и направился к остановке такси. Его никто не встречал, так как он прилетел на три дня раньше. Кен подписал интересный контракт и ему хотелось быстрее взяться за дело. Городу Мерида около пятисот лет, он колыбель местной культуры индейцев Майя и вокруг этого крутится представление почти весь январь месяц. Следующий фестиваль будет четвёртый по счёту и на него прибудут гости не только из Штатов, но почти из всей Латинской Америки и ограничиваться культурой Майя было бы ошибкой. Он накидал проект следующего праздника и представил его организационному комитету. Это был фестиваль конкурс с Гранд Финале во дворце губернатора, до этого было обычное красочное шоу-карнавал. Гранд Финале заканчивается денежными призами, а где деньги там и реклама со спонсорами. Фестиваль не должен быть убыточным и лауреаты получат рекламные контракты на год от известных фирм. Латиноамериканская женщина давно уже не затурканная домохозяйка или красавица из плаксивого сериала, она производительная сила нового постиндустриального общества и независимый потребитель.
Домой он не стал заезжать и направился к себе в фирму «Уилсон и Болтон инвестмент». Его партнером была подруга по университету Джен Болтон. Кен придумывал проекты, а Джен их детально разрабатывала. Они были замечательные партнёры, Кен порывистый и вспыльчивый, а Джен спокойная, как штиль на море. Под стать ей был и муж, рассудительный банкир, который и вёл их финансовые обязательства.
Кен в силу своего характера долго с женщинами не мог ужиться, не имел детей после трех браков и страдал от этого. У него нельзя ничего просить, им надо управлять, а все три предыдущие жены этого не желали, управлять психом дело неблагодарное. Он даже не имел секретаря в приёмной, слышать его грубости никто не соглашался.
У Джен два года работала секретарём Тори, молодая пышная женщина, которая после окончания университета собиралась уехать к жениху в Италию. Она единственная имела с ним добрые отношения и удивлялась почему остальные его избегают. Если бы не высокие зарплаты, то в фирме работали только Кен и Джен. Тори с первого дня дала понять хозяину, что она чувствительная женщина и требует мужского внимания, а не внимания босса. Каждый раз, когда он влетал в приемную своего партнёра, она протягивала ему пухленькую ручку для легкого поцелуя, а при хорошем настроении и пальчиком указывала на щёчку. Раз в месяц она ему заявляла, что у нее свободные два выходных дня и она намеревается провести их с ним. Проводила она их у него дома, бездельничала и была любвеобильна. В пятницу вечером они вместе уходили с работы и в понедельник утром вместе появлялись. Сплетен никаких не было, так как ее роль громоотвода всех устраивала, да и претенденток на этого пятидесятилетнего сумасброда не было.
После её отъезда он стал мягче и переживал потерю. Джен не брала новую секретаршу и выжидала момент, когда он уедет в командировку. Джен знала как себя с ним вести и по своему любила. Её муж был пресный мужчина и до ревности не скатывался, хотя причины были. Он считал, что тоже может гульнуть, просто ему этого пока не надо, а друзья юности это только друзья и вмешиваться в их отношения он не собирался.
Кен проскочил мимо своего кабинета и направился в бухгалтерию. Отдал контракт своему советнику Даниэлю и сказал оповестить всех об оплачиваемых выходных в четверг и пятницу на этой неделе, а потом будет запарка на год. Никаких переработок времени не будет разрешено, а за дополнительную нагрузку доплата пятнадцать процентов, кого это не устраивает, в понедельник могут получить расчёт. Даниэль пошутил:
— И я тоже?
— Ты можешь взять свои деньги сейчас,- ответил Кен и вышел.
Даниэль внимательно прочитал контракт, покрутил пальцем у виска, оповестил сотрудников и направил Джен письмо об увольнении. Кен его выкинет в любом случае, он не любит сомневающихся в его планах.
Кен в приёмной Джен увидел на месте секретаря худую, как смерть, девицу. Она встала и преградила ему путь в кабинет.
— Вас не вызывали сэр. Оставьте номер телефона, имя и вопрос по которому вы пришли, я вам перезвоню, когда вице президент компании вас сможет принять.
Кен оторопел, посмотрел на пигалицу, но в глазах её увидел стальной холод.
— Сэр, либо вы выполните мои требования, либо я вызову охрану.
Кен посмотрел на табличку с именем, приколотую булавкой к белой блузке и вслух прочитал:
— Лу Гевара,- революционерка?
А потом резким движением сорвал этот знак и порвал блузку. Лоскут ткани повис и стало видно тёмное пятно соска через полупрозрачный лифчик. Девица не сдвинулась с места и сказала:
— Сэр, вам нужен доктор, а не охранник.
На шум вышла из кабинета Джен и уставилась на разорванную блузку.
— Кен, эта девушка мой новый секретарь и ты не должен ее обижать.
— Джен, может у тебя ещё и новый босс?-Спросила Лу.
— Лу, это мистер Уилсон, он имеет право входа даже в мою спальню.
Лу взяла из рук Кена карточку с именем и пристегнула её обратно, сняла с Джен платок и набросила себе на плечи, закрыв разорванное место блузки. Посмотрела на партнеров, а потом перевела взгляд на стену, где висела большая фотография Кена и Джен, сделанная в день основания фирмы.
— Подурнели вы оба за эти годы,- сказала Лу и вернулась на своё место.
Возникла пауза. Джен вздохнула и задала вопрос Кену:
— Ты уже успел выгнать Даниэля?
— Мне нужен смело мыслящий руководитель отдела финансов, а не юморист.
Потом опять пауза затянулась. Кен посмотрел на Лу и спросил:
— У тебя девочка какое образование?
— Управление бизнесом, получено в университете Эль Пасо.
— Почему ты согласилась на работу секретаря с таким образованием?
— У меня только отличные оценки и нет опыта работы. Я решила получить опыт с самого низа.
— Опыт сегодняшнего дня с самого низа тебе достаточен?
— Более чем, сэр.
— Кен, не психуй, она мне нужна, оставь её в покое,- встряла Джен.
— Какой годовой заработок ты ей назначила?
— Из расчёта 25 тысяч с повышением каждый квартал по результатам работы.
Кен открыл папку и достал две копии контракта. Одну протянул Джен, а вторую Лу.
— Девочки пробегите глазами и скажите своё мнение, мнение Даниэля я уже знаю.
Обе внимательно прочитали и Джен сказала:
— В нашем банке нет столько денег для раскрутки.
Лу ещё раз пробежала глазами по диагонали и произнесла:
— Я была на этом фестивале год назад, обычный затратный латиноамериканский парад длиною в месяц, сплошная радость для пролетариев, следуя революционной терминологии Че Гевары, и посмотрела мстительно в глаза Кену, а потом дефицит бюджета города и созревание революционной ситуации. У меня есть приятели по университету, которые стажировались на конкурсах сына Трампа, они за такую сумму из империи древних Майя сделают мексиканский Древний Рим и нам останется процентов сорок из призового фонда плюс к тому, что мы получим за работу, сроки приемлемые.
— Джен, не шевелись, тебе надо найти другого секретаря, с лучшей памятью на лица и другими манерами. А тебе девочка я предлагаю перебраться в мой кабинет, а я буду работать в комнате Даниэля. Джен, давай создадим компанию «Мерида тайм капитал» и директором её назначим Мисс Лу Гевара с окладом в 120 тысяч в год. Так вот Лу, если тебя это не устраивает, то завтра не выходи на работу и пришли мне счет за порванную блузку.
— Я принимаю ваше предложение. Насчёт блузки не беспокойтесь, вам ещё не один раз придётся её рвать. А теперь вы можете пройти в кабинет вице президента компании, я думаю вопрос с которым вы пришли её интересует. У меня есть одна личная просьба Мистер Уилсон.
— Какая?
— Я предлагаю сделать фото с вами, где я в разорванной блузке, в память об основании компании «Мерида тайм капитал».
— Джен, распорядись пожалуйста насчет фотографа, у нас появился новый партнер.
Через неделю все регистрационные дела были закончены и Лу была представлена сотрудникам как руководитель независимого подразделения на правах вице президента компании. Сотрудники восприняли это с облегчением, так как выполнять свою работу и плюс авральный проект сумасшедшего босса мало кто хотел даже за приличную доплату. Лу не хотела ежедневно пересекаться с боссом и сняла обширное помещение на другом конце города, набрала штат сотрудников из числа приятелей и приняла на работу Даниэля по совету Джен. Чем она занимается Кен не мог понять, сам конкурс был почти на последнем месте в его планах и он не встревал, так как счета ее компании не таяли, а росли и росли быстро. Идея Кена была в проведении конкурса и разового освоения крупной суммы, следующим конкурсом он не собирался заниматься. Джен хранила молчание и нейтралитет, она была в курсе всех дел и ей нравился стиль работы «Мерида тайм капитал». Два месяца Лу провела в Мексике и вернулась счастливая с новым девизом фестиваля « Мы дети одного народа».

Призрак анти империализма

Под конец рабочего дня к Кену заглянули двое сотрудников ФБР и поинтересовались делами фирмы Лу. Кен пригласил Джен и та подробно ответила на все вопросы, в том числе и Кена, который тихо копил злость на Лу, так как потерял нить контроля. Джен сказала:
— Потомки Майя живут по обоим берегам Рио Гранде и она не граница, в представлении Лу, а артерия питающая семью разделенную в результате аннексии северных территорий Мексики мощным амбициозным соседом. На фестивале будут две колонны Майя, одна из Мексики, а другая и США.
При этих словах у Кена засосало под ложечкой, не зря пришли эти парни.
— Сейчас в южных штатах проводится отбор в виде телевизионных шоу на лучшие номера для фестиваля, рейтинг передачи на уровне «Танцы со звездами». Поддержку оказывает движение « Восход солнца», которое создано Лу и её друзьями, оно выступает за предоставление национальных квот в конгрессах штатов, они не требуют особых прав, как чернокожие активисты, а только нарезание границ избирательных участков по национальному принципу. В движение включились азиаты, латинос и арабы по лозунгом «Мы хотим слышать свой голос на своем языке», разумеется в Конгрессе. Пока всё идёт в рамках конституции, республиканская партия на это смотрит с интересом, а демократы с опаской и теряют голоса избирателей. Спонсоров у движения хоть отбавляй, людям «ослы» и «слоны» надоели. Лидеры черной общины тоже включились в подготовку шествия, которое идёт под девизом « Я тоже Майя».
Представители ФБР задали вопрос о телешоу с переброской наркотиков через южную границу. Кен встал, открыл шкаф, достал бутылку хорошего виски и четыре круглых стакана.
— Господа, давайте освежим мозги, я что-то не понимаю причём тут конкурс.
Все согласно кивнули головой, так как вопрос оказался сложным и находился на грани угрозы существующему строю. Кен всегда был трезвомыслящий, особенно после пары рюмок. Его мозги начинали работать как компьютер.
— Господа, угрозы строю я не вижу, а для старой шайки на холме она есть. Они давно уже вне контроля избирателей, это и есть угроза нашему строю и мы четверо просто обслуживаем их интересы, а не свои. Поэтому идея «Я тоже Майя» хороший лозунг для избирательной кампании. Насчёт наркотрафика идея интересная, как я понимаю, Лу установила контакты с командирами местных банд, которые осуществляют переброску товара и перекачку денег. Идея великолепная : « вас ловили и будут ловить, но давайте на этой игре заработаем». Передача состоит из серии интервью до перехода границы и после, оценка рисков и доходы. Доходы оказались не такими уж и привлекательными, а местные разборки уносят жизни не только рядовых бойцов. Мне бросилось в глаза, что армейские чины Мексики выведены из области обсуждения, то есть та сторона граница под их надзором, без этого шоу сделать нельзя. Наших же патрульных более ругают, чем хвалят, а теперь они звезды экрана и я полагаю ловят того, кого надо поймать подконтрольным нарко командирам, сам товар просто ушёл в другие дыры на границе.
— Мистер Уилсон,- сказал сотрудник ФБР,- это ещё не всё. Мисс Лу Гевара основала в Мерида три профсоюза, которые производят ремонтно-строительные работы, уборку города и выпечку специального хлеба по рецептам Майя.
— Что в этом плохого , сэр? Такие профсоюзы есть и у нас, они доят казну любого города и продвигают «своих» чиновников на нужные посты.
— Мистер Уилсон, это профсоюзы под контролем мафиозо более высокого звена, чем полевые командиры.
— Извините меня, но наши жирные коты, вам известны лучше, чем мне, я их опасаюсь более, чем вас, потом это меньшее зло, чем торговля людьми , которых они переправляют в нашу страну, пусть поднимут пару раз цены на булочки и все дела для набивания карманов.
— Мистер Уилсон, Мисс Лу Гевара приобрела на имя фирмы несколько ферм, выиграла через эти профсоюзы контракты на поставку продовольствия во время фестиваля и получила единоличное право на муку сорта «Майя» и город разрешил печь этот хлеб только на ее пекарнях и из ее муки, а сейчас она создает профсоюз транспортных рабочих, который будет осуществлять перевозки в городе.
— Сэр, да это стал второй Нью Йорк! Следуя ее логике, следующим шагом будет приобретение телевещания и издательского дела. Джен, ты уверена, что наша девочка училась в Эль Пасо, а не в Гаване или Каракасе?
— Мистер Уилсон, ваша девочка контролирует таможенные порты обоих курортов Юкатана — Канкун и Дель Кармен. Мерида основной перевалочный пункт полуострова, а про Рио Гранде просто болтовня, река протекает совсем в другой части континента.
— Там тоже будет карнавал?
— В Хуаресе.
— Опасаетесь терактов?
— Волнений после возвращения молодежи домой, там будут представители Кубы, Венесуэлы и вообще все леваки, они уже сейчас орут «Я тоже Майя», а мы оказались колонизаторы «гринго».
— Господа, вы бывали за границей?
— Да,-одновременно ответили посетители серьёзного ведомства.
— Я тоже был и скажу честно, что нас никто не любит, ни в Европе, ни в Азии, ни в Африке и вы это знаете, просто Мексика под боком и это обидно. Не обращайте на эту фирму серьезного внимания в политическом смысле, левые идеи ныне товар, ведь наш Президент прошёл через это, правда не совсем успокоился, но лучше уж иметь левака, чем ультра правого, с левыми идеями опыт борьбы большой и успешный, они рассасываются временем, а консервативные идеи заканчиваются кровопролитием. Мы богатая страна и накормим этих новых членов Конгресса так же вкусно и плотно, как старых. Обратите внимание, что деньги вкладывает бизнес, а не правительство, значит будут новые рабочие места, хорошие прибыли и поступления в казну после уплаты налогов. Претензий по налогом к Мисс Лу Гевара у вас нет и у губернатора Юкатана тоже нет, у меня, как у босса тоже нет. Молодая девочка старается оправдать доверие босса хорошим возвратом средств в короткие сроки, она не социалистка и не коммунистка. Левые не умеют зарабатывать, только тратить и отбирать сея вражду, а Лу зарабатывает на чувстве солидарности молодых и красивых людей. Возраст заседателей надо ограничить пятьюдесятью годами и после этого пускай дальше зарабатывает себе на хлеб, а не до смерти получает зарплату из наших налогов. Цирк на слушаниях, законы на будущее для молодых принимают и обсуждают пожилые люди. Поэтому и плодятся всяческие пособия, а не рабочие места. Что мы сейчас осуждали? Действия молодой женщины, которые показывают наши слабые места от самого верха до самого низа, мы свою задницу прикрывать пытаемся. Если она и её команда сколотят себе за год пару миллионов все должны радоваться, что этим людям пенсия в несколько сотен в месяц не понадобится, им не нужны будут продуктовые и медицинские пособия и они на всех углах будут говорить : «Смотри на меня, я не князь и не наркобарон, не звезда Голливуда и не политик, я простой американец, который не ленился в молодости и в сорок лет забил болт на всё и живу как хочу, Америка самая лучшая страна для тех у кого есть голова и руки». Господа, если я замечу что-то противоправное в деятельности фирмы «Мерида тайм кэпитал» я вправлю Лу мозги так, что она сама побежит к вам искать защиты.
На этом и разошлись. Агенты поставили руководство бизнеса в известность, руководство их заверило в личной лояльности и ничего никто менять в деятельности компании не намеревался.
— Кен, ты её хорошо защитил,- сказала Джен.
— Это они сами пришли искать вариант её защиты, были бы серьёзные претензии, то нас с тобой вызвали повестками. Они грамотные люди, скорее искали вариант, как туда можно внедрить своего человека.
— Думаешь нашли?
— Посмотрим, если появится прибыль вне логики ее бизнеса, то значит нашли, через убытки не внедряют.
— А с наркотрафиком отличное шоу, я сама смотрю.
— Если бы я узнал, что возле фестиваля ошиваются плохие парни, то вернул бы деньги, извинился и еще моральный ущерб оплатил, в таких делах я трус, каких еще поискать надо, нарко лейтенант не секретарша, блузку не порвешь.
— Она тебе нравится?
— Когда вставит силикон в те места, куда мужики руки тянут, тогда и задавай такие вопросы.
— Но ведь и я была худая.
— Так и я толстым не сразу стал, не так ли?
— Ты вечером сегодня что собираешься делать?
— Побыть с тобой, мы давно уже твоему мужу повод для ревности не давали.
После визита агентов прошло два месяца, ни Джен, ни Кен с Лу этот визит не обсуждали, если за ней следили, то и следят, а мешать нельзя, что у них на уме никто не знает, делают они нужное дело, до которого охотников мало, каждый день видеть и анализировать страхи и преступления, упаси Господь, лучше отвечать на вопросы, чем задавать их. Если поймёшь, что хорошего человека толкнуло на преступление, то проникаешься и не осудишь, признаешь , что скорее всего и сам так поступил бы.

Мыльная опера

Кен уже стал думать как отойти от активных забот и оставить себе функции наблюдателя, а может и продать долю в бизнесе и уехать жить в красивое место с хорошим климатом, найти там себе добрую подругу и спокойно доживать свой век в довольстве. По его расчётам это заняло бы лет тридцать, а его личных средств хватит на три нормальных жизни хоть в Токио или Лондоне.
От мечтаний его оторвал звонок сотового телефона. Звонила Лу. Она никогда не звонила ему до этого, тем более по личному телефону. Только Джен, её муж, два конгрессмена штата и адвокат могли его беспокоить таким образом, остальным он номер не давал. Он хотел вспылить, но не смог, почему-то имел в себе чувство стыда перед ней за проявленное хамство и каждый раз, когда он вспоминал Лу, перед глазами вставало тёмное пятно соска, которое просвечивалось через полупрозрачный бюстгальтер.
-Права Джен, она мне нравится,- сказал он вслух и поднес телефон к уху,- слушаю тебя девочка, я очень долго ждал твоего звонка и не видел тебя уже пол года,- неожиданно для себя произнес Кен на одном дыхании.
— Я тоже, пригласи меня на ленч, я хочу побыть с тобой перед отлетом в Австрийские альпы на фестиваль снега в Гриндевальде и уговорить тебя составить мне компанию.
— Ты меня уговорила, я заеду в полдень, но из Австрии я предлагаю полететь в Панаму на фестиваль цветов и кофе, ты мне не откажешь?
— Не откажу, но лучше из Рима на круизном корабле через Барселону и Сен Мартен.
— Это будет в секрете от всех?
— Кроме Джен.
— Она рядом с тобой?
— Да, я звоню с её разрешения.
— Я приеду с кольцом.
— Твое кольцо у меня уже есть, его отдала Джен.
— Надеюсь ты не будешь его носить тридцать лет выйдя замуж за общего друга?
— У нас нет общих друзей из числа холостых мужчин. Кен, кончай эту «Санту Барбару», приезжай сейчас и порви мне блузку, я не Джен и не позволю тебе крутить мозги и молоть языком, это жизнь, а не мыльная опера.
Лу отключила телефон. Кен нервно прибрал на столе, вышел и спустился в гараж, потом развернулся и выскочил на улицу. Рулить он не мог, его колотило от злости. Поймал такси и сказал куда ехать. За рулём сидел мексиканец, видя состояние пассажира он поехал быстрее обычного, на площади Линкольна он тормознул у мексиканки торговавшей цветами и купил всё вместе с ведром. Кен на него уставился и парень сказал:
— Сеньор, в таком растрепанном виде надо появляться только с цветами.
Кена это отрезвило и он засмеялся, Джен разыграла спектакль и парня они подослали. Он действительно любит Лу Гевара. Включил телефон и что-то быстро напечатал на клавиатуре, остальной путь он был в прекрасном настроении.
Когда они прибыли на место Кен полез за кошельком, но парень его остановил и показал глазами на видеокамеру в салоне и на группу киношников у входа в бизнес:
— Сэр, не отступайте от сценария и порвите сеньорите блузку.
Кен вспомнил его лицо, это был нарко лейтенант из сериала.
— Спасибо, я ей порву блузку по законам вашего жанра- и придал злобное выражение лицу.
Его разрывало на части от радости, он рычал, как тигр догнавший жертву. Вылетев из такси он со всего маха кинул ведро с цветами в толпу киношников, люди раздвинулись и выступила вперёд Лу. Кен рванулся к ней и махом разорвал блузку. Под ней оказался бронежилет, который он в запарке не заметил и тщетно пытался порвать. На секунду он остановился, Лу достала из-за спины пистолет и приставила ко лбу Кена
— На колени и говори зачем кинул в людей ведро,- сказала она строго.
К нему подошла Джен и скрытно от оператора положила в руку подарочную коробочку для ювелирных изделий. Кен с серьезным видом продолжил игру и показал коробочку Лу. Та протянула руку, на которой уже было кольцо, когда-то подаренное им Джен. На его лице изобразилась не поддельная боль, которую оператор показал крупным планом и он заплакал. Лу опустилась рядом с ним на колени, к ним подошел пастор и спросил:
— Согласна ли Лу Гевара стать женой Кена Уилсона?
— Да,- ответила Лу.
— Обменяйтесь кольцами,- сказал пастор.
Лу открыла коробочку и достала мужское кольцо, которое надела на дрожащую руку Кена.
— А теперь поцелуйте друг друга,- произнес пастор.
Лу приподняла голову Кена и прижалась к нему губами. Кен дрожал и еле удерживал равновесие.
— Объявляю вас мужем и женой,- сказал пастор и отступил в толпу киношников.
Наваждение прошло. Кен поднялся и посмотрел в глаза Лу, потом на своё кольцо и поискал глазами Джен, та плакала и счастливо улыбалась. Кен вспомнил это кольцо, которое он когда-то в гневе снял и швырнул в угол. Джен не стала тогда закатывать истерику и сказала:
-Запомни мои слова, ты его ещё оденешь стоя на коленях и будешь плакать.
Кен взял Лу за руку и подвёл к Джен, поставил их рядом и отошёл на два шага. Киношники включили камеры. В такие моменты совершаются непреднамеренные убийства или другие трагические моменты в фильмах, за которые дают премии. Кен долго смотрел на обоих и видел в Лу черты Джен.
— Вы родственницы?- спросил он.
— Лу моя сестра, она у папы от второго брака, я тоже Гевара по рождению, но по просьбе матери приняла фамилию отчима.
— Так я женился или выступил в роли актёра с улицы?
— Ты теперь мой муж, Кен, если тебя что-то не устраивает оставайся актером и я завтра тебе пришлю чек за оплату актёрской работы, ты сделал всё великолепно, надеюсь на фестивале ты получишь первый приз за лучшую мужскую роль.
— А разве в конце мае в Альпах лежит снег?- спросил он.
— Так и на Сен Мартен тоже сезон уже прошёл ,- ответила Лу.
— Я ведь и правда хотел тебе сделать предложение и протянул ей телефон, она открыла экран и увидела баркод подтверждения покупки двух билетов на самолет в Токио по программе «Медовый месяц цвета сакуры».
— Когда надо быть в аэропорту?
— Через два часа, Лу.
— Хосе, сколько времени отсюда до аэропорта Атланты ехать?- спросила Лу.
— Два часа, если быстро.
— Значит едем быстро,- сказала Лу.

Гевара, только с другим цветом волос

После возвращения из путешествия Кен с женой занялись фестивалем и хорошо его провели. Компания Лу приобрела в городе Мерида много активов и семья покинула Америку после рождения дочери, которую назвали Ора, за золотистый цвет волос. Свою долю в фирме «Уилсон и Болтон инвестмент» Кен продал мужу Джен и компания сменила не только название, но и направление деятельности. Фирма « Болтон и Болтон пропертис» стала заниматься приобретением и сдачей в аренду жилья. Сотрудники остались на своих местах и были довольны исчезновением скандального босса, хотя и потеряли в зарплате, так как без рискованных проектов не было и экстремальных доходов тоже. Этому есть хорошее объяснение, в Америке любая работа дает приличное существование, а в маленьком городе между Атлантой и Чаттанугой большим деньгам просто нечего делать.
В Мексике Кен не занимался бизнесом, а сосредоточился на своем позднем ребенке, в дела жены он не вникал, так как не понимал её тягу к хождению по лезвию ножа. А ей нравился имидж «крёстной матери» и расширение направлений бизнеса. У них были разные фамилии, разные характеры, разные счета в банке и разные цели в жизни. Кен предпочитал разовые рискованные сделки, а ей нравилась власть над людьми. Дочка была близка к матери, бывало на нее жаловались в школе, но отец всегда был на её стороне и его позиция заключалась в одной фразе : «Все конфликты это недоработка администрации» и это была сущая правда с которой никто не спорил. Ора была развитая и эрудированная девочка, языкастая и бесстрашная, как мать. Кен навсегда запомнил стальной взгляд, которым его встретила Лу в первый день знакомства, он его так и не смог преодолеть, с таким презрением могут только глотку перерезать без сожаления и переживания.
В тот день учительница испанского языка и литературы пришла рассеянной и стала вслух зачитывать конспект вчерашнего урока. Ора поднялась и громко сказала:
— Сеньора Ортега, мы это уже проходили вчера или вы забыли?
— Как ты со мной разговариваешь, негодница!
— Как с попугаем, вы десять лет преподаете в школе и путаетесь во временах, если не читаете по бумажке.
Урок был сорван и через пол часа Кен был в кабинете администратора.
— Ваша дочка сорвала урок литературы.
Кен взглянул на Ору и кивком разрешил ей ответить.
— Учительница пришла не подготовленной и стала зачитывать вчерашний конспект и нам не интересно слушать то, что мы уже знаем, на моей стороне пятнадцать свидетелей, пусть Сеньора Ортега опрокинет их показания. Сеньора директор посмотрите её конспект на сегодняшний день.
Сказано это было тоном человека, который располагает властью. Директор взяла конспект и с улыбкой показала страницы сегодняшнего занятия, мол девочка, ты много на себя берёшь.
— А теперь посмотрите на дату, когда этот конспект был составлен, бумага пожелтела. Мир изменился и наша литература тоже. За фиктивную работу надо платить фиктивные деньги.
Она со злым взглядом посмотрела в упор на директора и та поежилась. Через пару секунд собралась и отпарировала:
— А сама, что ты нового в литературе сделала?
— Откройте интернет и найдите сайт Ора Гевара.ворд и почитайте.
— У меня сейчас нет времени заниматься твоими стихами.
— А у меня вашими нравоучениями, пошли папа и не перечисляй им в этот месяц деньги спонсора, они их не заслужили. Посиди рядом в кафе пожалуйста, у меня ещё урок математики и вместе поедем домой.
После их ухода в кабинете стояла тишина, недополучить двадцать тысяч долларов при государственном бюджете десять тысяч, ощутимая потеря. Придётся отвечать на вопросы Совета попечителей, а те и снять директора могут, богатые не любят дураков
Перемена ещё не закончилась и Кен с дочкой пошли в кафе, там галдело пол школы, включая пятнадцать одноклассников Оры. Когда они вошли, все притихли, Ора подняла правую руку и двумя пальцами показала знак «Виктории». Раздался крик восторг.
-Жанна Д’Арк мексиканской глубинки,-пробурчал себе под нос Кен,- так и надо добиваться места под солнцем, денег я им не перечислю, слово ребёнка должно быть весомо с детства, если он прав.
— Папа, угости нас мороженым, пожалуйста.
— Нет проблем, любая правильная победа должна сопровождаться положительными эмоциями. Ребята загалдели, Кен обратился к кассиру:
— Пришлите счет на мороженое и кока колу нам домой, пожалуйста, сегодня мороженое и кока кола без ограничения для всех студентов школы, а не только её класса, потому, что дело она сделала общее.
Кен сидел в кафе и сам себе попенял за то, что не заглядывал на сайт Оры. Нашел на телефоне её страничку и увидел , что посетили её более десяти тысяч читателей и среди них нет ни его, ни Лу.
-Так и теряют детей,- сказал он вслух.
Официантка не разобрала английскую речь и подошла с вопросом:
— Что-нибудь не так Сеньор?
— Минут через пятнадцать, после окончания занятий, придёт сюда моя дочка, так приготовьте ей омлет из трёх взбитых яиц и не острый салат с авокадо.
Официантка поблагодарила за заказ и удалилась.
-Хорошая у меня дочка, талантливо пишет, а годов-то, только десяток миновал
«Si me haces el dolor,
A separarme de mi sueño».
Если я причиню ей боль, то она покинет и меня, у неё характер матери. Через несколько минут появилась Ора, подошла и поцеловала его в щёку.
— Ты меня тут покормишь?
— Да, я уже сделал заказ. Ора, я хочу попросить у тебя прощения за то, что только пять минут назад ознакомился с твоими стихами, мне очень стыдно было в кабинете директора, что ничего о твоем таланте не знаю, а десять тысяч поклонников каждый день ждут твоих новых стихов. Я тебе никогда не причиню боль, дорогая, я люблю тебя.
— Я знаю папа, что во мне ты любишь тетю Джен, ведь я Гевара, только с другим цветом волос.
— Может ты и права.
— Папа, нет такой боли, которая заставила бы меня оставить тебя. Моя мама по натуре укротительница тигров и всегда мечтала иметь сложного мужчину, которым оказался ты, а я мечту мамы не предам:
«y tú estarás al fondo de todos mis paisajes.»
— Очень красиво сказано Ора.
— Это слова Сусанны Марш, папа, мне до неё ещё очень и очень далеко.

Без деления на старшего и младшего

Ора проскочила сложный подростковый возраст незаметно, так как её жизнь в эти годы была взрослой. Кен пытался не терять нить развития дочери, не сдерживал, а только наблюдал и делился с Лу своими выводами. Мама с дочкой жили без деления на старшего и младшего.
Около полудня Кен стал накрывать на стол, так как они всегда обедали дома то, что готовил он сам. Вместо Лу на пороге появился Саймон, её правая рука в тёмных делах. Он был как грозовая туча. Подошёл к телевизору и включил его. На всех каналах показывали прошитую автоматными очередями машину Лу. Ора посмотрела на отца и спросила:
— А когда убьют нас?
— Вас не убьют, Ора,- сказал Саймон и положил на стол конверт.
Кен его открыл не произнеся и звука. Там лежали три билета на самолет в Перу и документы на виллу в городке Куско.
— Извини Кен, стреляли только в неё, мы ехали за вами, чтобы улететь.
— А что будет с тобой, Саймон?
— Поумерю пыл в бизнесе и постараюсь его продать, деньги я тебе переведу.
— Оставь все деньги себе, прикрой своих близких и солдат, они нам ещё понадобятся. Мы все члены одной семьи.
— Я понял тебя босс.
— Саймон, я должен буду отвечать на вопросы следователей?
— Ты не в Америке, твой рот закроется раньше, чем ты получишь повестку от следователя. Посмотри паспорта внимательно и запомни, что ты теперь Эдди Стэйтон, а Ора приёмная дочка Барбара Росс.
— А что делать с третьим паспортом?
— Он на имя Элайне Файнеган, прижившейся в семье домработницы, до отлёта мы тебе её подберем и предоставим завтра в аэропорту Канкуна, там пока еще наши люди на таможне.
— Выходит что я…
— Ты заказчик, на другой вариант сохранения жизни Оры они не согласны. По бумагам ты ещё вчера вместе с дочкой после скандала дома пересек границу на автомобиле в Эль Пасо.
— Кто знает куда и когда мы уезжаем?
— Я и Хосе. Ты можешь отказаться и принять свои меры предосторожности, держи пистолет и сделай мне дырку в башке, а после этого мои парни уберут Хосе.
— Спасибо Саймон, я сам приму меры предосторожности, ты же знаешь, что я хоть и вспыльчивый, но осторожный человек. Мне не нужен твой пистолет, забирай эти паспорта и билеты. У меня к тебе большая личная просьба, использовать их по назначению и дай этим людям денег на год жизни, там ведь не дорого жить, много не потеряешь.
— Папа, их там убьют вместо нас.
— Не убьют, Саймон своих родственников не подставит, я ведь прав, мой друг?
— Абсолютно, босс, это будет семья моего кошелька.
— Что до нас, то найди в Эль Пасо на нашей вилле два похожих трупа и оформи опознание через деда Оры. Коды ДНК нашей семьи в сейфе Лу. Несчастный случаев много и родственники всегда согласятся на горе подзаработать, а не тратиться, вам не впервой снимать сериалы, такой сценарий понравился бы Лу и не забудь показать это по телевидению в Штатах. Дорогой Саймон, я давно предчувствовал такой финал и даже видел его почти каждую неделю во сне, поэтому подготовился еще год назад. А теперь, пожалуйста, оставь нас , мне очень больно от увиденного по телевизору.
Когда Саймон закрыл за собой дверь Кен пригласил Ору за стол и они стали молча обедать. Она выключила телевизор и спросила:
— Папа, ты им отомстишь?
— Сейчас доченька это сделать нельзя, они готовились долго и предусмотрели наши ответные действия по горячим следам. Нам тоже надо хорошо подготовиться, узнать причины нарушения договоренностей, исполнителей, покровителей и предателей.
— На это надо много времени папа.
— И много денег Ора. Время у нас будет, деньги у нас есть, если я не успею, то это сделаешь ты.
— Я согласна с тобой папа, в каждом бизнесе есть внутренние законы, в мамином был закон «Омерта», я не забуду сегодняшний день и выполню то, что мы подготовим вместе.

Робин Гуд

Кен с Орой принимали гостей на новом месте. Они обосновались в Уругвае на берегу лагуны Саус, недалеко от Пунта дель Эсте. Ферма давала до девяти процентов дохода на вложенные средства. Гостями были супруги Болтон, Хосе и Саймон. Кен сделал сообщение об экономике страны и связанных с этим его личных планах.
— Друзья, индекс плодородности почвы 100! Отсутствуют экспортные тарифы, отсутствуют экспортные квоты и вообще нет никаких ограничений на вывоз продукции. Бизнес, получивший прибыль ниже 205000 платит налог всего 5,135 долларов! Никто не запрещает иметь несколько таких бизнесов. Покупайте сто гектаров и регистрируйте сто бизнесов, стоимость одного гектара всего 8000 долларов. Налог на недвижимость 0.2 процента. При таком климате собирается три урожая в год.
— Кен, сколько тебе денег надо перевести в Уругвай?- Спросил Болтон.
— У меня достаточно средств в Уругвае, мне нужен банк в Мерида.
— Не проблема, какой бизнес ты там задумал?
— Скупить фермы и организовать на этих землях производство биотоплива. Вся эта беднота поставщик наличных денег и солдат банде Гонсалеса и Гузмана. Я отрежу им один из источников дохода и построю при фабрике городок, куда переселю фермеров и превращу их в рабочих. Типичная американское поселение с забором, охраной, бассейном, спортзалом и магазинами. Получать зарплату будут на карточку, которая принимается в наших магазинах, где будут цены ниже городских и никаких налогов, это будет внутренний бизнес, как производственная операция. Продукты питания будут поставлять мои уругвайские фермы во все магазины города по ценам ниже рыночных.
— Они под контролем банды,- сказал Болтон.
— Мы переквалифицируем солдат Хосе и Саймона в бизнесменов и создадим свою параллельную торговую сеть, которая вышибет с рынка их торговые точки. Каждый раз, как их бандиты будут появляться в зоне нашего влияния, их тела в полиэтиленовых мешках будут складироваться на центральной площади. Мы будем расширять свою зону до тех пор, пока у них не окажется только туристический комплекс. Это только на вид там много денег, содержание его в порядке дорого стоит, они обанкротятся за два сезона. Повторяю, что никаких переговоров, только вытеснение финансовое и физическое.
— Полиция?
— В разборки банд никогда не вмешивается. Цель- Главарь Гузман, который организовал убийство, мэр Гонсалес, который его заказал и его племянник Педро, который передал заказ Гузману. Саймон, процесс восстановления справедливости на камеру запишите и прокрутите по ТВ после окончания дела.
— Тебя продолжает искать интерпол.
— Пускай ищут, у меня длинный язык и я им много расскажу о коррупции чиновников, которые превратятся в моих свидетелей.
— Думаешь будут молчать?
— Напротив, говорить наперебой и обвинять главарей, трупы-то не возражают, а молчание знак согласия.
— Так коррупцию не истребляют.
— Я к этому и не стремлюсь, мне надо три трупа с кинематографическим эффектом. Покажем в Берлине и в Сохо. Коррупцию истребляет государство, а не Робин Гуды.

Маленькая Ора

Через год идея была почти реализована, правда не все фермеры согласились продать землю, но эта проблема рассосалась построением бетонного забора вокруг владений нового промышленного гиганта, биотопливо пошло в Штаты и доходы от налогов затуманили глаза отцов города. Упрямцы сдались и не пожалели. Спрут охватил бедные районы и установил там свои цены и порядки. После открытия второй очереди завода безработных почти не стало. Начальник полиции и командир армейского батальона очень редко отрывались от игры в карты и стакана пива, люди Гузмана притихли. Из его бизнеса активными были только проститутки и «Хард Рок» кафе. Этих пришельцы не беспокоили. Активных бойцов осталось около десятка и все ошивались в этом кафе.
Молодые туристы с ближайших курортов тратили там взятые на отдых доллары и веселились.
К электрооргану подошла девушка, попросила музыканта уступить ей место, тот не возражал, она села и задала тон остальным артистам. Она пела никому не известную песню о мести за разбитую жизнь. Педро поднялся и слегка покачиваясь на каблуках к ней подошёл:
— Кто разбил твою жизнь, девушка и какое ему будет наказание от тебя?
Он был изрядно пьян, как и сопровождающие его бойцы. Девушка встала, скинула капюшон и сказала, что разбил ее жизнь он. Зал засмеялся и Педро тоже.
— И как ты меня накажешь?
— Как паршивую собаку,- после этих слов она достала из-за пояса револьвер и выстрелила ему в лоб. Пуля 45-го калибра снесла череп в сторону и он отлетел со сцены. В зал вошли люди Хосе и поочерёдно застрелили охранников Педро выстрелами в затылок, поставив предварительно их на колени. В зале работала группа киношников и собравшиеся не совсем поняли трагизм ситуации. Вошли ещё несколько человек Хосе, запаковали трупы в полиэтиленовые мешки и вынесли трупы из зала. Ора снова села за орган и заиграла песню о дорогой цене слёз одинокой девушки. Гитарист стал ей подыгрывать, а потом и ударник . Когда песня закончилась Ора вышла на край сцены и громко сказала:
— Прошу прощения, что нарушила ваше веселье, но эти сволочи три года назад расстреляли из автомата мою маму. Что бы им отомстить, мне надо было немного подрасти. До свидания леди и джентльмены. Зал провожал ее к выходу аплодисментами. Полицию никто не вызывал и веселье продолжилось. Джен, наблюдая прямую трансляцию по Скайпу, была потрясена выдержкой Оры:
-Железные нервы, как у матери. Странно, ведь наш папа был мягкий и, кажется, даже камень в воду не мог бросить, он считал, что у всего в мире, в том числе и у камня, есть свое место, которое нельзя изменять. Кену такой сценарий тоже не по зубам, он может удушить финансово, наорать, стукнуть по столу, а тут так жестоко и психологически изощренно. Они явно в паре работают. Что-то я проморгала в них обоих.
Пока она рассуждала, на окраине города старый голый мужчина стоял на коленях и молил о пощаде молодую женщину. Он был обвязан гранатами и проводами. На ошейнике были электронные часы , которые вели обратный отсчет времени, он их видел и то причитал, то немел от страха. Киношники делали свою работу, то общим, то крупным планом. Когда на табло появились нули мужчина закрыл глаза и закричал, но взрыва не последовало. Когда он это осознал, то улыбка сумасшедшего озарила его лицо. Девушка подошла к нему и сказала:
— Гузман, думаешь мне лень включить таймер ещё раз, а ну рыдай, скотина, жри землю в которую я тебя закопаю.
Она включила таймер ещё раз и киношники продолжили своё дело. Голливуд никогда таких истерик и мук не снимал и не снимет. Взрыва опять не последовало и Гузман впал в прострацию.
— Ты полные идиот, демаешь я буду на тебя гранаты тратить, ха,ха,ха. Дикарь, это киношная бутафория, я убью тебя очередью из автомата, как ты приказал убить мою мать.
Она сама отстегнула связку бутафорских гранат, подняла с земли Калашников и очередями с двух рожков разделила его корпус пополам, нижняя часть дергалась отдельно, а верхняя содрогалась в конвульсиях, сердце билось, легкие не были задеты и мозг чувствовал дикую боль. Она не стала добивать его в голову и приказала так и запаковать в полиэтиленовый мешок. Саймон даже содрогнулся, а уж он кровушки пролил не меряно. Подошёл к Оре и стал на колени:
— Сеньорита, я ваш раб.
Остальные восемь человек сделали тоже самое.
— Спасибо друзья, остался только Гонсалес, но папа уже у него, когда мы закончим съёмки этого фильма, я снова стану девочкой подростком, которой нужна будет ваша опека и защита, я вас всех очень люблю, мы все одна большая семья. Я не хочу, чтобы вы пачкали руки об эту мразь, простите меня, если вам это было неприятно видеть.
Кен сидел в кабинете Гонсалеса, мэра города. Присутствовали его заместители, начальник полиции, командир военных и пара бизнесменов. Он им рассказывал о планах расширения туристического комплекса и построения курорта по типу « Все включено».
— Я этот проект когда-то слышал,- сказал Гонсалес,- он мне тогда не понравился.
— А сейчас? — Задал вопрос Кен.
— Сейчас тоже.
— Надеюсь меня не убьют, как убили Лу Гевара три года назад?
— Теперь вспомнил вас, вы её муж и это вы заказали её убить и сбежали от правосудия, — при этом он выразительно посмотрел на начальника полиции, но тот остался с каменным лицом.
— Кому заказал?
— Гузману. Вы такой же бандит, как и он, теперь пытаетесь отнять у него туристический центр.
— Которым заправляет ваш племянник?
— Педро удачливый бизнесмен и вашей шайке это не удасться.
Открылась дверь и появились киношники, люди Саймона и Ора, которая выступила вперёд, достала револьвер и выстрелила Гонсалесу в лоб:
— Сеньоры, вы присутствуете при съёмках документального фильма, вам ничего не угрожает, посмотрите предыдущие фрагменты.
В ролике был представлен отчёт по расследованию расстрела машины Лу и свидетельские показания, включая истерику Гузмана и казнь Педро. Фильм мы пошлём на фестиваль в Берлин, если начальнику полиции понадобятся копии документов для проведения расследования событий сегодняшнего вечера, то мы их предоставим. Спасибо за внимание, все свободны.
Присутствующие поднялись и направились к выходу, начальник полиции подошел к ней и сказал:
— Сеньорита Ора, вы проделали большую работу, когда будет готова моя копия, передайте мне её пожалуйста, нам надо закрыть следствие по делу об убийстве вашей матери, сами понимаете, есть люди выше нашего мэра с которыми он имел приватные отношения и нам надо закрыть дело так, чтобы их оно не касалось, а я с вами поделюсь своими материалами. После возвращения вашего отца в город, полицейским и солдатам стало много спокойнее, командир это может подтвердить.
Офицер стоял рядом и кивнул в знак согласия, а потом сказал:
— Сеньорита, мне понравилась песня исполненная вами в фильме,- он подтянулся и сделал небольшой поклон.
— Сеньор капитан, вы настоящий джентльмен, не проведете ли вы меня к машине, а то после всех перипетий этого вечера у меня кружится голова,- она подставила локоть и офицер, щёлкнув каблуками, повёл её к выходу.
Начальник полиции выглянул в окно и проводил их взглядом до самой посадки в машину:
— Мистер Уилсон, прошу прощения, но я должен выписать вам штрафную квитанцию за парковку частного автомобиля на служебной стоянке мэрии.
— А меня не возьмут под стражу в зале суда, если я опротестую этот штраф, ведь ордер интерпола никто не отменял?
— Возьмут, но ведь можно и по почте оплатить, всего пару сотен песо, при вашем-то размахе деятельности, стыдитесь Сеньор Уилсон.
— Вы правы майор.
— Я капитан.
— Я улажу это недоразумение с новым мэром. Пойдёмте, а то ваш друг очень галантный и моё сердце отца начало беспокоиться.
— Вы правы, женское сердце отдаёт предпочтение армейским офицерам, а офицерам полиции остаётся только вздыхать. Я слышал у вас вилла в Уругвае?
— Вы считаете, что там слишком жаркий климат?
— В следующем месяце ожидается вспышка на солнце и это скажется на здоровье.
— Спасибо за предупреждение, никогда астрономией не интересовался, обязательно послушаюсь вашего совета.

Хэппи энд

Супруги Болтон перебрались в Монтевидео и занялись экспортными поставками продовольствия, Хосе и Саймон руководили торговлей в Мериде, новый мэр помог начальнику полиции с продвижением по службе и тот получил чин майора и место преподавателя в Академии Полиции. Куда пропали на следующий день отец и дочь никто не знает. Были слухи о снятии фильма с открытого показа на фестивале. На закрытом просмотре фильм « Маленькая Ора» получил три приза , но был изъят интерполом, потом был какой-то шум на острове Сен Мартен, который оказался свадьбой рыжеволосой красавицы, следы которой затерялись в университете Мадрида. Мистера Уилсона хоронили ещё два раза, один раз в Бруклине, а другой в Каракасе. Во всех захоронениях была проведена эксгумация с идентификацией кода ДНК. Все три кода совпали. Дело за неимением правдоподобного объяснения закрыли.
Год назад в городе Чианг Май поселились Нэнси и Роджер Броадвелл. Они переехали из Сан Диего в Тайланд, где мягче климат и лучшие врачи кропотливо восстанавливали ей местными средствами простреленные лёгкие. Нэнси была худа как смерть, а Роджер избавлялся от лишнего веса утренними прогулками, он был много старше Нэнси. Супруги нежно относились друг к другу и радовались жизни. Два раза в месяц они ездили в госпиталь города Кох Самуи, где состояние лёгких Нэнси контролировала молодая доктор из Испании, она приехала вместе с мужем хирургом, которому и в голову не могло прийти, что его рыжеволосая жена дочка этой странной пары, которая через год будет помогать воспитывать их сына.

0
21.06.2019
81

просмотров



Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Из серии:

Другие записи автора Vladimir: посмотреть остальные.


Еще на тему: Современная проза

Рекомендуем почитать


Самые активные авторы

Самые комментируемые за месяц



Как написать хороший рассказ - Penfox

Как написать хороший рассказ, если ты новичок?

avataravataravataravataravataravataravatar

Поэма — что это?

avataravataravatar
Тип конфликта в литературном произведении

Виды и типы художественных конфликтов в литературных произведениях

avataravataravataravataravataravatar

Чем отличается фэнтези от фантастики?

avataravataravataravataravataravatar
Чем отзыв отличается от рецензии

Чем отзыв отличается от рецензии? И как научиться писать их интересно?

avataravataravataravatar

Лучшие книги для начинающих писателей

avataravataravatar

Топ 8 по чтению


Новинки на Penfox

Загрузить ещё

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти с помощью: 

Закрыть