Вниз по Миссисиппи. Часть третья. Время

 Прошел 21 год после окончания работы лоцманом и Сэ́мюэл Лэ́нгхорн Кле́менс решил снова побывать в местах своей молодости на Миссисиппи, но уже в качестве известного писателя Марка Твена. Псевдоним взят по двум меткам безопасной глубины, в 6 футов каждая — mark twain. Тогда лотом пользовались постоянно и наилучшим пожеланием было пожелание шести футов под килем. Пароходное дело началось в 1812 году и просуществовало 60 лет, потом паровозы и буксиры вытеснили корабли. Буксир мог тянуть на барже 6-7 загрузок обычного корабля и был вне конкуренции. Остался только отдых на корабле. Паровая тяга в наше время дорогая экзотика для привередливых туристов. Современные суда выглядят просто фантастически. Но путешествие по Миссисиппи это скорее ностальгия по ушедшим временам и для пожилой публики. Родившиеся в 21-м веке предпочитают скорость передвижения, их оплачиваемый отдых ограничен неделей.

       Исчезли портовые кабаки и их обитатели, зарабатывающие на жизнь на реке. Да, речник давно уже не тот, скорее культурный служащий престижной компании, местом в которой он дорожит. Через 21 год писатель встретил порядки нашего века: 

-..ни франтовской повадки и манер, ни небрежного звона денег и великолепного швыряния ими, которые в прежние времена так отличали пароходные команды от сухопутной публики.

     Исчезла портово-босяцкая аристократия. Сейчас в баре не увидишь клиента хлопающего хозяина бара по плечу. Совершенно разные социальные позиции у них. В баре не грех и заказать холодной воды, а не только виски или мартини. Хорошая вода в смеси со свежевыжатыми соками стоит ничуть не меньше. Сейчас пресная вода эксклюзивный продукт и символ здорового образа жизни.

А через 21 год Марк Твен этого ещё не видел: 

-Вот наконец нашлась вещь, которая не изменилась: два десятка лет ничуть не повлияли на мулатский облик этой реки; да и десяток столетий, пожалуй, ничего не сможет поделать. Вода идет из бурной, размывающей берега Миссури, и каждым стаканом ее растворен чуть ли не целый акр земли. Я узнал об этом от местного епископа. Если вы дадите воде постоять в сосуде полчаса, вы можете отделить воду от суши с такой же легкостью, как при сотворении мира; и увидите, что это хорошо: одну можно пить, другую — есть. Земля очень питательна, вода абсолютно безвредна. Одна утоляет голод, другая — жажду. Но местные жители потребляют их не врозь, а так, как природа их смешала. Когда они видят на дне стакана осадок ила в дюйм толщиной, они его размешивают и выпивают смесь, как жидкую кашу. Трудно чужому человеку привыкнуть к такому месиву, но если он к нему привыкнет, то будет предпочитать его воде. Это действительно так. Эта вода годится для плавания пароходов и для питья; больше она ни на что не годна, разве только для церковной купели.

     Сейчас пристань очень ограничена в размерах. Суда подходят и отходят по расписанию. Ждущих очереди нет. Высадка пассажиров и разгрузка занимают мало времени, поэтому портовые питейные заведения исчезли. Как писал Марк Твен:

-Стало понятно, почему в бильярдных больше не царил весельчак и балагур — лоцман. Он отсутствовал потому, что его больше не существовало. Кончилась его профессия, прошло его могущество, его поглотило человеческое стадо, он мелет хлеб на мельнице — незаметный, остриженный Самсон. 

Железная дорога лучше и по грузоподъемности и по скорости доставки и удобству разгрузки контейнеров. Перекинуты мосты через реки и горы, прорыты туннели  и разгрузка ведется с колес по графику. Что толку говорить, что туннель дорогое удовольствие и что мост строить долго, если после постройки никаких проблем нет. По такому поводу Марк Твен написал:

— Но ведь для покойника слабое утешение знать, что динамит, который его прикончил, не такого хорошего качества, как должно было быть.

     Появилось много городов по берегам реки без забитых судами  грузовых причалов, без толп голытьбы и амбалов грузчиков, без пьяниц, готовых таскать мешки за самую малую плату. Есть операторы крановщики и водители трейлеров.

Эти работники с лицензией и профсоюзными льготами. Гавань вроде и жива, но роботизирована. Нет, на самом деле, она мертва и не воскреснут там шум толпы пассажиров и гам от понукания уставших грузчиков с мешками на плечах. Город будет расти и хорошеть, а гавань походить на сборочный цех электронных изделий, работающий в три смены. Этого Марк Твен не увидел. Он заметил только отсутствие аристократов реки — лоцманов. До контейнерный перевозок он не дожил. О бесконечных поленницах дров вдоль берега реки для топки пароходов уже никто не вспоминает, их вытеснил уголь, а его вытеснил дизель.

  Сейчас на короткие расстояния ходят суда на подводных крыльях и скользящие   на воздушной подушке. Твен планировал посетить городки с французскими названиями, но не всё запланированное удалось да и мне не с руки было туда совать свой нос:

-Я хотел начать с интересных старых французских поселений — Сент-Женевьев и Каскаскиа, в шестидесяти милях ниже Сент-Луиса. В эту сторону по расписанию ходил только один пароход — Грэнд-Тауэрский пакетбот. Во всяком случае, одного парохода нам было достаточно; мы пошли поглядеть на него. Это была почтенная развалина и притом лишь подделка под пароход. Он выдавал себя за движимое имущество, а между тем слой самой обыкновенной добротной грязи так густо лежал на нем, что его вполне можно было обложить налогом, как земельный участок. В Новой Англии есть места, где за акр такой пароходной палубы охотно заплатили бы сто пятьдесят долларов. Почва на баке была вполне плодородной, и молодые всходы пшеницы уже пробивались из щелей в наиболее удобных местах. Трап в кают-компанию носил сухой, песчаный характер и вполне пригодился бы для разведения винограда, при южном местоположении и небольшом удобрении. На нижней палубе почва была несколько истощенной и каменистой, но достаточно пригодной для пастбищ. Чернокожий мальчик стоял на вахте, больше никого не было видно. От него мы узнали, что эта мирная обитель пойдет по расписанию, если «соберет груз на рейс», а если не соберет — будет его дожидаться.

        Опять Каир, посмотрите, каким он был во времена Марка Твена;

-Каир сейчас очень оживленный город; он капитально отстроен и имеет вполне городской вид, совершенно противоположный тому, как его описал мистер Диккенс. Впрочем, там строили кирпичные дома, еще когда я его видел в прошлый раз, а это было, когда полковник (ныне генерал) Грант муштровал там свою первую команду. Дядюшка Мэмфорд говорит, что библиотеки и воскресные школы в Каире работают отлично, и каменщики — тоже. В Каире очень развито железнодорожное и речное сообщение, и его расположение у слияния двух великих рек так выгодно, что он не может не процветать.

   Знал бы великий писатель, как он ошибся в прогнозах и как технический прогресс убьёт этот город с великолепным расположением между двумя полноводными реками.

    Следующим был Новый Мадрид. В этой местности река проходит из штата Кентукки в штат Теннесси, потом заходит в штат Миссури, затем в опять в штат Кентукки и снова в штат Теннесси, да так, что пара миль  миссурийской территории то входит, то выходит из штата Теннесси. Но никаких пограничных конфликтов не возникает, хотя она меняет русло не хуже реки Амур на границе России и Китая.  

Читаю у Марка Твена:

-У Нью-Мадрида вид был очень скверный, но, в сущности, он мало изменился по внешнему виду и общему характеру. Те же кварталы бревенчатых домов в прежней плоской долине, окруженной прежним старым лесом. Город был такой же тихий, как раньше, и, по видимому, не уменьшился и не разросся. Говорили, что в последнее половодье вода залила город и сильно испортила его внешний вид. Я был очень удивлен: при спаде воды берег там очень высок (пятьдесят футов), и в мое время наводнение всегда казалось немыслимым. Но наводнение нынешнего, 1882 года без сомнения останется в истории реки и будет славиться еще в течение нескольких поколении, прежде чем произойдет второй такой потоп. Вода залила все низменности от Каира до устья; она прорвала дамбы во многих пунктах по обоим берегам реки, а в некоторых местах, к югу, где вода стояла на наибольшей высоте, ширина Миссисипи достигала семидесяти миль! Много жизней погибло, и опустошение было страшное. Урожай погиб, дома были смыты, и бесприютные люди, вместе со скотом, были вынуждены искать убежища на холмах, в лесу и в поле и ждать среди опасностей и лишений, пока суда, снаряженные на средства правительства и местных властей, а также газет, подойдут и спасут их. Земельные участки огромного числа людей находились под водой целые месяцы, и сотни беднейших земледельцев умерли бы с голоду, если бы не была оказана спешная помощь Вода уже давно начала спадать, но и сейчас мы застали почти все берега затопленными. 

    Тоже самое было и в конце мая прошлого года. И бывает вполне часто, так как климат меняется и река на это изменение реагирует очень резко. Шторм принёс семи дюймовое выпадение осадков и торнадо.  На что может рассчитывать фермер Марк Беккер, если 2000 акров соевого поля оказались  под водами Миссисиппи на несколько несколько месяцев? На что он может рассчитывать, если половина посадок хлопка было надолго залита дождем. Низины превратились в пруды и озёра. Страховка вернет затраты на посадки, а выгоды от продажи придётся ждать до следующего года, а будет ли он удачным или опять с наводнением? Итак все 26 лет работы в поле.

      С развитием интернета жизнь некоторых людей превратилась в своеобразное шоу. От просыпания до отхода ко сну, эти инфлюенсеры, собирают подражающих им жителей всего мира, а не только своей страны и хорошо на этом зарабатывают. Сделать 40-50 миллионов в месяц для Кардашян не проблема, а муж ее уже миллиардер на почве рэп культуры и объявил себя чуть ли не Христом. А что это за культура? Это подражание  повадкам. О манерах поведения нет и речи. Поведение отсутствует. В Нью Йорке чуть не сожгли протестующие музей, в Нэшвилле вчера побили стёкла в консерватории, подожгли здание суда   и разграбили магазины. Это не культура, это восстановленный безответственными политиками хватательный рефлекс, доставшийся от приматов. 

     Жизнь в стиле “шоу” борется с жизнью в стиле “школа”, в которой надо учиться. Школа учит учиться себя сдерживать. Сдерживать дома и на работе, в общественных местах и в личном автомобиле на автострадах. У нас в штате около тысячи людей каждый год гибнет на дорогах, а за эпидемии, которая уже не первый месяц и около трёх сотен умерло и большинство из них старики и люди с ожирением, астмой, сердечники и диабетики. Они и так жили на одних лекарствах. Без восстановления общей культуры невозможно помочь фермерам, невозможно прекратить самоубийства на дорогах и прекратить нарко-смерти, а они уже превысили дорожные трагедии, про вирус и говорить не стоит. Это результаты жизни в стиле “шоу”. Жизнь вроде не твоя, ты играешь определенную тобой роль. В любом телевизионном шоу есть happy end, а в жизни его нет. 

     Жизнь в Америке сложна, если приехал после сорока лет, надо многому учиться с нуля. Тут иная свобода поступков, иная свобода мышления, у людей другие слабости и тонкости, ты их не будешь понимать до тех пор, пока они не станут твоими.  На это уходит три поколения, за одну жизнь это не освоить, можно только приспособиться. А пока, жизнь светлая комната, с красивым видом из окна, иногда бывает в ней солнца луч, иногда лунный свет, но покидаешь ее без всякого сожаления и ищешь другую комнату подальше от социального ветра перемен. Америка изменилась за 30 лет не меньше России. Если учесть,что в 1969 году ещё был Ку Клукс Клан, то причин сегодняшнего напряжения в стране лежат именно там, расовый вопрос не решён, как не был решен национальный в СССР. 

 

 

0
01.06.2020
avatar
75

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Рекомендуем почитать

Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть