Аруэрос

Прочитали 34
12+
Содержание серии

Аруэрос

Пролог

                Первыми, на землю Аруэрос, вступили три ничем не примечательные крысы. Оставив позади прошлую жизнь, они были полны решимости создать новый, лучший мир. Остров уже был заселен неразумными существами, которые с опаской относились к чужакам, но проявив доброту и любовь, они смогли завоевать их доверие. Вместе они строили новый, идеальный мир, исключив любое проявление зла. Андрес, Марна и Лейв, так звали основателей Аруэроса, шаг за шагом им удалось построить целое государство, но не Лейву. Полюбив Марну, которая уже была с Андресом, не сумевший смериться, он поселился на краю острова, доживать свою жизнь. Cпустя года их помнят и почитают как богов. Но про Лейва сохранилась дурная память. Его обвиняли в коварстве и предательстве. Потому их помнят так: Андрес — бог храбрости и мужества, Марна — богиня любви и милосердия и Лейв — бог коварства и ненависти. Спустя какое-то время на острове появлялись и другие разумные существа, среди них тамы или таментисы, их крысы приняли с добротой, им было позволено выбрать место, где они хотят жить и обеспечили припасами. Тамы, сами по себе были добрым народом и легко смогли сосуществовать с крысами. Тамы были довольно высокими и сильными, их руки были такими длинными, что могли касаться земли, несмотря на свою устрашающую внешность, они отличались мягкосердечностью, добротой и желанием помогать всем, кто в ней нуждался. Тамы выбрали северную часть острова, там они чувствовали себя уединенно и комфортно. Вслед за ними на остров приплыли дарэки. Вступив на землю, они попросили у крыс кров, взамен преподнесли в дар изумительно красивую рапиру, она была украшена рубинами, а с ее остротой не сравнится ни один меч. Так же, дарэки, будучи народом чести, обещали защиту со своей стороны в случае опасности. С опаской, но все же им разрешили поселиться на востоке острова. Дарэки были не выше крыс, маленькие когти, пушистый хвост и заостренные уши. Впрочем, они были счастливы такому гостеприимству, к тому же они помогли в постройке нового города. После дарэк, на острове появились и другие живности, венхи, про них узнали только после кражи флорина, местной монеты. Они отличались неприятной внешностью и злобным характером, они были с худощавыми ногами и руками, ростом слегка выше крыс, носом на пол лица и большими, зелеными глазами. Собрав совет всех существ на острове, стали думать, что с ними делать. Тамы захотели их оставить и помочь, как и всем, кто в отчаянии приплывал на остров. Дарэки были против этих существ, обосновывая это тем, что в них нет ни капли чести. Они предложили изгнать их с острова. Решающее слово оставалось за крысами. Они решили их оставить, но не содействовать в их выживании. Долгое время крысы убеждали всех существ принять одну веру. Веру в трех великих крыс основателей. Но тамы и дареки хоть и уважали веру своих соседей не согласились на это. Тамы верят в богиню Тару, ведь именно она с небес направляла их к острову, некоторые говорили, что во время метели, Тара, принявшая облик женщины, пришла к умирающему таму, и спасла его своими жаркими объятиями, чему тамы охотно верили. Дарэки, будучи ночными существами, верили в богиню Милию, именно ее облик они видят в ночном небе. Они верили, что во время ее битвы со своей тенью, был создан мир. Из ее крови появились океаны, из плоти — земля, а горы появились от осколков ее меча. Так же они верили, что после смерти, каждому предстоит последняя битва со своей тенью, и то как ты себя проявишь, решит, достоин ли ты перерождения на земле. Венхи, отказались от веры, их волновали лишь флорины. Они считали, что чем ты богаче, тем лучше. По этой же причине, правителем венхов мог стать любой из них, кто окажется богаче. Спустя время, на остров приплыли и другие существа, а именно ависы. Они отличались своей грациозностью, тело их покрыто перьями, а большие, голубые глаза пронзали насквозь. Так же у ависов были крылья, но они уже давно разучились летать, хотя страсть к высоте не отнять. Верили они в своего короля, его род считался великим и священным. Они верили, что именно его предки создали мир. Приплыв к острову, они ничего не просили и ничего не требовали. Во главе ависов стоял король Генрих из рода Аберфрин, представившись, они огласили, что западная часть острова достанется им, а в случае неповиновения, они готовы воевать. Дарэки приняли вызов, но вот крысы, все еще стоявшие во главе острова, предложили мир на века, за право жить на острове Аруэрос. На удивление, Генрих согласился, но так и не принял главенство крыс. В течении долгого времени, главенство крыс сохранялось на острове, но с каждым годом их величие утихало. Ависы хотели править на острове, а также столицу, что находилась в самом центре Аруэроса. Дарэки, в свою очередь, требовали разрешение на смертельные дуэли, ведь считалось позорным умереть стариком. Крысы же старались придерживаться идеологии добра и не разрешали какие-либо убийства на острове. Венхи все так же не слушали крыс, они единственные были зачинщиками грабежа и воровства. Тамы, в свою очередь ничего не хотели. Отстранившись от всех, они построили высокие стены, вдоль своих земель, и престали появляться на советах и каких-либо иных собраниях. Спустя пару веков, на острове все же началась война. Ависы, договорившись с венхами, напали на столицу. Тамы никак не отреагировали, будто зная, что этого не миновать. Дарэки, все еще помнящие свою клятву, встали на сторону крыс, но этого не хватило. Столица пала. Зная о скорой своей смерти, король крыс написал: лишь вера заставит тебя жить следующий день, вера в короля, может вера в себя или в свою мечту. Совсем не важно в кого или во что ты веришь, главное верь, а иначе в чем смысл жить?


Глава 1
Одиночество

1048 год, Осень

Остров Аруэрос

                В очередной теплый вечер, местный священник прогуливался по берегу океана, размышляя о жизни. В деревушке, где он жил и проповедовал его особо не любили, да и сам он не выделялся приятной внешностью или красивым голосом. Он высок, довольно мудр, но его худоба и шрамы на теле, вызывали страх и отвращение, как минимум у детей. Но несомненно все его уважали за стремление помочь каждому, кто попросит о помощи. Звали этого священника Марк. Бродя по берегу океана, он забывал обо всем что его окружает. Гул ветра, доносящегося от бескрайних вод, шум волн и пение птиц, заглушали тяготы его жизни. Это было одно из немногочисленных приятных моментов в его жизни. В этот же вечер он повстречал новорожденную крысу, брошенную в одних лишь тряпках, возле цветущего клена. Взяв его на руки, Марк почувствовал необъяснимую любовь и теплоту к этому ребенку. Он лежал прилежно и спокойно, слегка любознательно, его большие глаза смотрели прямиком в душу. Марк, оглядевшись вокруг, решил взять новорожденного ребенка с собой.      

                Вернувшись домой, он понимал, что скорее всего какая-то женщина оставила его на погибель, понимая, что не сможет прокормить его. Но священник предпочел верить, что Марна, богиня любви, подарила ему этого ребенка за его боль и одиночество. Крысу же назвали Томас.
                Начиная с 14 лет, Томасу разрешалось покидать стены Монастыря, но с некоторыми условиями. Священник строго на строго запретил покидать территорию деревни, а общаться он мог только с себе подобными — с крысами. Томаса, это конечно же не устраивало. В тайне от отца, он слушал истории приезжих купцов, сбегал по ночам любоваться на звезды, и даже однажды разговаривал с одним северянином своего возраста. Марк знал об этих шалостях, но он так любил Томаса, что не хватало ему смелости лишить его этих маленьких радостей в его жизни.

                Были у Томаса и друзья: низенький, слегка полный Браг — сын местного пекаря. Он не отличался высоким интеллектом, либо сильными мускулами, но с ним было весело. Браг достаточно добрый и набожный ребенок, во всем слушал родителей, и старался не ввязываться в неприятности, в чем сильно отличался от своей подруги Милии. Милия выросла сильной и бесстрашной, соглашалась на любые затеи, и каждый успех он считала своим подвигом, но одного она все же боялась, гнева своего отца, ведь она единственной дочка кузнеца, которую он безмерно любил. Деревушка в которой они жили, не отличалась и от других деревень на их острове, Церквушка на вершине холма, чуть ниже — деревянные дома, был и рынок с одним торговцем, баня вдоль реки и конечно же трактир, куда каждый вечер собирались жители деревни. Познакомились ребята в первый же день, как Томас впервые спустился с монастыря в деревню. Увидев, как Милия бьет Брага, Томас, воспитанный защищать слабых, подбежал к ним, встав напротив Милии.

— не бей его, не видишь, ему же больно. – Сказал Томас грубым тоном

— он украл у меня игрушку, которую мне подарил отец, он сам ее сделал…
Вдруг от сильной и озлобленной крысы, Томас видит перед собой, слабую, еле сдерживающую слезы девочку.
— меня отец 3 дня ругал за эту игрушку, она очень дорога для нашей семьи, мне ее подарили на десятилетие, я думала, что потеряла ее… А ЭТО ОН ЕЕ УКРАЛ ‘Пнула Брага’

                Томас впервые не понимал, правильным ли был его поступок. Буквально минуту назад он думал, что встал на сторону слабого, а теперь… он защищает вора, из-за которого 3 дня плакала Милия.

— а почему ты украл игрушку? -Удивленно спросил Томас
Лежавший на земле Браг, будто дрожа, сказал:

— у меня папа работает каждый день и никогда еще не праздновал свой день рождения, я так хотел обменять игрушку на что-то красивое для него, что не смог сдержаться, а уже когда украл, мне не хватило смелости обменять. Прости меня Милия, я больше так не буду.

‘Томас не знал на чью сторону встать, ведь в каждом злом поступке, он видел добрый помысел’
Обдумав ситуацию, Том предложил решить проблему.

— давайте все вместе пойдем к отцу Милии и попросим у него прощения, объяснив ситуацию. Попросим у него не рассказывать ничего о краже, а сами попробуем заработать денег, чтобы купить подарок отцу Брага?

— вы правда мне поможете?

— я помогу если буду знать, что ты у меня больше ничего не своруешь и расскажешь все моему папе, чтобы он меня снова любил, как и раньше.

                Зная, что все местные в это время пьют пиво, крыски направились в трактир, где уже беседовали жители деревни. Трактир же представлял из себя двухэтажное здание, где на верхних этажах, путник мог за определенную плату остановиться на ночлег, а ниже сытно поесть и при желании выпить. В основном трактирщик мог предложить овощи да кашу, иногда была рыба, но вот вяленное мясо было редкостью. А выпить ты можешь либо пива, либо вина, иногда была настойка из собранных в лесу ягод. В деревушке Солва, где и жил Томас, была внегласная традици: каждое воскресенье, все кто мог приходил в трактир, обговорить насущные проблемы, но в основном они собирались что бы выпить. Ходят слухи, что эту традицию придумал сам трактирщик, чтобы хоть как-то свести концы с концами.
— мужики, скажите мне, как долго мы будем терпеть Ависов? -Спросил местный купец, попивая пиво.
— в прошлый раз,тебя то они не тронули -Со злобой ответил кузнец
— так я спрятался, а что я мог сделать, они приходят берут что захотят, ни флорина мне не заплатили, так еще и могут избить. Скажи мне как в Столицу попасть без флоринов?
— ты тут нечего не накопишь, крыс у нас мало, торговли почти нет, еще и нападки Ависов. Марк особо не участвовал в диалогах, но поднятая тема больше всего его беспокоила.
— мы на их земле, они имеют право -Подметил трактирщик, наливая пиво
— может вдарить тебе разок? Тебя почему-то они не трогали, а вот жену мою… -Злоба кузнеца не утихала
— ага как же не трогали, все бочонки опустошили и разбили пол трактира
— величие крыс более не осталось, не принимают нашу веру, я даже не уверен, больше свободных крыс или тех что под замком.
— мужики, больше терпеть нельзя, надо хоть что то сделать в следующий раз когда они прийдут.
— ты себя то видел? Они выше в 2 раза, у них мечи и копья, а у тебя что? Кружка пива, купленная в долг?
— нужно что-то сделать, ради наших детей, а иначе все крысы будет либо мертвы, либо в рабстве
 

                Дверь открывается и в трактир входят Томас и его друзья. Прячась за Томасом, Браг неохотно извинялся перед и без того озлобленного кузнеца.
— дядюшка, простите меня пожалуйста, это я украл игрушку у Милии
— и зачем же ты это сделал?
— я хотел продать и купить папе подарок
— мда…твой отец целыми днями трудиться, даже в трактир не появляется, а ты вором заделался?
— я бы все равно не купил бы у тебя ничего -ехидно ответил купец
— да, да ври больше, купил бы за 1 флорин, продал бы мне за 5 -ответил кузнец
— прости мальчишку, в прошлом набеге, его семье больше всех досталось -сказал Марк, зная что к его словам прислушаются
— в этом я не спорю, ладно Браг, я прощаю тебя, но если узнаю что ты снова начал воровать, я из твоих рук топоры наделаю
— хорошо, обещаю что больше никогда не буду воровать
— о, Томас, только сейчас заметил, тебя что скряга Марк все же отпустил пивка попить? -Вскрикнул трактирщик
“В трактире раздался хохот”
— здравствуйте -Смущенно ответил Томас
— а ну вставай на стул, представься всем
 Встав на стул, Томас неуверенно произнес:
— здравствуйте, меня зовут Томас, я сын Марка и Марны, мне разрешили спуститься к вам.
— да ну, самой богини Марны сын
— замолкни и пей свое пиво – Марк тяжелым взглядом взглянув на кузнеца
— ладно крыски идите гуляйте, взрослым надо поговорить.
Уходя из трактира Томас чувствовал себя немного подавленно, над ним посмеялись, да и отец был зол.

— он же точно не расскажет моему отцу? -Спросил Браг
— не расскажет, если он отпустил меня и дальше гулять с вами, то не расскажет – Ответила Милия
— теперь надо придумать, где заработать деньги на подарок -Задумчиво спросил Томас
— недалеко от деревни, в лесу, растет одна яблоня, если собрать все яблоки может получится их продать за пару флоринов – Энергичная Милия полна энтузиазма помочь своим новым друзьям
— за пару флоринов ничего не купишь
— начнем с яблок, потом что-то еще придумаем -Томас чувствовал лидерство среди друзей, Браг же явно был не против, но была ли против Милия?
Зная, что ему нельзя покидать деревню, все же не мог подвести своих друзей. С каждым шагом, отходя от деревни, Томас ощущал страх, но также — любопытство. Спустя какое-то время, они дошли до яблони, она казалась достаточно большой, но не настолько, чтобы не смочь взобраться на неё. Милия, хорошенько разбежавшись, залезла чуть ли не на верхушку яблони, что было совсем не обязательно, видимо она хотела показать свою силу и ловкость, ведь она уже не в первой залезала на эту яблоню. Томас тоже сумел забраться, но предпочел не подниматься сильно высоко, все же он побаивался высоты. Но вот для Брага эта задача оказалась не по силам, не смотря на помощь своих друзей, он оказался достаточно пухлым ребенком и после очередного падения, Браг решил собирать яблоки те, что и без того, лежали на земле.
Собирая яблоки, крысы рассказывали о себе, делились историями и мечтами.
— я вот мечтаю стать отважным воином, защищать деревню и всех крыс в этом мире, в честь меня построят большое здание и все будут кричать:  «Милия !».
— круто! а я мечтаю, что бы у всех было много еды, ведь все когда сыты добрые, они будут приходить друг к другу в гости и дарить булочки. -Смущенно сказал Браг, с каждой минутой он чувствовал себя более уверенно в компании своих друзей.
Томас смущенно собирая яблоки, отводил глаза и не знал, что сказать, он не знал была ли у него мечта.
— ну не хочешь говорить и не надо, ты сын священника, наверняка что-то связанное с 3 великими крысами. -С ухмылкой сказала Милия.
— мы тоже как 3 крысы, жаль не великие -добавил Браг.
— раз так, то я Андрес -Милия встав на ветку, и будто достав меч, подняла руку над головой.
— ну я тогда Марна, хоть она и девочка -сказал Браг собирая яблоки.
Томас не знал, что ответить, он был рад видеть своих новых друзей такими веселыми, но он не был так же весел как они. Он все думал кем же он хочет стать. Посмотрев на друзей, он увидел как они терпеливо ждут ответа от Томаса.
— я мечтаю, что бы мы выросли рыцарями и вместе отправились в путешествие.
Милия влюбленно посмотрела на Томаса, будто этих слов она ждала всю свою жизнь
Спустя время, ребята уже собрали достаточно яблок, но Милия вспомнила разговор в трактире и спросила Томаса:

— Томас, я хотела спросить, ты говорил моему папе, что ты — сын Марны, про какую ты Марну?
— ну Марна, богиня любви и милосердия.
— то есть ты считаешь что ты сын богини?
— мне так папа сказал.
— Том, твои отец врет, у богов нет детей, да и честно говоря, мне отец сказал что у священников тоже не могут иметь детей.
— тогда откуда я?
Милия смущенно отвела взгляд, не зная, что ответить
— а я думаю, что Марна подарила священнику Томаса, мне мама рассказывала, что Марк был очень злым священником, но чуть позже он стал добрым. -Ответил Браг
Томас раньше не задумывался об этом, и ему явно было о чем спросить своего отца.

                Собрав все яблоки, крыски отнесли их к купцу. Купец же, будто в впопыхах, собирал свои товары и видимо собирался куда-то идти. Он слегка агрессивен и вечно оглядывался по сторонам.  Томаса немного это напугало, на улице вечер, до ближайшей деревни пол дня ходьбы, может с кем-то поссорился, подумал Томас.

— дяденька, купите яблок у ребят -улыбчиво сказала Милия.
— какие еще яблоки, я спешу -ответил купец, оглядываясь по сторонам.
— ну купите яблок, нам очень деньги нужны.
— ладно ладно, кидай несколько в сумку, только тихо.
                Заплатив один флорин, купец накинул на себя плащ, взял на плечо мешок и пошел в сторону леса.
                Ребята, окружив один флорин, стали думать, что на него можно будет купить, но все и без того понимали, что этого не хватит на достойный подарок. И где же теперь купить подарок, торговец то ушел.
— не расстраивайся, завтра я посмотрю, что смогу продать или попрошу у отца -Сказала Милия, пытаясь подбодрить своего друга.
— я тоже что-то поищу, не переживай, мы найдем, что подарить твоему отцу -Подержал Томас.
                Браг обнял своих друзей, он был счастлив стать частью небольшой команды.
— спасибо вам большое, Томас, попридержи флорин у себя, не хочу что бы мой папа о чем то догадался.
-хорошо, я спрячу флорин.
                Попрощавшись со своими друзьями, Томас собирался подняться к монастырю, но Милия схватив его за руку, спросила:
-прошу, пообещай мне, что мы все вместе отправимся в путешествие, для меня это важно.
-обещаю -сказал Томас, взяв Милия за руку.
                Поднимаясь вверх по склону к себе домой, Томас был счастлив что смог примерить двух крыс, и сам стал частью большой дружбы. Придя в свой дом, Томас немного обрадовался, ведь Марк все еще был в трактире. Взяв немного редьки и палку похожую на меч, он представлял свое путишествие с новыми друзьями. Закрыв глаза, правой рукой, размахивал мечом, представляя дуэль рыцарей, левой же кусал редьку, ему не нравилась редька на вкус, но Томасу запрещались любые перекусы. Марк верил, что любые приемы пищи должны быть в кругу семьи, за одним столом. От того этот запретный плод, в виде редьки, был так сладок. Спустя некоторое время, Томас взмахнув мечом, представлял себе удар по противнику, но на пути оказался Марк, удивительно тихо придя домой. Томас растерялся и даже был немного напуган,                                                                                                                        ожидая наказания, но Марк лишь обнял Томаса, сказав, что он его любит.
  Спустя какое-то время, Марк сел на против кровати, в которой уже лежал Томас

— Я думаю у тебя есть вопрос ко мне -совершенно подавленно спросил Марк.
— пап, скажи мне правду, на счет моей мамы?
Марк, будто зная, что его ждет этот вопрос, сказал:
— говорю тебе правду, четырнадцать лет назад, я нашел тебя на берегу океана, возле клена, не было никакой записки так что я не знаю откуда ты. Укутанный в одеяние, ты смотрел на меня будто прося забрать тебя с собой. Я и забрал, накормил тебя, обучил всему что знаю. Несмотря на то, что я тебя нашел ты все равно остаешься моим сыном.
Я стараюсь верить, что тебя подарила мне Марна, лишь вера в это заставляет меня жить.
Томас ничего не сказав отвернулся от отца.
— пойми сын, не столь важно кто породил тебя на этот свет, важно лишь кто воспитал в тебе личность, кто заботился и кто кормил, я не являюсь тебе отцом по крови, но разве это что то меняет? Разве я не давал тебе ту заботу и любовь что давали другие отцы своим детям? Да, ты не получил материнскую любовь, и это моя вина, но я дал тебе все что я мог. Я знаю, ты запомнишь мои слова, но поймешь их лишь через время.
                Марк задул свечу, и с грустью на лице закрыл дверь комнаты Томаса.
Он снова ушел гулять вдоль берега, в надежде найти что то или же понять, где он ошибся.
                Томас не мог уснуть, его не покидал вопрос, зачем он был рожден в этот мир, неужели смысл его жизни заключается в том, что бы придать смысл жизни его отцу?

                Вдруг раздался душераздирающий крик. На деревню напали Ависы.

                Тяжёлый топот копыт и звон железа в миг перекрыл божественную тишину.
В дали раздавались крики женщин, и этот крик, будто буря, доходит до монастыря.
Марк в ужасе побежал домой, спрятать Томаса. Но он понимал, что не успеет, топот копыт был все ближе и ближе. Марк остановился и молча смотрел на дверь, он не знал, чего он хочет больше: увидеть в последний раз Томаса, или же до самой смерти верить, что он смог спрятаться. И в тот момент, когда его догнала смерть, он увидел, как любопытная маленькая крыса выглядывает, приоткрыв двери. Он умер, зная что в его жизни все же было счастье.
                Томас вышел из Монастыря но за дверью его ждала только смерть, смерть его отца…
                Он не знал что делать, его тело окутал холодный пот и весь шум что бы вокруг вдруг утих.

Конец 1 главы

Начало 2 главы
Страх или Ужас


                Впервые он понял, в чем разница между страхом и ужасом. Страх заставляет избежать мнимой опасности, а ужас парализует твое тело, тебе тяжело дышать, хочешь кричать, но ты можешь себе позволить лишь смотреть.
                Ужас заковал его тело, он не мог двигаться, что-то в его голове кричало ему “беги”, но он не сдвинулся с места, ноги его застыли, лишь слезы перекрывали вид на мертвого отца.
                На его глазах, умирали все кого он только знал. Кто-то сопротивлялся, кто-то молил о пощаде, некоторые бежали. Томас же не бежал, он не знал куда и есть ли смысл.
                Один из ависов схватил Томаса, разглядев его как мясо перед покупкой сказал:
— Этот здоров, в клетку его!
                Томас сделавший шаг назад, видимо наконец осмелился бежать, но было уже поздно. Тяжелый удар заставил его подчиниться. Дойдя до клетки, он увидел в ней Милию, она лежала в слезах и крови, вся избитая и дрожащая. Как только Томаса кинули в клетку, Милия тут же вцепилась в него. Полушёпотом, дрожащим голосом, она сказала:
— Томас, они нас убьют, слышишь? Они моего папу убили, они всех убили, Том, надо что-то делать, слышишь меня Том.
                Томас же не смог сказать ни слова, он лишь прижал к себе Милию, оглядываясь по сторонам. 
                Пока ависы выносили бочонки пива, закрыв глаза, Томас пытался себе представить что-то более приятное, например, шум океана или обширные луга, но мерзкий привкус железа во рту не давал ему забыться.
                Взяв все необходимое, ависы вместе с Томасом и Милией в клетке, поехали по старой тропинке вдоль леса. Томас все еще думал об отце, он так и не узнал каков он был, что он делал в юности, не узнал историю его жизни, и больше никогда не узнает.
                Томас и Милия ехали в клетке не зная куда. Немного успокоившись Томас спросил:
— Кто-то сумел убежать? Ты кого-то видела?
— Нет, я нечего не видела, моего папу убили, а меня потащили в эту клетку. Томас, я видела твоего отца…
— Я знаю, я его тоже видел… А Браг, может хоть он сумел убежать?
— Его тоже убили, его потащили к клетке, но он плакал и спотыкался, его просто убили когда он в очередной раз упал.
— Том, мне страшно, а что если они и меня… — Милия до ужаса напугана, от отважной девочки не осталась и следа.
— Мы справимся, я не верю, что мы можем умереть, мы сбежим и вернемся в деревню.
                Томас обнял Милию и лишь озлобленным взглядом смотрел на ависов, которые болтали о своем, идя спереди. На одном из вечерних привалов ависы разожгли костер и жарили одну из крыс, что убили в деревне. Поедание разумных существ было противозаконно по всему острову, но вот крысиное мясо, считалось тяжело доступным деликатесом и большинство считало это дикостью. Те немногие кто успел вкусить крысиное мясо говорили, что оно вызывает привыкание и те, кто хоть раз его отведал, большую часть времени думали только о нем. Это мясо в основном продавалось в темных уголках города и всех, кого ловили с ним, убивали на месте. Милия от ужаса прижалась к краю клетки и отвернулась, смотря в лес, нашептывая себе:
— Они и меня убьют, съедят и убьют, убьют и съедят, да, они проголодаются, и я буду следующая жариться на костре, убьют и съедят.
                Томас не слышал Милию, его руки дрожали, а сердце билось все быстрее. Закрыв глаза и прижав уши, он пытался успокоиться.
                Ависов всего было не больше восьми, во главе стоял явно тот что больше всех, его уверенный вид и золотой, слегка разбитый клюв выделял его среди остальных, так же были два брата , что похожие как две капли воды, лучник, пару воинов, один молчаливый копейщик, и один явно слабее всех, он выполнял все мелкие поручения.
                Томас задумал убедить самого слабого, думая что над ним издеваются его же соратники, подозвав его к себе Томас сказал:
— Помоги нам сбежать, слушай, я сын Марны, я пока не знаю как, но если я встречусь со своей мамой, я попрошу ее сделать тебя богатым сильным или счастливым, она богиня, я думаю она сможет.
— Чего тогда ты сам не попросишь ее сейчас сделать себя сильным, богатым и чего-то там?
— Я пока с ней не общался, и не знаю как с ней пообщаться, но я обязательно узнаю.
Авис улыбнувшись подошел к главарю.
— Пап, мне тут эта крыса говорит, что он сын богини, марты? марсы? Как же там ее.
— Марны, ахаха какая из крыс это сказала? — Спросил главарь отряда, подойдя к клетке
— Я сказал, а если не отпустите, умрете.
— Умрем в след за твоим отцом? Или он успел убежать?
Томас не сумевший сдержать слез промолчал.
— Судя по твоему лицу мы его убили, присмотрись, а не его мы жарим на костре? -Сказал главарь, не чувствуя и малейшей жалости к Томасу.
— А твой отец не говорил тебе, что ты просто сын шлюхи, которая скорее всего либо сдохла, либо пошла продавать себя куда-то в другое место.
— Сиди и молись что-бы я наелся крысой что висит сейчас на костре.
— Заткнись, ты убил наших отцов, а мы убьем тебя -Вскрикнула Милия.
— Ну удачи тебе в этом — Безразлично ответил Главарь

                Поздно ночью, ависы старались сильно не напиваться, ведь в лесу жили неразумные существа, их длинные, темно зеленные волосы скрывали тело, от чего их было очень тяжело заметить, а ростом они были чуть меньше крысы. Это давало им необыкновенную ловкость. Так же они умело вскарабкивались по деревьям. Этих существ называли “гладфоры”. Ужасный запах от жаренного крысиного мяса лишь прибавлял аппетит у ависов. Усевшись вокруг костра, они приступили к трапезе, разжёвывая мясо и запивая пивом, один из ависов завязал разговор:

— Так, а зачем мы деревушку то сожгли? До этого же заходили, брали все ценное и уходили.
— Приказ самого Альфреда, вроде как один из купцов, который продавал в этой деревушке, рассказал что местный кузнец изготавливал оружие для того что-бы убить нас когда мы снова заглянем.
— Помню того кузнеца, здоровая крыса однако, чуть-ли не с меня размером, махал своим молотом, но мечей я так и не увидел.
— Может и солгал купец, наверняка хотел подзаработать или вовсе, найти место рядом с нашим королем.
— Крысы в его покоях лишь прислуги.
— А я слыхал что он рад поразвлечься с маленькими крысками и хорошо платит тем кто их ему привозит.
— Ты особо не мели языком, помню одного из ависов Альфред убил, как раз за то что рассказывал всем о предпочтениях нашего короля, в одной из таверн.
Спустя время, насладившись мясом и напившись пива, ависы были не прочь подебоширить, они дрались между собой, провоцировали лесных жителей и стучали по клетке не давая крысам уснуть. На запах мяса к привалу и заглянул один из гладфоров, ползущий медленно и осторожно, он направился к костру, ради куска еды. Ависы смотрели же на него как на зверушку и старались заманить его в ту же клетку, где сидел Томас и Милия. Они понимали, что скорее всего они убьют крыс, но гладфор считался куда ценнее и стоил он больше других существ. Хоть лесная тварь и была туповата, но инстинкт не позволил ему залезть в клетку и услышавший малейший шорох, он тут же убежал в лес. Ависы были слегка расстроены, и поэтому один из них кое что предложил:
— У меня появилась идея как сделать этот привал более веселым и создать новую тайну, которую мы никому не расскажем.
— Ты чего удумал?
— Давайте вместе повеселимся с одной из крыс что в клетке — Оглянувшись на своих собратьев, ависы утихли, ожидая одобрения от своего командира.
— Она же на продажу — неловко спросил самый молодой из них.
— Брось, ничего с ней не случится, ее цена не станет меньше.
— Черт с тобой, давай.

                Главарь, перепивший пива, явно не соображал, на что он согласился, но все же шатающимся шагом направился к клетке. Томас, услышавший разговор, вцепился в Милию мертвой хваткой, она же кричала и умоляла не трогать ее. Ависы все же её забрали, ведь сильный удар по голове заставил Томаса разжать пальцы. Они развлекались и били ребенка, но Томас был бессильным, своими лапами он закрыл уши, отвернувшись, он смотрел на густой лес и молился, что бы пришел Андрес и спас его подругу, но так никто и не пришел. Хотя он отчетливо видел, как многочисленные святящиеся глаза смотрели на него из густого темного леса.
                Наигравшись, они бросили Милию обратно в клетку, она не могла ничего сказать, может она и не хотела что-либо говорить, она лишь сжалась от боли и тихо плакала. Томас не осмелился до нее дотронуться, он чувствовал себя виноватым, что не сделал хоть что-то, но разве он что-то мог?
                Посмотрев на Милию пустыми глазами, он вкусил весь ужас жизни, буквально вчера он обещал этой девочке грандиозное путешествие по миру, а сегодня он не может до нее дотронуться.

                Томас всю ночь на нее смотрел, но только утром заметил, что ее тело было уже холодным. Поняв, что она мертва, он вцепился в свои плечи царапая себя, виня себя за ее смерть. Он сам не знал, зачем это делает, может хотел физической болью перекрыть душевную. Томас нашептывал себе: вы убили ее. И с каждым разом все громче и громче, пока один из ависов не обратил на это внимание. Подойдя к клетке, он сказал:
— Она мертва парни.
— Ничего не будет да? Потерли 10 флоринов, чья была это идея? — Озлобленный главарь отряда, искал глазами виновника.
— А чего ты на меня кричишь? Я не помню, чтобы кто-то из вас был против.
— Ладно, выбрасывайте ее, вторая крыса то жива?
— Жива, только на плечах у него кровь.
— И почему у него кровь на плечах? Кто-то его бил?
— Это он сам себя исцарапал.
Главарь посмотрел на измученного Томаса.
— Так, крыса, слушай сюда, если мы не сможем тебя продать как минимум за 10 флоринов, я лично тебя убью, и не просто зарежу, а буду мучать пока ты сам не попросишь тебя убить.
 Томас ничего не сказав, озлобленным взглядом посмотрел на Главаря, зачем-то пытаясь его запомнить.
— Уже завтра мы приедем в Ревекато, там тебя продадим, и все закончиться. Ты какой-то тощий, на вон поешь -сказал авис, протягивая ему кусок мяса
Томас понял, что это мясо крысы, которую они вчера зажарили и не стал притрагиваться к нему.
— Догадался да? Но ты все ровно это съешь, у нас больше нечего нет, к завтрашнему дню ты не должен выглядеть голодным.
Томас ногой отодвинул это мясо
— Так, либо ты сейчас же съедаешь этот кусок мяса, либо я разрезаю голову твоей подружке и эта голова будет ехать с тобой до самого города.
                Томас все же съел этот кусок, он не чувствовал отвращение, лишь думал как отомстить.

                Весь оставшийся путь, Томас сидел и смотрел на тот угол, где умирала Милия, он пытался поверить в то, что сейчас с ним происходит. Попутно думая про отца и Брага, про кузнеца и трактирщика, вспоминал о собранных яблоках и вспомнил про флорин, который он спрятал в своем башмаке. Достав флорин, он обещал себе сохранить его во имя друзей, но не особо верил в свой успех.
                На следующий день, они приезжают в красивый и богатый город Ревекато, он словно сиял от яркого солнца, позади города лишь пропасть и бескрайний океан. Высокие каменные стены, под защитой ависов, казались Томасу неприступными, а сам город очень интересным. Приближившись к городу, Томас увидел много разных существ, в основном торговцев, приехавших из далека, были и северяне с большой повозкой различного меха и шкур. Так же, Томас увидел жителя Востока, его одежда отличалась от одежды ависов. На удивление Томаса, дарэки оказались ростом чуть меньше крысы. От отца он слышал, что они спят днем, а живут ночью, так же, что они довольно умелые воины и обеспокоены только своей честью. Жителей севера, Томас уже видел, Марк не особо их любил из-за скудного интеллекта и невозможностью договориться о цене, поэтому меховой шкуры у Томаса так и не было.

                Разглядывая купцов, Том пытался себе представить их историю и судьбу. Смотря на большого северянина, он представлял себе как тот охотится в заснеженных горах далеко на севере. А разглядывая дареку, он представил себе дуэль на удивительно тонких мечах, в свете полной луны.
                Немного размыслив, Томас подумал и о своей судьбе, насколько же длинной она будет, и проживет ли он до завтра.
Конец 2 главы

Начало 3 главы
Цена жизни

10 флоринов, разве такова цена моей жизни? Томас меньше чем за неделю потерял все что было ему дорого, друзей, родных, и веру в жизнь.
Ворота в город были открыты и запускали они всех, купцов, бедняков, не так уж и важно. В городе Томаса ждала уже другая картина, грязь, насилие, драки и крики видимо были в норме у этого города. На крысу никто не обращал внимания разве что один Венх спросил у Ависа когда торги за Томаса.
— за сколько крысу продашь -Спросил подбежавший Венх
— торги завтра, выставлю за 10 -Ответил Авис
— за 8 сегодня же куплю
— завтра за 8 может и купишь
Это лишь напугало Томаса, неужели завтра он станет игрушкой в руках омерзительного Венха
Придя к дому где жили военные Ависы, Томаса оставили возле двери все в той же клетке а на охрану оставили одного из Ависов. Ночной Ревикато не утихал, все те же крики вперемешку со смехом не давал уснуть, казалось, что они вокруг Томаса. Обессиленная крыса, прижавшись к клетке, закрыл уши глаза, пытается уснуть, в то время как охранник, уже выпивший 2 кружку, видит девятый сон. Во сне Томас видит мертвого отца, и Милию, они вместе просят Томаса о помощи, появляется и Браг, в его руках та самая шапочка, которую он хотел подарить своему отцу, оглядываясь по сторонам он ищет папу. Но отец так и не пришел. Марк и Милия уже подошли к Томасу, и будто бы синхронно просят его бежать. Просыпается Том не от страха, а от того, что Венх облизывает его пятку, что была высунута из-под решетки. Венх хихикая говорит:

— я много за тебя отдам, и ты будешь моим.
Томас взял руку Венха и со всей силы потянул к себе, да так что бы он ударился об решетку, от чего он и заорал. Проснувшийся охранник успел лишь пнуть Венха перед тем, как он успел убежать.
— все нормально, не ранил он тебя? -спросил охранник
— ногу облизнул -ответил уставшим голосом Томас
— чего?
— он облизнул ногу
— зачем?
— ну догони спроси
— ладно ложись спать, если что, буди -авис, допивая свой эль, усевшись на свой стул, снова задремал.
На следующий день, повезли Томаса на продажу, рядом с ним стояли другие крысы и один Тамантис, Томас пытался их всех рассмотреть в надежде увидеть знакомое лицо, но не сильный удар от Ависа заставил его смотреть прямо, а там почти все Венхи, желающие купить себе раба.
Торги начались.
Первым решили продать северянина, и заломили за него сразу 30 флоринов. Почти сразу же начались крики и чуть ли не каждый хотел его себе забрать. Несмотря на то, что он самый большой среди тех, кого продают, на его лице сильнее всех был виден страх.
В итоге его продали за 44 флорина, а купил его необычайно толстый Венх, позади него были 2 охранника в виде Тамов, а при себе 4 мешка с флоринами и кнут.
Остальных не продавали с таким же ажиотажам, кого то купили за 5, более сильных крыс купили за 13, и вот очередь дошла и до Томаса. После заявленной цены в 10 флоринов, Венх что облизывал ногу Томаса тут же закричал 11. Все были удивлены, ведь думали его купить максимум за 7 флоринов из-за его молодости. Томас смирился со своей судьбой и посмотрел на солнце в ожидании чего-то. На его глаза появились слезы, его тело дрожало то ли от страха то ли от холода. Может было бы лучше если бы я умер еще в деревне рядом с папой-подумал Томас. Выйдя из тени, сильный и украшенный в золотом одеяний Авис крикнул 12. Все в округе тут же приклонились, все кроме Томаса, он все так же смотрел на солнце, не понимая кто перед ним, удар в живот заставил его приклониться, но вот Король не оценил этот удар, схватившись за меч, он отрубил голову Авису что его ударил. Этим Ависом был сын Главаря отряда. На удивление Томаса, отец, уже мертвого сына, нечего не сделал, и разве он мог что-то сделать? В этом городе Короли приравнивались к богам.  Вытирая кровь, посмотрев уже на мертвого Ависа, Король сказал:
-как ты смеешь трогать моего раба?
 Вокруг воцарилась тишина, Венхи, Тамы, крысы, абсолютно все знали главное правило этого города: гнев короля хуже медленной смерти.

Томаса понесли к замку, обернувшись он увидел плачущего Венха, впервые за столько времени Томас снова улыбнулся. Улыбка довольно быстро пропала с его лица, ведь он не понимал почему и зачем его купил Король. Но тут он вспомнил, что про него говорили по дороге в город.

Не думаю, что Томас в тот момент чувствовал страх, он безумно устал, его ноги не уверенно несли его вперед, а глаза закрывались на ходу.
— отнесите его врачам, пусть осмотрят его -Приказал король
Томас уже и не помнит как попал в кровать, но в полу дреме, он чувствовал как его осматривали и что то говорили королю
— он здоров, зубы чисты, и хорошего телосложения, глаза видят, а уши слышат даже шорохи, но сейчас он бессилен. -Осмотревший Томаса, сказал лекарь
-хорошо, пусть перед тем, как он познакомиться с Филиппом, его подготовит Десница.
— сам Карл? Ваша десница? Мой король, эту работу можно дать менее высокопоставленному подчиненному.
— пусть он с ним поговорит, я устал уже покупать Филиппу рабов.
— как скажете мой король. -Приклонившись ответил лекарь

Томас проспал весь день и всю ночь, проснувшись утром, он чувствовал себя достаточно хорошо. Кровать была горазда мягче, чем клетка, в которой он спал последнее время, его тело не дрожало от холода, а вокруг пахло благовоньями. Комната, в которой он спал, была даже лучше, чем его комната в Солве, рядом с кроватью стоял деревянный стол и стул, размером они были совсем не для Ависов, скорее всего до Томаса тут жили и другие крысы. Осознав в каком, он сейчас положений, решился сделать все возможное, чтобы выжить. На столе он заметил книгу, на обложке которой написано “Мальчик для битья”. Прочитав это, Томас обомлел, неужели меня будут бить и пытать… Хотя чего я ожидал, я же в плену, пора привыкнуть. Взяв книгу, на первых же страницах были сводки правил, как себя вести в тех или иных ситуациях. Не успел Томас прочесть и первые страницы, как в комнату заходит десница короля, к удивлению Томаса, десницей была такая же крыса, как и он, только старше и намного ухоженнее. Одет в дорогом одеяний, а на пальцах рук, сверкали кольца
— читать умеешь? -Удивленно спросил Карл
— умею, меня отец научил
— а кто твой отец?
— священник
— это облегчает задачу
— можешь не бояться названию книги, сейчас я объясню, что тебе предстоит делать
— Бить тебя могут и будут, в том числе и я, иногда за твои проступки, но зачастую тебя будут бить за проступки нашего принца Филиппа. Вот как все будет, тебе дадут время, чтобы с ним сдружиться, после если он прочувствует к тебе хоть какую-то жалость, тебя будут бить, но не так больно и долго. Если же он к тебе не будет чувствовать нечего, тебя будут бить на его глазах пока ты не умрешь. Скажу сразу, шансов у тебя маловато, ведь и Авис, что рос вместе с ним, был убит.
Брали и Тамов, и Дарек, думали может сдружиться с Венхом, из-за схожести в скверности характера, но, к сожалению, и они были убиты.
— значит на очереди я? -Огорченно спросил Томас
— вполне возможно, но тебе куда больше повезло, ведь с тобой я -все так же хладнокровно ответил Карл
Томас не совсем понимал в чем, такая же крыса, как и он может ему помочь
— лет 20 назад и я был Мальчиком для битья, для нынешнего короля, как видишь теперь я его правая рука. Тебя ждет такой же путь, если сможешь найти к Филиппу подход. Периодически я буду подсказывать тебе, что и как делать, но большую часть времени, ты будешь с ним один на один.
— писать умеешь? -Спросил Карл
— умею
— сядь и пиши

— Правила за которых тебя сразу же убьют:
1 Покушение на священный род Аберфрид, то есть на принца, короля, тетушки, дядюшки и так далее.
2 Воровство, если что то нужно будет, попроси у меня
3 Бегство
Правила за которых тебя изобьют:
1 Проступки Филиппа
2 не соблюдение распорядка дня
3 порча имущества
Правила за которые тебя могут поощрить:
1 беспрекословное повиновение
2 дружеские отношение с Филиппом
3 ценные сведенья для меня
Помимо этих правил, будут дополнительные задания от меня, сделаешь все правильно, получишь куда больше чем дополнительная порция еды
— понял, а как вам удалось подружиться с Королем?
— не показывал ему слабость перед ним, Ависы могут дружить только с равными себе, мы конечно не равны, но с помощью хитростей, ты можешь повысить себе шансы.
— первый мой совет, как можно лучше, узнай замок и  Филиппа, не задавая вопросов. Твои уши слышат куда больше других в этом замке. Услышишь что-то интересное, расскажешь мне, и я тебе помогу.
— если готов, можем идти к Филиппу.
Посмотрев на свои дрожащие руки Томас ответил:
— готов

Конец 3 главы

Начало 4 главы
Дружба с врагом

Проходя вдоль длинных, украшенных коридоров, Томас все меньше и меньше верил в свой успех, в его жизни не было много друзей, а те, что были, уже мертвы. От страха, его глаза метались по сторонам, а вокруг лишь картины королевского рода, в одной из картин он увидел Карла, гордо стоявшего в самом углу картины. Его признали, хоть он и не Авис. Это предало уверенности Томасу, но он все еще не знал, что сказать Филиппу.
Прийдя в покои Филиппа, он стоял возле окна и смотрел вдаль, в комнате образовалась полнейшая тишина, Томас думал, что от него все ждут каких-то слов, но он не знал, что говорить. Наконец Карл представил Томаса.
Карл- мои принц, это ваш новый друг Томас
Филипп- скажи мне Карл, вы действительно считаете, что из всех, кого вы мне приводили, мне будет не жаль крысу?
Карл- это решение вашего отца
Филипп- я понимаю, что меня может наказывать лишь отец, и в его отсутствие, я могу насладиться свободой и конечно же, это ему не нравиться. Можете сразу убить крысу, мне не нужен друг
Карл- вы можете наслаждаться свободой в пределах этого замка, король не хочет лишь того, чтобы вы гуляли по городу, среди простолюдинов. Прошу вас мой принц, не убивайте юношу, поговорите лучше с отцом, найдите компромисс
Филипп- значит это не простая крыса? Это ваш сын? Я не помню, чтобы ты за кого-то переживал
Карл- нет, мой принц, это не мой сын и не мой родственник, этот юноша, хорошо образован и послушен. Нет смысла, снова убивать.
Филипп- мне все ровно, пусть мой отец…
Прервал Филиппа, выкрикнул Томас- твой отец глупец, не сумевший воспитать своего сына, лишь в пределах этого замка, ты чего то стоишь, в моих краях ты обычная пернатая тварь, возомнившая себя богом, тебе бы пришлось трудиться за кусок хлеба, который у тебя в замке в достатке, поэтому отец тебя и не выпускает, потому что ты слаб.
Филипп все так же гордо стоявший, не проронил ни слова, а лишь смотрел огненными глазами на Томаса.
Карл уводит Томаса обратно в свою комнату.
Томас- спасибо что пытались меня спасти, но видимо моя смерть неизбежна
Карл- я пытался тебя спасти только по приказу Короля, не думай что ты мне интересен, смотри что будет дальше, если Филипп оценил твой выкрик последней надежды, то я нечего не говорю королю, и то что было в твой комнате останется между тобой и принцем, если же он не пригласит тебя на ужин, мне придется сказать обо всем королю, и тебя убьют. В любом случае это было смело, тебе действительно приходилось работать за кусок хлеба?
Томас- неделю назад я думал, что я сын богини Марны, мне так отец сказал, он был священником, за свою еду я толком и не работал, лишь выполнял мелкие поручения.
Карл- забавно
Подходя к двери комнаты Карл сказал – чтож эта комната твоя еще на некоторое время, потом все в руках Филиппа. Еще один совет тебе, самое глупое что ты сейчас можешь сделать, так это сбежать, у меня уши по всему городу, и я найду тебя еще до ужина, но в таком случае ты и до ужина не доживешь.
Карл, закрывший дверь на ключ, оставил Томаса одного ожидая свою судьбу. Время тянулось значительно медленнее, он ходил кругами по комнате, размышлял что же сказать, и нужно ли будет что-то говорить. Может ли он что-то предложить взамен, и нужен ли Филипу друг.
Спустя некоторое время, Карл открывает дверь и молчаливо смотрит за Томасом,
Томас- и что же решила моя судьба?
Карл- сегодня, удача на твоей стороне, Филипп приглашает тебя отужинать.

Томас выдохнул с облегчением, в приступе счастья и он обнял Карла. Карл же не ответил взаимностью, и сказал:
Карл- я рад, что Филипп дал тебе шанс на дружбу, я тоже его тебе даю, но дружба в свою очередь это некий контракт, в котором ты что-то дашь взамен. Я буду тебя обучать, делиться знаниями и советами как выжить в этом замке, ты же будешь помогать мне в том, что я тебе скажу. Филипп даст тебе защиту, и возможность спать, есть и жить, найти то, что ты ему сможешь предложить.
Томас- а что я ему могу предложить?
Карл- я предполагаю, то, что не хватает любому королю или принцу, общение, понимания, поддержка и верность, верность ему а не его отцу, это важно.
Томас- я сделаю все что необходимо
Карл- я и не сомневался.
По дороге к столу, где будет проходить ужин, Карл учил базовым манерным особенностям.
Карл- запоминай, при Филиппе, никаких поклонов, он этого не любит, но при других важных особ, приклоняйся, и не смотри им в глаза. На обеде, ешь аккуратно и неспеша, ты будешь сидеть как можно дальше от принца, чем ты ближе к нему, тем выше у тебя статус. И не думай пред ним извиняться, балансируй между наглостью и подчинением.
Придя в трапезную комнату, где уже сидели приглашенные принцем люди, такие как: старый священник, он же лекарь при дворе, второй меч Ревекато, он же обучал Филиппа владением меча. Кастелян2, отвечал за безопасность города и самого принца. Один из вассалов короля и неизвестная особа из Востока.
Томас приклонился и неспеша сел на свое место, которое ему указал Карл. Сам же Карл сел на другой конец стола.
Карл- дамы и господа, по желанию нашего принца Филиппа, с нами будет ужинать Томас.
Священник- как много крыс у нас завелось, не хотел вас обидеть дорогой Карл
Карл- эта крыса была выбрана нашим королем и принцем, проявите снисхождение, дорогой Николь
-Кристиан (учитель фехтования Филиппа): с нашим принцем тяжело сдружиться, что же в тебе особенного?
-Карл: Томас, достаточно образован и смел, как мне известно, он сын священника.
-Николь(посмеявшись): уж точно не мой сын, и я не припомню священников крыс в нашем городе
-Карл: он не из города
-Ирри (гостья из Востока): откуда ты мальчик?
-Томас: я родом из Солвы
-Николь: я знаю эту деревушку, но я думал ее уже не существует лет так тридцать назад
-Карл: не будем вдаваться в подробности жизни Томаса
-Николь(подвинувшись к Карлу, нашептывает): он же иноверец, это не допустимо
-Карл: не переживайте, я обо всем позабочусь
В комнату вошел принц Филипп с Ависом, характерный золотой клюв бросился в глаза Томасу, он узнал его. Этот Авис что пленил его.
-Филипп: знакомитесь, это Джон, главарь одного из отрядов нашей армии
-Георгий(Кастелян): я знаю Джона, главарь одного из моих лучших отрядов, но я и думать не мог что вы его пригласите.
-Филипп: я узнал что он знаком с Томасом, моим новым другом, я хотел бы сразу узнать о нем все подробности. Присаживайтесь Джон, расскажите, как вы познакомились, каким ты знаешь Томаса
Томас молчал, и вел себя достаточно спокойно, но внутри он чувствовал лишь ярость.
-Джон: пару недель назад, по приказу Короля, мы разграбили деревню Солва, в плен удалось взять двух крыс, одной из них был Томас, в живых доехала только одна крыса, вторая же умерла по неизвестным нам причинам.
_____________________________________________________________________________________
Кастелян-смотритель замка и принадлежащих к нему территорий

В голове Томаса: вы ее убили, вы твари ее убили
-Джон: во время всего пути, Томас вел себя достаточно спокойно и послушно, во время похода стало известно, что его отец был убит нами во время разграбления.
-Филипп: Томас подойди ко мне
Томас, пытаясь сохранить в себе покой, подходит к Филиппу
-Филипп: ты хочешь отомстить за смерть отца?
вынимая свои клинок, Филипп протягивает его Томасу
Филипп: я позволяю тебе его убить
-Томас (отказавшийся брать клинок) сказал: я не убийца подобный ему, он лишь выполнял приказ
-Филипп: достойный выбор, приглашаю всех за стол, Джон, тебя накормят в казарме, можешь идти
Джон не ожидал этих слов, рассчитывая поужинать с элитой этого города, но не стал возражать принцу
-Джон: как прикажете
Усевшись за стол, Филипп не проявлял особого аппетита, чего не скажешь о Томасе. Он ел достаточно быстро, хоть и старался быть более сдержанным.
-Филипп: и куда снова уехал мой отец?
— Ирри: Ваш король уехал в столицу, наладить торговые отношения
-Филипп: и долго его не будет?
-Георгий: наш король прибудет через неделю, до тех пор за вашу безопасность и безопасность города отвечаю я, как и оговаривалось ранее, вам запрещено покидать стены этого замка
-Филипп: ты мне запрещаешь? Или король? Я не припомню, что бы перед уходом, мне что то говорил отец
-Георгий: наверняка наш король был слишком занят
-Филипп: не беспокойтесь, не было у меня в планах сбегать
Отужинав, Филипп встает со стола, за ним же встают все остальные
-Филипп: Томас, зайди ко мне сегодня
-Карл (дождался пока принц уйдет и подойдя к Томасу сказал): дамы и господа,  вынужден вернуться к обязанностям, ,рад был встречи, Томас иди за мной
-Карл: ты молодец, Филипп тебя проверял, ты смог сдержать спокойствие
-Томас: это Марк убил ее, Миллию что была со мной в клетке, нужно было убить его
-Карл: взяв кинжал, ты бы умер сам в тот же момент.
Карл остановился и посмотрел на Томаса прямо в глаза
-Карл: месть это твое желание а не необходимость. Сейчас для тебя необходимо обезопасить свою жизнь, когда у тебя будет гарантия безопасности, флорины, связи, уважение, тогда и только тогда ты можешь думать о своих подобных желаниях. На ближайшее время забудь о мести, Миллий не важно, когда ты отомстишь и отомстишь ли ты вовсе.
-Карл: ты вряд ли когда-то станешь великим воином, но стать достаточно умным, чтобы управлять этими войнами, ты вполне можешь, так же как войны тренируют свое тело, ты тренируй свои мысли, больше думай, читай и слушай. Вот тебе первая тренировка.
Представь себе скитальца, его дом сожгли дотла, его семью убили, а с его красавицей женой воспользовались другие мужи, ему чудом удалось сбежать, он бежал уже неделю, он очень устал, он хочет пить и есть. Придя в город куда он в первую очередь пойдет? К королю? Рассказав обо всем взять меч и пойти мстить. В таверну за едой и кружкой эля. Или в бордель искать себе женщину похожую на его жену?
-Карл: не отвечай сразу, подумай, позже скажешь свой ответ, а теперь к Филиппу, он не особо любит ждать

По дороге к Филиппу ему следовало бы подготовиться к диалогу с ним, но в его голове были лишь слова Карла, ‘К кому пойдет скиталец” разве не скитальцу и выбирать, может скитальцем был Карл, может это его друг, и как эта загадка сделает меня умнее. В голове у Томаса все больше вопросов, и меньше ответов. Но одного он знал наверняка, Карл его ключ к спасению.

Подойдя к двери в комнату Филиппа, по спине Томаса пробежала небольшая дрожь, он снова почувствовал страх за свою жизнь, оглядевшись вокруг он подумал: не сбежать ли ему прямо сейчас. После этой мысли, он почувствовал приток адреналина, его наполнилась энергией, а рука сжала рукоять двери. Что-то в его голове говорила ему: Давай Том, прямо сейчас, неважно куда, просто беги, беги со всем ног, ты сможешь. Томас наполнил всю свою грудь воздухом и секундой после дверь открылась.

— ты чего? Готовился к разговору? -Сказал открывший дверь Филипп
— да мой принц, готовился… -Ответил Томас, слегка дрожащим голосом
— заходи, не бойся -Отойдя к окну, Филипп наполнил 2 чаши вином
— ты когда-то пил вино? -Сказал Филипп, протягивая Томасу чашу
— не доводилось
— чтож, тогда пей до дна, нам предстоит долга беседа, я хочу знать о твоей жизни все – закончил говорить, он тут же выпивать всю чашу с вином.
Томас сделав глоток, скривился и чуть было не раскашлялся, протягивает чашу обратно Филиппу. Филипп же не взял чашу, а всем своим видом показал Томасу, что ему придется выпить это вино.
Нечего не сделать, Томас через силу, выпил вино.
-почему вы пьете это? -спросил Томас
-в каком то смысле, ты жил богаче меня -Совершенно спокойно сказал Филипп
Томас не смог понять о чем он говорит, как он мог быть богаче принца.
Филипп открыв окно на распашку, сказал:
-Давай через окно, заберемся на крышу, там и объясню про что я говорю.
Без всякого туда Филипп взобрался на крышу замка, чего не скажешь о Томасе, посмотрев вниз его ноги затряслись а сердце билось еще сильнее.
-Давай ты справишься, отсюда прекрасный вид.
От этих слов ему легче не стало, схватившись за кирпич он всем телом прижался к стене. Его глаза были закрыты, а грудь все сильнее сдавливала его легкие.
-Ты там долго? -Сказал Филипп, будто это обыденное дело, залезть на крышу
Тяжело вздохнув, Томасу все же удалось подняться.
-Оглянись -С небольшой улыбкой сказал Филипп
Осмотревшись, Томас был приятно удивлен увиденному. Слева от него красовался бескрайний, бушующий океан, солнце еще ярко святило хотя время близилось к вечеру. Впереди перед Томасом был виден город Ревекато, обширный порт и несколько кораблей, он и до этого видел корабли, но лишь в дали. Томас подумал, как же было бы здорово, побывать на корабле. Уплыть куда ни будь, и начать новую свободную жизнь.  Как ни странно, Филипп мечтал о том же, он давно хотел сбежать из своего плена, в который он попал еще при рождении.
— Так почему ты беднее меня? -Вспомнил Томас
— Вино не портиться, а вот воду не поставишь в бочку на месяц, моим слугам достаточно далеко нужно идти за водой, а вот у тебя наверняка рядом с домом была река, или колодец.
— Да с водой проблем не было, а вот с едой… — с грустью вспомнил Томас
— Знаешь в чем мы похоже? -Сказал Филипп, посмотревший на Томаса
— В чем же?
— Мы оба в плену, ты у меня, я у своего отца, и смех в том, что ни я ни отец не хотели себе раба.
— Да, забавно выходит -Задумчиво ответил Том
— Ты прав когда сказал, что мой отец глупец, но вот ошибся сказав что я слаб.
— Том, я в плену уже 14 лет, с самого моего рождения я делал ровно то , что мне говорили, ты же в плену совсем недавно.
— Ты нечего обо мне не знаешь -Сказал Томас
— я каждый день работал в монастыре, просыпался рано утром, молитва, служба, работа от отца, и еда два раза в день, зимой и вовсе один, я будто бы всегда был голоден. И так каждый день, лишь к моему двенадцатилетию, мне разрешили выйти в деревню. Потом явились вы, Ависы, убили моего отца и друзей… — С горечью сказал Томас
— я помню, как одна крыса, похожая на торговца, пришла к моему отцу. Он говорил, что в твоей деревне готовиться покушение на короля, после этого он и отправил отряд Джона в деревню. Скажи мне Том, кто виноват в твоем горе, Джон, Король или торговец?
— не знаю, может торговец… — не уверенно сказал Томас
— Думаю это был его единственный способ выбраться из бедности, может у него голодал сын или дочка, Мой отец избавился от возможной угрозы, а Джон выполнял приказ.
— я уже нечего не понимаю Филипп, я устал, за последнюю неделю моя жизнь перевернулась, я не знаю кто виноват, и зачем я здесь… -со слезами на глазах ответил Томас
—  Я думаю нет смысла искать виновных, нет смысла мстить, нужно думать что же будет дальше, подумать о себе и своем будущем. – ответил Филипп, смотревший в даль
— Ты здесь со мной не просто так, ты мне поможешь, и мы вместе добьемся многого. Мы залезли на крышу не просто так, ты увидел лишь город, но надо смотреть куда дальше. Там за городом за горизонтом, там свобода, вот это нам и нужно. -Уверенно и гордо сказал Филипп
Томас нечего не сказал, он лишь улыбнулся и мокрыми глазами смотрел на Филиппа как на своего спасителя. Солнце уже растворилась в океане, а по городу зажигали факелы, вид не перестал быть красивым, но теперь Томас смотрел куда дальше порта и города.
— Пора спускаться Том, завтра новый день, завтра снова поговорим.
Спустившись в комнату, Томас с улыбкой покинул комнату, он стоял позади закрывшей двери и вспомнил как некоторое время назад, он был полон решимости сбежать, но теперь же он чувствует себя в безопасности, улыбка не сходит с его лица, а в груди он чувствует тепло. Придя в свою комнату его уже ждал Карл.
— Вижу беседа прошла хорошо – с улыбкой на лице сказал Карл, увидев Томаса
— Достаточно хорошо и неожиданно – ответил Томас
— Я почему-то был уверен, что все так и произойдет, ты готов дать ответ на мою загадку? – Спросил Карл, посмотрев на Томаса
Томас же не знал разгадку, подумав, что это загадка без ответа, сказал:
— Я думаю, все зависит от скитальца, как он решит, так и поступит
-Нет, есть череда наших потребностей в жизни, запоминай:
первое: потребность твоего тела, это еда, вода и отдых.
второе: потребность в безопасности
третье: потребность в общений
четвертое: потребность в любви и веры
пятое: потребность в признаний и уважений
— так куда в первую очередь пойдет скиталец? -гордо и с небольшой ухмылкой спросил Карл
— за едой -твердо ответил Томас
— Правильно, обдумай еще раз эту загадку и пусть она запомниться у тебя в памяти. Не важно кто перед тобой: Король, принц, сильный или богатый, если они безумно голодны а у тебя есть еда, ты стоишь выше чем они.
Карл оставил Томаса одного с этой мыслью и ушел по своим делам, Томаса же переполняли эмоций, за один вечер он лучше понял мир, что его окружает, за вечер он ощутил и страх и радость, он впервые плакал от счастья. А что еще важнее, у него снова есть друзья.

Конец 4 главы

10.05.2024


Похожие рассказы на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть