Однажды на Юконе

— Стопку виски для меня и моего партнёра! — прогремел, словно выстрел из пушки, горланистый бас Пита Гризли. Рядом с ним сидел его приятель, и с недавних пор «партнёр», Стручок Бил. Вместе они представляли весьма забавное зрелище, так как Пит Гризли, будучи коренастым, высоким и довольно здоровенным верзилой, вечно расхаживающий в жилете из медвежьей шкуры, был похож на косматого мишку, а Стручок Бил отдалённо напоминал стручок бобов или гороха, откуда и получил своё прозвище. Но стоило этой парочке встать рядом, особенно если Пит при этом по обыкновению кладёт свою руку на плечо Била, любой плохо видящий человек глядя на них посчитает, будто перед ним медведь собирается залезть на дерево или только что слез с него. С первого взгляда каждый понимал, что эта парочка — товарищи «не разлей вода».

— Вот ваш заказ Пит — сказал бармен. — Что отмечаете ребята?

— Помнишь пару месяцев назад мы выкупили участок земли за рекой?

— Да, помню вы двое только приехали сюда в Доусон.

— Так вот! С самой покупки я проклинал день когда его купил, а сегодня утром мы с приятелем стали богачами!

— Неужели вы нашли золото? А может само « Сердце Юкона»? — С сарказмом вставил бармен.

— Смейся смейся, но знай, что Пит Гризли и его партнёр Стручок Бил стали состоятельными людьми! — Сказал Пит — А золота там, будет побольше чем…

Бил пихнул его локтем в бок.

— В любом случае вы ребята будете заходить сюда почаще. — Сказал бармен и тут же обернулся к другим посетителям.

— Ты что делаешь? — спросил Стручок Бил у Пита Гризли. — Ты решил вот так весь наш участок и слить?

— Спокойно Бил — ответил Пит Гризли

— Я сегодня праздную, и ничто не помешает мне сегодня как следует повеселиться, так что бери свою рюмку и давай к тому карточному столику. — указательным пальцем показал он в сторону игрального карточного столика, что был расположен возле лестницы ведущей наверх, за которым сидел один человек, по видимому игрок.

Они чокнулись рюмочками с обжигающим напитком, отправили их содержимое каждый себе в глотку и присели за игральный столик.

— Попытайте удачу парни! Сегодня отличный денёк чтобы приумножить содержимое ваших кошельков! — Высказался игрок за столиком, перемешивая колоду карт.

— В покер играешь? — В лоб спросил Гризли.

— Разумеется. — Расплылся в улыбке бывалый шулер. — А деньги-то у вас найдутся?

— Лучше — Сказал Пит, вынимая из глубокого кармана мешочек золотого песка.

— Тогда прошу за стол господа. — С величайшей любезностью сказал игрок, ещё больше сощурившись в улыбке, с тайной надеждой, или даже, предвкушением: обобрать этих «господ» до нитки.

— Одно условие.- Сказал Пит.

— Какое?

— Я хочу играть вместе со своим приятелем. — Ответил ему Пит кладя руку Биллу на плечо, отчего со стороны они стали напоминать медведя залезающего на дерево, или слезающего с него .

— Ну как видите господа, — сказал игрок, — до вашего прихода я находился совершенно один. Почему бы вам самим не поискать того, кто присоединится к нам?

Тут дверь бара распахнулась впуская новое, щетинистое, белокурое, молодое лицо пьесы, облачённое в серую рубашку, поверх которой был надет плащ, сшитый из парусины; а так же кожаные штаны и сапоги украшали его стан. В этом оплоте всех отдыхающих от тяжёлого труда мужей-золотодобытчиков, словно гром среди ясного неба, появился этот человек. Его глаза скрывала одна из тех шляп которые носили представители только зарождающегося на западе движения «ковбоев». «Лицо» подошло к стойке бара и потребовало выпивку.

— Я тебя здесь раньше не видел парень. — Сказал бармен. — Ты кто такой?

— Скотт Майклз. — Сказал молодой человек.

— Скотт, да?.. — с прищуром протянул бармен, — А откуда ты?

«Лицо» не было настроено на разговоры.

— Больше тебе знать не обязательно, кроме того, что я здесь и хочу выпить. — Хмуро ответил тот.

Бармен налил Скоту виски, а тот, расплатившись за напиток и, безо всяких прелюдий проглотив содержимое рюмки, стал искать глазами свободный столик, чтобы откинуться на спинке стула и немного вздремнуть.

— А вот и четвёртый! — сказал Пит всем сидящим за столом, глядя как Скотт направляется в их сторону.

— Эй янки! Не составишь нам компанию в покер? — С вызовом спросил Пит Гризли поравнявшегося с ними гостя.

— У меня нет желания. — Сухо ответил ему Скот.

— И даже желания разбогатеть на сотню другую долларов? — Сказал игрок.

— Брось. Всего один конок в карты тебя не убьёт, к тому же и скуку развеет, и деньжат прибавит. — Сказал Бил Стручок.

— Нет джентльмены, я пас. — ответил им Скот.

— Да кишка у него тонка! — Сказал Пит Гризли всем за столом. Да так, что половина присутствовавших в баре услышала его возглас и притихла в ожидании.

— А ты меня на испуг не бери. — сказал Скотт

— Или что?- вызывающе сказал ему Пит.

— Сам испугаешься. — Сказал ему Скот.

Пит резко встал, но Бил тут же положил свою руку ему на плечо и тем самым дал понять, что они и так привлекли слишком много внимания. Пит Гризли сел.

— Да вы тут, я посмотрю, сами со скуки маетесь. — Сказал Скот. — Так и быть, сыграю с вами.

Игра началась. Пит Гризли и Бил Стручок выиграли три партии подряд. Удовольствию Била не было придела.

— А вы знаете почему меня прозвали «Гризли»? — Сказал он.

— Даже и в мыслях не было. — С сарказмом ответил сидящий напротив него Скот.

— Ха-ха-ха! Провалиться мне на этом месте, если это не самая сумасшедшая история, когда либо произошедшая со мной тем летом. — Сказал Пит, ударив при этом кулаком по столу.

— Когда мы с Биллом приобрели наш участок, — начал Пит, — мы и знать не знали о здешнем климате, и поэтому захватили с собой стандартную палатку, пару кирок, фонарь, кажется, и чёрт его знает ещё какого барахла. Мы прибыли на место, оценили фронт работ и разбили лагерь. Как только солнце зашло, с севера вдруг стал дуть жуткий, холодный ветер. И лишь потом мы узнали, что люди в этих местах замерзают насмерть, если не позаботятся о костре. Недолго думая я схватил топорик и отправился в лес за дровами. До леса я дошёл быстро, только веток на земле не оказалось, чёртовы янки собрали весь сушняк, поэтому я отправился вглубь леса. Наконец я нашёл подходящее деревце, и принялся рубить его, как вдруг… — Здесь он сделал паузу. — Кусты позади меня зашевелились. Из мрака ко мне начало приближаться могучая косматая туша. Это был никто иной как «гризли!!!» Могучий царь Аляски. Он встал на дыбы и оскалил свои громадные зубы. И было уже приготовился разодрать меня. Любой из вас в штаны наложил бы при виде такой громадины. Но старина Пит не испугался. И что вы думаете? Я не задумываясь занёс свой топор над головой и со всего размажу раскроил зверю башку! Вот так!!! — он занёс руки за спину и сжав ладони размахнулся, будто раскалывал на столе невидимое полено. — «Бах» и всё.

— Затем я принёс эту тушу в наш лагерь, — продолжил он, — и освежевал, а из его шкуры я сделал себе отличнейший меховой жилет который я никогда не снимаю. Он мой талисман и приносит мне удачу, чтоб мне провалиться. И с тех пор меня все здесь знают как «Пита Гризли» величайшего царя животных всей Америки!!! — Прогремел он неистовым голосом.

Прошло ещё какое-то время, и напряжение за игральным столиком у лестницы начало нарастать. На столе возле игроков неожиданным образом выросли две бутылки виски, четыре стакана и пепельница, с дюжиной выкуренных сигарет. Команда Скота одержала уже пять побед. После шестой победы лицо Пита приняло пунцовый оттенок, скорее от злости, чем от выпитого спиртного. Пит решил пойти ва-банк, или как ещё говорят заядлые игроки в покер: «All-in», и грохнув на стол мешочек с золотыми самородками, вытащенный у него из-за пазухи, придвинул его на середину стола.

— Правда? Решил проиграться в пух и прах? — Съязвил Скотт. От этих слов Пит буквально вскипел от ненависти.

— Вот увидишь гадёнышь, когда я выиграю вы оба с позором вылетите отсюда прикрывая свой срам! — Прорычал Пит Гризли.

— Может не надо Пит? — Вмещался Бил.

— Что-о-о?! — Возмутился тот.

— Пит послушай.

— Нет, это ты послушай, — Вспылил на него Пит в порыве гнева, — Я добывал это золото, я его промывал, я его взвешивал и укладывал в этот треклятый мешок. И только я, запомни, я имею полное право распоряжаться им в полном праве. И если я захочу сделать на него ставку и сорвать банк — это моё дело, и ты дружище не помешаешь мне это сделать при всём желании! Даю тебе слово Пита Гризли.

— Я понимаю тебя Пит, но и ты меня пойми. В этом мешке не только твоя доля, но и моя. Может ты один работал на прииске? Ты один промывал его? Или быть может ты рыл шахту снова, когда она обвалилась? Ставил новые балки или бегал в город за новыми инструментами? Нет! Нет! И снова нет! Я это делал Пит. Я, а не ты. Мы вместе его добыли, и выходит у меня есть ровно столько же права на это золото сколько и у тебя!

В этот момент лицо Пита стало пунцовым от гнева, и казалось он сейчас лопнет от того, как его партнёр его только что опозорил. Он не задумываясь выхватил свой охотничий нож и с размаху проткнул грудную клетку Била с такой лёгкостью, как только может иголка войти в подушку для иголок. Кровь брызнула изо рта Била и испачкала Скоту рубашку. Тут же былые звуки веселья в баре прекратились и посетители уставились на них. Пит вытащил свой нож из бездыханного тела Била.

— Теперь ты. — Злобно сказал Пит направляя свой нож на Скота. — Я покажу как дурачить Пита Гризли!

И в этот момент Пит опрокинул стол перед собой, тем самым придавив оппонентов напротив. Скотт быстро встал и резким движением плеснув пивом, схваченным с соседнего стола, в лицо Пита и бросился на него, пытаясь отобрать нож. Драка длилась минут пять. Неожиданный визг свистка, только что влетевшего в бар шерифа, на минуту остановил баталию.

— Что тут произошло? — Сказал шериф.

— Они убили человека и учиняют беспорядки в моём баре! — Пожаловался бармен.

— Всё ясно. Этих двоих под арест. — Сказал представитель закона, указывая на виновников своим «перстом закона». Тут же в бар забежали ещё трое полицейских и ударив дубинками их в живот, так что те согнулись, надели на них наручники.

— Я здесь вовсе не причём! Я никого не убивал! — Начал кричать им Скот.

— В этом я не сомневаюсь голубчик, — сказал ему с ухмылкой шериф, — Эта кровь на твоей рубашке ведь просто так появилась, верно?

Ночь в клетке местного отделения шерифа была долгой и тяжёлой. Два человека сидящие в этой клетке всю ночь переживали не лучшее для себя время. Они боялись за собственные жизни, но каждый старался не подавать вида, что боится другого. Хоть у Пита и отобрали оружие, но мускулистые, горильи руки всё ещё представляли опасность для Скота. А Пит в свою очередь опасался скорости и изворотливости Скота, и к тому же во время стычки тот так разукрасил его физиономию, что она всё ещё болела. Их разбудил резкий скрип давно не смазанных дверных петель, именно в тот момент, когда в дверном проёме перед ними появился шериф.

— Привет ребятки! Как вам ночка? Прекрасно выспались не правда ли? — Сказал шериф.

-У меня хорошие новости и плохие, — добавил он, — Итак хорошие: Главного прокурора не будет в городе ещё два месяца, этот чёртов сын застрял на юге и отказывается сюда ползти пока лёд не тронется. И по закону без него я не имею права повесить ни одного преступника, коими вы и являетесь. Но для вас есть и плохая новость: вас повесят в Уайтхорс. Это тихий городишка с приветливыми людишками, тамошний прокурор будет рад исполнить обязанности нашего и там вас ждёт удобная, свежая, сосновая виселица. Бегом в Бэтси ребятки, и без фокусов!

«Бэтси». Так называлась железная, вручную обшитая металлическими листами со всех сторон, повозка. На ней шериф со своими помощниками отвозил заключённых в Уайтхорс. Такое необычное название, повозка получила в честь предыдущей хозяйки, тяжёлая жизнь коей вынудила продать её на нужды государства. Сделанная полностью из железа, «Бэтси» являла собой неприступную, передвигающуюся исключительно лошадиной тягой, крепостью. Любой, кто заходил в неё, тут же пристёгивался к полу громоздкими наручниками, за цепочку, и лишался надежды выбраться до самой конечной остановки. В настоящий момент она везла Пита Гризли и Скотта Майклза по пути к неминуемому «суду линча». На козлах сидели два помощника шерифа и о чём-то весело беседовали. Каменистая дорога резко сменилась просёлочной, а однообразный и рыжий пейзаж полей — густым осенним лесом.

— Эй, парень, — Шёпотом сказал Пит Гризли, сидевшему напротив него Скоту, — Нам нужно выбираться. Это наш шанс.

— Не нам, а тебе. Меня оправдают, а вот тебя приговорят к повешению, — Сухо сказал Скот.

— Не-е-ет братец, — Протянул Пит, — Мы с тобой оба знаем, чем дело кончится. Они не будут разбираться: кто прав, кто виноват. Я видал таких людей. Напыщенные, расфуфыренные клоуны! Они при жизни никто. Так… Пшик. Но стоит хоть одному такому влезть в форму и примерить фуражку — всё!.. Он уже возомнил себя законом и отныне единственный смысл его жизни заключается в том, чтобы ловить и изничтожать каждого, на кого укажет стоящий только выше по чину. Таким дай волю, они бы перевешали весь Юкон! С чего ты взял, что они будут тебя отпускать?!

Скот молчал, в глубине души он сознавал всю правдивость слов Пита, но доверять ему он не стал бы даже под угрозой смерти. Безответность Скота говорила Питу, что его слова не убедили молодого человека. И тогда он попробовал сыграть на другом его пороке.

— А знаешь, — начал Пит, — Правильно. Нет, действительно правильно! Пусть вздёрнут строго Пита Гризли… Он заслужил это. Только кому достанется в наследство его золотоносный участок? Скажи мне!

Скот не шелохнулся, но глаза его загорелись странным блеском. Минуту в фургоне стояла тишина, только раз нарушенная фырканьем лошадей.

— Они заберут твой участок «старичок» , ты ведь преступник, не забывай. — Сказал Скот.

— Не пойман — не вор, парень. Если они, скажем, потеряют меня в пути, как они докажут мою виновность? — сказал Пит. — Слушай. Била нет, но я-то жив. Давай сбежим от них, и я возьму тебя в партнёры! Там столько золота, что твоим правнукам хватит! Что скажешь?

— Меня беспокоит один момент, — сказал Скотт, — Этот твой Бил… Он же был твоим партнёром. Я не горю желанием разделить его судьбу. Если бы ты его не убивал, то участок достался ему, а раз его нет, то тебе придётся надеяться на родственников.

— Хорошо, — начал Пит, — ты видишь во мне негодяя, но это не так. На самом деле я и мухи не обижу…

— А тот мишка, что пошёл тебе на жилет? — Перебил его Скот.

— Это была случайность. Я правда шёл за хворостом и наткнулся на чуть живого медведя, видимо его ранил охотник, и он несколько дней истекал кровью. Я добил это благородное животное. Просто решил похвастаться перед Биллом и всеми… На Юконе ненавидят новичков, если они не вселяют страх. А что до Била, так этот увалень просто под руку попался. И зачем он только вцепился в этот треклятый мешок… Я был пьян, ясно? Когда я выпиваю, я становлюсь не управляем, Бил стал моей второй жертвой, первой был мой брат, когда мы с ним поругались на рождество… — Дальше он решил не продолжать.

— Что же случилось?

— Не хочу об этом говорить.

— А как же тебе удалось избежать наказания?

— Это длинная и не интересная история, вот и всё.

Их резко трехнуло, это была большая дорожная кочка, на которую налетела «Бетси».

— Помоги мне парень, и я клянусь, что не сделаю тебе ничего плохого и возьму тебя в долю на участок!

Скот с минуту подумал. Перспектива обогатиться участком Пита его радовала. Но можно ли ему доверять, особенно после того, как он жестоко обошёлся со своим приятелем? Так или иначе он сам хотел быть повешенным не больше чем Пит Гризли. А пренебрежительное отношение шерифа, как ничто доказывало пренебрежительное отношение закона к справедливости.

— По рукам. — наконец ответил Скот.

— Вот и отлично, — обрадовался Пит, — вот что тебе нужно сделать: я привлеку внимание тех двоих на козлах, и когда один из них войдёт, ты повали его на пол и хватай ключи. Со вторым я разберусь.

Сказано — сделано, сразу за кивком Скота, означавшим согласие, последовало исполнение коварного замысла побега. Пит Гризли три раза с громким гулом ударил ногой по металлическому полу фургона. Это расходилось по помещению, как в консервной банке.

— Эй начальнички! — Заорал он, — Мне нужно отлить, немедленно!

— Обойдёшься свинья! — послышался снаружи пренебрежительный тембр помощника шерифа. — Вот доедем до Уайтхорса, там уж ты точно отольёшь. Ха-ха!

— Мне срочно надо выйти, иначе я всё вам тут уделаю!

Фургон съехал с дороги и остановился. Топот лошадей и металлический скрип колёс прекратились, и уже можно было отчётливо расслышать журчание и плеск воды, протекавшей вблизи реки. Было слышно, как оба «кучера» слезли с козел и приблизились к двери фургона. В замке повернулся ключ и дверь распахнулась, впуская яркий, рыжеватый свет в тёмное пространство камеры. Силуэт человека в форме, на минуту, закрыл собой источник света.

— Только без глупостей. — сказал человек. В руках он держал дубинку, а на поясе у него болталась связка из двух ключей. Он подошёл к Питу и только отстегнул его наручники от пола, как вдруг, Скот схватил его за ноги и как следует дёрнул. Ему ничего не оставалось, кроме как упасть на Пита, который тут же ухватил его в хватку из которой тот уже не вырвался. Скот забрал ключи. Раздался выстрел. В фургон вошёл второй помощник шерифа вооружённый револьвером. Прогремел ещё один выстрел, но как и предыдущий, он никого не задел. Резкий толчок потряс весь фургон. Человек с револьвером не устоял на ногах от такого удара и упал. Пит отобрал дубинку у своего пленника и оглушил им второго посетителя. Заключённые выбрались наружу и закрыли своих охранников внутри «Бетси».

Они находились в лесу. Золочённые листья окрашивали всё вокруг в ярко-рыжий цвет. Левее дороги разливалась речка, воды которой совсем размыли спуск к ней и образовали сплошной обрыв по её периметру. Уже начало холодать. Падающие с деревьев листья образовывали на полу сплошной, золотой ковёр, местами украшенный хаотичными узорами из красных и коричневых листьев. Было тихо. Лёгкий порыв ветра лишь изредка покачивал жёлтые кроны деревьев.

— Проклятье! — воскликнул Пит Гризли.

— В чём дело? — спросил его Скот.

— У этих недомерков было всего два патрона. — с разочарованием объявил Пит, показав Скоту опустевший барабан револьвера.

— Тогда от него мало пользы, если только ты не собираешься им орехи колоть. — сказал Скот, — Выбрось его.

— Нет, — резко ответил Пит, затем после недолгой паузы продолжил, но его зрачки при этом подозрительно сузились, — мы можем протянуть на нём какое-то время, когда доберёмся до города.

— Ну как знаешь. Давай отстегнём тех лошадей, думаю они довезут нас до Доусона.

Пит сделал шаг за фургон и ахнул. Лошадей на месте не было, а на том месте, где их обычно привязывали, болтались оборванные фрагменты ремней.

— Так вот, что это был за толчок, когда тот другой начал палить. Видимо лошадей напугал выстрел и они рванули с такой силой, что оборвали уздечки. — объявил Скот.

— Да неужели, — съязвил Пит, — и как нам теперь добраться до Доусона?

— Мог бы и не сбегать, те двое привезли бы нас в ближайший населённый пункт, ещё и вывели бы под ручку и встречали бы с аплодисментами, а теперь мы пёс знает где и за нами ещё и охотиться будут! — вспылил Скот.

Глаза Пита стали наливаться кровью, и Скот понял, что надо разрядить обстановку.

— Так… — начал Скот, — Так… Мы пойдём по дороге обратно. Как дойдём до развилки, повернём направо, там должна быть небольшая деревушка. На ночь осядем в ней. Я знаю эти места.

— Больше выхода нет, — сказал Пит, — идём вдоль дороги и придерживаемся леса, только держись ближе парень, если нападёт какой зверь, я с ним вмиг справлюсь.

Скот Майклз и Пит Гризли прошли уже три мили вдоль аллеи сухих деревьев. Пейзаж осеннего леса ничуть не изменился с момента, как они выбрались из металлической крепости-тюрьмы «Бетси». По прежнему землю покрывал шершавый слой ковра из опавших листьев, по прежнему ветер слабо покачивал кроны рыжих деревьев и по прежнему рядом с дорогой шумела речной поток. Можно было подумать, что весь мир состоит из одной лишь дороги в осеннем лесу, рядом с которой протекает река. Питу становилось скучно и он начал рассказывать свои приключения, для хвастовства приукрашивая их, почти до невозможности, яркими красками. Скотт давно слышал эти истории от других путников, они уже становились местным фольклором, и ему нетрудно было догадаться, что Пит врёт. Но Пит Гризли был невозмутим в своих нафантазированых рассказах, услышанных им подобно Скотту, и по этому он сам не замечал как глупо выглядит.

— Скажи Пит, а как всё-таки тебе удалось избежать наказания за брата? — Один раз спросил Скотт.

— Это дело в прошлом, парень, и всё тут. Незачем тебе это знать. Уж поверь мне. — Ответил ему Пит.

Неожиданно тишину осеннего леса нарушил звук, похожий на рык. Скотт остановился и жестом остановил Пита. Звук был похож на рычание, перемешанное с мычанием. Исходил он от кустов, неподалёку от дороги рядом с ними. Сама природа звука не столь заставляла насторожиться, как тот факт, что те самые кусты шевелились. «Там кто-то есть», подумал Скотт. Он присел на землю, Пит пригнулся следом за ним. Затем Скотт увидел между листьев кустарника фрагмент бурого меха. Именно в этот момент, бурая, медвежья голова высунулась из куста и начала тщательно втягивать носом воздух. Очевидное не оставляло ни малейшего шанса на сомнение: это был медведь! И не просто медведь, а грозный хищник всей Америки — Гризли.

— Тихо, без резких движений, — медленно прошептал Скотт Питу, — идём назад медленно и спокойно. Даже и не думай бежать, иначе он погонится за нами.

Никогда ещё в жизни Питу не приходилось так бояться: его зрачки превратились в едва заметные точки, согнутые колени затряслись, а всё его естество словно сжалось при виде могучего зверя. Ему казалось, что весь мир перестал дышать и ждал того же, чего ожидал и он. Ветер замер окончательно. Это был самый напряжённый момент в его жизни. Казалось: достаточно одного щелчка, одного шороха или всплеска, чтобы вывести его из себя. Момент не заставил себя долго ждать — неуклюжая стопа Пита сломала рассохшуюся ветку под ним. Медведь, услышав треск, тут же повернулся мордой к путникам. Скотт обернулся и взглянул на «партнёра». Лицо Пита преобразилось. Оно исказилось до неузнаваемости, как обычно бывает у младенцев перед тем, как они начинают плакать. Скотт увидел отражение самого настоящего отчаяния в его глазах. Весь страх человека перед зверем, множество тысячелетий накопленный и унаследованный последующими поколениями народов, для одного лишь Пита Гризли, будто застыл в его взгляде. В этот момент было бесполезно что-либо говорить ему: он всё равно сделает то, что говорила ему древняя сила страха. Пит побежал. Побежал издавая дикий вопль. Медведь не мог на это не среагировать и бросился за громоздким, вопящим созданием. Скоту тоже ничего не оставалось, кроме как кинуться бежать вместе с Питом от косматой, бурой туши. Бежал он ближе к реке, тем самым их с Питом направления немного отличались: если животное погонится за кем нибудь одним — у другого будут шансы на спасение. Совершенно не обращая внимания на Скотта, медведь продолжал преследовать Пита. Видимо вопли этого человека сильно его раздражали. Скотт не задумываясь схватил с земли увесистый булыжник и точным броском, обрушил его на медведя, тем самым отвлекая его от первоначальной цели. Могучий зверь повернулся к обидчику всем корпусом и, издав свирепый рык, кинулся к нему. Скотт бросился в реку, но проплыв десять футов, услышал позади себя громкий всплеск. Ничто не заставило его усомниться, что медведь бросился в воду за ним. Большинство медведей, по природе своей, превосходные пловцы, и даже американский гризли не составлял исключения своему семейству. Скотт плыл к другому берегу, с надеждой избавиться от преследователя. В этом ему помогало течение, но, не уступая в скорости индейскому каноэ, медведь уже настигал его на середине реки. Его нос уже втыкался в ноги Скотта. Скот незамедлительно, изо всех сил ударил своего преследователя стопой по носу, выигрывая, тем самым, необходимое время чтобы увеличить дистанцию между ними. Течение было быстрым. Стремительный, бурлящий поток относил Скота всё ближе к месту, где начинался резкий спуск водопада. Конечности Скотта, и без того уже онемевшие в ледяной воде, вконец ослабели от тщетных попыток выбраться на берег. И вот уже показались первые, покрытые пеной и зелёной тиной, валуны. За один такой и успел схватиться Скотт. Рядом с ним, неистово ревя, проплыл его преследователь, мокрая шкура которого блестела от оранжевых лучей солнца. Бешеный поток воды скрыл бурую тушу зверя в пенящейся пучине. Скотт потратил последние капли сил чтобы прижаться к скользкому валуну, только так медведь не смог его схватить. Он настолько обессилел, что не мог даже позвать на помощь. Постепенно силы стали его покидать. Ещё мгновение и он не сможет держаться за камень — своё единственное спасение от той невообразимой стихии, что только что забрала жизнь у могучего и сильного животного северной Америки. «Зачем я спас Пита Гризли?» спросил Скотт в пустоту. Он и сам не мог дать точного ответа на этот вопрос. Может по тому, что он был слишком отважным человеком, чтобы дать зверю растерзать верзилу с душой ребёнка? Но этот же ребёнок с лёгкостью убил своего лучшего друга на его же глазах. Быть может истинная причина заключается в другом… И даже сам Скотт Майклз не понимает, что за сила заставила его поднять тот камень и направила его бросок на зверя. Между тем непослушные руки Скотта отпустили валун и он, потеряв сознание и ведомый лишь потоком воды, рухнул в пучину высокогорной реки.

Стоит ли говорить, что никто в Доусоне больше не слышал о знаменитом «Пите Гризли — величайшего царя животных всей Америки»? Пожалуй в самом Доусоне так ничего и не изменилось: люди так же носились по слякотным дорогам городка, старатели так же трудились в поте лица на своих участках, а охотники продолжали приносить дичь. Словом: жизнь в городке и за его пределами продолжала кипеть. Даже несчастный случай, произошедший с Биллом Стручком в баре Доусона нисколько не повредил репутации этого заведения. Во всеобщей суете никто не обращал внимания на новоприбывшего старателя из Голландии, унаследовавшего участок Пита Гризли. Он назвался родственником Пита, и после подписей соответствующих бумаг, получил полное право на использование этого самого участка. Он представился как Джофри Нилсон. При первом же взгляде на этого человека бросался в глаза его исполинский размер, полностью соответствовавший рельефу его без вести пропавшего родственника. Он был очень даже похож на Пита Гризли, за исключением, разве что, только огненно-рыжих волос, усов, растопыренных во все стороны как пучок соломы и гардероба; а именно: невысокий чёрный котелок, миниатюрные маклерские очки, тёмный фетровый плащ, подобранные под плащ брюки, и ботинки, которые он не снимал даже в худшую погоду. Из дали но походил более на монополиста с вечно грязными ботинками, нежели на любого другого жителя Доусона.

Последнее же, что слышали о караване, перевозившем Пита Гризли и Скотта Майклза, так это то, что через пару дней после отправки заключённых из Доусона, двое охотников нашли на дороге между Уайтхорсом и Доусоном фургончик с запертыми там, полуживыми помощниками шерифа. Разумеется поиски беглецов продолжались довольно долго, но единственное, что удалось найти, так это растрёпанный жилет из медвежьей шкуры, который, по всей видимости, некогда принадлежал Питу Гризли. Затем на Юконе разразилась вспышка цинги, унёсшая жизни многих жителей городков и поселений, в том числе и шерифа города Доусон. Вскоре после этого события, беглецов признали «пропавшими без вести», или мёртвыми, о чём свидетельствовал разорванный медвежий жилет.

И вот, в одно прекрасное рождественское утро, в баре Доусона собралась большая компания золотоискателей. Веселье было повсюду. Восторженные возгласы пьяных кутил перебивали мелодичную музыку скрипки и рояля.

— «Выпивка за мой счёт!» — объявил, словно раскат грома, один из посетителей, и благодаря лишь этому событию, большая часть толпы кинулась к барной стойке с бурным ликованием. Создавалось впечатление будто сам воздух сотрясался от праздничного настроения всеобщего коллектива. Никто не заметил, как из толпы вышел таинственный человек неприметной наружности. Кожаный плащ с капюшоном скрывали его лицо от опьянённого весельем зрителя. Как только этот человек подошёл к стойке бара, ему тут же протянули стакан с выпивкой. Но он отказался. Он был здесь по другой причине. Его глаза пробегали по толпе, будто он что-то искал. Его внимание привлёк один из игральных столиков, за которым сейчас шла раздача карт между тремя игроками. Во главе стола сидел, в потёртом плаще, Джофри Нелсон и временами потягивал из бутыли с виски. Незнакомец подошёл к ним, в тот момент, когда двое других уже покидали стол с презрительным оскалом.

— Можно к вам присоединиться? — спросил незнакомец.

— Нет нет! — сказал Джофри. — С меня сегодня хватит.

— Неужели ты не желаешь сыграть со старым приятелем? Или у тебя кишка тонка?

Джофри с удивлением поднял глаза на незнакомца. А тот в свою очередь сел напротив него и спустил капюшон. В этот момент удивлению Джофри не было придела, ведь перед ним воплоти сидел сам Скотт Майклз.

— Хватит глазеть Пит, раздавай. — Сказал ему Скотт.

— Какой «Пит»? Я не знаю никакого Пита. — вымолвил Джофри.

— Прекращай весь этот маскарад. Рыжий парик, цилиндр, очёчки… Чёрт побери, Пит, ты смахиваешь на клоуна, — сказал с издёвкой Скотт, — Может тебе и удалось одурачить остальных, но не меня. Я тебя насквозь вижу.

— Но-о…

— Но! Как я выжил? Ха-ха! Провалиться мне на этом месте, если это не самая сумасшедшая история из тех, которые тебе приходилось слышать! — Объявил Скотт. — После того, как я спас твою никчёмную тушу, мне пришлось проплыть по этой треклятой реке до самого обрыва. А потом что ты думаешь? Я совершенно без сознания плюхнулся во весь этот водяной ад. Я умер, Пит. Или, в любом случае, мне так казалось. Не помню что произошло дальше, но очнулся я в шалаше у местного племени индейцев. Ты ведь знаешь, что они жили здесь задолго до нас? Задолго до открытия континента и даже задолго до крестовых походов! Это древний и мудрый народ, закалённый самой природой. Они помогли мне, а могли ведь и бросить. Всё из-за того, что тогда на реке за нами, от самого нашего с тобой побега, наблюдал их вождь. И именно он вытащил меня из воды и привёл в лагерь. Он сказал, что у меня сильная душа, раз я посмел тягаться с хозяином лесов. Потом они отпустили меня. Я попрощался с ними и отправился сюда, в Доусон, чтобы найти тебя. Мне не составило труда отыскать твой участок, но тебя уже объявили пропавшим без вести. Признаться я расстроился. Но когда его «получил в наследство» подозрительный голландец, похожий на клоуна, я всё понял: «Пит Гризли никуда не пропадал». И вот я здесь, чтобы вернуть должок.

-Какой ещё должок?! — Воскликнул Пит.

— Ты меня расстраиваешь Пит! Неужели ты забыл, как долго ты меня уговаривал на побег? Это же я тебе помог, помнишь? Проклятье, ты даже клялся, что возьмёшь меня в долю! А клятвы надо выполнять.

Скотт достал из внутреннего кармана куртки клочок бумаги и положив на стол сказал: — «Это твой шанс». Пит взглянул на него. Клочок бумаги являлся официальным партнёрским договором, который давал Скотту Майклзу, или как там написано: Джеку Андерсону, полное право на распоряжение участком Джефри Нилсона в качестве полноправного партнёра нынешнего владельца.

— С чего ты взял, что я подпишу это? — возразил Пит.

— А с того, что ты не в том положении, чтобы ставить условия. Помнишь нашего любезного шерифа? Его кажется скосила цинга. Так вот, за его место сейчас грызётся целая свора его помощничков, и я не сомневаюсь, что хоть один из них не устоит перед соблазном взять живого «Пита Гризли», так ловко их обдурачившего на пути к Уайтхорсу. Всего-то делов: отклеить тебе усы, снять парик и цилиндр — и ты уже снова мчишься на старушке «Бетси» в Уайтхорс на свидание с виселицей. Выбирай партнёр.

Пит похолодел от напряжения. Ему думалось, что он всё продумал, и маскарад казалось действовал безотказно, но судьба словно львица схватила его за горло и не отпускала пока тот не сделает выбор между позором и смертью. Мгновения длились вечностью и каждая капля пота с его лица отдавалась чётким ударом по столу. Его трясущаяся рука схватила предоставленное Скоттом перо и вычертила корявую подпись на договоре.

— Вот и правильно, партнёр! — хлопнул его по плечу Скотт. — Я знал, что ты поступишь как надо.

— А знаешь? — затем начал Скотт собирая договор себе в карман. — Я ведь понял почему я тебя спас. Ты подумал, что я весь такой добренький, не устаю перед соблазном «спасти чью-то жизнь»? Чушь собачья! Я тебя спас именно для этого самого момента. Понял? Именно тогда, когда я схватил тот проклятый камень, у меня и в мыслях не было тебя жалеть. Я просто хотел получить твой золотоносный участок! Ха-ха! Святая простота, ты даже и представить себе не можешь как долго я всё обдумывал и планировал! Ну, до встречи на участке Пит.

Затем он встал из-за стола и направился было к выходу, но остановился.

— И ещё одно Пит, — сказал он обернувшись, затем отобрал у него бутылку, — с выпивкой ты завязываешь.

0
06.02.2021
avataravatar
50

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть