Бумеранг

Прочитали 48

   Сопутствующие потери — эти слова вызывают отторжение у любого нормального человека, когда с их помощью пытаются оправдать чью-то некомпетентность. Десять лет назад кто-то принял судьбоносное решение и тем самым обрек на смерть семью Рика Нортона. Теперь месть стала смыслом его жизни: причиненное зло вернётся бумерангом к тем, кто достоин кары. А заслужило ее все человечество: так уж рассудил Рик Нортон.

   Возможно, в будущем Нортона сочтут сумасшедшим. Но какое может быть будущее у кучки человеческих особей, которым повезет остаться живыми в уготованном ему противостоянии? Не зря же Рик с особой тщательностью подбирал себе надежных соратников и единомышленников. Каждому из них, в том числе и мне, отведена своя роль в осуществлении безумного плана мести. Мы ничего не должны этому миру. Все, ради чего стоило жить, осталось в прошлом, и людям придется заплатить страшную цену.

   Начнется наше победное шествие по планете в этом маленьком городишке на берегу Атлантического океана. Рик специально купил трехэтажный особняк именно здесь, где в одном из отелей на побережье семья Нортона оказалась в числе заложников у террористов, потребовавших сравнительно небольшой выкуп за их освобождение. Несмотря на смехотворность суммы, местные вояки решили провести штурм, унесший жизни половины заложников. Как ни странно, но по местному ТВ прошли репортажи с опросами постояльцев отеля, которые одобряли отказ от переговоров с террористами и восхищались профессиональными действиями спецназа.

   Рик Нортон — гениальный нейробиолог, а также физик и химик. Ему удалось за десятилетия упорного труда выделить некую субстанцию, получившую название нортоний. Плод многолетних изысканий Рика был заключен в четыре герметичных стеклянных колбы, а специально разработанная установка бомбардировала нортоний электрическими разрядами. Спровоцированная цепная реакция создавала вокруг колбы силовое поле неизвестной природы. Его максимальная интенсивность проявлялась лишь в первый час после возникновения, а потом резко сходила на нет. Результатом избирательного воздействия поля на участки коры и белого вещества головного мозга теплокровных животных стало многократное повышение его активности. Однако же после непрерывного десятиминутного сеанса, мозг подопытных «закипал» и его клетки начинали отмирать в геометрической прогрессии, а ещё через пять минут наступала смерть. Радиус поражения нортониевого поля составлял целых пятьдесят метров, что существенно упростило планы Нортона.

   Когда люди начнут вымирать толпами по неизвестной причине, то это породит страх. Страх перед неизбежностью. Наша цель — сеять и заботливо культивировать ростки этого страха. Именно тогда и возникнет хаос, который в итоге приведет человечество к самоуничтожению.

   Нортон решил, что главными исполнителями его воли будут птицы. Достаточно крупные экземпляры пернатых смогут быстро и незаметно доставить в нужное место смертоносную колбу в виде шариковой ручки и тут же удалиться. Ворон — птица семейства врановых идеально подходила для выполнения предстоящих задач. К тому же, вороны прекрасно имитируют человеческую речь. Можно будет рассчитывать на речевое общение с птицами, подтянув их интеллект. Это было изначальной и благой целью открытия Нортона, но теперь он стал считать эффект побочным.

   Для проведения экспериментов активированные колбы поместили в емкость с обычной водой. Как оказалось, даже тонкий ее слой способен поглощать воздействие поля, что сопровождалось повышением температуры и силы межмолекулярной аттракции водяной оболочки вплоть до температуры кипения. Это позволило строго ограничить длительность воздействия девятью минутами.

   Опыты с первой партией из десяти воронов доказали правильность выбора Нортона. После полугода ежедневных сеансов птицы научились понимать и имитировать человеческую речь. А еще через год пять особей показали совершенно выдающиеся результаты: коэффициент интеллекта приблизился к среднему уровню обычного человека. Им предоставили отдельный вольер: они станут ударным отрядом Нортона, а оставшаяся пятерка будет на подхвате.

   Однако первая миссия окончилась провалом: ворон по кличке Ниро погиб, а вместе с ним была утрачена одна из четырех перезаряжаемых колб с нортонием. Об обстоятельствах, приведших к его гибели, мне доложила вторая пятерка птиц, которая сопровождала Ниро и издали наблюдала за ходом операции. Я заставил их вернуться и осмотреть окрестности в поисках колбы. Безрезультатно.

   — Алекс! Я начинаю сомневаться в твоих умственных способностях! — Рик был взбешен. — Ты должен был основательно продумать все мелкие детали!

   — Босс, место в вентиляционной шахте Ниро выбрал сам: мы с ним специально обговаривали, где заложить колбу. А время операции назначили вы. Конечно, откуда вам было знать, что в шахте каждый час включается мощный вентилятор, который перемолол кости Ниро? Да и вообще: сдался вам этот отель!

   — Именно он! Нынешние постояльцы ничем не отличаются от тех ублюдков, которые десять лет назад хором одобрили гибель моей семьи. И уже сегодня их мозги должны были превратиться в кашу!

   — Тогда зачем все усложнять? Неужели колбу не может пронести на территорию отеля кто-то из людей?

   — Металлодетекторы отреагируют на поле: мимо них с колбой не пройти, я проверял. Да и уходить из зоны поражения надо как можно быстрей. Птицы — оптимальный вариант. — Нортону удалось взять себя в руки. — Я отлично понимаю, Алекс, что ты тут ни при чем. Больше десяти лет накапливать нортоний…

   — Рик, — перебил я его, — еще три колбы осталось. При грамотном использовании нам их вполне хватит.

   — Ты прав. Я уже вызвал Айзека и Лайзу. А Майк без своих наушников не слышит ни черта! Заскочи за ним и Шварца предупреди, что он следующий. Сейчас обсудим все детали, а завтра повторим. Мы никогда не остановимся!

   Майк, Айзек и Лайза — это люди со сложной судьбой. Она избрала для каждого из них свой путь, приведший в объятия Рика Нортона, и он с легкостью обратил их в свою веру.

   Детство Майка не было безоблачным: отец частенько напивался до чертиков и поколачивал их с матерью. После одного из отцовских воспитательных воздествий Майк практически оглох на оба уха и не мог обходиться без слухового аппарата. Конец оказался печален для всех членов семьи и не только. Когда отец в очередной раз избил Майка с матерью на глазах у двоих собутыльников, тот вооружился топором и зарубил отца с приятелями. Затем, увидев причитающую на трупом отца мать, взмахнул топором еще раз.

   Адвокату, упиравшему то на самооборону, то на невменяемость подзащитного, не удалось развалить дело. После двадцатилетнего заключения в возрасте тридцати шести лет Майка встретил у тюремных ворот Рик Нортон.

   — А-а, Алекс! Давно стучишься? — Майк наконец-то соизволил открыть дверь и впустить меня в комнату.

   — Минут пять, не меньше!

   — Опять наушники разрядились! — Расстроенный Майк выдернул наушники из ушей, бросил на пол и со злостью растоптал ногами. — Купил целый ворох этого барахла в супермаркете на распродаже. Все одного цвета — оранжевого, и почти все полное дерьмо. Сейчас подыщу, какие получше.

   — Давай побыстрей! Нас Рик ждет, а я пока наших птичек навещу.

   Оба вольера располагались в соседнем здании для персонала. Вороны встретили меня настороженно.

   — Алекс, где Ниро? Почему он еще не вернулся? — задал мне вопрос Прето, один из воронов штурмовой пятерки.

   — Наш друг и товарищ погиб, попал в засаду, — соврал я и склонил голову в знак траура. — Но наш вождь и благодетель Нортон не привык отступать, и уже завтра мы отомстим людям за Ниро. Есть желающие?

   Из их каркающей кучки я, конечно же, выбрал того, на которого указал Нортон — Шварца. Дело в том, что Рик поделился с поумневшими птицами своими планами: воронов ожидает блестящее будущее в качестве доминирующего на планете вида. Нишу, в которой нынче уютно устроился человек, вскоре займут они. А именно их десятке выпала честь проложить новым поколениям птиц дорогу в светлое завтра. Надо ли говорить, что вороны с восторгом приняли предложение о сотрудничестве?

   — Как там наши подопечные, Алекс?

   Нортон восседал во главе огромного стола, по бокам пристроились Майк, Айзек и Лайза.

   — Фонтанируют энтузиазмом, босс, Шварц сам вызвался на задание. Кстати. — Я бросил на стол небольшой тканевый мешочек. — Здесь все, что принес в клюве каждый из олухов второй пятерки, но самой колбы и даже ее осколков не обнаружили. Они в недоумении, что Ниро не смог выбраться из шахты: не такая уж там сильная тяга. Я думаю, что кто-то помешал ему это сделать, закрыв решетку на задвижку.

   — Как это, помешал? — Нортон вытряхнул содержимое мешочка на стол. — Алекс, на что ты намекаешь?

   — У нас завелся гремлин, босс. Тот, из-за кого все наперекосяк.

   — Я даже догадываюсь, кто этот гремлин! — Айзек выудил из образовавшейся на столе кучки оранжевую силиконовую вставку для наушника и продемонстрировал ее нам. — Майк, ты ничего не хочешь нам поведать?

   — Это не я, — Майк растерянным взглядом обвел всех присутствующих. — Да и зачем мне это?

   — А вот ты нам сейчас и расскажешь, зачем! — зло бросил Нортон.

   Выскочившему из-за стола Майку не удалось далеко уйти: Лайза вонзила ему в спину свою знаменитую полую заколку с цианидом, с которой не расставалась последние годы.

   Много лет назад в машину, где находилась Лайза с мужем и двумя детьми, врезалась фура, за рулем которой находился пьяный водитель: выжить удалось только ей. Спустя некоторое время на трассе, где Лайза потеряла всех своих близких, стали находить трупы водителей-дальнобойщиков. Лайза подсаживалась в машину под различными предлогами и с помощью отравленной заколки для волос делала смертельный укол. Полиции так и не удалось найти убийцу: это сделал Рик Нортон.

   — Ну теперь, по крайней мере, все разъяснилось, — заявил он после того, как охрана вынесла из кабинета труп Майка. — Но место закладки мы теперь поменяем.

   — В парковой зоне отеля есть сарайчик с садовыми инструментами, — предложил я. — Он в отдалении, но радиуса действия хватит вполне.

   — Да будет так! — одобрил Нортон.

   Но неудачи продолжали преследовать нас! В сарае возник пожар, дым растревожил осиное гнездо под потолком, и обезумевшие осы атаковали только что прилетевшего Шварца. Пятерка воронов-наблюдателей обнаружила лишь его обгоревшие останки, колба с нортонием снова исчезла. Эту нерадостную новость я и сообщил Рику.

   — Я уже сыт по горло этим дерьмом! — побагровев, заорал Нортон. — Зови эту влюбленную парочку, будем разбираться!

   Теперь уже парочку. А ведь еще недавно Лайза спала попеременно с Майком и Айзеком.

   Я нашел Айзека на балконе второго этажа, где он курил свои сигареты Pink Elephant одну за другой. Судя по тому, что весь пол был усеян окурками, Айзек был уже в курсе всего.

   — Знаешь?

   — Конечно! — Айзек нервно затянулся и затушил очередную сигарету о стену. — Приключения продолжаются, эйзэ баса!

   — Рик рвет и мечет, представляю, что сейчас будет!

   Айзеку Нортон доверял больше других. Ведь именно он был в составе той группы спецназа, которая попыталась обезвредить террористов. После штурма Айзек подверг критике бездарные действия начальства, в результате чего остался не только без работы, но и без пенсии. Когда оскорбившийся Айзек ликвидировал почти всю верхушку своего бывшего руководства, об этом узнал Рик и тут же взял его под свое крыло.

   — Рассказывай, — коротко заявил мне Нортон, когда мы собрались у него в кабинете.

   Я высыпал из мешочка на стол то, что принесли с пепелища наблюдатели.

   — В общем так: сарай наверняка подожгли, а осы не могли покусать Шварца до смерти. Он залетел в окно и сразу запутался в декоративной фасадной сетке. Откуда она там взялась? Наверное опять проделки гремлина!

   — Айзек, это не твои ли? — Лайза брезгливо кончиками пальцев подобрала со стола отлетевший немного в сторону розовый сигаретный окурок и показала своему любовнику.

   — Вот сука! — Айзек схватил Лайзу за шею и начал душить, а затем обернулся к нам. — Я уверен, эта чокнутая была там, это она подкинула! И до сих пор ненавидит всех мужиков до единого!

   Эти слова были последними в его жизни: заколка Лайзы вонзилась ему в грудь. Айзек удивленно посмотрел на торчащую заколку, обмяк и рухнул на пол.

   — Незачет, любимый, — сыронизировала Лайза над неподвижным телом Айзека. — Я давно не курю и у меня нет зажигалки. Это ты подставил Майка: ведь он моложе и в постели гораздо лучше тебя.

   — Ты права, Лайза: Айзек просто избавился от своего соперника. Решено! — Нортон привстал со стула и торжественно объявил. — Осталось две колбы, а значит — завтра летят двое! Алекс, кто там остался, Блэк и Прето? Иди, обрадуй их.

   Прето негодовал и рвался в бой, чтобы поквитаться за погибших друзей, а Блэк, единственная самка среди воронов, отозвала меня в сторонку.

   — Алекс, — неожиданно спросила она, когда мы покинули вольер. — А ты сам-то веришь в эту чушь, которой ежедневно пичкаешь нас?

   — Ты о чем, Блэк?

   — О воронах, как о доминирующем виде, не считай меня глупой. Я прекрасно вижу, что Нортон ненавидит весь мир, всех населяющих его людишек. Но во мне нет ненависти к ним, почему я должна слепо исполнять задуманное Риком? Вороны его боготворят: ведь он сделал их умнее и нарисовал радужные перспективы. А вот я нет! Раньше моя жизнь была более полной и насыщенной событиями. Мне не нужны перемены и надоела эта огромная клетка! Как бы я хотела вернуть все назад!

   — Нет ничего проще: всего через три-четыре месяца без воздействия нортониевого поля твой мозг вернется к прежнему состоянию. Делай свой выбор, Блэк: или ты с Нортоном, или так и подохнешь тупой, безмозглой птицей.

   Результаты последней миссии оказались еще плачевней двух предыдущих. Блэк все-таки дезертировала: она уронила колбу в фонтан на территории отеля, а скрыться ей помог неожиданно начавшийся ливень. Когда потерявшая Блэк из виду группа наблюдателей вернулась в отель, то обнаружила тело Прето с воткнутой в спину заколкой Лайзы. Они же и передали мне заколку и прочую мелочевку с места гибели Прето. Все это я сложил в мешочек и направился в кабинет босса.

   По дороге я увидел впереди Лайзу, которая вышла с балкона, разгоняя рукой сигаретный дым. Неужто закурила? Немудрено: то два мужика, а то сразу ни одного. Я, недолго думая, шмыгнул в туалет: пусть выволочку от Рика Лайза получит первой. Там я напоследок оглядел себя в зеркало над умывальником и подставил разгоряченную голову под кран с холодной водой. Бр-р-р, сейчас мне достанется! Я повесил мешочек на шею и двинулся следом за Лайзой.

   — Босс, — с порога начал я, — все не так уж плохо, как может показаться на первый взгляд. Главное, что последняя колба с нортонием уцелела!

   — Не тяни! Что произошло? И почему ты весь мокрый?

   — Рик, выгляни наружу! Сразу поймёшь!

   После того, как Нортон открыл ставни, я в мельчайших подробностях передал рассказ наблюдателей о бегстве Блэк, неразбившейся колбе и неудачно закончившейся погоне.

   — Все это лишнее, Алекс! — прервал меня Нортон. — Я хочу знать, где уцелевшая колба и что случилось с Прето!

   Он стоял спиной к нам с Лайзой и с мрачным видом смотрел в распахнутое окно. За это время дождь почти прекратился.

   — Только сначала заблокирую дверь, босс. Чтобы никто не смог отсюда выйти.

   — Зачем? — спросила Лайза, беспокойно оглядевшись по сторонам.

   — Сейчас узнаешь!

   Я обесточил механизмы, открывающие входную дверь и оконные ставни, выдернув провода из распределительной коробки. Затем достал из висевшего на шее мешочка заколку Лайзы и осторожно передал ее Рику.

   — Прето мертв, его закололи вот этой вещицей. Лайза — умная женщина. Сдается мне, босс, что она намеренно оставила заколку, чтобы отвести от себя подозрения.

   — Я тоже так думаю, Алекс. Ну, что ты на это скажешь? — Изменившийся в лице Нортон предъявил женщине ее смертоносное орудие. — Айзек был прав: ты просто закоренелая мужененавистница. А теперь отвечай, куда ты дела остальные колбы с нортонием?

   — Но заколка осталась в теле Айзека, — Лайза не собиралась сдаваться. — Ее мог забрать кто угодно! Да та же Блэк: холодильник с трупами Майка и Айзека рядом с их вольером. Ее ведь так и не нашли.

   — Рик, а вдруг они заодно? Ведь Блэк сбежала и отвлекла внимание второй группы на себя. У меня большое желание заглянуть в ее сумочку, вдруг колбы там!

   — Да нет проблем! Нате, смотрите! — Лайза резким движением сорвала с плеча сумку и вывалила ее содержимое на стол. Круглая зажигалка темно-синего цвета медленно покатилась по столу в сторону Нортона.

   — Босс, а она солгала, что не курит. Получается, Лайза — наш гремлин.

   — Теперь все ясно, как же я раньше не догадался! Лайза, мне до смерти надоело твое вранье! — Разъяренный Нортон вскочил со стула, быстрыми шагами подошел к Лайзе и приставил заколку к ее горлу. — Где колбы, говори!

   — Я не знаю! — Лайза неудачно попыталась схватить Рика за руки, но тот опередил ее, вонзив заколку женщине в шею.

   — Причиненное зло вернется бумерангом, так ведь, босс? Лайза своей смертью подтвердила закон бумеранга.

   — Наверное, так. Заколка с ядом — это же ее адское изобретение.

   — Для меня оно стало главным из всех, что впитали мои мозги за многие и многие часы сеансов воздействия.

   — Вот видишь! Значит, все было не зря! Да хватит об этом! В каком состоянии колба, стекло не потрескалось?

   — Колба невредима, но тебя вряд ли это обрадует, скорее — наоборот.

   Я заметил, что в уголках глаз Нортона появились капельки крови, которые тонкими струйками потекли по побледневшим щекам.

   — Алекс, я тебя не понимаю! — Рик провёл ладонью по щеке и, увидев на ней кровь, с ужасом посмотрел на меня.

   — Значит, ты не так умен. Но ничего, сейчас мы это поправим. Если, конечно, твои мозги раньше не сварятся. Ведь все четыре колбы здесь, и две из них ещё активны. — Я показал Нортону мешочек, висевший на груди. — Эти пять недоумков нашли их в фонтане и принесли мне вместе с заколкой Лайзы, на что я и рассчитывал.

   — Мерзавец! Ты специально тянул время своим рассказом! И всякий раз подбрасывал улики, чтобы стравить нас между собой! Ты, как проклятый гремлин, все время вставлял нам палки в колеса! Но почему поле на тебя не действует? — Нортон без сил рухнул на стул, нажал кнопку вызова охраны, а потом с досадой хлопнул окровавленной ладонью себя по лбу. — Ну конечно же! Вода!

   — О-о, умнеешь на глазах, Рик! Но ты все равно уже не жилец, а охрана не сможет открыть дверь: я же повредил проводку. Опыт у меня имеется: именно я устроил короткое замыкание, от которого загорелся сарай.

   — Тогда и тебе не уйти отсюда!

   — Ошибаешься. Дверь мне не нужна, а окно ты только что открыл.

   — Но почему, Алекс? Я ведь сразу разглядел в тебе потенциал и выделил из всех остальных, ты даже стал моим помощником. А что получил взамен? Предательство! После всего того, что я для тебя сделал!

   — А я об этом не просил. И Блэк тоже: я посоветовал ей удрать подальше от твоих благодеяний. Жалко только Прето, Шварца и Ниро: не хотелось их убивать. Но это — сопутствующие потери, Рик. Они слишком загорелись идеей своего доминирования.

   — Так это и было нашей общей целью!

   — Не морочь мне голову: мы оба прекрасно понимаем, что без людей этот мир обречён. А сейчас в нем каждый на своем месте.

   Подоспевшая охрана предприняла попытки взломать дверь. Ещё несколько ударов, и она слетит с петель, мне следует поторопиться!

   Между тем, вода, которой я смочил голову, нагрелась под воздействием поля. Стало припекать не на шутку, надо срочно разбить колбы! Я сел на подоконник и вытряхнул содержимое мешочка в окно. Снизу послышался звон разбитого стекла и четыре характерных хлопка один за другим: детище Рика Нортона вырвалось на свободу.

   — Нет! Нет! — Нортон попытался встать и помешать мне, но ноги его уже не слушались.

   — Твои надежды испарились вместе с нортонием из разбитых стекляшек, план изощрённой мести человечеству провалился. А задуманное тобой зло вернулось бумерангом! Надеюсь, что в плане добра этот закон тоже работает. В отличие от тебя, я ещё поживу.

   — Глупая, неблагодарная тварь! — прохрипел Нортон, кровь хлынула из носа, ушей и глаз, унося с собой остатки еще теплящейся в его теле жизни.

   — Глупец не смог бы сорвать твои планы. Благодарить мне тебя, собственно, не за что. Напротив, я хочу побыстрее вернуться к прежней жизни. Прощай, Рик, и сдохни.

   Когда охране наконец-то удалось вышибить дверь, Нортон был уже мертв.

   Я шагнул в пустоту открытого окна, камнем полетел вниз и только у самой земли расправил крылья. Мне понравился этот городок, а неподалеку меня ожидает Блэк. Лечу к ней, здесь мы и совьем свое гнездо.

23.10.2021
Афанасий Рогин


Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть