Глава 9 Земля

Прочитали 129

На Земле мне были рады. Ксения Александровна вела себя так, будто действительно за меня беспокоилась.
  — Ох, Олеся, ты наконец-то прилетела, это такое счастье! Ты задержалась на целый месяц, что случилось? Ты в порядке? Звездолёт, кажется, не повреждён, а ты?
  — Я в порядке, Ксения Александровна. Но сейчас у меня нет ни сил, ни желания обсуждать всё, что произошло. Лучше просто прочтите отчёт.
  — О, это замечательно, что ты составила отчёт, и я прочту его обязательно. Только позже. А пока скажи, ты ведь была на Эульере, как планировалось?
  Я кивнула.
  — Вот и отлично! Что ты успела про неё узнать? Вышла на контакт с её жителями?
  — К сожалению, планета Эульера, на которую вы меня отправили, необитаема.
  — Необитаема? Мне так жаль. Твоё первое путешествие и сразу такая неудача.
  — Нет, что вы. Всё отлично. Эульера очень красивая планета. И звезда там такая яркая, а ночи очень короткие и тёплые.
  — Жаль, Олеся, что ты так и не встретила инопланетян, — вмешалась в разговор Катя. Моя коллега, которая видела разумных собак. — Кстати, пока тебя не было, я изучила документы, которые мне дали на Варионе. Та планета, на которой я была, помнишь? С собаками. Ты не представляешь, какие они необыкновенные. Они обгоняют нас в развитии на сотни лет. Их первые космические аппараты, похожие на наши современные звездолёты, появились на их планете ещё полтора века назад!
  Катя продолжала что-то говорить своим высоким голоском, а я задумалась. Почему людям так нравится, что кто-то опережает их в развитии? Что где-то далеко в космосе живут существа (причём обязательно не похожие на людей), которые знают в тысячу раз больше них. Люди перестали гордиться тем, чего они добились своим трудом или радоваться тому, что им дано от природы. Теперь вместо того, чтобы что-то изобретать, чего-то добиваться, люди ждут, что придут инопланетяне и просветят их. И при этом они забывают, сколько всего прекрасного есть у людей, но нет у инопланетян. У этих разумных собак, например, нет, и не может быть скрипки, вальса, массажного кресла, вилок, шоколада и большого пальца.
  — Олеся, Олеся! Ты меня вообще слушаешь?
  — Катя, пожалей бедную Олесю, она только вернулась из не самого удачного космического путешествия. И первое, что она слышит на Земле — это твой рассказ о супер-инопланетянах. Эй, Олеся, милая, иди-ка домой. Тебе явно не помешает отдохнуть, расслабиться и поесть нормальную еду, не из тюбиков.
  — Кстати, об этом. В моём звездолёте лежит коробочка с инопланетным салатом. Вы не могли бы отдать её нашим биологам для исследования? Пусть скажут, можно ли это есть.

  Месяц спустя.
Прошёл уже целый месяц с тех пор, как я вернулась на Землю. И это был худший месяц в моей жизни. Вообще-то, ничего плохого не происходило. Всё было как всегда, даже чуть-чуть лучше. Мой отчёт Ксении Александровне понравился, правда, она сказала, что нужно было написать его в более деловом стиле. Еда, приготовленная тётей Лестой, оказалась не только съедобной, но и очень вкусной. В экспедиции меня пока больше не пускали, по правилам в космическое путешествие можно отправиться только через полгода после окончания предыдущего. Но и это было совсем не плохо, ведь работа на Земле мне всегда нравилась. Раньше такая жизнь казалась мне прекрасной. Но теперь передо мной как будто открыли завесу, сказали: «Вот какой может быть жизнь», — и тут же закрыли её. Тётя Леста правильно сказала: всё, что было на кочующей планете, это лишь миг. К сожалению, невозвратимый. После того, как я узнала, какими бывают люди, как они умеют любить, я поняла, что моя жизнь пуста. Она всегда была пуста, но теперь я это заметила. И мне стало очень одиноко.
Обо всём этом я думала, возвращаясь с работы. Будто почувствовав моё одиночество, за мной увязалась собака. Чёрная, лохматая дворняга. Я сначала попыталась отогнать её, а потом решила, что дойду с ней до дома.
  — Только учти, домой я тебя не возьму, — сказала я собаке.
  А она вдруг ухватила зубами край моих брюк и побежала в сторону.
  — Эй, куда ты меня тащишь? Отпусти брюки, они новые!
  Боясь порвать брюки, я пошла за собакой. А она завела меня в какое-то безлюдное место и отпустила. Немного постояв передо мной, собака вдруг исчезла, а на её месте появился Анар.
  — Анар! Что ты здесь делаешь? Как ты?..
  Я бросилась ему на шею, но он мягко высвободился из моих объятий и сказал:
  — Олеся, у меня плохие новости.
  — Что случилось?
  — Я… Наша планета… Она сейчас здесь совсем рядом. И власти хотят вас атаковать.
  — Что? Нет, не может быть.
  — К сожалению, может. На Землю уже посланы разведчики, чтобы узнать больше о ваших силах. Я прилетел вместе с ними. Конечно, я ведь тоже… — Анар махнул рукой в сторону своей титульной ленты. — Я не смогу переубедить их, они всё равно нападут. Но я могу хотя бы предупредить некоторых землян. Вот, тебя предупредил.
  — А как ты меня нашёл?
  — Сначала я нашёл твой звездолёт. Дядя Карпет скопировал технологию твоего компьютера, помнишь? С помощью этой копии я смог найти оригинал. А дальше я проследил за тобой от твоей работы.
  — Спасибо, что отыскал меня.
  — Я не мог поступить иначе.
  — Я знаю. Но мы не сможем предупредить всех жителей Земли. Ты уверен, что не получится убедить ваши власти не начинать войну?
  — Уверен. Таких людей, как мои дядя и тётя, единицы. А может, меньше. Я пробовал говорить об этом с родителями, думал, что они-то ко мне прислушаются. Конечно, я не рассказал им о тебе, но сказал, что не намерен вести войну.
  — И что они ответили?
  — Что у них больше нет сына, — с трудом выговорил Анар.

Я встала как вкопанная.

— Как это «нет сына»? Они отказались от тебя? Лишь потому, что ты с ними не согласен?

— Не поэтому. Если бы я сказал им, что мне не нравятся книги, которые они читают, или люди, с которыми они дружат, всё было бы нормально. Но я отказался воевать. А это автоматически делает меня предателем.

Я хотела было что-то ответить, но Анар вдруг закричал:

— Ну и пусть. Пусть! Раз у моих родителей больше нет сына, значит, меня больше ничего не держит на родной планете. Разве что дядя и тётя… Но их нельзя назвать полноценными жителями планеты. Многие считают их глупцами. Кто-то даже сумасшедшими. Так что… Зачем мне хранить последнюю связь с Родиной?

Анар несколько секунд просто стоял и молча смотрел в одну точку. А потом вдруг ударил себя по плечу. Точнее, по маленькому чёрному диску, прикреплённому к титульной ленте. Лента резко втянулась в него, словно рулетка. Анар бросил диск на землю и раздавил его носком ботинка. Раздался тихий жалобный хруст.

Анар тяжело вздохнул. Видно было, что он не хотел этого делать. Но чувствовал какую-то необходимость избавиться от ленты. Ведь она была ложью. Постоянным напоминанием о том, что Анар – разведчик. Он должен был быть разведчиком, но не был им. Он нарушил все законы, все клятвы и обещания, все ожидания окружающих, когда заговорил со мной. Когда не стал стрелять.

Он знал, что поступил тогда правильно. Но эта ложь давила на него, оттягивала его плечо, жгла грудь. Он носил её только потому, что она была последней связью его с его миром. Но вот, этот мир от него отказался. И больше не нужно было лгать. В порыве злости и отчаяния Анар порвал связь.

— Только не это, — сказал вдруг он.

— Что такое?

— За нами следят.

Не успел он это произнести, как перед нами появился человек. Очевидно, до этого он притворялся каким-то мелким насекомым. Это был невысокий, но крепкий юноша, сверстник Анара. На его поясе висело инопланетное оружие, а на груди — титульная лента с уже знакомой мне надписью. Разведчик.

— РэКлод. Что ты здесь делаешь?

— Здравствуй, Анар. Прости, я больше не могу называть тебя РэАнаром. Но в этом ты сам виноват. Что я здесь делаю? Что ж, я, как ты верно подметил, слежу за тобой.

— Почему же?

— Почему? Да потому что ты вёл себя подозрительно. И теперь я вижу, что подозрения были небезосновательны. Тебе было велено выяснять информацию, о жителях планеты, а не предупреждать их.

— А тебе было  велено следить за землянами, а не за мной, но тебя же это не остановило.

— Я работаю в интересах нашей планеты. Не могу сказать того же о тебе. Ты предал нас! Раскрыл наши планы врагу. Но это ещё ничего, я ещё мог бы это понять. Но ты снял ленту. И тебе было этого мало, ты её ещё и раздавил. Титульная лента, это ведь не украшение. Это честь. Знак достоинства, который явно достался тебе по ошибке. Это символ нашей планеты. И отказываясь от него, ты отказываешься от Родины!

Анар ничего не ответил. Он лишь поднял на Клода упрямый холодный взгляд, в котором читалось: «Я это знаю. Поэтому я и поступил так».  Клод нервно поёжился под этим взглядом и сказал:

— Ты будешь арестован и доставлен обратно на планету. ПаМилон будет судить тебя.

Анар в ответ пожал плечами. Мол, уже не важно. Клод перевёл взгляд на меня.

— Тебя, землянка, опасно оставлять в живых. Ты знаешь наши планы.

Он вытащил свой пистолет и направил на меня.

— Нет! – крикнул Анар.

Одним движением он выбил пистолет. Клод хотел его поднять, но Анар его опередил. Он направил оружие на Клода, а тот исчез. Точнее, превратился в какого-то жука. Анар последовал его примеру. Завязалась странная, нелепая борьба. Соперники превращались в разных животных, убегали и догоняли, бросались в атаку. Они рвали, царапали, кусали и клевали. Взлетали и падали, рычали и кричали. Мне хотелось как-то помочь Анару, но я не могла даже уследить за дракой. Я теряла Анара из виду и не знала, проигрывает он или побеждает. Мне было страшно. Я очень боялась за него. Несколько раз я пыталась как-то отвлечь Клода. Чтоб он бросился на меня, хотя бы на секунду забыв об Анаре. Но ничего не получалась. Клод был солдатом, и его главной целью был Анар. А я никуда не денусь. Я не убегала, потому что боялась оставить Анара. Но даже если бы я попыталась сбежать, я бы не ушла далеко. Клоду достаточно превратиться в гепарда или в того же киора, чтобы сразу меня догнать.

Вдруг Клод превратился в человека. В его руке блеснул какой-то золотистый шнурок. Анар в образе саблезубого волка постарался отбежать в сторону, но не успел. Клод едва коснулся шнурком передних лап Анара, и шнур тут же обвил их. Анар превратился в человека. Но как-то неправильно, как будто его вырвали из тела волка. Я догадалась, что произошло. Тот шнурок – это наручники, которые не только связывают руки, но и блокируют возможность превращаться в животных. Анар ещё пытался сражаться, но теперь на стороне Клода явно было преимущество. Сильным ударом он повалил Анара на землю и медленно пошёл в мою сторону. Я не смотрела на него, а он вновь поднял пистолет, который валялся где-то у ног Анара, и направил на меня.

Подлый страх обхватил меня. Легко бояться за себя или за другого. А вот как бояться сразу за двоих? Я смотрела на Анара и понимала, что смотрю на него в последний раз. Нас обоих ждала отнюдь не приятная судьба. Анара будут судить на кочующей планете. И что же решит ПаМилон? Что Анар предатель Родины. А раз так, то его стоит посадить в тюрьму. Или даже казнить. От одной мысли об этом я подавилась комком в горле. Нет, это не Анар предал Родину. Это Родина предала его. Он не хотел отказываться от титульной ленты, ему пришлось. Его не хотели слушать и просто вышвырнули. Поэтому он и отказался от Родины.

Я посмотрела в его золотистые глаза. В них было мальчишечье упрямство. Но страха не было. Во всяком случае, своего страха. Зато был мой, многократно отражённый где-то в хрусталике глаза. Анар боялся за меня. И видеть это было ужасно больно.

— Что вам скажет ПаМилон, когда узнает, что вы убили меня? – спросила я у Клода.

— Ничего. На войне всегда убивают.

— Война ещё не началась. Вы разведчик и должны вести себя тихо. На вашей планете есть военные законы, я уверена. Разрешают ли они разведчикам начинать войну раньше времени?

Несколько секунд Клод молча стоял, видимо, думая над тем, что я сказала. А потом опустил пистолет и произнёс с улыбкой:

— Что ж, согласно военным законам, я должен доставить тебя на нашу планету. Ты пленница. И обращаться с тобой я буду как с пленницей.

Я не поняла, о чём он говорит, а вот Анар, видимо, понял. Он попытался схватить Клода, не дать ему приблизиться ко мне, но не успел. Клод достал откуда-то маленький ножик, схватил меня за мочку уха и надрезал её. Оставил шрам чуть выше серёжки. Я вскрикнула, а Клод сказал:

— Такую отметину мы оставляем у всех инопланетных пленных.

Я прикусила губу, чтобы не закричать снова, Анар попытался ударить Клода.

— Ну-ну, СиАнар, спокойно. Я ведь не убил её.

— Что значит приставка Си? – спросила я.

— Подсудимый, — ответил мне Анар.

11.11.2021
Аврора Санина

Я не писательница, но иногда пишу для себя. Вот решила поделиться своим творчеством.
Внешняя ссылка на социальную сеть


Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть