Глава 11 Космос на двоих

Прочитали 72

Мы прибыли на место назначения. Двери открылись, и беспилотник автоматически отключился. Тишина, возникшая после выключения двигателя, напугала меня. Она означала, что пути обратно больше нет, что мост за нами сожжён, и мы навсегда останемся на этой планете. А на какой, собственно, планете? Мы с Анаром молча выбрались из корабля и ахнули. Место было очень красивым. Была ночь, и в свете звёзд голубая каменная поверхность выглядела волшебно. Она вся была покрыта трещинами, словно мартовский лёд. Но удивительнее всего были кристаллы. В разных местах из камней и трещин «прорастали» прозрачные сталагмиты. Они были похожи на стеклянные осколки. Некоторые из них были голубыми, другие фиолетовыми. Ночное небо и звёзды отражались в них. Я не удержалась и провела по одному из них рукой. Его поверхность была холодной и гладкой, а верхушка заострённой, как наконечник копья.

— Они волшебны, — прошептал Анар.

Я молча кивнула. Нам обоим не хотелось нарушить тишину планеты. Теперь она казалась мне не страшной, а завораживающей.

Я села на камни, и, вопреки моим ожиданиям, они оказались тёплыми. Потом откуда-то подул ветерок. Он сталкивался с кристаллами, отражался от них, и они тихо звенели. Это был звон, который невозможно было услышать где-то ещё. Только здесь. Только рядом с кристаллами. Но ещё удивительнее были запахи, которые принёс ветер. Некоторые сладкие, а другие холодные. Я до этого никогда не думала, что запахи могут быть холодными. Но запахи этой планеты впитали в себя всю её атмосферу. Бесконечную пустоту трещин, холод кристаллов, приятный голубой цвет камней. И далёкий неизведанный космос.

— Знаешь, — сказала я Анару, — мне отсюда кажется, что мы одни. То есть, я понимаю, что так и есть. Я имею в виду, совсем одни. Будто там, в небе нет ни Земли, ни твоей кочующей планеты. Только космос. Один, для нас двоих.

— Да, я тоже это чувствую. Будто это не тюрьма, а подарок. Как будто нам дали целую вселенную.

Я мечтательно посмотрела в небо, но вдруг испугалась:

— Представляешь, пока мы тут радуемся одиночеству, люди двух планет сжигают друг друга.

— Нет, пока нет. Думаю, война ещё не началась.

— Это хорошо. Хорошо, когда в запасе есть время. Даже, если мы не можем его использовать. Даже если его совсем мало.

— Да. У нас вот мало времени, но оно есть. И это прекрасно.

— Главное, сколько бы ни было времени, проводить его правильно. С близкими людьми. Раньше у меня не было близких людей. Даже просто друзей не было. А я этого даже не замечала. Жизнь была абсолютно пустой, бессмысленной. А потом я побывала на кочующей планете. И встретила тебя, Лесту, Карпета. Будто кто-то на секунду приоткрыл занавес, чтобы я посмотрела, какой должна быть жизнь. Я увидела это и поняла, что я не смогу по-настоящему вернуться на Землю. Мои мысли, мои чувства, моя душа – всё это осталось на твоей планете. Это так странно, ведь именно её жители хотели убить меня! Им это даже удалось. Вот я, стою перед лицом неминуемой смерти, и… мне здесь нравится.

— Да. У нас с тобой очень красивая смерть.

Я усмехнулась и продолжила:

— Тот месяц после нашей разлуки был ужасен. Я, наконец, поняла, как глупо и бессмысленно всё, что я делала каждый день. Дом, работа, ничего не значащие диалоги с коллегами. Да я даже лица их сейчас не вспомню! Потому что это были ненастоящие люди. Точнее, настоящие, но не для меня. Для кого-то другого. Для кого-то, кто ждёт их дома. Кто любит их. С кем они могут поговорить, о чём-то действительно важном. А ещё лучше, ни о чём вовсе. Просто поговорить. Мои настоящие люди – это вы. Ты, тётя Леста и дядя Карпет. Ещё родители. Но они остались где-то в детстве. Я уже очень давно с ними не общалась.

—  Но, Олеся. С вашей точки зрения мы ведь даже не совсем люди.

— О, Анар. В тебе гораздо больше человеческого, чем в любом из моих земных знакомых. Как хорошо, что здесь никого из них нет. Что здесь только ты. От моей жизни остался лишь маленький кусочек. Но он будет лучше, чем всё моё прошлое. Он станет ярким мгновением.

***

Мы решили не открывать пока наши запасы еды. Начинался рассвет. Солнце здесь было почти белым, его свет проходил сквозь кристаллы, и они словно светились. Планеты выглядела очень красиво, и мы решили прогуляться. Пейзаж был не слишком разнообразным, но он совсем не надоедал.

— Знаешь, Анар, — говорила я, глядя на серебристо-белое небо, — ты столько всего для меня сделал. Столько раз меня спас, а я… Я ничего.

— Как это ничего? Ты изменила меня!

— И к чему тебя это привело? Ты обречён на смерть. Из-за меня. Вместе со мной.

— Я не стал убийцей благодаря тебе.

— Ты бы и так не стал. Ты хороший человек.

— И это твоя заслуга. Ты увидела в моей душе что-то хорошее раньше, чем оно там появилось. Ты же помнишь нашу первую встречу? Ты не боялась меня, хотя я направил на тебя пистолет. Потому что ты знала, что я не выстрелю. А я ещё не знал. Так что спасибо. Ты, может быть, не спасала мою жизнь, но ты точно изменила её к лучшему. И спасла тех людей, которых я мог бы убить. Которых я убил бы.

— Ты замечательный человек, Анар. И я тут не причём.

— Тихо! – сказал вдруг Анар.

Я не сразу поняла, что происходит, но решила на всякий случай замолчать и не шевелиться. Так мы стояли несколько секунд, а потом Анар лёг на землю и прислушался. Тут уж и я догадалась, что его встревожило. Топот. Приближающийся топот зверя. И, каким бы сильным ни было моё любопытство, знакомиться с ним я не хотела. Анар, видимо, тоже, поэтому он крикнул: «Садись!» — и превратился в киора. Я забралась ему на спину, и мы побежали.

Вскоре, я увидела того, от кого мы убегали. Это был чёрный зверь, напоминающий земную пантеру. Мне было очень страшно. Было очевидно, что зверь бежит за нами и, притом, приближается. Но даже сквозь этот страх я чувствовала особенное ощущение спокойствия, которое охватывало меня всякий раз, когда я садилась на киора.  

Топот усиливался. Расстояние между нами и «пантерой» сокращалось. «Разве этот зверь может быть быстрее киора?» — пронеслось у меня в голове. И тут же пришло осознание. Простой ответ на этот вопрос. «Пантера» не быстрее киора. Но я задерживаю Анара как лишний груз. Я мешок с песком, который нужно сбросить. В детстве, читая книжки, я много раз представляла себе, что мне придётся сделать что-то подобное. В этих фантазиях я всегда была либо героем, отважно бросающимся на смерть, либо трусихой, которую охватила паника. Но сейчас во мне не было ни паники, ни героизма. Только понимание того,  что я должна сделать. Чёткое, как инструкция перед экспедицией. Я наклонилась к уху Анара, шепнула: «Беги!» — и спрыгнула. Меня оттолкнуло в сторону, я несколько раз ударилась об землю. Ощущение спокойствия, тишины и защиты, которое дарил мне киор, тут же исчезло. Из-за резкого торможения у меня заложило уши. От брюк оторвался кусок ткани, ногу сильно саднило. В глазах потемнело от удара.

Не прошло и двух секунд, а рядом со мной уже оказалась «пантера». Она наклонилась ко мне. Я почувствовала неприятное тепло и вонь из её пасти. Вдруг передо мной мелькнуло что-то белое, быстрое. Оно сбило «пантеру» с ног. Сначала я подумала, что это была молния, но потом смогла рассмотреть саблезубого волка. «Анар. Ох, почему ты не мог просто убежать?»

Я с трудом приподнялась и увидела, что между Анаром и зверем завязалась борьба. Они сцепились и превратились в один неразделимый клубок, напоминающий символ инь янь. Только иногда мелькали чёрные глаза волка и жёлтые глаза «пантеры». Эта борьба пугала меня. Она выглядела гораздо страшнее, чем драка Анара и Клода. Ведь тогда в основе всего лежали человеческие чувства, эмоции. А «пантерой» руководил лишь животный инстинкт.  

Я, наконец, встала на ноги, и как раз в этот момент, зверь повалил Анара на спину и упёрся лапами ему в грудь. Анару удавалось сдерживать его, но я знала, что долго это не продлится. Я запаниковала, всё больше осознавая свою беспомощность. «Что я могу сделать, Анар? Как тебе помочь?» Я огляделась в поисках чего-нибудь, похожего на оружие, и мой взгляд остановился на кристаллах. Схватившись за один из них, я рванула его на себя. Он отломился с тихим хрустом. Я подбежала к зверю и с силой ударила его сверху вниз острым кристаллом, словно копьём. Из-под чёрной шерсти брызнула кровь. «Пантера» заскулила,  и Анар сбросил её с себя.

 

***

— Как думаешь, я убила этого зверя? – спросила я, когда мы вернулись к звездолёту.

—  Вряд ли. Кристалл, всё-таки не настолько острый. Скорее всего, ты задела только кожу. Но этого хватило, чтобы спасти мне жизнь. Спасибо.

— Ну, теперь мы квиты, — усмехнулась я. – Кстати, почему ты не мог превратиться в какого-нибудь жука?

— Я бы оказался прямо под лапой зверя. И он бы меня просто раздавил.

— А, ясно. Да, пожалуй, хорошо, что ты так не сделал. А знаешь, что я сейчас подумала?

— Что?

— После такого подвига мы точно заслужили немного поесть.

— Да! Я только теперь понял, как я проголодался.

Я улыбнулась и побежала внутрь звездолёта. Нажав на небольшую кнопку под панелью, я открыла «бардачок». Там лежала чёрная коробочка-переводчик и куча одинаковых тюбиков с едой. Я взяла пару таких и хотела уже закрыть «бардачок», но что-то привлекло мой взгляд. Под грудой тюбиков что-то блестело. Я сунула туда руку и достала небольшое овальное устройство с одной-единственной кнопкой. Вместе с ним на пол звездолёта выпало что-то ещё. Но я даже не обратила на это внимание.

— Анар! Анар! – крикнула я в открытую дверь звездолёта, — иди быстрее сюда. Ты не поверишь, что я нашла!

Анар заглянул внутрь корабля.

— Что случилось?

— Ты знаешь что это? – я протянула ему устройство.

— Нет. Но я уже видел это раньше. Ты забыла его у нас, когда возвращалась на Землю. Я нашёл его в гостиной и отдал Карпету.

— Это наше спасение. Сигнальник. Такой есть у всех космических исследователей. Их выдают нам, чтобы в экстренной ситуации мы могли вызвать беспилотник. И улететь.

— Улететь? – Анар даже попятился, — нет, не может быть. Слишком хорошо. Откуда он вообще здесь взялся?

Я не знала, как ответить. Обнаружив сигнальник, я так обрадовалась, что мне даже не пришёл в голову этот простой вопрос.

— Я… Да разве это важно? Главное, мы сможем вернуться. Мы сможем вновь увидеть Лесту и Карпета. Я уже дважды прощалась с ними навсегда. Видимо, не бывает вечных разлук. Не бывает… Стой! Это же слова дяди Карпета. Он сказал мне их на прощание.

— Он подсказал тебе. Он и положил сигнальник в звездолёт.

— Наверное, когда он его осматривал. Я ещё подумала, зачем он открыл «бардачок». А он спас нас.

— А это здесь откуда? – Анар указал на серебристый кружок, лежащий на полу.

— Не знаю. Кажется, это тоже выпало из ящика. Я и не заметила, слишком сильно обрадовалась. Что это?

— Да так. Одна вещица с нашей планеты. Наверное, Карпет случайно прихватил её вместе с сигнальником. Я заберу, ты не против?

— Конечно, бери.

 

***

Место нашего заточения и раньше не казалось нам страшным, а теперь мы и вовсе боялись не успеть насладиться его красотой.  Поэтому мы гуляли каждый день. Правда, из-за случившегося с «пантерой», мы решили не отходить далеко от корабля. Эта осторожность казалась мне излишней, ведь дикие звери нас больше не беспокоили. Разве что, ночью, но ночью мы мирно спали под защитой прочных титановых стен звездолёта. Погода тоже была к нам исключительно благосклонна. Воздух был влажным, но ни дожди, ни другие осадки так и не выпали. Температура стояла майская. Такая, когда уже можно ходить по улице без куртки, но ещё не хочется нырнуть в ближайший водоём.

В один из таких прекрасных дней, мы зашли немного дальше, чем обычно. Это была идея Анара, он всё никак не хотел возвращаться и вёл себя странно, как будто на что-то решался. Я не вдавалась в расспросы и просто ждала, пока что-нибудь произойдёт. И оно произошло. Анар неожиданно остановился, встал напротив меня и сказал:

— Олеся. Я не уверен, что всё сделаю правильно, ведь я… никогда не делал ничего подобного. В общем, я люблю тебя.

— Я тоже тебя люблю.

Я не понимала этого, пока не произнесла. Всё оказалось так просто и естественно. Будто  мы всегда знали это.

— Если так, то ответь на вопрос. Согласна ли ты быть моей женой?

А это уже стало для меня неожиданностью. Я всегда любила Анара, но почему-то никогда не думала о нашей свадьбе. И теперь, когда он задал мне этот вопрос, я почувствовала что-то невероятное. Моё сердце на секунду замерло и тут же забилось снова.

— Да! Согласна.

— Тогда, вытяни левую руку.

Я не понимала, что происходит, но решила, что такой момент лучше не нарушать лишними вопросами. Поэтому я послушно протянула вперёд руку. Анар положил мне на запястье что-то холодное и почти невесомое. Присмотревшись, я узнала серебристый диск. Тот самый, который выпал из «бардачка» вместе с сигнальником. Я тут же вспомнила, что это такое. Это же обручальная лента! Как у тёти Лесты.

— Скажи, Олеся, согласна ли ты надеть это и никогда не снимать в знак нашей любви?

— Да.

— Нажми.

Я аккуратно надавила пальцем на поверхность диска. По моей руке в разные стороны поползли серебристые полоски ткани. Они были одновременно ощутимыми и нарисованными, холодными и жгучими, тяжёлыми и невесомыми. И они были прекрасны. Я смотрела на свою руку и не могла оторвать взгляд от этого зрелища. Потом я всё же подняла глаза на Анара. И вдруг поняла, что должна кое-что сделать. Я боялась, что Анар не поймёт, но не могла этого не сделать.

— Я сейчас сделаю то, что делают в знак любви на Земле. Ты только не бойся.

Анар посмотрел на меня выжидающе. Я неуверенно шагнула к нему, мягко обняла его за шею и поцеловала. Анар не отстранился.

— На нашей планете так не делают… — протянул он, — но я чувствую. Чувствую, кажется, именно то, что должен.

Анар удивлённо прикоснулся к своим губам и повторил:

— Чувствую.

14.11.2021
Аврора Санина

Я не писательница, но иногда пишу для себя. Вот решила поделиться своим творчеством.
Внешняя ссылка на социальную сеть


Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть