Содержание серии

Глава одиннадцатая

Те, кто мы есть

Они роптали, возмущались. Лесные жители считали это место своим родным домом, надежной крепостью, что скрывала их от всех забот мира.  Но все рухнуло в один момент, когда тот мягкий голос, что всегда так убаюкивал и говорил столько приятных вещей, замолчал. И все иллюзии рухнули, и окружающий мир оказался темной, пугающей дырой.

Лесные жители повысыпали из своих домов, в которые вернулись после уничтожения Изгоев, неловко заоглядывались по сторонам, а когда не узнали ничего из того, что их всегда так рутинно окружало, побрели в любую сторону наугад. Тропа исчезла, и многие то и дело застревали в густых кустах, спотыкались об гниющий валежник, падали в грязь. То и дело на пути встречались такие же потерянные лица с пустыми глазами. Все молчали.

Постепенно лесные жители собрались в большую группу в поисках поддержки, уверенности. Но никто не мог ее дать, пока не появилась огромная паучиха. Она всегда была странной. Ходила в своем истинном обличии и не скрывала его.

— Ну и что вы расселись?!- воскликнула Ткачиха, разглядывая их злыми глазами.- Розовый домик треснул? Страх, трагедия?!

Несколько пар пустых глаз обратились к ней. Лесные жители неуклюже расселись на жухлой траве, понурив плечи.

— Я вспомнила свою дочку,- всхлипнула Курильщица,- у нее были такие милые платьица. А какие прически в садик я ей делала…

— А мой сын хотел вертолет с радиоуправлением на день рождения,- сказал Горелый.- Я даже начал откладывать деньги на него, ходил по магазинам, выбирал, читал отзывы в Интернете…

— Столько лет не была на своей дачке,- выдохнул женский голос из задних рядов.

И тут словно плотину прорвало. Со стороны лесных жителей посыпалась целая куча жалоб, стенаний и воспоминаний о той, прежней жизни. Как-то неожиданно они осознали, что ссоры с соседями, нехватка денег, потеря работы – это не такие уж и большие проблемы. Не стоило ради них покидать жизнь.

— Эй, ребята,- послышался голос Слепца, грубый и совершенно не детский.- Так хочется домой, да?

— Да…- прокатилась волна опечаленных голосов.

— Мы уже не можем вернуться,- слово снова взяла Ткачиха.- Однако мы можем помочь этим ребятам, что освободили нас из-под гнета Нутро.

— А зачем?- спросил кто-то.- Мы-то домой уже не вернемся. Так пускай остаются с нами.

— Да, точно! Тем более именно из-за них мы сейчас и понятия не имеем, что делать дальше. А так бы жили да жили дальше.

— Плохой обман лучше горькой правды жизни!- не слишком уверенно воскликнул кто-то и сразу пристыжено притих.

— Да вы только послушайте себя!- возопила Ткачиха.- Вам самим не стыдно?! Они же дети, глупые подростки! Мы должны помочь им, наставить на правильный путь.

— Ну да, уж ты-то любишь подростков,- негромко заметил Слепец, скрестив руки на груди.

По лицу Ткачихи пробежала ярость. Казалось, она готова убить наглого мальчишку прямо на месте, но усилием воли она сдержалась и даже не посмотрела на обидчика, вновь обратившись к остальным.

— Вы можете сколько угодно плакаться о своей жизни и продолжать жить в мире распавшихся иллюзий. А можете сейчас отправиться вместе со мной и помочь им завершить начатое. Свергнем Лесоцаря! Свергнем Лес! Освободим свои души.

Таких слов от себя она сама не ожидала. Всегда была тихой учительницей и боялась голос поднять, даже если вдруг студент или школьник буквально выводил ее из себя, даже если в общественном транспорте ее толкнули. Ткачиха вспоминала свою сестру, громкоголосую, наглую, которая добилась в жизни гораздо большего. «Пока молчишь – ничего не получишь»,- говорила она. И это истинная правда. В этой жизни нужно кричать, настаивать, рваться напролом, лишь бы завладеть тем, что хочешь.

— Уничтожим Лес!- прокричала Ткачиха из самых глубин своей души, и голос ее разнесся по туманной мгле вокруг. Никогда в жизни ее голос не был так громок.

Лесные жители смотрели на нее ошарашено, завороженно. Растворенные в сонном течении счастливой жизни, они уже успели позабыть, что такое борьба.

— Она права,- с травы первым поднялся Горелый.- Эти дети не виноваты в наших ошибках, но мы можем помочь им не повторить их.

Ткачиха улыбнулась.

— Замечательно. Со мной пойдут те, кто действительно желает помочь. Остальные могут остаться здесь.

Лесные жители переглянулись и стали неуверенно, по одному вставать и выходить вперед. Затем разулыбались, послышались первые смешки, и вот уже целое воинство стояло на обширной поляне.

— Сделаем это!- воскликнули они.

Но Лес был другого мнения.

Тьма сгустилась, пахнуло горькой сыростью, и воодушевленные лесные жители услышали голос своего Хозяина.

— Именно ты и помогла им победить Нутро!

Лесные жители, собравшиеся плотным кругом на поляне, обернулись во тьму. Там, все такой же величественный и ужасающий, стоял Лесоцарь, опираясь на свой рябиновый посох, собранный из тех частей, на которые разорвал его Заячья Маска. Выглядел он уже не так устрашающе, походя больше на мусор, ведь даже навершие посоха уже не издавало пугающего свечения.

Лесные жители ужаснулись его виду. Теперь это был уже не величественный владыка их душ, но враг, которого они сами провозгласили. Те, что был потрусливее, сразу же отодвинулся от Ткачихи на несколько шагов, кто-то спрятал глаза. Лишь немногие остались стоять неподвижно, с прямой спиной, смело глядя на тирана. И среди них оказалась сама Ткачиха, Горелый, что крепко сжимал свои кулаки, Рыбак со старческими трясущимися коленями, но решимостью во взгляде, и крепко держащиеся за руки Смеюны. А также Курильщица, нервно теребящая свою огромную трубку.

— Нас слишком долго обманывали!- крикнула девочка из Смеюнов и всхлипнула.- Наша мама давно умерла, а вы…

Она заплакала, а брат начал успокаивать, что-то приговаривая.

— Немедленно разойдитесь по своим домам,- в голосе Лесоцаря не мелькнуло ни тени эмоций.- Иначе вы лишитесь всех лесных праздников.

— Каких праздников?!- Ткачиха взвизгнула.- Лес будет уничтожен, и ты вместе с ним! Никаких больше праздников и никакого обмана!

— А ты будешь наказана, как Заячья Маска,- Лесоцарь обратил к ней свой череп со сверкающими огоньками зрачков.- Ты уже давно выказываешь признаки неповиновения.

Огромная паучиха сделала шаг вперед, нависла над лесным тираном, такая огромная и пугающая, способная сама быть подобным ему чудовищем.

— Ты слаб, а притворяешься всемогущим,- пророкотала она ему прямо в морду.- Не пугай нас почем зря. Без тумана в наших головах мы запросто одолеем тебя.

Лесоцарь наотмашь ударил ее по ноге своим посохом. Послышался хруст, и Ткачиха с громким криком упала наземь. Ее сломанная передняя нога пульсировала болью.

А Владыка вдруг сделался невероятно огромным, возвысился над окружающими деревьями и, объятый кроваво-красным туманом, пророкотал:

— Я ВСЕ ТАКЖЕ СИЛЕН КАК ПРЕЖДЕ! ВЫ ВСЕ БУДЕТЕ НАКАЗАНЫ! НЕМЕДЛЕННО РАСХОДИТЕСЬ ПО СВОИМ ДОМАМ!

Лесные жители испугались, попятились, но не побежали прочь. Их внимание привлекло появление Сердечницы. Она вышла из лесной чащи, спокойная, статная и гордая, а затем опустилась на колени.

— Владыка,- глубокий женский голос воззвал к чудовищу.- Заячья Маска желает сразиться с вами.

— СНОВА?!- раздалось сверху.

— Да, он желает решить этот спор раз и навсегда.

Лесным жителям, что всегда боялись Заячью Маску, что брезгливо называли его Посланником, были удивлены. Он был первым, кто решился помочь чужакам и первый посягнул на деспотическую власть Лесоцаря. Именно он показал, что нужно бороться. Множество взоров обратилось на стонущую на земле Ткачиху, что с ненавистью продолжала смотреть вверх. И надежда зажглась в этих тусклых сердцах.

— ХОРОШО,- Лесоцарь вновь стал прежним.- Веди сюда Заячью Маску. Я одолею этого предателя, а затем займусь остальными. Пускай все увидят как страшна судьба предателей.

Сердечница  исчезла. Вернулась она мгновенно, ведя перед собой Заячью Маску, что больше не скрывал своего человеческого лица. Лесные жители жадно рассматривали его, ибо никогда прежде не видели лица Посланника.

— Что дальше?- спросил Заячья Маска, становясь напротив Лесоцаря.

— Я уничтожу тебя!- возопил Лесоцарь.

— Что будет дальше с Лесом? Я об этом спрашиваю,- сказал Заячья Маска.- Нутро погибло. Лесные жители начинают вспоминать свою прошлую жизнь. Неужели ты думаешь, что сможешь вернуть все назад? Лес остался без пищи.

—  Нутро можно создать заново. Потом найти новых овец и загнать их в загоны. А если старые откажутся пойти туда – их всех ждет Поглощение. Лесу нужно много энергии, чтобы восстановиться.

Никто из лесных жителей не произнес и слова. Их всех напугало холодное спокойствие Лесоцаря. Они не сомневались, что Владыка запросто уничтожит их всех и начнет заново.

— А если Лес захочет избавиться и от тебя?- провокационно спросил Заячья Маска.- Ты не справился с его стадом. Плохих пастухов тоже наказывают.

— Молчать!- прорычал Лесоцарь.- Я тебя уничтожу!

— Это мы еще посмотрим…

И не заметил никто, как в черноте Леса растворилось несколько лесных жителей, спешащих на подмогу Саше и Жене.

Ирине не спалось этой ночью. Впрочем как и во многие другие ночи до нее.

Минуло более двух недель с пропажи ее дочери и того мальчика, ее одноклассника. Городские волонтеры все еще отправляли добровольные поисковые отряды в лес, а полиция уже по нескольку раз опросила всех родственников, друзей и знакомых. Но никаких следов Жени и Саши не было найдено.

Надежда в городе угасла. Ирина слышала, что мать Саши увезли в больницу с работы, прямо в поварской одежде… прихватило сердце. У некоторых однако появились сомнения. А действительно эти двое пропали или, быть может, просто сбежали? Даже участковый в один из своих визитов после долгого разглядывания Сашкиной фотографии спросил как бы исподволь: «А вы не ограничивали общение своей дочери с этим мальчиком? Дело ведь молодое».

Но Ирина знала, что ее дочь в беде. И знала, почему она туда угодила. Ее дочь, такая замкнутая и гордая, очень тяжело переживала ссоры родителей.

А Михаил, отец Жени, продолжал звонить и приходить в гости. Пропажа дочери тоже тронула его, и он просил вернуться в семью. Но Ирина впервые в своей жизни сказала ему «нет». В том, что случилось, самой большой виной была его.

Ночи в пустой темной квартире сводили Ирину с ума. Она лежала на кровати в Жениной комнате, слушала беспокойное сопение кота Тишки и бесконечно прокручивала в голове сценарий завтрашнего дня. Сходить в больницу, на работу, а затем – устало бродить по городу в поисках намека на дочь. А затем вновь пустая квартира и одинокая темнота.

Однако эта ночь стала иной. Она заснула почти сразу как легла в постель и вновь увидела во сне это существо в маске зайца. На этот раз оно показало свое настоящее лицо – это оказался молодой человек приятной наружности. Он улыбнулся и повлек ее за собой по лесной тропе. Идя вперед, она слышала смех своей дочери.

И на следующий день Ирина проснулась взволнованной, счастливой и… испуганной. Скоро все должно закончиться.

Они очень быстро встретили лесных жителей. Первым из-за деревьев показался Горелый, он шёл во главе маленького отряда, а за его спиной мелькали Смеюны, Рыбак, Курильщица, Слепец и ещё пара людей, что плохо были знакомы Жене.

К этому времени двое подростков уже выдохлись. Их мучил голод и жуткая усталость. Женя даже начала чувствовать как у неё мелко, ватно трясутся колени.

Лес вокруг был совершенно неузнаваем для неё, и Саша тоже не узнавал ничего. Голые ветви деревьев, как прутья тюремной решётки клонились к земле, где встречались с узловатыми корневищами. Чаще будто пыталась заключить их в свою клетку. Небо над головой чернело и клубилось, будто окуренное множеством сигар. Воздух был наполнен странным сладковато-терпким запахом, чём-то напоминающим аромат свежего смородинового листа. И что-то загадочно стрекотало, щелкало в самой глубине мглистой чащи.

Горелый и остальные лесные жители появились перед ними совершенно неожиданно, Женя даже испуганно ойкнула, когда разглядела перед собой внезапно выросший человеческий силуэт.

Сашка, также в последний момент увидевший лесных жителей, быстро сделал шаг вперёд и заслонил её своим плечом.

— Что вам нужно? — спросила Женя, пытаясь храбриться. Но сил не было, и голос её прозвучал устало и замученно.

— Мы хотим помочь,- также устало и печально проговорил Горелый. — Нутро больше не имеет над нами власти. И мы хотим… Чтобы вы не повторили нашу судьбу.

— Зачем? — Сашка посмотрел на него с сомнением. — Ведь вы всё равно не сможете выбраться.

Слепец хмыкнул. Женя очень удивилась, разглядев его тщедушный силуэт между деревьев.

— Зато мы избавимся от Лесоцаря и сможем жить так как этого хочется нам,- произнес мальчик.

Женю такие слова насторожили. Слепец всегда казался ей жёстким, но такой властности она ещё не замечала. Она предвидела, что в будущем когда-нибудь от Слепца будут проблемы… Если конечно, от Леса к тому времени что-нибудь останется.

— Хорошо,- кивнула она. — Ваша помощь будет нам очень нужна.

— Еще бы знать, в чем помогать,- заметил Слепец.

Женя набрала в грудь побольше воздуха.

— Что вы знаете о камнях?

Лесные жители недоуменно переглянулись. Похоже, они никогда не задумывались над тем, что в Лесу подозрительно много странных, причудливых камней. Или же считали их просто частью обстановки.

— Причем здесь камни, дочка?- спросил Рыбак, и Женя подивилась тому, что он может разговаривать… нормально.

Когда она пересказала им слова Алексея о лесных идолах, помощники сильно удивились.

— Никогда бы не подумал, что эти проклятые каменюки столько значат,- Слепец фыркнул.

Женя пожала плечами, оглянулась на Сашку и кратко рассказала им о своем плане. Он был довольно простым, но от каждого требовал определенной стойкости и жесткости. Теперь лесные жители были именно таковы. Они сжали свои кулаки и придали лицам выражение полной решимости. Даже личики Смеюнов были не по-детски серьезными.

— Пора прекратить это издевательство,- едва слышно проговорил Горелый и вздохнул.

— А…- Женя решилась задать вопрос, который давно ее волновал.- Вы не знаете, что случилось с Заячьей Маской?

Настал час последней битвы. Час, ради которого они столько боролись, которого ждал он столь долго. Алексей разглядывал Лесоцаря, величаво стоящего перед ним, в то время как лесные жители встали полукругом за спиной Заячьей Маски, будто выдвигая своего бойца на поединок.

— Я избавлюсь от паршивой овцы, а потом остальные разбредутся по своим загонам,- пророкотал Лесоцарь, простирая вперед свои руки-кости.

— Либо овцы загрызут волка,- едва слышно обронил Заячья Маска.

— Не бывать этому! Сердечница!

Она была единственной, кто стоял на стороне Лесоцаря.

— Да, Владыка?

Хозяин Леса взмахнул своим посохом, с его навершия сорвался сноп искр и осыпал Сердечницу с головы до ног. Ее кожа начала издавать едва заметное глазу сияние, а глаза зажглись злым пламенем.

— Я дарую тебе силы Леса, а теперь пойди и разыщи всех предателей. Чужаков и тех, кто сейчас покинул поляну.

Алексей удивился. Он не ожидал, что кто-то самовольно убежит из-под носа своего Владыки.

—  Можешь уничтожить любого, кто встанет на твоем пути,- продолжил меж тем Лесоцарь.

— Слушаюсь, Владыка,- Сердечница покорно отправилась выполнять задание. .

С болью в сердце проводил Алексей ее взглядом, затем перевел глаза на причину всех своих бед и бросился в свою последнюю битву.

Лес чувствовал, что над ним нависла угроза. И само его нутро противилось этому, но возможности были ограничены. Сопротивление Леса походило на нелепые скукоживания слизняка, в которого тычут острой палкой.

План Женя выдумывала на ходу и быстро, лихорадочно излагала его лесным жителям. Те слушали молча, не перебивали, лишь иногда задавали уточняющие вопросы. Слепец же кривил лицо и отпускал критические замечания. И в конце концов план был разработан и все разошлись по своим местам. Один человек – одна груда камней. А Саша с Женей отправятся к каменным идолам на Острове, и на них будет самая ответственная часть задания.

План прост – атаковать камни ментальной силой подобно тому как сделал Сашка с Нутром.

Однако у него было очень много проблем. Вернее, весь план был одной большой проблемой. Он строился на одних лишь догадках, домыслах самой Жени и лесных жителей, что наблюдали, думали, делали выводы. Второй большой проблемой было отыскать камни в изменившемся до неузнаваемости Лесу. Тут придется действовать интуитивно, ощупью продвигаясь сквозь тьму к смутно узнаваемым местам. Но самое главное, как они свяжутся в нужный момент? Женя уповала на то, что возле каменных идолов на Острове она сможет сделать многое, что она сможет воспользоваться силами Леса. Победа над Нутром окрылила ее и дала надежду.

Напоследок заговорщики ободряюще кивнули друг другу и разбрелись каждый в свою сторону.

— Ты сможешь отыскать путь в Туманную Долину?- спросила Женя у Саши, когда они вновь оказались вдвоем.- Нам нужно добраться до озера и идолов на нем. Это то озеро, в которое нырнул Заячья Маска вместе с нами.

— Мне кажется, мы уже в Туманной Долине,- Сашка огляделся по сторонам.- Для меня местность вокруг немного изменилась, но она все еще очень похожа на ту, что была.

— Но как?- выдохнула Женя.- Здесь же были другие лесные жители. Никто не может попасть в Туманную Долину просто так,- затем, подумав, она ответила самой себе:- Похоже, границы в Лесу стерлись.

Сашка кивнул.

— Это облегчит задачу для нас, но ребятам будет сложнее. Им нужно будет вернуться в основную часть Леса.

— А вдруг нет?- девушка склонила голову.- Что если весь Лес – это  Туманная Долина? Узкий участок земли, который каждый видел безмерно большим именно для себя?

— Но я же видел тот Лес – он реален. И Река… ее здесь нет. А там она была – огромная такая, уродливая и вонючая. Еще Заячья Маска ей так восхищался, что я удивился.

Женя вздохнула.

— Ладно, тогда идем. Уже нет разницы что и где находится.

— Заячья Маска наверно бы смог отыскать дорогу даже сейчас,- внезапно сказал Сашка.- Он же многое знал об этом месте.

Ушедшая было тревога, вновь вернулась к Жене. Горелый рассказал ей о том, что Алексей вызвал Владыку Леса на поединок. И от этого поединка зависело столь же много, сколько и от их нынешней миссии. Даже больше. «Боже, пускай у него все получится»,- не уставала повторять мысленно девушка.

Сашка несколько раз повернул голову из стороны в сторону, оглядываясь.  На его лице читалось множество сомнений, однако он явно не хотел подвести всю их миссию и Женю в частности.

— Кажется, сюда,- пробормотал он и пошел в ту же сторону, откуда они недавно пришли.

На счастье, их поиски верного пути заняли не так много времени, как ожидалось. Женя едва поспевала за быстро шагающим длинноногим Сашкой, а когда тот наконец-то узнал местность вокруг и радостно вскрикнул, то ей и вовсе пришлось попросить его немного замедлиться.

Вскоре и сама она начала смутно угадывать знакомые контуры. Когда они встретили Горелого, Слепца и остальных, перед ними шел плавно вверх пологий холм, с которого, по Сашкиным словам, он спустился, когда бежал от обратившегося Алексея. А Озеро и Остров были «по левую руку и прямо слегка по диагонали».

Лес вокруг хмурился, бурчал и старался помешать. То и дело под ноги попадались толстые корни, визгливые тонкие ветки, что змеями обвивались вокруг щиколоток. Голова путалась во внезапно появившейся паутине, а руки царапались об колючие кусты.

Однако все заканчивается. Женя и Саша вышли на просторную поляну, где величаво колыхалась высокая болотно-зеленая трава, а почти в центре высились такие знакомые каменные идолы, что совершенно не поменяли своего внешнего облика после падения Нутра. А вот озера не стало. Ему на смену пришло жуткое море густой травы.

Женя ощутила мандраж. Сашка, остановившийся рядом, нервно одернул свою толстовку.

— Ну что, пойдем?- голос его предательски дрогнул, дал петуха.

А камни стояли молчаливыми высокими громадами и взирали на них во все свои темные, пугающие глаза. И сопели недовольно, как потревоженные старые генералы. Они вдруг представились самыми страшными врагами из всех, что Женя когда-либо встречала и встретит еще впредь.

— Надо,- пробормотала она и сделала шаг вперед.

Нога моментально утонула в мягкой, слизеобразной земле, а трава подобно щупальцам обвила лодыжку. Женя вскрикнула и схватилась за Сашкину руку. Он уперся ногами в землю и с трудом вытянул ее наружу.

А травяное море продолжало невозмутимо колебаться, делая невозможным дальнейший путь.

— Приплыли нах…-  выдохнул Саня.- Закончилась наша дорога.

— Надо что-нибудь придумать,- на Жениной ноге все еще оставалось ощущение чего-то вязкого, будто она засунула ногу в ведро с мокрой глиной.

Идея пришла быстро. Она метнулась обратно в чащу, насобирала там мелкого валежника и всей охапкой кинула на траву.

— В каком-то фильме я видела, что так делают,- сказала она.- И это работает.

Сухие ветви действительно какое-то время лежали на земле, а затем с чавканьем скрылись в этом море.

— А сейчас не сработало,- констатировал Сашка.- Еще мысли?

Женю это сильно разозлило.

— А знаешь что? Я вот сейчас просто возьму и доберусь до этих проклятых камней!

— Что ты заду…

Девушка отошла на пару шагов назад, отодвинула левую ногу назад, наклонила корпус вперед и зло посмотрела прямо на каменные идолы. Трава под ними казалась несколько иной, чем на всей остальной поляне. Она была более темная, более жесткая, более надежная. «Если в этом чертовом месте все так и работает, то я сейчас буду там»,- подумала Женя и рванула вперед, взметнув за собой комья мокрой земли.

Это было ощущение полета. Ее ноги почти не касались земли, а тело летело над  зыбкой почвой проклятого леса, она даже будто видела эти черные голые макушки с высоты птичьего полета. Ее никто не поймает, и она победит всех.

Всего в несколько прыжков Женя оказалась возле каменных идолов. Со страхом она встала у одного из камней и, задержав дыхание, ждала, когда земля поглотит ее. Когда же этого не случилось, повернулась к Сане и радостно махнула ему рукой.

— Все отлично!- крикнула она и осеклась. На его лице был написан ужас.

— Сзади!- проорал он.

Женя успела обернуться буквально за миг до того, как Сердечница бросилась на нее с перекошенным лицом.

Удары Лесоцаря больно ранили. Они были тем неприятнее, что каждый свой удар посохом он сопровождал неприятными комментариями, напоминаниями о прошлой жизни Алексея.

— А помнишь, как-то раз в школе ты с одноклассниками хотел поехать в поход? А мать тебя не отпустила, потому что «нужно готовиться к олимпиаде»? Ты уже тогда хотел ее убить, ты уже тогда был ничтожеством!

— А помнишь Машу, одноклассницу из старших классов? Она отшила тебя, потому что ты никогда не приходил на свидания, занятый своими учебниками!

— А помнишь, как ты впервые ощутил удовольствие и расплакался?

Он знал все. Каждую деталь, каждый шажочек из жизни Алексея, все неприятные интимные подробности. Заячья Маска старался закрыть свое сердце, однако не получалось. Словесные удары были сильнее магических, а атаки воина с болезненно зудящей душой выходили совсем слабыми, нелепыми.

Ему было больно, и он видел, что каждый перенесенный им удар сильнее бил по лесным жителям, что столпились за его спиной и по бокам. Они поверили в него, доверили свою свободу.

— Не сдавайся!- прокричала Ткачиха, которая едва смогла подняться с земли.

— Освободи нас!- всхлипнула Льющая Слезы.

Его победа убьет их. Не будет больше Леса, не будет больше сахарного домика грез на зыбком песке мечтаний. Все знают это, пусть и не все готовы принять до конца, но они готовы на все.

Заячья Маска пошире распахнул свою пасть и бросился на Лесоцаря. Проверенный трюк, очень старый. В тот раз он бы помог, если бы не Сердечница. В этот же раз Лесоцарь и сам справился.

— Только глупые мыши попадаются в одну и ту же ловушку дважды!- проревел он и нанес Заячьей Маске удар, после которого он отлетел в толпу зрителей и распластался по земле.

Лесные жители ахнули, а истинное обличье Алексея лежало на земле и хрипело, скулило как побитый щенок. Он испытывал огромную боль и едва мог снова подняться на ноги.

Меховой плащ зашуршал по серому травяному сухостою. Из раскрытой пасти голого лошадиного черепа вырывалось жуткое дыхание, будто заядлого курильщика затолкнули в скафандр. Флуоресцентные грибы на плече Лесоцаря сияли мертвенным синим пламенем.

— Никогда не думал, что мой помощник, мой преемник, столь ничтожен!- пророкотало существо.

Алексей не мог ответить.

— Это ты ничтожество!- прокричала Ткачиха, вырываясь из толпы зрителей.

— Молчать!- новый удар сорвался с навершия рябинового посоха и повалил паучиху на землю. На этот раз она затихла навсегда.

Заячья Маска тщетно пытался собрать все свои силы на то, чтобы встать. Даже пошевелиться было невозможно.

А Лесоцарь уже подошел ближе и навис прямо над ним.

— Пора тебе выучить свой последний урок, зубрила!

Саша с ужасом взирал на встречу двух девушек у каменных идолов. Он хотел броситься Жене на подмогу, однако травяное море заволновалось и стало напоминать лес из длинных паучих лапок, будто тысячи насекомых в один миг перевернулись на спины.

Он видел, что девушки разговаривают. Женя размахивала руками и трясла головой, а глаза Сердечницы были холодны и мертвы. «Алексей рассказывал о ней с такой теплотой,- подумалось Сане.- Но она совершенно не похожа на ту, что он описывал».

Сердечница снова ударила первой. После каких-то Жениных слов лицо ее перекосилось, и она бросилась вперед, Женя увернулась, однако с пальцев атакующей сорвался какой-то синеватый туман. Он ударил в лицо Сашкиной подруги, и он услышал ее крик.

— Женя!- выдохнул Саша и вновь поглядел на травяное море в надежде, что оно пропустит его вперед.

Девушки боролись друг с другом и будто бы пытались вытолкнуть оппонента в колыхающуюся, кровожадную траву.

— Женя!- закричал снова Сашка, однако придушил свой голос после первого же звука. Не нужно ее сейчас отвлекать.

Женя не справлялась. Сердечница была крупнее, сильнее и безжалостнее, и теснила девушку к самой траве. Она уже не пыталась нападать в ответ, а лишь отбивалась.

Сердце Сашки отчаянно болело. Он боялся за свою подругу.

Женя была все ближе и ближе к краю пропасти. Еще один шаг, и ее поглотит трава, отправит в беспощадное брюхо Леса.

Но внезапно Сердечница отступила. Зрачки ее расширились, и она отступила на шаг назад, а затем и вовсе хватилась за голову. По поляне разнесся ее горестный вопль.

Заячья Маска не мог принять такой конец. Столько бороться, чтобы быть просто растоптанным… нет, такого он не позволит!

— А ты помнишь всех детей, что ты сгубил?- выпалил он

Лесоцарь остановился, его глаза злобно сверкали.

—  И ты хоть раз смотрел в глаза родителям этих детей?- прошептала окровавленная волчья пасть.- И помнишь ли ты их имена? Название каждой загубленной жизни?

Лесные жители ахнули. Они не знали ничего о прошлом Лесоцаря. Лишь Изгоям, что прикоснулись к самому Дну Леса, были знакомы все черные дела его обитателей. И Заячья Маска решил воспользоваться этим.

Алексей собирал силы для последнего удара. Сейчас или никогда. Казалось, все его существо сжалось в одну точку, восстало против многолетней тирании и с бешеным криком устремилось вперед.

— Ты больше ни к кому не прикоснешься!- завопил он.

Сжигая самоё себя, Заячья Маска нанес Лесоцарю последний, самый мощный удар.

По лицу Сердечницы струились слезы. Содрогаясь, она отошла от Жени, а когда подняла свой взгляд, девушка вновь увидела свою нежную подругу.

— Что случилось?- выдохнула Женя.

— Он… погиб,- прошептали сухие, растрескавшиеся губы.

— Лесоцарь?!

— И он тоже…- Сердечница тряхнула головой.- Леша погиб.

«Заячья Маска?»- сердце Жени ухнуло вниз.

— Как?

— Он уничтожил себя, чтобы мы все стали свободны. Вот такой он…Всегда был таким,- она улыбнулась сквозь слезы, и выглядело это ужасно.

— Эй,- Женя осторожно подошла к ней и положила руку на плечо.- Зато он победил, помог нам победить.

— Но что теперь мне делать? Вы сможете уйти, мы останемся на руинах нашего мира, а он… был моим мужем.

Последовала немая сцена. Женя не знала, что сказать, как успокоить. Но, бросив взгляд на Сашку, она решила, что лучшим выходом сейчас будет просто уйти. Закончить дело, ради которого Алексей отдал свою жизнь.

Женя приблизилась к идолам, посмотрела на них с опаской. Эти молчаливые громады напоминали титанов, огромных, могущественных, пожирающих своих детей. Что делать? Подсознание подсказало ей, что нужно встать между идолами, упереться обеими руками в разные камни.

Встав так, она увидела Сашку. Он с отчаянием смотрел на нее, порывался, как и она, пробежать над морем травы и оказаться рядом, однако острые травинки безжалостно жалили его каждый раз, как он подходил к самому краю. Они были точно множество маленьких  змеек. «Спасибо тебе, друг»,- с нежностью подумала Женя.

Внезапно до нее донесся горестный вскрик. То Сердечница, последний раз всхлипнув, прыгнула в зыбкую траву. Она обвила ее тело, сделав похожей на древнеегипетскую мумию, и пожрала.

Быть может, именно так они с Заячьей Маской смогут стать счастливыми.

«Пора и нам домой»,- подумала Женя и закрыла глаза.

Настроиться на камни было сложно. Девушка не знала, какой из идолов какую функцию выполняет, однако один из них грел душу теплыми воспоминаниями о солнечном тепле, бликах на стенах старого деревянного дома и шептал в уши ласковым бабушкиным голосом. Другой камень завывал в уши зимней метелью, холодил сердце и заставлял думать о смерти. Третий камень пах цветущей черемухой по дороге в школу на последний учебный день перед долгими летними каникулами. А четвертый идол горчил на губах прелой листвой, прыгал в руки осенними грибами и тяжелым рюкзаком с новыми тетрадями. Это было так странно, но так чудесно. Будто вся жизнь, со всеми ее прелестями и горестями сжалась в один маленький хрустальный шар, что держишь в руках и не хочешь выпускать и держишь его, сжимаешь немеющими пальцами, и улыбаешься до боли в скулах, до сведения мышц.

Но что-то резко вырвало из рук счастье и бросило в черную бездну. Лес сопротивлялся. Это аморфное, безрукое и безногое существо еще пыталось бороться. Женю вновь швырнуло в тот темный лес, где земля пожирала ее ноги, а в уши ввинчивались голоса стенающих душ, навсегда запертых в своих мечтах.  Лесные жители, рыдающие, вопящие, обступили ее плотным кольцом.

— Ты уничтожила наши дома,- стенали из голоса.

— Ты разрушила наши мечты!

— Ты убила всех Изгоев!

Женя подалась назад, замотала головой.

— Я сделала это ради вас!- закричала она.- Чтобы вы были свободны.

— Ты сделала это ради себя. Чтобы исправить свою глупую ошибку,- кольцо вокруг нее сжималось все плотнее.- Ты эгоистка, Женя.

— Да, ты эгоистка. Думаешь только о том, как плохо тебе. Хочешь быть счастливой ценой мечты других людей.

— И ты разбила сердце человеку, который пришел сюда за тобой,- прошептал тихий голос совсем рядом.- Ты и его уничтожила.

Это ее добило. Женя зарыдала, закрыла уши руками, не желая слушать этих глупых обвинений. Или же… они правы? Ведь все, что случилось с окружающими, случилось по ее вине. Если бы не она, Сашка сейчас был дома, а все эти люди продолжали бы жить и радоваться своим мелким мечтам и желаниям.

В ушах зазвенело. Сквозь слезы Женя бросила взгляд за спины лесных жителей и увидела, как Заячья Маска прижимает к дереву Сердечницу, а в руках его блестит окровавленный нож.

Близилась гроза. Холодный ветер завывал в кронах тополей, поднимал с тротуара во дворе мелкий мусор, взметнул до третьего этажа белый пакет-майку. Весь небольшой город накрыла плотная шапка серой тучи. Где-то недовольно пробурчал дед-гром, а за несколько секунд до этого сверкнула золотыми сережками легкомысленная внучка-молния.

Ирина сидела на кухне и пила чай. В окно врывался ветер, ерошил диффенбахию на окне, приподнимал край старой, затертой клеенки на столе.

Сегодня она не ходила в больницу. Проснувшись утром, Ирина долгое время лежала на диване и разглядывала потолок. Он казался грязным и низким. Без Жени вдруг вся квартира стала для нее гадкой, а кот Тишка –наглым и бесполезным. Жить больше не хотелось, и пускай теперь ее оставшаяся почка закончит свое дело, отравит организм, и он умрет в муках.

Телефон зазвонил через полчаса после того, как должна была начаться очередная процедура гемодиализа. Звонили из больницы. Ирина засунула телефон подальше под подушку. Звонки повторялись еще несколько раз на протяжении десяти минут, а спустя еще полчаса начали пиликать мессенджеры. Писала ее лечащий врач, а по совместительству еще и когда-то одноклассница. «Ира, ты где?» «У тебя сегодня диализ, не забыла?» «Возьми трубку». А затем последнее сообщение, которая она не смогла дочитать во всплывающем окошке уведомлений: «Ира, я понимаю, что ты пережива…»

Ирина отбросила телефон подальше, зарылась в одеяло и снова заснула.

Проснулась она к обеду и ощутила слабость и тошноту. День за окном заволокло надвигающейся грозой. Едва добравшись до кухни, женщина заварила черный чай с пакетика и уселась за стол. Пускай ее найдут так, в пижаме, с кружкой чая в руках.

Тишка истошно кричал, выпрашивая корм, но миска была полной. Ирина отогнала наглого кота и упала на стол. Она не знала, отчего ей хуже: от дурных мыслей или от того, что ее организм убивал сам себя.

Внезапно грохотнул гром, и в его звуке послышался плач.

— Женя?- выдохнула Ирина, вскидывая голову.

Похоже, послышалось.

Кот обиженно мявкнул еще раз на пороге кухни и пошел прочь. Ирина последовала за ним, оставив на столе кружку, из которой сделала едва ли глоток.

Она вошла в Женину комнату и осторожно села на кровать. Погладила нерасправленное одеяло, провела рукой по взбитой подушке. Постель манила к себе, и Ирина поддалась ее искушению. Теперь ее сон больше походил на болезненное забытье.

Она вновь оказалась в том темном месте, где когда-то повстречала странного незнакомца. Здесь ее тело было полно сил и молодой энергии. Ирина закрутила головой по сторонам в надежде снова отыскать того паренька. Может он поможет ей найти Женю? Но его так и не нашлось.  Зато в какой-то момент, обходя одно дерево за другим, Ирина услышала плач издалека, и узнала в нем свою дочь.

— Женя!- закричала она.

Ноги побежали по мягкой, топкой земле.

— Женя!

Плач немного утих, зашуршали чьи-то голоса.

— ЖЕНЯ!

— …мама?- глухо отозвался голос ее девочки.

Ирина заплакала, но продолжила бежать.

— Женя! Женя!!

— … ра!- внезапно вкрутился посторонний голос и громкий, настойчивый стук во входную дверь квартиры.- Ира! ИРА!!!

— Женя…- прошептала Ирина сквозь свое забытье, и улыбнулась, ибо поняла, что ее любимая дочь скоро вернется домой.

Женя не знала как, но ее мать была здесь, в Лесу. Когда-то Лесоцарь грозился ей, что они уничтожат ее мать, что заманят ее сюда. Эта хрупкая больная женщина, больше похожая на бумажную куклу здесь…  Но это не могло быть правдой!

— Не позволю!- взревела она прямо в отвратительные лица лесных жителей.

Она не стала смотреть на Заячью Маску, снова и снова вознзающего нож в сердце своей жены. Закрыла глаза и воззвала: «Слепец! Горелый!… Курильщица! Рыбак! Смеюны! Где вы?!» Она надеялась, что таким образом сможет связаться ос своими помощниками.

И они отозвались.

— Женя, наконец-то!- воскликнула в ее голове Курильщица.- Я добралась до гор.

— Я на своих болотах, нашел тот огромный валун,- промолвил Слепец.

— Доча,- прокряхтел Рыбак.- А я на каменном берегу, с которого смотрел на рыбок-то.

—  Я у лесной арки,- сказал Горелый.

— А мы на Иллюзорных Лугах!- прокричали Смеюны.- Здесь столько камней!

Сердце Жени застучало во сто крат сильнее обычного.

— Тогда покажите им всем, как ненавидите это место, и как хотите вернуться домой! Уничтожим Лес!- и она ударила первой.

28.03.2024
Прочитали 21
Дарья Бойко

Пишу сколько себя помню. Иногда получается дрянь, иногда что-то стоящее.
Внешняя ссылк на социальную сеть Мои работы на Author Today Litnet


Похожие рассказы на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть