Черта 2. Глава 5. Тёмное начало

Едва оставив Терру, Ирвин поспешил покинуть свой Мир. Потому что знал: ещё немного, и Мир овладеет им полностью, так же, как и он владел им.

 

Каждый раз, едва пересекая границу Тёмной Черты, он не мог удержаться от зла. Каждый раз его Мир превращал Ирвина из слуги в Повелителя, опустошая его разум и сердце. Всё доброе, чему Ирвин учился во Вселенной, стремительно исчезало под действием Тёмной энергии, и Зло ещё долго потом превалировало в его сознании, заставляя Исполнителя сражаться с самим собой. Поэтому он всячески избегал прямых контактов со своей сущностью и старался не наведываться домой чаще, чем было необходимо. В этот раз Ирвин вернулся туда не потому, что так было нужно, а потому, что боль, захлестнувшая его после смерти Джеймса, была невыносимой. Потому, что отчаяние и ярость поднялись в его душе такой волной, что он уже не мог с ними справиться. Просто не хватало сил.

 

Как Исполнитель, он чувствовал себя слабым и беспомощным в тот момент, и ничего не мог изменить. Но как Повелитель, он знал, что делать. Он знал, что не позволит Отцу прислать во Вселенную никого другого, кроме Джеймса. Никто другой не будет править в этом Мире, пока Ирвин здесь — таков договор. Отец понимает, что если исчезнет Джеймс, исчезнет и Ирвин — слуга, помогающий Вселенной сражаться со злом. И тогда, на смену ему придёт Тот, другой, из Тёмного Мира, и превратит Вселенную в Ад. Он уничтожит всё, что когда-либо было создано Высшим Разумом, и будет продолжать уничтожать, раз за разом, так же, как он это делал всегда. Если Джеймс не появится сегодня до полуночи, Повелитель Тьмы обрушит на Вселенную свою месть. Ничто не уцелеет — Ирвин себе в этом поклялся.

 

И всё же, несмотря на свою решимость, Ирвин не хотел этой войны. Он не хотел уничтожать то, что помогал защищать столько тысячелетий. Что спасал ещё до того, как во Вселенной появился Джеймс. Он не хотел быть Злом… Но ему придётся стать им, если Отец расторгнет договор… Думая об этом, Ирвин летел сквозь Вселенную, навстречу Земле. Он специально не пришёл сразу на виллу, чтобы дать себе время, уравновесить чаши добра и зла. Едва вырвавшись за пределы Тёмной Материи, он почувствовал, как свет постепенно вытесняет мрак, и ему становится легче. Легче себя контролировать, легче обдумывать свои шаги. Боль, конечно, никуда не ушла. И напряжение, вызванное ожиданием решения Отца, всё нарастало. Останься он ещё ненадолго в своём Мире в таком состоянии, случилось бы непоправимое. Повелитель Тьмы не любил ждать слишком долго…

 

Уже подлетая к вилле на побережье, Ирвин мысленно поблагодарил небеса за то, что Санта и Кристина пребывали сейчас за Чертой. В том состоянии, в котором он сейчас находился, он вряд ли смог бы долго оставаться невозмутимым. Правда, на вилле оставался Эдвард… При мысли о нём у Исполнителя на секунду потемнело в глазах. Ему пришлось даже остановиться и совладать с собой прежде, чем он решился пересечь порог дома. Как он и ожидал, Эдвард находился в гостиной. Он уже восстановился после нападения Кантадоров, и теперь выглядел вполне здоровым. Почувствовав Исполнителя, принц обернулся и шагнул ему навстречу.

 

— Где ты был?! — нетерпеливо спросил он, явно нервничая. — Где отец?! Я перерыл все данные биополей, но нигде не смог вас найти! Что вообще происходит, Ирвин?!

 

— Что происходит? — переспросил Исполнитель, чувствуя, как по его телу пробегает дрожь ярости, и он не может с ней совладать. — Ваш отец погиб, принц — вот, что происходит, — медленно процедил он. — Погиб, когда бросился на помощь глупому щенку, которому захотелось поиграть в героя! Вы не помните, нет?.. Повелителю оставалось пару минут до спасительной границы, когда вы так эффектно вынырнули из чёрной дыры. Кантадоры переключились на вас. Что ему ещё оставалось делать? Он бросился вас спасать… И спас, как видите. Правда, себя уже спасти не смог… — закончил Ирвин, отворачиваясь от принца, чтобы не видеть его ошеломлённого взгляда и побелевшего лица… И чтобы случайно его не убить.

 

— Отец погиб?.. — прошептал Эдвард растерянно, и его лицо подёрнулось мукой отчаяния. — Из-за меня?.. Но этого не может быть!.. Как же я тогда оказался здесь?

 

— Я вас принёс, — выдавил Ирвин, вновь поворачиваясь к принцу. — К сожалению, я поклялся вашему отцу, что не убью вас… И я не убью! — прошипел он, и в то же мгновение врезал Эдварду так, что тот, проломив собой стену, вылетел в сад. Исполнитель тут же оказался рядом. Не дав принцу очухаться, он приподнял его и врезал ещё раз, переломав при этом половину костей и едва не вышибив дух. Ударив его в третий раз, Ирвин сломал ему все рёбра, потом схватил за горло и прижал к земле.

 

— Как же мне хочется разорвать твою хлипкую шейку, маленький заносчивый гадёныш! — процедил Ирвин, встряхнув принца так, что тот вскрикнул от боли и застонал. — Жаль, что я не могу этого сделать!.. Но хочу, чтобы ты запомнил… Если Повелитель не вернётся, я насажу тебя на вертел и подвешу над огнём, где ты будешь жариться вечность! — сказав это, Ирвин отшвырнул от себя принца и вернулся в дом.

 

***

 

 

Ирвин сидел в лаборатории до самого вечера. Опершись на стол локтями, он спрятал лицо в ладонях и почти ни разу не пошевелился. Каждая клеточка его тела была напряжена до предела, каждый нерв вибрировал, словно оголённый провод. За окном уже отполыхал закат, когда он вдруг почувствовал неясное изменение полей. Исполнитель вскинул голову, затем вскочил и стремглав бросился в гостиную.

 

Джеймс стоял у порога, такой как всегда, и спокойно, чуть устало смотрел на слугу.

 

— Сир!.. — выдохнул Исполнитель, обессиленно рухнув на колени, потому что ноги вдруг перестали его держать. — Сир!.. — повторил он, склоняя голову.

 

— Надеюсь, ты приготовил ужин? — спросил Джеймс, скидывая плащ и невозмутимо оглядывая разгромленную гостиную. — Я не ел три дня.

 

Ирвин не отвечал, медленно приходя в себя и чувствуя, как спадает безумное напряжение последних часов. Тогда Джеймс подошёл к другу и поднял его с колен. Поставил перед собой и посмотрел в глаза.

 

— Всё хорошо, — мягко проговорил он, тихонько хлопнув Исполнителя по плечу. — Всё хорошо, Ирвин…

 

— Да, сир, — всё же выдохнул слуга, и его пепельные глаза озарил неожиданный свет. — Теперь всё хорошо… — кивнул он, вновь склоняя голову.

 

— Я и правда, голоден, — Джеймс вдруг улыбнулся. — Ты сможешь отыскать что-нибудь перекусить?

 

— Конечно, сир, — засуетился Ирвин, словно вдруг очнувшись от страшного сна. — Сейчас всё сделаю! Вы пока выпейте кофе, — он мигом вскипятил воду и, заварив крепкий кофе, поставил его на столик перед повелителем, после чего умчался на кухню.

 

Пока его не было, в гостиную, с трудом, вошёл Эдвард. На него было страшно смотреть. Весь в синяках и кровоподтёках, с заплывшим лицом, он тяжело дышал и едва мог стоять. Однако Джеймс не торопился помогать принцу. Он лишь взглянул на него и кивнул на дверь.

 

— Иди к себе! — коротко приказал он. — Утром поговорим.

 

— Да, отец, — хрипло выдохнул Эдвард и проковылял к дверям.

 

Когда Ирвин вернулся, принц уже ушёл.

 

— Ваш ужин, сир, — Исполнитель расставил на столе приборы и замер, ожидая новых приказаний.

 

— Ты сам-то ел?

 

— Да, сир.

 

— Ладно, тогда просто присядь и расскажи, чем всё закончилось.

 

— Кантадоры погибли, сир. Они все угодили в нашу ловушку.

 

— Ты уверен, что все?

 

— Да, сир.

 

— Но ведь где-то гнездо осталось.

 

— Вероятно так, — Ирвин кивнул. — Лет через тысячу выясним. А пока лучше понаблюдать за Вселенной на случай, если подойдёт вторая волна.

 

— Значит, Санте и Кристине лучше побыть за Чертой какое-то время, — поразмышляв, кивнул Джеймс, принимаясь за ужин.

 

Некоторое время они молчали. Потом Джеймс заговорил вновь.

 

— Отец просил передать тебе кое-что, — Повелитель отставил тарелку и взял сигарету. — Он сказал, что по-прежнему доволен твоей работой во Вселенной, но хочет, чтобы ты лучше держал себя в руках… О чём это он, Ирвин?

 

Исполнитель помедлил, потом неопределённо повёл плечами.

 

— Наверное, я… немного погорячился, когда принёс ему ваше тело, сир… — неохотно признался слуга. — Я тогда… был не в себе.

 

— Что ж, я понимаю, — Джеймс задумчиво кивнул. — А что ты делал потом? Эдвард сказал, что не мог найти тебя в Информационном поле.

 

— Я был во Вселенной, сир, — спокойно ответил Исполнитель. — После того, как я вернул принца на виллу, я отправился обратно в седьмой сектор, чтобы всё проверить. А поле я заблокировал, чтобы принцу не пришло в голову вмешаться ещё раз.

 

— Ты просто не хотел его видеть…

 

— И это тоже, сир, — Ирвин невольно помрачнел.

 

— Почему-то я не удивлён, — Повелитель тоже нахмурился. — Знаешь, когда я летел сюда сегодня, то намеревался первым делом свернуть ему шею. Но ты, как всегда, меня опередил, — Джеймс многозначительно кивнул в сторону рухнувшей стены.

 

— Я сегодня же всё приведу в порядок, сир.

 

— Лучше подожди до завтра, — посоветовал Повелитель, вставая из-за стола. — Вдруг, я тоже не сдержусь? — добавил он, и покинул гостиную.

 

***

 

 

Едва рассвело, Джеймс появился в комнате сына.

 

— Вижу, тебе уже лучше, — холодно заметил Повелитель, на глаз определив состояние принца. — Похоже, Ирвин теряет форму?.. Или, и правда, боялся тебя убить ненароком…

 

— Ирвин теряет форму? — хмыкнул Эдвард, и тут же поморщился от боли. — Да он живого места на мне не оставил. Видел бы ты его вчера!..

 

— Да, мне тоже жаль, что я пропустил самое интересное! — съязвил Джеймс. — И жаль, что Ирвину опять пришлось исполнять мою работу!

Эдвард покраснел и опустил глаза.

 

— Ты прав, отец, — помолчав, он угрюмо кивнул. — Я всё это заслужил. Я поступил, как идиот — теперь я это понимаю… Прости меня!.. Я не хотел, чтобы всё так вышло… Я хотел помочь.

 

— Зачем ты вообще сунулся туда, Эдвард?! — не выдержав, рявкнул Джеймс. — Что тебя понесло во Вселенную?!

 

— Я подумал… — принц совсем смутился и опустил голову. — Подумал, что Ирвин хочет… тебя убить! — чуть слышно выдохнул он.

 

— Что? — Джеймс даже рот открыл на секунду. — Ты спятил?!

 

— Я увидел, как он планирует твой маршрут в самый эпицентр Кантадоров, ну и… — голос принца сорвался и стих.

 

Джеймс даже не нашёл, что сказать. Несколько минут он нервно мерил шагами комнату, затем вновь повернулся к сыну.

 

— Я вижу, твоя ненависть к Ирвину уже дошла до абсурда, Эдвард, — мрачно заметил он. — А твоя гордыня раздулась до непомерных размеров. Ты почему-то возомнил, что тебе всё дозволено, если ты мой сын. Так вот, хочу тебя огорчить, мой мальчик: тебе не всё дозволено. А теперь и вовсе дозволено совсем немного… Для начала скажу, что отныне я запрещаю Ирвину произносить слово «принц», как титул. Запрещаю ему называть тебя на «вы» и выполнять какие-либо твои требования. Ты не Повелитель, Эдвард! Здесь подобными привилегиями пользуюсь только я один, запомни!

 

Кроме того, Высший Разум запретил мне брать Полукровок с собой во Вселенную. Он запретил мне рисковать своей жизнью, и жизнью Ирвина, ради тех, кто вообще не имеет права существовать в Его Мирах. Отец предупредил, что ещё одно подобное происшествие, и он запретит мне давать тебе, Кристине, и Санте Эльфониак. И если тебе было так интересно поиграть в героя, то поздравляю: ты доигрался, Эдвард! И доиграешься совсем, если не поймёшь, наконец, разницы между Ирвином и тобой!

 

— Прости, отец! — не найдя больше слов, повторил принц. — Я готов искупить свою вину так, как ты прикажешь.

 

— Отныне твоё место в лаборатории, ясно?! Будешь работать там и всему учиться! А если опять сунешь свой нос туда, куда не просят — отправишься за Черту до конца вечности!

 

— Да, отец, — Эдвард даже спорить не стал. Просто склонил голову.

 

— Сегодня ты свободен. Завтра приступай к работе.

 

— Да, сир, — принц покорно кивнул и не поднял головы до тех пор, пока за Повелителем не закрылась дверь.

 

***

 

 

— Ирвин! — позвал Джеймс негромко, и слуга тотчас появился в дверях.

 

— Вы звали, сир? — он склонил голову.

 

— Да. Скажи, ты проверил все сектора?

 

— Все, Повелитель. Небольшие отклонения в энергетических полях всё ещё присутствуют. Не думаю, что это Кантадоры, но лучше понаблюдать несколько месяцев.

 

— Обязательно. Теперь, вот ещё что… Я говорил с Эдвардом и сказал, что запретил тебе подчёркивать его титул и как-то выделять… В общем, хватит с ним церемониться, тебе ясно? Отец хочет, чтобы Полукровки держали дистанцию. Он запретил вмешивать их в работу по Вселенной. Не знаю точно, в чём тут дело, но мне показалось, что Кантадоры были не главным источником Его волнений, Ирвин. Честно говоря, я немного удивился тому факту, что Отец решил меня вернуть, ведь такие ошибки не прощаются, не так ли?

 

— Если Отец вернул вас, значит, считает это целесообразным, сир, — уверенно заметил Ирвин. — Что касается Полукровок, то нет ничего удивительного в том, что Отец так настроен. Сначала Кристина чудила, а теперь и Эдвард. По его вине погиб Истинный, а это уже не шутки. Отец не мог оставить это без внимания, вы ведь понимаете… Кстати, раз уж мы говорим о вашем сыне, сир… Та девушка, что он притащил с собой после миссии — она ещё жива. Я только что обнаружил её поле. Она всё ещё находится в лесном доме. Конечно, сам факт того, что принц завёл подружку, не несёт никакой угрозы, но у Эдварда пока нет никакого опыта в подобных делах. Он может совершить ошибку, даже не желая этого. Например, может дать девушке Эльфониак, или отпустить её, забыв стереть память… В общем, я не хочу, чтобы у вас опять были неприятности, сир.

 

— Хорошо, пожалуй, ты прав. Я поговорю с ним… Хотя… — Джеймс на мгновение задумался. — Наверное, мне лучше прежде познакомиться с ней, Ирвин. Пока Эдвард не натворил ещё каких-нибудь глупостей.

 

— Как пожелаете, сир, — Исполнитель склонил голову и направился к дверям.

 

— Давно хотел у тебя спросить, Ирвин… — остановил его на пороге голос Повелителя. Слуга покорно замер и обернулся.

 

— Слушаю, сир.

 

— Скажи, почему я никогда не слышал о твоих подружках? — прищурился Джеймс.

 

— Ну, это просто, сир. Наверное, потому, что я не завожу от них детей, — хмыкнул Исполнитель, и, вновь склонив голову, скрылся в дверях.

 

***

 

 

В густых сумерках чернел лес. Ели так плотно подступали к дому, что сквозь них не просвечивало даже солнце. А было ли оно? Луизе уже казалось, что нет. С тех пор, как она находилась в этом доме, она ни разу не видела солнца. Серые сумерки сменяла темнота, потом наоборот — и так изо дня в день. Ветки на деревьях изредка колыхались, а значит, ветер был. И дождь, потому что стёкла на окнах два раза были мокрыми. Луиза пыталась открыть окно, но не могла. Незримый барьер защищал окна, не давая ей приблизиться к ним больше, чем на шаг. Точно таким же барьером была ограждена и дверь комнаты, в которой её запер тот человек. Тот страшный человек, который убил хромого старика. Он появлялся несколько раз. Оставлял еду, воду и уходил, не говоря ни слова. Луиза пыталась с ним заговорить, даже объясниться знаками, но он не хотел ей отвечать.

 

Вечером, когда сумерки сменяла ночь, девушка умирала от страха. Она обшарила всю комнату в поисках выключателя, но его тоже не было. Впрочем, это и не удивительно. Откуда в лесу могло взяться электричество? Каждую ночь она не могла уснуть, вздрагивая от каждого шороха, от каждого скрипа деревьев за окном. Сколько она уже тут? Неделю? Месяц? Год?.. Луиза потеряла счёт времени. Теперь ей казалось, что здесь времени нет вообще. Что она попала в какой-то параллельный мир, где её оставили умирать. Она бродила по комнате из угла в угол и чувствовала, что начинает сходить с ума. От одиночества, от неизвестности и страха. Понимая, что больше этого не выдержит, девушка решила вырваться из заколдованного леса любой ценой. Пусть даже попытка будет стоить ей жизни — всё равно. Главное — что-то изменить. Но сначала надо подготовиться.

 

Не найдя ничего такого, что можно было бы использовать, как оружие, она разбила тарелку и, выбрав самый острый осколок, спрятала его в карман кофты. Остальные осколки она аккуратно собрала и запихнула под кровать. Что ж, теперь она, по крайней мере, вооружена. Оставалось только дождаться её тюремщика и выбрать удобный момент. И будь, что будет. Больше она не останется в этом плену ни дня!..

 

Луиза ждала всю ночь и весь день, но её надзиратель не появлялся. Наконец, когда девушка почти отчаялась, она услышала лёгкие шаги за окном и спустя пару секунд дверь распахнулась. Сердце Луизы подпрыгнуло и забилось, как сумасшедшее, когда Эдвард вошёл в комнату. Она опустила руку в карман и изо всех сил сжала осколок. Едва принц повернулся к ней спиной, девушка бросилась к нему и… тут же отлетела к стене, оглушённая его молниеносным ударом. У неё перед глазами всё ещё плыли оранжевые круги, когда Эдвард подхватил её и поставил на ноги.

 

— Я смотрю, ты уже пришла в себя, и даже заскучала? — насмешливо заметил он, пальцем вытирая капельки крови, брызнувшие из её рассечённой губы. — Что ж, тогда нам пора познакомиться. Меня зовут Эдвард. А как твоё имя?

 

Девушка не отвечала. Она вся дрожала. Эдвард ждал, одновременно рассматривая пленницу. Луиза была очень юной, лет восемнадцать, не больше. И очень хорошенькой. Большие карие глаза были похожи на спелые вишни, длинные тёмные ресницы, аккуратненький носик с чуть вздёрнутым кончиком, алые, чувственные губы, густые волны каштановых волос, стянутых резинкой в высокий хвост. Сейчас резинка соскочила, и её волосы небрежно рассыпались по плечам и груди.

 

— Я думал, ты хочешь поговорить, — так и не дождавшись ответа, принц ухмыльнулся. — Ты так старалась привлечь моё внимание все эти дни. Что же теперь случилось? Расстроилась, что не смогла меня убить? — принц резко встряхнул её так, что девушка взвизгнула. — Отвечай! — приказал он, внезапно заледеневшим тоном.

 

— Зачем вы держите меня здесь? — набравшись храбрости, дрожащим голосом спросила она. — Что вам от меня надо?

 

— Ты не хочешь отвечать на мои вопросы, но требуешь ответов у меня? — хмыкнул Эдвард и его взгляд стал злым. — Что ж, видимо, пришла пора тебе ответить, — пробормотал он, запуская пальцы ей в волосы.

 

Луиза дёрнулась, пытаясь вырваться, но принц жёстко откинул её назад и начал срывать с неё одежду. Девушка закричала и стала отбиваться как разъярённый маленький зверёк. Она царапалась, кусалась, хлестала ладонями по его щекам, но принц не обращал на это внимания. В конце концов, он грубо швырнул её на кровать и ударил по лицу так, что у неё потемнело в глазах. Потом продолжил её раздевать. Луиза больше не пыталась защищаться. Она только плакала, стараясь помешать ему стянуть с неё одежду.

 

— Прекрати это немедленно! — внезапно раздался голос Джеймса, и он сам появился в дверях. Подойдя к сыну, он жёстко отшвырнул его в сторону и загородил собой девушку. — Ты ведёшь себя как дикарь! — процедил он, прожигая Эдварда пылающим взглядом. — Чем ты лучше тех насильников?!..

 

— Не вмешивайся! — Эдвард едва не бросился на отца. — Она моя, ясно!.. Уходи!..

 

— Твоя, говоришь? — прищурился Повелитель, отвечая сыну ледяным угрожающим взглядом. — А может, у неё спросим? — и он обернулся к девушке.

— Нет! Не смей! — рявкнул принц, бросаясь к отцу. Но тот одним движением вновь отбросил его к стене.

 

— Не забывайся, мой мальчик! — глухо предупредил он, покачав головой. Потом вновь обернулся к девушке.

 

— Нет! Не смотри ему в глаза! — попытался предупредить Эдвард, но было уже поздно. Полные слёз глаза Луизы встретили тёмный взгляд Повелителя и тут же заблудились в призрачном лабиринте янтарных огней. Всего несколько секунд он удерживал её взгляд, потом осторожно взял её за руку и помог подняться. Эдвард застонал и сжал кулаки. Джеймс взял плед и накинул его на дрожащие плечи Луизы.

 

— Ты не смел этого делать! — в отчаянии выдохнул принц, наблюдая за тем, как Джеймс аккуратно промокает салфеткой кровь на её лице.

 

— Если ты не можешь добиться любви без насилия, то ты вообще не достоин любви! — осадил Джеймс, в ярости обернувшись к сыну. — Я не мог представить, что мой сын докатится до такого!

 

— Этой девчонки всё равно уже нет! Какая разниц, что я с ней сделаю?! К чему мне её любовь?!

 

— Она — человек! И она ещё жива, Эдвард! Ты не смеешь причинять ей боль!

 

— Почему?!

 

— Потому что я тебе запрещаю! — рявкнул Джеймс, обрывая сына.

 

— Ладно, — подавив в себе злость, язвительно кивнул принц. — И что же дальше?.. Что ты собираешься с ней делать?.. Пожалеешь её, а потом убьёшь? Или возьмёшь с собой на виллу?

 

— Я могу ответить, чего я НЕ собираюсь делать, — спокойно заметил Повелитель. — Это бить её и насиловать. Остальное тебя не касается!.. Отправляйся домой! — приказал он прежде, чем Эдвард снова раскрыл рот.

 

Принц помедлил, но всё же подчинился. Он склонил голову и покинул дом.

 

— Спасибо! — прошептала девушка, когда за принцем закрылась дверь.

 

Джеймс обернулся и несколько секунд смотрел ей в глаза.

 

— Ты сможешь не задавать никаких вопросов, ни во что не вмешиваться, если я возьму тебя с собой? — вдруг спросил он. — Можешь пообещать держать язык за зубами?

 

— Да, — она поспешно кивнула. — Я обещаю вам! Только заберите меня отсюда, пожалуйста!

 

— Хорошо, — Повелитель приблизился и медленно опустил ладонь ей на лоб. — Теперь закрой глаза! — шепнул он. Луиза подчинилась и тут же провалилась в глухую ночь.

0
29.02.2020
avatar
Светлана Фетисова
32

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Рекомендуем почитать

Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть