Кошачья романтика 

Прочитали 657
3+








Оглавление
Содержание серии

­У самого берега моря, на бледно голубых волнах тихо и мирно качался огромный резиновый корабль. Пожалуй, если бы в нём была душа, то он непременно сию же минуту отправился б в далекое и веселое путешествие. 

 Хотя… Нет, ничего б у корабля не получилось. Ведь он был крепко привязан к берегу металлической цепью. К тому же, надёжно охранялся свом владельцем — низкорослым пиратом со странноватым именем Сарк.

 Чтобы описать этого невысокого пирата, достаточно назвать три вещи. Во-первых, это красный, как его костюм, и круглый, словно спелый помидор, нос. Во-вторых, густая рыжая борода. А в третьих — его несносный характер. Дело в том, что Сарк всегда был злым и на всех обиженным. Вот и сейчас он недовольно ходил по берегу, с нетерпением ожидая покупателя своего вездехода. Вездеходом назывался тот самый огромный резиновый корабль, который с помощью пульта мог превратиться в автомобиль, в вертолёт и даже в ракету или еще какой-то транспорт. Зачем же Сарк продаёт такой замечательный аппарат? А потому, что вездеход имел некоторый дефект. 

 Какой именно? Об этом, друзья, вы узнаете (а точнее — вспомните) немного позже.

 Итак, топтался по берегу Сарк, топтался… И вдруг в тот момент, когда он уже думал развернуться и пойти домой, увидел кое-что подозрительное: к нему, будто живая лента, приближалось что-то длинное и зелёное.

— Змея! — испугался Сарк и потянулся за саблей. За несколько секунд он всё-таки вспомнил, что никогда сабли и не имел (разве что деревянные, которые постоянно ломал ему старший брат Лез). Сообразив, что опасность близко, а защищаться нечем, пират поступил максимально храбро — с перепугу упал на землю и закрыл лицо руками. 

 Но, как оказалось, к нему приближалась вовсе не змея, а зеленый кот Сосискин. Его тело и в самом деле было очень длинным. Поэтому, когда он ходил на свойх четырех коротеньких лапках, то вполне мог напомнить собой настоящую змею. 

— Здравствуйте, господин Сарк! — радостно воскликнул Сосискин. Потом, словно пружину, скрутил свое худое тело в спираль и встал на задние лапы. — Ну что, Вы ещё продаёте вездеход? 

 — А, да Вы же мой клиент? — понял наконец пират, подводясь на равные ноги. — А я тут, понимаете, решил землю осмотреть: вдруг кто-то монету уронил.

 — Ну да, да, — закивал Сосискин. — Так что насчёт вездехода? Продаете? 

 — Да, продаю. Давайте пятьдесят улыбчивых монет — и вездеход Ваш. 

— Пятьдесят?! В рекламе же было написано сорок.

 — Уважаемый клиент, Вы же знаете, как ныне много проблем: инфляция идёт, курс валют меняется , такое-сякое… 

— Ах, да, да… — закивал зелёный кот, хотя на самом деле из всего услышанного понял только «такое-сякое». Помня, что времени у него мало, Сосискин протянул Сарку обещанные монеты. — А как же пользоваться этим кораблём?

 — Да очень легко! Он же у меня топнутый.

 — Какой-какой? 

 — Топнутый. Вот Вы залезьте на него, топните лапой по палубе — и он как запры… Кхм, то есть, как поплывет по волнам морским. А захотите его остановить — снова топните по палубе. Понятно?

 — Вроде бы… — неуверенно произнес Сосискин. Возможно, он задал бы хитрецу ещё несколько вопросов, но Сарк уже удрал вместе с заработанными деньгами. Не теряя даром времени, зелёный кот помчался домой. Взял сундуки, в какие ещё утром положил всё необходимое для романтической прогулки, и перетащил их на странноватый резиновый корабль.

 Итак, пока Сосискин будет украшать вездеход, я вам, друзья, кое-что расскажу. Дело в том, что он влюбился в Крикуху. Это такая хорошенькая жёлтенькая кошечка с розовыми полосками на меху. Хорошенькая, только немного крикливая… В общем, начитавшись журналов, которые выписывал его младший брат, — пёс мопс по имени Тяфкало, — зелёны кот решил устроить для возлюбленной настоящую романтическую прогулку. Выйдет ли у него это? Давайте посмотрим.

 Когда Сосискин уже заканчивал украшать палубу, к кораблю подошла Крикуха.

 — Эй, Сосискин! — крикнула она так, что вездеход покачнулся. 

 — Тише, пожалуйста, тише, — попросил длиннотелый кот. — Я здесь, на корабле. Ты тоже поднимайся сюда. 

 – Сосискин, неужели это твой корабль? — удивилась кошечка, поднимаясь на палубу. — Как он хорош!

 — Более того: именно на этом корабле мы сейчас отправимся в романтическое путешествие! Но сначала давай попробуем не менее романтический ужин. Или завтрак? Ай, впрочем, какая разница!

 Учтиво, словно настоящий джентльмен, скрученный в пружину кот подвел Крикуху к застеленному белой скатертью столику. На нём стояла огромная металлическая тарелка, которую, как купол, накрывала здоровенная серебристая крышка.

 – Вуаля! — крикнул Сосискин и поднял крышку. А под ней же оказалось целая горка сахарных… косточек. — Как тебе, Крикуха? Нравится?

 — Нет, — недовольно ответила кошечка. От невероятной силы её крика зелёный кот, вместе со столиком и романтическим ужином (или завтраком), полетел за борт.

 — Почему это ей не понравилось? — удивлялся Сосискин, возвращаясь на корабль. — Об этом же было сказано в журнале Тяфкалы! А, вероятно, потому, что косточки были надкушены. Конечно, как я сразу об этом не догадался! Кстати, кто их уже попробовал? Ай, потом узнаю. Надо пока ситуацию исправить.

 Оказавшись на палубе, скрученный в пружину кот решил удивить Крикуху ещё одним подарком. В этот раз сюрпризом стал шоколадный торт. Точнее сказать — огромный торт в виде собачей будки.

 — Ну, как? — взволнованно спросил Сосискин. — Взгляни: такой большой и вкусный торт. Разве он не красавец? 

 — Нет — в очередной раз выкрикнула кошечка, снова силой крика отправив зелёного кота за борт корабля.

 — Если Крикуха будет так реагировать на каждый мой подарок, то я скоро превращусь из сухопутного кота в какую-то амфибию, — такой печальный вывод сделал Сосискин, вновь вылезая из моря в свой резиновый корабль. — Нет, что-то с этими журналами Тяфкалы не так. Может, у них срок годности истёк? Ай, с этим потом разберусь. А пока — отложу все свои сюрпризы на потом и начну уже романтическое путешествие. На ходу же Крикуха не сбросит меня в море. Или сбросит? Размышлять некогда. Судя по недовольному лицу кошечки, она готова в любой момент закричать так, что несчастный вездеход может запросто лопнуть. Так что действовать нужно быстро и решительно.

  — Что ж, я уже понял, что тебе не очень понравились мои подарки, — признал свою ошибку скрученный в пружину кот. — Поэтому я предлагаю тебе то, что не может не понравиться — незабываемое путешествие на корабле!

 Сосискн топнул лапой по палубе, после чего огромный резиновый вездеход задрожал и… запрыгал по голубым волнам моря. Да, друзья, вам не послышалось: не поплыл, не поехал и даже не полетел, а именно попрыгал по воде, словно гигантский кенгуру. Именно из-за этого дефекта Сарк и решил продать свой любимый (и, кстати, единственный) вездеход. 

 — Да… Ой! …Сосискин… Ай! …Это путешествие… Ох!… Я точно… Уй!… Не забуду! — недовольно приговаривала Крикуха, подпрыгивая вместе с кораблем и ахая каждый раз, когда тот снова опускался.

 — Прости… Ой! Я и не знал… Уй! Что он… Ух! Такой прыгучий… Ох! — оправдывался зелёный кот, тоже прыгая по палубе. Вдруг из кают выпрыгнули ящики — те самые, в которых Сосискин сберегал сюрпризы. В какой-то момент один из сундуков открылся и из него вылетел… мопс. Правый глаз этого маленького пёсика был полностью белым, а левый — абсолютно чёрным. Ещё одной особенностью неожиданного пассажира было то, что он говорил только одно слово — «Тяф!». Впрочем, скрученный в пружину кот прекрасно понимал, что он говорит. Почему? А потому, что это был родной брат Сосискина — мопсик Тяфкало.

 — Что ты… Ой! Здесь делаешь? — крикнул зелёный кот.

 — Тяф! — отвечал Тяфкало. В данной ситуации это означало: «Я хотел идти с тобой, но ты меня не пустил. Вот и пришлось спрятаться в один из твоих сундуков, чтобы незаметно пробраться на корабль.»

 — Но я ж… Уй!… Приказал тебе… ой! … Остаться дома! — продолжал сердиться Сосискин.

 — Тяф! — снова тяфкнул мопс. На этот раз это означало следующее: «Прости меня, пожалуйста. Я больше так не буду себя вести. По крайней мере, постараюсь.»

 В этот момент в разговор братьев вмешалась Крикуха:

 — Может быть ты… Ой! Сосискин… Уй! Лучше… Ай! Остановишь… Ох! Корабль?

 «Точно! И чего же я жду?» — подумал скрученный в пружину кот и изо всех сил топнул лапой по палубе. После этого корабль внезапно остановился. Настолько внезапно, что Сосискин даже не успел ни за что схватиться, и потому снова улетел за борт. В этот момент рядом с ним появилась яростная и голодная акула с крупным шрамом у правого глаза.

 — Спаааасииитеее! — визжал зелёный кот, плавая вокруг резинового корабля. А за ним неустанно плыла акула, угрожающе хлопая острыми, почему-то загнутыми внутрь зубами.

 — НЕ ТРО-ГАЙ Е-ГО! — изо всех сил закричала на неё Крикуха.

 Сила крика хорошенькой кошечки оказалась настолько значительной, что бедного Сосискина вместе с хищной акулой забросило далеко-далеко, на безлюдный остров. Остров был настолько маленьким, что на нем не уместился бы карликовый слоненок. И даже из растений здесь была лишь одна высокая, с широкими зелёными листьями, пальма. Именно на неё и забросило несчастного зелёного кота. А что же подлая акула? Учёные утверждают, что эти хищники не могут долго жить без воды. И это так: в нормальном мире такие зубастые создания только и делают, что плавают в морях и океанах, охотясь на мелких рыбок. Но в Чудаковатом Мире существуют некоторые редкие виды, которые с удовольствием прыгают по песку, чтобы догнать свою жертву. Сосискну «повезло»…

 Целый час скрученный в пружину кот просидел на пальме, вокруг которой непрерывно продолжала прыгать неугомонная акула. И только через час к мелкому острову подплыл (именно подплыл, а не припрыгал!) резиновый вездеход. Увидев на его борту кошечку в желто-розовую полоску, акула испуганно спрыгнула с острова обратно в море: зубастая обжора совсем не хотела снова полетать.

 — Слезай, трус несчастный, — тихонько (насколько это возможно для Крикухи) произнесла полосатая кошечка. — Или тебе, Сарделькин, особое приглашение нужно?

 — Я, вообще-то, Сосискин, — обиженно пробормотал зелёный кот, забираясь на корабль. 

 — Да хоть Колбаскин, — засмеялись Крикуха. — Если бы не мы с Тяфкалом, ты бы вообще был Акульичим-Завтракиным. Ведь это именно твой брат сумел сделать так, чтобы твой странный вездеход не прыгал, как бешеный заяц, а плыл, будто обычный корабль. А ты даже «спасибо» не сказал. 

 — Спасибо, — буркнул кот и, ещё более свернувшись в пружину, пошёл в каюту. Там он и просидел всё то время, пока вездеход плыл обратно. 

 «Что же я натворил? — грустно размышлял Сосискин, сидя в маленькой каюте. — Вроде бы ничего плохого не хотел. Только провести романтическое путешествие вместе с любимой кошечкой. А что вышло? Брата обидел, перед Крикухой опозорился… Эх, плохой из меня романтик, ужасный из меня брат…» 

 Когда резиновый корабль наконец пристал к берегу и все пассажиры из него вышли, зелёный кот обратился к друзьям с короткой речью:

 — Простите меня , пожалуйста! Я теперь понимаю, что был не прав. И тебя, Крикуха, обидел. И тебя, Тяфкало, тоже… 

 — Не огорчайся так, Колбаскин, — проговорила полосатая кошечка. — Мы и так тебя простили. Да, Тяфкало?

 — Тяф! — весело кивнул Тяфкало. На этот раз это означало: «Конечно, не обижаюсь! Мы же, всё-таки, братья с тобой. А братья должны друг другу помогать. Не так ли?» 

 — Что ж… — продолжила Крикуха. — Теперь сделаем так: мы с Тяфкалом поищем какое-нибудь кафе, а ты, Сарделькин, убери куда-нибудь этот вездеход. Только теперь без всякой романтики: сегодняшних впечатлений мне на все девять кошачьих жизней хватит. Договорились?

 — Угу, — застенчиво отвечал скрученный в пружину кот. «Неужели мое имя настолько сложное, что его так трудно запомнить? — подумал Сосискин, глядя, как полосатая кошечка вместе с его братом дружески шли искать кафе. — Может, она так подшучивает надо мной? Разве не хватит уже обижаться за неудачное путешествие? Ай, потом разберусь с этими пустяками. Сейчас нужно разобраться с другой, большой, проблемой — куда можно деть никому не нужный резиновый корабль?»

 Внезапно за спиной зелёного кота послышалось протяжное «Кхм-кхм!». Сосискин обернулся: перед ним стоял красноносый пират Сарк. Да, тот самый рыжебородый хитрюга, который сегодня утром продал свой ненормальный вездехоб скрученному в пружину романтику. 

 Сияя глазами, он посмотрел на зелёного кота и уверенно произнес:

 — Что, хотите продать корабль?

 — Да! — радостно воскликнул Сосискин и радостно протянул лапу. 

 — Покупаю! — не менее бодро выкрикнул Сараи положил на лапу кота… десять улыбчивых монет.

 — Почему десять? Я ведь покупал за пятьдесят!

— Вы же знаете, как сейчас много проблем: инфляция идёт, курс валют меняется, такое-сякое… 

 — Подождите, подождите… — удивленно забормотал зелёный кот. — Вы то же самое говорили тогда, когда повысили цену до 50 монет.

 — Так я же тогда продавал корабль, а теперь покупаю. А это две большие разницы. Ну так что? Продаёте вездеход за десять улыбчивых монет? Предупреждаю: через минуту я куплю этот корабль не дороже, чем за 8 монет. 

 Загрустив, скрученный в пружину кот взял несчастные десять монет и пошёл вслед за Крикухой и Тяфкалом. «Ох, уж этот пират. Обманул меня так обманул. Ну, ничего, Сарк, ты своё получишь. Вот, если бы ты по-честному купил вездеход, то я бы попросил своего брата, чтобы он объяснил, как правильно пользоваться кораблем. А так — нет, ничего не скажу. И будешь ты, красноносый хитрюга, прыгать на нём, как верхом на гигантском кенгуру. Круто я ему отомстил! Ха-ха!» Да, если романтик из Сосискина не вышел, то мститель — вполне удался.

 Не так ли, друзья?

02.08.2023

Люблю фантастику, так как реального мира мне мало
Мои работы на Author Today Litnet


Похожие рассказы на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть