Из огня да в полымя. Глава 1

Прочитали 101
18+

Глава 1.

— Девушка!.. Эй, девушка!

Я продолжала двигаться не оборачиваясь. Слишком привыкла получать обидные прозвища от разнузданных подростков. Не было ни одного дня, чтобы кто-то не кинул вслед: «Эй, каракатица рыжая, куда ковыляешь? Смотри, палку не потеряй, а то придётся тебя на скейте везти!»

В общем, всё в таком роде. Странно, что сегодня обозвали просто «девушкой», непривычно даже.

Я крепче вцепилась в палку, на которую упиралась при ходьбе, стиснула зубы и приготовилась перетерпеть боль, возникавшую всякий раз, как только начинала подъём по ступенькам.

Ногу прострелило от бедра до самых пальчиков, отчего на мгновение перехватило дыхание. Но я была готова. Сдержала брызнувшие от боли слёзы и упрямо полезла вверх, одной рукой цепляясь за перила, второй подставляла деревянную клюку. Вода противно хлюпала в ботинках, с натянутого на глаза капюшона капли холодного дождя стекали за воротник. Да ещё проезжающая мимо машина окатила брызгами с головы до ног, пока я собиралась с духом шагнуть на тротуар.

Сегодня мне вообще не везло. Сначала сломался лифт, и чтобы не опоздать на работу пришлось ковылять по лестнице с четвёртого этажа. К концу пути перед глазами уже прыгали звёздочки, но нужно было продолжать идти вперёд, поскольку подняться назад в квартиру я бы уже не смогла. Так что, смирившись, мужественно преодолела дорогу до газетного киоска, куда устроилась работать сразу же после выпускного в детдоме. Благо, киоск находился неподалёку, в соседнем переулке на другой стороне улицы, и пройти нужно было всего четыре дома.

Отсидев в душной стеклянной коробке положенные восемь часов, прочитав очередное незамысловатое фэнтези, с чистой совестью направилась обратно домой. Торговля газетной продукцией не была пределом моих мечтаний, но прозябать всю жизнь инвалидом, запертым в четырёх стенах, казалось невыносимым.

Маленькую квартирку, которую мне дали после выпуска из детдома, я постаралась привести в божеский вид, и придать ей подобие уюта. Сшила занавески, поставила горшки с цветами, купила скатерть и покрывало. Каждую зарплату обязательно наведывалась в хозяйственный магазин, чтобы приобрести чего-нибудь для дома. Это было моим главным удовольствием — мой дом! Теперь он у меня есть! Тот, куда хочется возвращаться. И пусть меня никто не ждёт, но там я чувствую себя настоящей, живой, защищённой.

Осталось совсем чуть-чуть. Сейчас подъезд, немного ступенек, и я на месте! Дома!

Моя рука потянулась к ручке двери, а глаза сами собой загорелись от счастья, но тут прямо передо мной возник ОН — худощавый парень, лет двадцати, одетый в чёрную штормовку, появился из ниоткуда, напрочь заслонив проход к вожделенной двери.

— Привет! — брякнул он, широко улыбнувшись. Засунув руки в карманы, парень замер, напротив, с лёгким интересом рассматривая моё лицо. — Ты чего не останавливаешься? Я тебя звал-звал!

— Так это ты? — поёжившись от ледяного ветра, с тоской подумала о горячем чае и оставшихся от вчерашнего ужина пирожках с клубникой. Стоять было неудобно, правая больная нога начинала предательски неметь. — И зачем ты меня звал? — уныло спросила, подняв голову, и, в свою очередь, рассматривая незнакомца.

Парень был очень хорош собой, что сразу отвлекало и сбивало с мысли. Чётко очерченные скулы, волевой подбородок, прямой аристократический нос, покрытая ровным загаром смуглая кожа. А глаза!.. У меня захватило дух, как только я в них заглянула. Боже, какие это были глаза! Совершенно нереальная, почти оранжевая, словно яркое солнце радужка поблескивала золотыми искорками. Они горели в ней подобно россыпи звёзд и отражали свет даже в такой серый и ненастный день, как этот. Радужку очерчивал тёмно-коричневый ободок, отчего глаза казались бездонными, и пламенели огнём, как океан на закате. Они притягивали, гипнотизировали, поглощали… Я так долго не могла отвести от них взгляд, что, кажется, напрочь позабыла, где нахожусь и вообще куда направляюсь. Поэтому, когда парень заговорил вновь, вздрогнула и покраснела, поспешно опустила голову и незаметно перевела дыхание.

— Прости. Наверное, нужно было звать тебя по имени, но я как-то растерялся, — сверкнув белозубой улыбкой, продолжил незнакомец. — Ты ведь Таис, да? Таисия Ветрова, восемнадцать лет. Через два месяца исполнится девятнадцать. Живёшь в этом подъезде, в сорок четвёртой квартире…

— Ну, да… А ты кто? — я откровенно растерялась. Парень произносил всё таким тоном, словно зачитывал постановление суда.

— Марк, — представился он, отступив наконец от двери, пропуская меня вперёд. — Я твой куратор.

Странно это. Я не могла отвести от него взгляда и потому заметила, как золотые звёздочки в его глазах неожиданно погасли, а оранжевая радужка потемнела — стала тёмной, почти слилась с ободком. Он как будто разом повзрослел, перестал излучать доброжелательность.

Я прошла в подъезд, отчаянно стараясь не волочить ногу и сохранить на лице что-то похожее на невозмутимость.

— Так ты из опеки? — спросила я снова, продвигаясь к лифту. — Или из соцзащиты?

— Из защиты, — кивнул Марк, насмешливо сузив зрачки. — Только другой.

— Не поняла, — я остановилась у лифта, как вдруг ощутила закравшуюся тревогу. Заходить с незнакомцем в лифт почему-то расхотелось. Да и вообще, всё казалось слишком странным. Каким-то неестественным, что ли.

И опять эти глаза. Смотрят на меня со смесью любопытства и странного превосходства, как будто со снисхождением.

— Лифт! — заметив, что я вновь застыла, парень кивком указал мне на кнопку. Словно загипнотизированная, подняла руку и вдавила кнопку пальцем. И ничего! Ничего не произошло! Лифт по-прежнему не работал! Проклятье!

Чертыхнувшись от досады, на какое-то время я выпала из реальности, лихорадочно соображая, что делать теперь. Скосила глаза на парня, наблюдая за его реакцией. Марк стоял всё в той же позе, расслабленно облокотившись о стену, и продолжал сверлить меня взглядом.

— Не работает, — процедила сквозь зубы, начиная злиться.

— Угу, — он кивнул, и в его огненных глазах появился неприкрытый интерес. Даже какое-то предвкушение, словно лучшим зрелищем в его жизни может стать то, как я карабкаюсь по лестнице на четвёртый этаж.

— Что тебе от меня нужно? — спросила, уже изрядно взбешённая. — Может, расскажешь, раз уж мы тут застряли?

— Не-а. Здесь — не место, — Марк выразительно обвёл взглядом грязный подъезд и покачал головой.

— Тогда зайди в другой раз! — огрызнулась я, решительно направляясь к ступеням. Стараясь негромко пыхтеть, стала подниматься.

Несколько секунд парень недоумённо смотрел мне вслед, изящно вскинув красивые тёмные брови, затем вдруг шагнул ко мне и, подхватив на руки, легко, словно на крыльях, преодолел четыре этажа. И прежде чем мой рот открылся, чтобы что-то сказать, мягко поставил меня на ноги, на коврик перед квартирой.

— Э-э-э, спасибо, — сдавленно выдохнула, нащупывая в кармане ключи. Руки почему-то дрожали. Голова слегка кружилась после его прикосновений. И вообще, в мозгах был полный бардак, и как ни старалась сосредоточиться на чём-то  — не получалось. Поэтому я покорно распахнула дверь квартиры, кивком приглашая гостя войти. На губах Марка опять расцвела улыбка, от которой по спине почему-то забегали мурашки. Он шагнул в прихожую, огляделся и скинул капюшон.

Чёрные, как смола, длинные, прямые волосы рассыпались по широким плечам, едва парень стянул с себя промокшую насквозь штормовку. Оранжевые глаза хитро блеснули из-под чёрных густых ресниц, отражая в себе жёлтый свет бра, висевшего у зеркала в коридоре.

— А у тебя тепло, — радостно изрёк Марк, потопав босыми ногами по коврику, после чего отправился прямиком на кухню. — И уютно! — раздался уже оттуда его голос, заглушаемый звоном тарелок.

— Капец, приплыли! — фыркнула себе под нос, чувствуя, что ещё немного, и полностью озверею от происходящего. А главное, помешать или остановить события никак не могла. И пока раздевалась, Марк деловито хозяйничал на кухне, инспектируя мои припасы, и невозмутимо воруя пирожки с клубникой.

Когда я, вымыв руки, наконец-то добралась до кухни, гость жевал предпоследний пирожок, и разливал чай в большие зелёные кружки с изображением смеющегося, и, похоже, слегка обдолбанного арбуза. Эти кружки я недавно купила по акции в супермаркете, но так и не достала из коробки. Зато теперь в них красовался ароматный чай, а на тарелках рядом румяной корочкой призывно шипел горячий картофель с кусочками сала и щедро приправленный зеленью.

— Я подумал, что пирожки — не слишком сытный ужин, — воровато покосившись на одиноко лежавший на блюде последний пирожок, жизнерадостно пояснил Марк. — Хотел котлеты пожарить, да фарш замороженный. А может, мы ещё тесто поставим — такие славные у тебя пирожки получаются! — он предвкушающе потёр ладони, но потом взглянул на моё кислое лицо, замолчал, плюхнувшись напротив на табуретку.

— Ты хотел объяснить, зачем пришёл, — подчёркнуто тыкая в ответ на его безаппеляционность и стараясь не поддаваться так и прущей изо всех дыр мужской харизме, уселась на старенький стул, демонстративно сложив руки на груди.

Марк перестал улыбаться, вздохнул, и повторил мою позу, скрестив руки.

— Сначала поешь. Поговорим потом, — не допускающим возражением тоном, неожиданно жёстко потребовал он.

— Не хочу, — я упрямо поджала губы.

Марк продолжал сидеть молча, затем пожал плечами, выжидающе взглянув мне в глаза. Его зрачки расширились, превратившись в две бездонные чёрные дыры, и мне вдруг невыносимо захотелось есть. Голод накатил безжалостной волной так внезапно, что я едва сдержала слюни, заполнившие рот.

Марк усмехнулся, взял вилку и начал показательно жевать, продолжая наблюдать за мной чуть насмешливо.

И я сдалась. В конце концов, он прав: разговор можно и отложить, тем более что картошечка оказалась на удивление вкусной. Я чуть не замурлыкала от удовольствия, чувствуя, как хрустят шкварки у меня на зубах.

Быстро покончив с едой, я не без удовольствия запила всё горячим чаем, и, совершенно осоловевшая, откинулась на спинку стула, приготовившись слушать.

— Другое дело, — удовлетворённо кивнул Марк и подал мне салфетку. — Пери не может долго оставаться без еды, а у тебя с утра маковой росинки во рту не было.

— Откуда ты… — салфетка застыла в руке, и я опять почувствовала раздражение. — Что за Пери, чёрт тебя возьми! И кто ты вообще такой?!

Выбесил всё-таки!

— Хорошо, давай начнём сначала, — Марк досадливо поморщился, затем вдруг встал и завис надо мной с высоты своего роста. Ох, а я даже не заметила сразу, насколько он высокий! Макушкой почти задевал лампу, свисавшую с потолка. А потолки у меня, между прочим, два метра с хвостиком. — Меня зовут Марк, — во второй раз представился он. — А если точнее: Маркус Аль Зорк Ифче. Я твой куратор, пока тебе не исполнится девятнадцать лет.

— Куратор — это…

— Учитель, наставник, защитник, воспитатель — называй как хочешь, — он повёл плечами и вернулся на табуретку.

— И что ты будешь делать, Маркус Аль… как там ещё? — слегка сбилась с толку.

— Аль Зорк Ифче, — подсказал он. — Учить тебя, защищать, поощрять, наказывать — у меня широкие полномочия.

— Правда? — я тяжело сглотнула. — И кем даны подобные полномочия, я могу узнать? — съязвила, одновременно ущипнув себя под столом, чтобы развеять подозрения, что заснула где-то по дороге к дому или упала, потеряв сознание от боли, и сейчас это просто бред. Поморщилась, получив ещё один синяк на бедре. Нет, определённо не сплю. И не брежу. Но, вероятно, очень быстро схожу с ума.

— Конечно, — тем временем Марк невозмутимо кивнул. — Полномочия Зоркам выдаёт Высший совет Гвартариума, после окончания ими Магической академии Пламени. Там же нас распределяют на работу и выдают список Пери, которых необходимо разыскать и… — он слегка запнулся, — инициировать.

Стоп-стоп-стоп! Притормозите! Иначе мой рот так и останется открытым до конца времён. Это что, какая-то шутка? Кому-то показалось мало изводить меня насмешками целыми днями, так надо поиздеваться ещё более изощрённо?!

— Ты не веришь. — Марк словно прочитал мои мысли, снисходительно улыбнулся и взял меня за правую руку. Сжал ладошку, перевернув её тыльной стороной и провёл большим пальцем по моему указательному. — Знаешь, что это? — кивнул на довольно уродливое круглое чёрное родимое пятно, находящееся у основания фаланги, и контрастно выделяющееся на фоне бледной, почти прозрачной кожи.

— Это у меня с рождения! — попыталась отдёрнуть руку, но добилась лишь одного: мои пальцы оказались сжаты железной хваткой.

— Нет, — Марк спокойно качнул головой, неожиданно посерьёзнев. — Это метка, Пери. Ты относишься к Кашири императора Камрана Аль Малика. Её действительно поставили тебе при рождении, чтобы было легче разыскать, если вдруг… потеряешься, — добавил он еле слышно, ещё больше нахмурившись.

— Какого… — я аж задохнулась. — Какого дьявола ты тут сочиняешь?! — мне всё же удалось его отпихнуть, и даже выскочить из-за стола, опрокинув старенький стул. — Ты больной?! Или считаешь меня идиоткой?! Убирайся сейчас же, пока я не позвонила в полицию! — забыв про боль в ноге, я кинулась прочь из кухни, судорожно вспоминая, где оставила свой мобильник. Вспомнив, что так и не вытащила его из куртки, кинулась в прихожую и стала рыскать по карманам. Нащупав телефон, схватила его в руки, собираясь уже набрать номер полиции, но обернулась, чтобы увидеть, что делает мой незваный сумасшедший гость, да так и замерла с занесённым над кнопками пальцем.

Кухня была пуста. Прихожая, не считая меня, тоже. Заглянула в комнату, понимая, что гость не смог бы просочиться незаметно, но всё же… Там никого не было… С замиранием сердца проверила ванну и туалет — пустота. Исчезла даже штормовка, висевшая на крючке у двери, и высокие сапоги, что таинственный красавчик пристроил рядом с порогом на коврике.

Всё ещё не веря своим глазам, и протестуя против творящейся у меня в квартире чертовщины, я облазила все шкафы, обследовала антресоли, кладовку, и даже заглянула под мойку, вполне осознавая, что детина почти двухметрового роста вряд ли поместится в шкафчике рядом с мусорным ведром. Не обнаружив под мойкой никого, кроме единственного таракана, бодро перебиравшего лапками вдоль ржавой сливной трубы, разочарованно захлопнула дверцу, сделав в голове заметку: «срочно купить средство от назойливых домашних насекомых, которыми беспрерывно снабжали меня соседи по лестничной площадке». Этих усатых и наглых тварей было у них в избытке, так что каждый месяц приходилось обновлять запас инсектицидов, чтобы, избегая перенаселения, дружная команда рыжих не перебралась жить ко мне. Бороться с соседями было бесполезно. Они ведь как родственники. А родню, как известно, не выбирают.

Позволив таракану беспрепятственно скрыться за плинтусом, я тяжело вздохнула и вернулась в прихожую. Подёргала запертую входную дверь, нащупала в кармане ключи, и поплелась в комнату. Рухнула на кровать почти без сил и отключилась, не успев раздеться.

***

Разбудил меня непривычный шум, донёсшийся из моей маленькой кухни уже на рассвете. Приоткрыв один глаз, взглянула на будильник и обмерла. Половина пятого утра! Я проспала весь вечер и всю ночь! Да ещё и… глянула на себя и взвизгнула! Меня раздели!

Подскочив на кровати, потрясённо уставилась на нежно-голубую ночную сорочку, что обволакивала моё полностью обнажённое тело, и бежевое покрывало, заботливо накинутое сверху. Вот, чёрт! От шока мгновенно онемели пальцы ног, а из лёгких выбило весь воздух. Схватившись за сердце, которое колотилось сейчас где-то у горла, я медленно сползла с кровати и, стараясь не шуметь, схватила со стула старенький халат. Завернулась в него, одновременно пытаясь понять, где мои вещи. Не найдя ничего, даже белья, полезла в шкаф за новым. Дрожащими руками натянула трусы, каждый раз замирая, когда с кухни раздавался очередной звон посуды. Пригибаясь, как от снарядов, почти не дыша, направилась на звук, прихватив по дороге свою верную клюку, и намертво сжав её в дрожащей руке.

— А, вот и ты! — не успела приоткрыть дверь, раздался приятный мужской баритон, и на меня повеяло сногсшибательным запахом запекаемой пиццы с грибами. Потом раздались шаги, и передо мной предстал вчерашний гость. Одетый в чёрные модные штаны и серую водолазку, подпоясанный моим кухонным фартуком, он выглядел немного нелепо и слишком уж по-домашнему, что как-то сразу сбило весь мой боевой настрой. Его роскошные чёрные волосы были стянуты кожаным шнурком в низкий хвост, что сделало лицо ещё более мужественным и даже каким-то хищным. К тому же Марк совершенно искренне улыбался, полностью игнорируя праведное возмущение, застывшее на моём бледном, заспанном лице.

— Завтрак почти готов, но тебе надо в ванную, — окинув оценивающим взглядом с головы до пят, он безапелляционно схватил меня за руку и потащил к санузлу. Впихнув внутрь, захлопнул дверь, и, насвистывая, отправился обратно на кухню.

Да что же это такое! Я, как дурочка, снова повелась на его приказной тон, даже не сумев возмутиться, как следует! Чувствуя себя полной идиоткой, послушно включила воду и забралась под душ. Мозг потихоньку закипал, но упрямо отказывался соображать. Дурдом продолжался, а я так и не успела придумать, как реагировать на эту ситуацию. В конце концов, плюнула, решив, что будет лучше поговорить с парнем прежде, чем вновь грозить ему полицией. Судя по настойчивости и невероятной способности проникать в мою квартиру — он не отвяжется, а значит, стоит собрать о нём побольше информации, чтобы понять, наконец, что происходит. Пока мылась и чистила зубы, на ум пришёл сюжет из недавно прочитанного фэнтези, где к девушке-неудачнице является принц из другого мира, забирает её с собой, и они живут долго и счастливо. Да-а, только фэнтези мне сейчас и не достаёт! Угрюмо вздохнула, прогоняя наивные грёзы. Очнись, Таисия! Ты не в сказке! Хватит мечтать о несбыточном! Неужели жизнь в детдоме ничему тебя не научила?!

Вздохнула и взглянула в зеркало, чтобы вернуться в реальность.

— Нет, принц мне явно не светит! — подумала, разглядывая в зеркале своё отражение. Конечно, уродиной я не была, но и ослепительной красавицей, на которую польстился бы целый принц из другого мира — тоже. Обычная внешность: светло-карие глаза, пушистые ресницы, нос чуть вздёрнутый, но это не портит. Тёмно-коричневые брови вразлёт, полные губы. Бледная кожа с вкраплениями веснушек, и непослушные завитушки рыжевато-каштановых волос до лопаток. Фигура обычная, как у большинства девушек в моём возрасте. Талия, бёдра, грудь второго размера — негусто. Бедновато для «счастливой попаданки», что уж говорить. Особенно если учесть заплетающиеся при ходьбе ноги, и постоянно разбитые коленки, вывернутые под неестественным углом и торчавшие в разные стороны. Хороша невеста принца, ничего не скажешь! Можно в цирке уродов показывать. Хотя… может, принц — извращенец?.. Хмыкнула, подавив глупую улыбку и вновь возвращая себя в реальность.

Взяла расчёску, и, больше не мучаясь самокритикой, начала приводить причёску в порядок.

— Так, возьми себя в руки, Таисия, и наберись терпения! Чувствую, оно тебе понадобится! — пробубнила под нос, решительно распахивая дверь, и проходя на кухню.

— Ты долго, — Марк сидел на вчерашнем табурете перед полностью сервированным столом, и недовольно смотрел прямо на меня. — Всё уже остыло.

— Я неголодная, — буркнула первое, что пришло в голову, стараясь игнорировать искушающий запах пиццы. — Мне нужно собираться на работу… Не знаю, как ты опять здесь очутился, и почему решил, что можешь распоряжаться, но я…

— По-моему, вчера я тебе всё объяснил, — перебил Марк слегка раздражённо, накладывая мне в тарелку кусок пиццы.

— Вчера ты нёс какой-то бред! — отмахнулась я. — Либо объясни всё по-человечески, либо убирайся туда, откуда пришёл!

Его рука замерла над моей тарелкой. Он поднял голову, и не мигая уставился на меня своими неестественными пламенеющими глазами.

— Ты прогоняешь меня уже второй раз, — странным, опустошённым тоном, глухо произнёс он.

— И что? — взглянула на него с вызовом.

— Со мной такое впервые, — его рука дёрнулась, и кусок пиццы шлёпнулся мне на тарелку. Костяшки пальцев побелели, сжимая вилку. Марк о чём-то задумался, потом отодвинулся от стола и встал.

— Э-э… Ты куда? — глядя, как он идёт в прихожую, почему-то заволновалась. Сейчас опять смоется, не прощаясь, и я так и не узнаю, какого чёрта это было! — Подожди! — кинулась за ним так быстро, как только позволяли больные ноги. Застала практически уже в дверях. Причём у открытой двери, которая, между прочим, была заперта на ключ! — Подожди! — повторила, не понимая, зачем это делаю. — Извини!.. Может, нам и правда, лучше поговорить спокойно? Останься и давай… попьём чаю, что ли?

— Не получится, — Марк качнул головой, бросив на меня угрюмый взгляд. — Ты прогнала меня во второй раз.

— И что?

— Сегодня я уже не могу остаться, — он обречённо вздохнул. — Вернусь завтра. Но если прогонишь в третий раз — всё.

— Что «всё»? — я опешила, окончательно растерявшись.

— Я больше не вернусь, — обречённо пояснил он. — Пришлют другого Зорка, — и, развернувшись, скрылся за дверью. Замок тихо щёлкнул, и наступила тишина.

Я без сил прислонилась к стене, и долго не могла опомниться, медленно приходя в себя.

Для создания обложки использованы бесплатные изображения Pixabay.  https://pixabay.com/ru/photos/эльф-фея-друид-дух-леса-магия-5953720/ и собственные работы автора

18.06.2021
Светлана Фетисова


Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть