Из огня да в полымя. Глава 2

Прочитали 72
18+

Нет, это ни в какие ворота не лезет!

Разбудил меня уже ставший привычным посторонний звук, доносившийся из моей кухни. Повернулась на бок, посмотреть на часы. Стрелки будильника едва пересекли отметку «двенадцать». Полночь? Серьёзно?!

Я застонала и сползла с кровати. Набросила халат и пошла на кухню, практически не сомневаясь, кого там найду. И точно! Одетый в белую рубашку, чёрные штаны и какой-то непонятный длинный плащ из тёмного шёлка, возле плиты стоял Марк, самозабвенно колдуя над очередным блюдом. Судя по всему, это был стейк, потому что запах вокруг витал умопомрачительный.

— Только не спеши меня выгонять, — даже не обернувшись, попросил парень. — Дай хоть поесть на дорогу.

— Ладно, — я неопределённо кивнула, невольно смягчившись. Всё-таки он прав: готовит-готовит, а поесть не может. Вон, какой худой! Не кормят его, что ли?

Наблюдая за ним, устроилась на стуле.

— Тебе поджарить? — Марк кивнул на сковороду.

— Нет.

— Как хочешь, — уныло пожал плечами и даже спорить сегодня не пытался. Почему-то стало его жаль. Решила проявить хоть каплю гостеприимства.

— Чай будешь?

— Если предложишь, — он всё же обернулся, зыркнув своими оранжевыми глазами. Переложил стейк на тарелку и подсел к столу. Я, тем временем, разливала чай.

— Поговорим? — вытащив из холодильника банку с клубничным вареньем, поставила её перед ним.

— Сначала поем, — поспешно, словно боясь, что еду отнимут, Марк принялся жевать мясо. Расправился с ним за несколько минут, запил чаем, с тоской взглянул на банку с вареньем.

— Угощайся! — правильно расшифровав его неуверенность, предложила я.

Пока Марк прямо из банки наворачивал варенье большой ложкой, я рассматривала его, пытаясь понять, что с ним не так. Внезапно увидела край татуировки, выглядывающей из-под манжеты рубашки.

— Покажи, — попросила тихо, решив первой завязать беседу. Парень перестал жевать, подумал немного, затем приподнял рукав, оголив запястье, где до самого локтя красовалась татуировка в виде чёрного пламени. Она обхватывала руку по кругу и поднималась выше к плечу.

— Ого! — меня впечатлило. — Откуда это?

— Из академии, — Марк опустил рукав. — Это метка Зорков. Она по всему телу. Показать?

— Не надо! Я верю! — быстро мотнула головой, отводя взгляд. — Слушай, у нас как-то не получается поговорить нормально. Да и сейчас уже ночь, а мне на работу рано вставать. Я тебя не выгоняю, — поторопилась пояснить, потому что парень на глазах начал мрачнеть. — Просто хочу спросить: а днём никак нельзя встретиться? Я завтра могу пораньше с работы уйти, вот бы и посидели спокойно, поговорили… Никуда не торопясь и без нервов?

— У меня есть время только до рассвета, — парень как-то разом обмяк и втянул голову в плечи.

— А что потом?

— Меня предадут Пламени, как непригодного.

— То есть? — я открыла рот в абсолютном недоумении. — Может, всё же объяснишь?

— Зачем, если ты мне не веришь?

— Ну, всё это действительно напоминает бред. Являешься непонятно откуда, вламываешься в мою квартиру…

— Ты меня пригласила! — поправил Марк, с обидой вскинув голову.

— Да наверное, — пришлось согласиться. — Но ты так ничего и не объяснил!

— Я пытался, но ты не дала мне шанса.

— Так вот теперь даю! — решительно выдохнула я, внутренне настраиваясь выслушать весь бред, что он расскажет. — Можешь начинать!

Марк несколько минут молчал, недоверчиво сканируя меня своими нечеловеческими глазами, затем неохотно кивнул.

— С чего начинать? — тихо переспросил он.

— Ну, хотя бы с себя. Прежде объясни, кто ты такой и откуда взялся.

— Хорошо, — Марк вздохнул и продолжил. — На тебе метка императора Камрана Аль Малика, — покосившись на родинку на моём указательном пальце, устало заговорил он. — Меня прислали в этот мир, чтобы разыскать тебя и инициировать.

— Прислали из какой-то академии? — пытаясь не думать о том, как ненормально всё это звучит, я сжала зубы, твёрдо намереваясь покончить с этой историей раз и навсегда.

— Да, из Академии Пламени.

— Где это?

— В Гвартариуме. Это наш мир. Твой и мой, но, очевидно, ты совсем не помнишь его.

— Допустим, — глотнув чаю, перевела дыхание. — Продолжай.

— В Академии Пламени есть специальное отделение, где готовят таких, как я. Делают из нас Зорков — кураторов, что разыскивают отмеченных при рождении Кашири и возвращают их на родину. Каждый Зорк обязан привести императору десять Кашири, только тогда он получит свободу и сможет вернуться к родным. Но, даже если возвратиться не удастся, Зорк уже не будет связан магической клятвой с академией и его не предадут Пламени.

— Что значит — «предадут пламени»? — я поёжилась.

— Принесут в жертву Прародителям Огня, — спокойно пояснил парень. — Наш мир питает огонь — Бездымное Пламя Первых Созданных. Этот огонь хранит мир в первозданном виде, оберегает от врагов, делая его невидимым и недоступным для чужаков. Но и Бездымное Пламя тоже нуждается в подпитке. Мы отдаём ему души умерших, однако их слишком мало, поэтому Пламени отдают и тех, кто провинился или просто стал бесполезен.

— То есть, тебя могут сжечь? — ахнула я, позабыв про то, что весь рассказ изначально выглядит бредом.

— Если ты не примешь меня до рассвета, то — да, — яркое солнышко в его оранжевых глазах погасло. — Меня признают непригодным, отдадут Бездымному Пламени, а к тебе пришлют другого Зорка, который сможет тебя убедить.

— Значит, ты должен вернуть меня в мой мир? — сглотнула, ухватившись за главное. — Зачем? Что мне там делать?..

Всё, Таисия, привет из палаты номер шесть! Тебя уже затянуло! Но отступать некуда, придётся как-то выбираться из всего этого безумия!

— Ты должна стать императорской Кашири, — не слишком охотно пояснил парень.

— Что значит — Кашири?

Марк поднял на меня глаза и опустил их, сохраняя молчание.

— Почему не отвечаешь? — разозлилась я. — Фантазия закончилась?

— Фантазия здесь ни при чём.

— Что же тогда?

— Я не могу тебе лгать, а рассказывать про Кашири не имею права, пока не прошла инициация.

— Значит лгать не хочешь, а…

— Лгать нам запрещает закон, — поправил Марк нахмурившись. — Каждый Зорк обязан неукоснительно следовать правилам, иначе его накажут.

— И одно из правил — не лгать клиенту? — хмыкнула я, внезапно успокоившись и даже расслабившись. Взяла чайник, поставила его на плиту и полезла в холодильник за пирожками. Мысленно махнула рукой на бессонную ночь, которая, по всей видимости, нескоро ещё для меня окончится. Сунула пирожки в микроволновку и опять уселась перед Марком, облокотившись на стол и подперев голову рукой. — Что ещё запрещают ваши правила? — спросила я весело.

— Не разрешено впервые входить в дом, если тебя не пригласили. Нельзя оставаться рядом с Пери, если прогоняют.

— А «Пери» — это кто?

— Так в нашем мире называют прекрасных женщин.

— О, как! Прекрасных?! — я даже подскочила. Потом скривилась, не в силах скрыть язвительную усмешку. — По-твоему, я похожа на прекрасную Пери? — огрызнулась, вытащив из-под стола больные ноги. — Это теперь так называется?!

— Ты о чём? — не понял Марк, рассеянно наблюдая за моим лицом, которое покраснело от негодования.

— Об этом! — задрав халат, кивнула на синие кривые колени. — В вашем мире уродливые ноги — эталон красоты?!

— Нет, — парень скользнул спокойным взглядом по моим коленям. Потянулся к плите, снял выкипающий чайник с огня и принялся наполнять кружки. — Как только твою метку активируют, магические путы исчезнут, — невозмутимо продолжил он.

— Как?.. Какие путы? — обалдело повторила, зависнув на мгновение. — Хочешь сказать, что моя болезнь…

— Это не болезнь, — Марк покачал головой. — Это магия, Пери. Как и твою метку, её наложили на тебя при рождении, чтобы уберечь от соблазна пройти инициацию раньше девятнадцати лет.

— То есть чтобы на меня, как на урода, никто не польстился?! — дошло, наконец, и я подпрыгнула. — И всё это время я мучилась лишь потому, что каким-то идиотам пришло в голову таким зверским способом оберегать моё целомудрие?!

— Кажется, ты начинаешь мне верить, — не ответив и понаблюдав за мной, парень удовлетворённо кивнул.

— Да пошли вы все! — рявкнула, почувствовав, как на глаза наворачиваются злые слёзы. — Придурки чёртовы!

— Опять прогоняешь? — уточнил Марк, невольно оглянувшись на дверь и пытаясь интерпретировать мои слова в правильном направлении.

Я шмыгнула носом, борясь с непреодолимым желанием послать его по прямому адресу, но всё же сдержалась. Мотнув головой, попыталась успокоиться и взять себя в руки. В конце концов, он не виноват, что я так болезненно реагирую на свою неполноценность. И не вина Марка в том, что ни один врач так и не смог мне помочь, несмотря на то, что я половину своей короткой жизни таскалась по больницам.

— Нет, не уходи, — поторопилась уточнить, пока он опять не исчез. — Это не к тебе относилось, — достав из кармана платок, смахнула проступившие слёзы и уже более осмысленно посмотрела на гостя. — Так что там насчёт магии?

— Ты избавишься от заклятия, как только активируют метку, — повторил Марк.

Я взглянула ему в глаза, стараясь разглядеть насмешку или иронию, но не нашла ничего, кроме уверенного спокойствия.

— Ладно, — отмахнулась, заставив себя проигнорировать глупое сердце, с надеждой ёкнувшее в груди. — Давай по порядку! Какие у вас там ещё правила?

— Всё рассказать я смогу тебе только в том случае, если ты примешь меня, как своего куратора.

— А если не приму, явится другой? То есть, от меня вообще теперь не отстанут?

— Отстанут, когда ты откажешься от трёх.

— Так просто? — мои брови взлетели. — Мне лишь нужно прогнать ещё двоих, чтобы жить спокойно?

— Да, — помедлив, Марк кивнул. — Правила запрещают нам давить на тебя или заставлять. Ты можешь отказаться и остаться в этом мире, но тогда я буду обязан раскрыть тебе тайну будущего.

— Моего будущего?

— Именно так.

— И… что такого в моём будущем? — чувствуя какой-то подвох, насторожилась я.

— Ты проживёшь в одиночестве сорок лет, так и не познав ни единого удовольствия, предназначенного людям. Будешь скромно одеваться, скромно есть, бедно жить. Не узнаешь ни любви, ни страсти, ни объятий мужчины. У тебя не будет детей, друзей, и даже животные в твоём доме не приживутся. Устав от бесконечного одиночества, ты выбросишься из окна своей квартиры в новогоднюю ночь, ровно через три дня после твоего сорокалетия.

Я открыла рот и просидела так почти минуту, перестав даже дышать. Марк говорил обо всём так обыденно и просто, словно пересказывал сюжет дешёвого сериала. И наверное, меня бы это позабавило, если бы не отведённая мне в этом сериале главная роль.

— С чего ты взял, что всё так и будет? — слегка заикаясь от потрясения, выдавила я. — Может, я буду счастлива?

— Нет, — он покачал головой, и его взгляд, устремлённый на меня, стал немного сочувствующим. — Против магии Пламени нет защиты, Пери. Всё предопределено в час твоего рождения.

— То есть, это тоже какое-то чёртово колдовство?!

— Магия, — поправил Марк безрадостно. — Её можно только снять, но для этого тебе придётся вернуться в наш мир. Выбор за тобой, Пери.

***

Маркус Аль Зорк Ифче

А девчонка-то забавная оказалась! Вон, как эмоционально реагирует! Только бы в обморок не грохнулась, а то опять объяснительную писать придётся, почему довёл Пери до морального истощения. Ох, Шайтан, как же надоело это всё! И кто бы мог предположить, что десятая Кашири такая нервная попадётся. Умудрилась ведь дважды меня вышвырнуть, даже рот не дала толком раскрыть. Я уже успел и с жизнью попрощаться, но хорошо хоть последняя тактика оказалась действенной. Не зря нас в академии учили, что жалость и глубокая ночь — лучшие друзья Зорка. Притворился голодным, намекнул, что больше не увидимся, прежде как следует, раздразнил её любопытство — и, вот оно! Девчонка повелась, сама того не понимая. Теперь главное — не пережать. А то, вон, побледнела вся, но держится стойко, молодец! Ничего, дам ей время всё хорошенько осмыслить, чтобы не получилось, как у моего приятеля Наби. Он чуть надавил, поторопился, и гордость у его подопечной взыграла. Ну и сиганула девочка из окна прямо у него на глазах! И такое бывает. А ведь десятая была в его списке, совсем как у меня. И рукой было подать до долгожданной свободы! Эх, Наби! Не повезло собрату.

Так, молчу и наблюдаю. Важно, чтобы никаких эмоций в глазах. Не одной подсказки, как поступить. Выбор должен быть полностью добровольным, иначе незачёт. Девчонка неглупая, да и перспектива избавиться от хромоты в нашем мире её подстегнёт. Какой Пери не хочется стать красивой и быть не хуже других? Правда, имя у неё смешное — Таисия! На распределении полчаса хохотали, когда мне назначение выдали. И какой шайтан такое имечко придумал? Другое дело — моя Наргиз! Прекрасное имя и девушке подходит. Ох, только бы не сорвалось! Отделаюсь от этой Кашири и вернусь к своей малышке! Построю дом и забуду к чёртовой матери обо всём! Какое мне, в конце концов, дело до ужасной судьбы этих девчонок? Ну, кто они мне? Просто моя работа. Вот и относиться к ним я должен как к работе. Правильно говорил ректор: не пускайте Пери в своё сердце, не давайте ей завладеть вашими мыслями. Никаких эмоций — только холодный расчётливый ум и дело. У них своя судьба, у вас — своя. Хотите выжить, вернуться домой— просто забудьте!

***

— Всё это чушь какая-то! — просидев в столбняке минут пятнадцать, я наконец-то взяла себя в руки и попробовала рассуждать здраво, что, учитывая глубокую ночь на дворе, было не так-то просто. — Во-первых, я не верю ни в какую магию! Где вообще доказательства, что ты не лжёшь? Во-вторых, даже если предположить, что ты не лжёшь, я ничего не знаю о твоём мире и не могу делать осознанный выбор. А вдруг для меня ваш мир вообще не пригоден? Вдруг я там сразу умру?.. И в-третьих, с чего ты взял, что я — это я? Ну, что я та, кого ты ищешь? Может, родинка на пальце — просто совпадение — и тебе нужна другая Пери?

— В Академии Пламени ошибок не бывает, но, если хочешь, могу воспользоваться своим правом на «Единственное доказательство», которое мне не запрещено, чтобы убедить тебя в правдивости моих слов.

— А ты уверен, что оно меня «убедит»? — не скрывая иронии, хмыкнула я.

Марк кивнул. Потом встал из-за стола и подошёл к плите. Зажёг горелку, жестом подзывая меня. Заинтригованная, я приблизилась, ожидая какого-нибудь фокуса и совсем не ожидая того, что произошло потом. Схватив меня за запястье, Марк сунул мою ладонь прямо в огонь. Я взвизгнула, инстинктивно отпрянув! От пальцев и до локтя руку мгновенно охватило пламя. Вспыхнув широкой огненной волной, оно затрещало, рассыпая вокруг себя ослепительные искры. Заорав, как сумасшедшая, вывернулась из цепкой хватки своего мучителя и бросилась к раковине, заливая пламя водой. Облако пара взметнулось к потолку и рассеялось с угрожающим шипением.

Задыхаясь от ужаса, я смотрела на свою руку и всё ещё не понимала, почему ничего не чувствую. Может, это болевой шок, и сейчас я потеряю сознание? Но тогда почему на коже не осталось никаких следов? Ни жутких ожогов, ни покраснения? Как, чёрт возьми, такое возможно?!

Я оглянулась на Марка, и по моему невменяемому виду он понял, что пора давать объяснения.

— Этот огонь слишком слаб, чтобы причинить вред тому, кто рождён огнём нашего мира, Пери, — подставляя собственную ладонь под пламя горелки, спокойно произнёс Марк. На его ладони тут же вспыхнул язычок пламени и, поплясав на коже несколько секунд, исчез в кулаке. — Ты можешь проделать то же самое без всяких последствий. Для тебя огонь этого мира — всего лишь младенец, неспособный причинить боль, — он выключил горелку и вернулся за стол. Я же ещё долго стояла, не в силах что-либо сказать. И, что самое страшное, я, кажется, начинала верить.

***

— Скоро рассвет, — бросив задумчивый взгляд за окно, проговорил Марк, когда, немного отойдя от произошедшего, я вернулась за стол. Выпив залпом две кружки чаю с вареньем, я почти обрела утраченное равновесие. — Время уходит, Пери. Мне нужен ответ.

— Ты ничего не рассказал про ваш мир, — напомнила я, лихорадочно обдумывая, что мне делать.

— Что ты хочешь узнать?

— Для начала: кто мои родители? Как я оказалась здесь, на Земле?

— Кто твои родители — мне неизвестно, — парень тут же качнул головой, — И сейчас это неважно. Ты поймёшь, когда узнаешь его поближе. На второй вопрос ответ дать несложно: девочек, отобранных для становления императорскими Кашири, всегда отправляют в этот мир сразу после рождения. Так что ты вовсе не одна такая на Земле. Каждый год сюда переносят около пятидесяти потенциальных претенденток.

— Для чего?

— Чтобы девочки росли вдали от Пламени, — голос Марка стал чуть раздражённым. — Это довольно долгая история, Пери. Я непременно расскажу её, если ты выберешь меня своим наставником.

— Пф, и это — всё?! — вспыхнула я, подобно спичке, — Больше о том, другом мире, ты ничего не скажешь?! Значит, мне предлагается выбрать между одиночеством здесь и туманным будущим там? Не очень заманчивая перспектива тебе не кажется? И не слишком честная!

— Я ответил честно на все твои вопросы, Таис! — тон Марка стал непривычно холодным. — Всё, что хотела знать — я тебе рассказал!

— То есть, я мало задала вопросов? — заметив его оскорблённый вид, я, наконец, стала что-то понимать. — Тебе запрещено рассказывать самому, верно? Только отвечать на вопросы?

— Да, и я ответил на каждый, так что тебе не в чем меня упрекнуть.

— Хорошо, не буду, — я покорно кивнула. — Тогда ещё вопрос: что будет дальше? После того как я дам согласие принять тебя своим куратором?

— Мы вернёмся в наш мир, и отправимся в Академию Кашири. Там ты будешь учиться до девятнадцати лет.

— А что будет с тобой?

— Я останусь твоим куратором и буду приглядывать за тобой.

— Что случится, когда мне исполнится девятнадцать?

— Ты пройдёшь специальный отбор, затем станешь Кашири… либо…

— Либо?.. — насторожилась я.

— Либо не станешь, — неохотно закончил Марк, пожав плечами и отводя глаза. — Всё узнаешь в процессе обучения, — немного поспешно оборвал он разговор. — Время, Пери! Скажи, что принимаешь меня, или я ухожу! — парень поднялся из-за стола и замер, глядя на меня сверху вниз.

Вот чёрт! Что же делать?!

Я закусила губу, не зная на что решиться. С одной стороны всё это выглядело полным бредом, но с другой… Где-то в глубине души я понимала, что всё это правда и от предлагаемого выбора сейчас зависит вся моя жизнь. «Ну, почему?.. Почему время так быстро летит?» — бросив взгляд на предрассветные сумерки за окном, я перевела его на ночного гостя. Марк смотрел на меня, в его оранжевых глазах царила тьма, холод и пустота. Они не выражали ничего, кроме спокойного ожидания.

Ну и выдержка у человека! А ведь его сожгут, если сейчас уйдёт!

И тогда я поняла. Поняла, что не смогу сделать иной выбор, кроме как, довериться этим странным глазам. Не посмею обречь странного незнакомца на смерть и потом спокойно жить дальше, словно ничего не произошло. Пусть лучше пропаду в том, другом мире, чем останусь чудовищем здесь.

— Я согласна! — эти слова вырвались сами собой, прежде чем я собралась с мыслями. — Что я ещё должна сказать?

— Я принимаю тебя своим наставником и заклинаю Огнём, Маркус Аль Зорк Ифче! — подсказал Марк, напряжённо слушая, как я повторяю. — Отныне мы связаны до тех пор, пока Пламя не сожжёт сплетённые узы!

Едва я закончила произносить странную клятву, Марк подхватил меня на руки, свет померк, и нас закружило в водовороте разноцветных огней.

20.06.2021
Светлана Фетисова


Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть