Из огня да в полымя. Глава 4

Прочитали 69
18+

Мысленно пожелав ректору провалиться в Преисподнюю и предав проклятию всех его родственников до седьмого колена, держась за стены, я гордо прошествовала в коридор, где меня едва не хватил удар, стоило только оглядеться. Передо мной предстал настоящий лабиринт. Из небольшого холла вверх и вниз вели лестницы и тёмный проход, больше напоминающий вход в подземелье. Не имея представления, где находятся мои апартаменты, я застыла, открыв рот и едва не заорав от отчаяния. Простояла в растерянности довольно долго, пока случайно не вспомнила высказывание одного седовласого волшебника из популярного на Земле фэнтези. «Если в чём-то сомневаешься — всегда полагайся на нюх!»

Решив использовать этот последний способ, я подошла к одной из лестниц, ведущей вниз, и принюхалась. В нос ударил свежий воздух, напоенный ароматами цветов. Ага! Значит, там выход на улицу! Проследовала к следующей лестнице, ведущей наверх, и уловила запахи кухни и выпечки. Так, возле моих апартаментов едой не пахло, — следовательно, мне не туда. Дальше логика подсказывала единственный правильный ответ: если мне ни вверх и не вниз, значит только прямо! Сжав зубы и стараясь не упасть на гладком полу, я отправилась вперёд по тёмному узкому коридору, уповая на то, что мой расчёт верен и апартаменты располагаются на этом этаже, а не где-нибудь в другом здании.

Узкий коридор тянулся довольно далеко, петляя и иногда резко поворачивая под прямым углом. Я шагала и шагала, и, казалось, бесчисленным поворотам не будет конца. После часа ходьбы мои ноги стали неметь и всё хуже слушаться. Ни одной лавки или стула мне по пути не попалось, так что ни разу не удалось присесть и отдохнуть. Когда стали дрожать колени, а ступни распухли до невероятных размеров, я рухнула прямо на пол и, облокотившись о стену, закрыла глаза.

Всё, Таисия! Вот и закончилось твоё сказочное путешествие в фэнтезийный мир! В этом мраморном мавзолее ты вряд ли встретишь прекрасного принца, который тебя спасёт. Скорее всего, тебя здесь вообще не найдут ни эльф, ни дракон. Так и погибнешь среди каменных стен в самом расцвете лет!

Я вздохнула, вымотанная до смерти. Сейчас желала только одного — принять горизонтальное положение и, по возможности, засунуть разваливающиеся на части ступни в холодную воду. Гладкий мрамор подо мной не располагал к отдыху, но из-за отсутствия выбора я постаралась устроиться поудобней, даже вытянула ноги, наплевав на все приличия. Полотенце давно съехало и задралось на спине, но поправлять его не было никаких сил. Послав всё по известному адресу, я сложила ладони под щёку и просто-напросто отключилась.

Разбудил меня странный шум, эхом прокатившийся по пустому коридору. Подняв голову, всё ещё плохо соображая, прислушалась. Вдалеке раздавались чьи-то отчётливые шаги, которые быстро приближались.

Что ж, симпатичный лесной зверёк на букву «П» подкрался незаметно! Сейчас что-то будет!

Я хмыкнула, приготовившись к очередным неприятностям, и уже внутренне согласилась с решением неведомых пока судей отправить меня обратно домой. В конце концов, там хотя бы не будет старых извращенцев с манией величия и я смогу спокойно переодеться!

Размышляя над покинутыми благами родной цивилизации, я уныло ждала окончания приключений.

Каково же было моё удивление, когда вместо ректора с плетьми в руке из-за поворота появился тот самый светловолосый парень, на долю которого сегодня выпало стать палачом для своего соратника по цеху.

— Джохар? — сразу вспомнив его имя, недоумённо протянула я.

— Молчи, Пери! — тут же оборвал он, обеспокоенно оглянувшись. После чего безапелляционно приподнял меня и, словно пушинку, понёс обратно по коридору.

— А куда э-э-э…

— Молчи! — цыкнул он, почти переходя на бег.

Не успела я толком сообразить, что происходит, как мы оказались перед дверью какой-то комнаты, куда Джохар проскользнул вместе со мной. Пока он сгружал меня в низкое, обитое алым бархатом кресло, я огляделась. Комната была чужая, но уже через секунду я поняла, где оказалась. Из соседнего помещения вышла моя соседка по парте, неся в руках поднос с кувшином и чашками.

— Меня зовут Витара, — проговорила она, слегка встревожено меня разглядывая. — А ты — Таисия, верно? Извини, что так долго. Пришлось дождаться, пока ректор отправится в свои покои, — она виновато улыбнулась, разливая горячий чай. — Ты пропустила ужин, поэтому вот, — она кивнула на вазу с печеньем и кусочками шоколада. — Перекуси пока этим, а Джохар что-нибудь приготовит.

Взяв печенье, я, в свою очередь, стала разглядывать свою спасительницу. Очень открытое, доброе и милое лицо, в котором угадывалось что-то восточное. Миндалевидные карие глаза, широкие брови вразлёт, прямой тонкий нос и пухлые красивые губы. Смоляные волосы заплетены в две аккуратные косы до пояса. На голове свёрнутый в тонкий обруч зелёный шёлковый платок. Такое же зелёное платье с юбкой-колоколом, но из плотной ткани, отделанное богатой золотой вышивкой, с украшенным орнаментом коротким жакетом. Из-под юбки по ногам струились свободные брюки, также отделанные орнаментом понизу. Изящные чёрные туфли на небольшом каблучке завершали ансамбль, напоминающий восточный национальный костюм. Надо сказать, подобное одеяние Витаре очень шло, о чём я не преминула сказать, едва прожевав печенье.

— Это — форма академии, — просто заметила Витара, проигнорировав благодарности, в которых я рассыпалась после того, как промочила горло восхитительным цветочным чаем.

— Как форма? — опешила я, вспомнив безобразные бирюзовые шелка, по-видимому, украденные из захудалого стриптиз-клуба Земли. — А что же тогда было сегодня?

Витара хмыкнула, затем обернулась к своему Зорку, словно спрашивая у того разрешения, после чего снова повернулась ко мне. Джохар же просто отправился на кухню.

— Понимаешь, — совсем тихо заговорила Витара, когда мы остались одни. — Дело в том, что подобные сюрпризы нам устраивают специально, чтобы проверить наше умение приспосабливаться и наши качества, как будущих Кашири.

— То есть ректор не зря упомянул про испытание, которое я завалила? — поразилась я своей бестолковости. — Это была проверка?

— Да. И ты её, к сожалению, не прошла, Таисия.

— Зови меня — Таис, — я поморщилась.

— Тогда ты меня — Вита, — она улыбнулась. — Так вот, подобных проверок, я думаю, будет ещё немало. И чтобы пройти их все, мы, в первую очередь, должны слушать наших наставников.

— Знаешь, я что-то уже сомневаюсь, что хочу утопать в славе, богатстве и роскоши! — огрызнулась, чувствуя себя полной идиоткой. — Готова сдохнуть в своём мире, так что пусть отправляют меня обратно в числе первых неудачниц!

— Куда обратно? — вздохнула Вита, печально взглянув мне в глаза.

— Как куда? В мой мир, конечно! Домой!

— Во-первых, это твой настоящий мир, Таис, — чуть слышно возразила Вита. — А во-вторых, — она сделала паузу, спустя пару секунд довершив мысль, — кто тебе сказал, что тебя отправят домой?

— Ну, как же… — я слегка растерялась. — Разве ты не слышала? Этот лысый сказал, что первых двадцать пять провалившихся на отборе отправят обратно!

— Нет, он совсем не это сказал, Таис, — Витара отчего-то побледнела и нахмурилась. — Эмиран Аль Ифрит произнёс следующее: «Из пятидесяти претенденток двадцать пять отсеются уже через месяц — как непригодные. Их вернут туда, откуда они пришли».

— Ну, и что? Какая разница? — продолжала тупить я.

— Разница слишком огромная, чтобы не брать её в расчёт! Разве ты ещё не поняла, где оказалась, Таис? Разве здешние порядки и имена тебе ни о чём не рассказали?!

— Постой. А о чём они должны мне были рассказать? — внизу живота что-то противно сжалось от дурного предчувствия. Я смотрела на свою новую знакомую и не могла понять, что заставляло её так нервничать.

— Ты должна понять только одно, — после долгого молчания вновь решилась заговорить Витара. — В этом мире нельзя лгать. Поэтому всё, что тебе говорят — правда. Но правда состоит и в том, что каждый воспринимает её так, как привык, и не понимает, что здесь имеет значение каждое слово. Я не могу рассказать тебе всё как есть, Таис, пока ты не догадаешься сама. Но могу помочь избежать тех ошибок, с которыми сталкивается большинство новеньких.

— Зачем? — внезапно резко оборвала её я. — Почему ты вдруг беспокоишься обо мне?

— Просто хочу тебе помочь, — почувствовав моё недоверие, Витара снова стала печальной. — Не знаю, почему, но ты мне понравилась. В тебе есть огонь, ты не боишься протестовать. Наверное, этого мне и не хватает. Я трусиха по жизни, и потому подумала… Нам будет легче вдвоём, если мы станем друг другу помогать. Но если ты против, то…

— Нет, я не против, — я вдруг устыдилась того, что заподозрила соседку в коварстве. — Извини, просто нервы ни к чёрту после сегодняшнего. Кстати, ты не знаешь, что там с Маркусом? Он жив?

— Да, жив. С ним всё будет в порядке, — поспешила заверить Витара, немного оттаяв. — Джохар очень переживает, ведь они с Марком друзья.

— Я и не догадывалась, что Джохар — твой Зорк.

— Лучше употребляй обращение «наставник», — смутилась Вита. — Зорк — нехорошее слово. Здесь так называют рабов.

— О, я не знала… — теперь настала моя очередь смутиться. — Но откуда тебе так много известно, Вита? Разве ты здесь уже давно?

— Нет. Все девушки родились в одном месяце — в декабре, по Земному календарю. Но здесь другое исчисление, и по местному — в месяц Мухаррам. Потому мы все находимся в этом мире совсем недавно и прибыли почти одновременно.

— Но тогда …

— Я жила в мусульманской стране, Таис, и читала мусульманские сказки. Там достаточно сведений об этом мире, но, увы, в них маловато истины, совпадения можно пересчитать по пальцам. Однако и их вполне хватило, чтобы осознать: мир, который упоминается в мифах и легендах, существует. И мы оказались именно в нём.

— Постой, ты из другой страны, тогда как же я тебя понимаю? — опешила я.

— Разве ты не заметила, что здесь мы все тут друг друга понимаем? — Витара лукаво прищурилась.

— Снова магия?

— Не думаю. Скорее, врождённое знание языка. Мы ведь все родились в этом мире, не забывай. Вернувшись, мы вспомнили язык предков. Зорки — другое дело. Они, напротив, родились на Земле и сюда попали только в тринадцать лет. Им пришлось учить язык в академии целых шесть лет.

— Зорки родились на Земле?! — ахнула я, ошеломлённая подобным открытием. — Откуда ты узнала?

— Джохар рассказал. Мы очень много с ним беседовали, прежде чем отправились сюда.

— Ты молодец, — невольно позавидовала я, в который раз упрекнув себя в глупости. — А я Маркуса выгоняла, вместо того, чтобы вытянуть из него как можно больше информации об этом мире!

— Не вини себя, Таис, ты ведь думала, что все его слова — бредовые сказки. И не сразу поверила, наверное.

— А ты разве сразу? — удивилась я.

— Нет, конечно, — Витара улыбнулась. — Сначала мы проговорили несколько часов подряд.

— И что тебя заставило поверить? — спросила я, не сумев сдержать любопытства.

— Не знаю… Возможно, всё сразу. Его поведение, манера общения и то, что он мне поведал.

— А мне ты поведаешь? — затаила дыхание, предвкушая море информации из первых рук.

— Я бы с удовольствием, Таис, но Джохар просил не рассказывать тебе слишком многого. Маркусу это может не понравиться, а ведь он — его друг. Но не расстраивайся, — поспешила она утешить, заметив, как я сникла. — Маркус сам тебе всё расскажет, когда будешь задавать ему вопросы. Это его обязанность как твоего наставника.

— Ладно, спасибо и на этом, Вита, — я дружески улыбнулась, хотя и немного разочарованно. — Я, наверное, засиделась тут у вас? — спохватилась я, взглянув на часы, стоявшие на каминной полке и показывавшие время далеко за полночь.

— Ты ещё не поела! — опомнилась Вита, оглянувшись в сторону кухни.

— Ничего, я не голодна, — я поднялась с кресла, пытаясь размять ноги. — Не знаешь, случайно, где мои апартаменты? Я пока что совершенно не ориентируюсь тут.

— Это мы уже поняли, — Витара рассмеялась. — Джохар долго тебя разыскивал. Он ведь не связан с тобой Пламенем, как Маркус… Ладно, идём, я тебя провожу.

— О! Прекрасно! Спасибо тебе, Вита! За всё спасибо! И Джохару… тоже! — выдохнула я покраснев.

* * *

Оказавших в своих покоях после долгих и изнурительных странствий, первым делом я направилась в ванную, мечтая поплавать, чтобы снять усталость и накопившееся напряжение. Каково же было моё изумление и возмущение, когда я не смогла раздеться, чтобы плюхнуться в воду с ароматными травами, которую для себя приготовила. Полотенце намертво прилипло к телу и не желало сниматься! Казалось, оно вросло прямо в кожу и оторвать его от себя можно было только с ней!

— Твою мать! — не выдержав, уже открыто ругнулась я, едва не зарыдав от отчаяния. — Да что же это такое, в конце концов?!

— Наказание, — раздался спокойный голос Марка, который вошёл в ванную. Всё такой же: холодный, невозмутимый, только немного бледный.

— Как ты? — я сразу позабыла про чёртово полотенце и шагнула к нему.

— Как я? — удивлённо переспросил Марк, приподняв брови. — Почему это тебя вдруг заботит, Пери?

Я покраснела, опустила голову и виновато прикусила губу.

— Ладно, ты прав, я накосячила, — призналась я, сгорая от стыда. — Совсем не хотела, чтобы вышло всё так… Извини, я действительно виновата…

Маркус долго молчал, словно не расслышал моих слов, затем коротко кивнул и вышел из ванной.

Поняв, что помыться уже не получится, я уныло поплелась за ним.

— Давно ты вернулась? — спросил он, разжигая камин.

— Нет, только что.

Он вскинул голову и встревоженно посмотрел на меня.

— Всё это время искала свою комнату?

— Нет. Сначала искала, но свернула не туда. Упала. Заснула. А потом меня нашёл Джохар и познакомил со своей Пери. Я посидела у них, после чего Витара меня проводила, — выложила я, ибо прекрасно понимала, что Марк всё равно всё узнает. Да и шифроваться сейчас не было никаких сил.

— На сколько тебя зачаровал ректор? — обдумав мои слова, вновь спросил Марк.

— На три дня, — призналась неохотно.

— Ещё легко отделалась, — он спокойно кивнул. — Мог бы и на месяц.

— Пожалел, значит? — съязвила не удержавшись.

— На жалость не рассчитывай, Пери, — он качнул головой. — Ифритам она неведома.

— Иф… Иф… Ифритам?! — бестолково повторила я, остолбенев и начав заикаться от потрясения. — О, нет!.. Только не говори, что Эмиран Аль… — и тут до меня дошло! — Аль Ифрит! — побелевшими губами договорила я. Ифрит, чёрт его побери! Ну, конечно!!! Восток! Сказки! Тысяча и одна ночь! Шахерезада, мать твою! Аладдин! Джинны безногие в лампе!!! О боже!

Я рухнула на пуфик, перестав держаться на ногах. Закрыла ладонями лицо и заскулила, как побитый щенок.

— Ифриты! — повторяла я как попугай, разбавляя причитания непереводимым фольклором. — Иф-ф-фриты! П-п-почему не сказал?! Почему сразу не сказал, ёж твою ять!!! — нервно икнула, захлебнулась воздухом, закашлялась, и вдруг впервые по-настоящему разрыдалась, как маленькая девочка, заблудившаяся в лесу.

Марк уселся напротив и не мешал. Просто наблюдал за моей истерикой, дожидаясь, пока пройдёт шок. А я всё никак не могла остановиться. Выплёскивая накопившееся за день чудовищное напряжение, я наслаждалась слезами, беззастенчиво обвиняя парня во всех смертных грехах. Ругалась, как пьяный слесарь, грозилась, проклинала и вообще отрывалась по полной. В горячке попыталась сорвать с себя ненавистное полотенце, но лишь надорвала кожу, заплакав уже от боли и жалости к самой себе.

— Ну, всё, перестань, — увидев, что я творю, Марк всё же решил прекратить безобразие — схватил меня в охапку, усадил к себе на колени и крепко прижал к груди, чтобы не трепыхалась. — Успокойся, Пери! — шепнул он, прислонил ладонь к щеке. Так и удерживал, другой рукой осторожно стирал бегущие слёзы. — Не нужно плакать! Всё будет хорошо, слышишь?.. Ты справишься!.. Всё будет хорошо!

От его утешений слёзы потекли с ещё большей силой, но нервное напряжение мало-помалу сходило на нет. Я всё ещё всхлипывала, прокручивая в голове всё, что происходило сегодня, включая разговор с Витой. «Из пятидесяти претенденток двадцать пять отсеются уже через месяц — как непригодные. Их вернут туда, откуда они пришли…»

«Вернут туда, откуда пришли…» — проносилось у меня в голове вновь и вновь, и теперь смысл этих слов стал до тошноты простым и понятным. Нас питает Бездымное Пламя этого мира. Мы — Его дети. Ему нас и вернут… Всё… Конец истории!.. Занавес!..

Я неприлично икнула, вконец замочив мантию Марка слезами, и вдруг успокоилась. Перестала рыдать. Выпрямилась, вызывающе расправила плечи и вскинула подбородок.

— А вот хрен вам!!! — произнесла я убийственно холодным тоном с какой-то потаённой неистовой яростью, и полубезумным взглядом посмотрела на Марка. — Не дождётесь!.. Посмотрим, кто кого!

Я отпихнула от себя растерявшегося от подобного выпада парня, решительно высвободилась из его рук, и пошла в спальню. Обнаружив там неизвестно откуда взявшуюся собственную ночнушку, упрямо натянула её прямо на полотенце и завалилась на кровать. Последнее, что запомнилось мне прежде, чем мозг протестующе взвыл и отключился — осторожные руки Марка, заботливо укрывающие меня плюшевым пледом.

* * *

Маркус Аль Зорк Ифче

Совсем умаялась девочка!

Я всё ещё стоял у кровати, наблюдая, как она стремительно погружается в сон. Как разглаживаются на лице напряжённые морщинки, чуть приоткрываются губы, слегка трепещут мокрые ресницы, словно крылья ночного мотылька. Смотрел на неё и не мог поверить, что эта хрупкая девчонка осмелилась бросить вызов неведомому врагу, пока даже толком не осознавая, с какими силами ей предстоит столкнуться. Наверное, не стоило так прямолинейно говорить ей об Ифритах, но и тянуть дальше тоже было нельзя. У Пери напрочь отсутствовало чувство самосохранения, а я не мог образумить её иначе, как заставить в полной мере осознать опасность. Понять, наконец, что это — не игра, и на кону её жизнь.

Сначала думал, что появление в полотенце среди толпы её усмирит, заставит притихнуть, но опять просчитался. Она не только не притихла, но и порывалась высказать ректору всё, что о нём думает. Глупый отважный воробушек! Спасибо Витаре — остановила маленькую дурочку! Я уж думал всё, конец моей Пери!

Взял её вину на себя и всю сразу целиком. Нутром чую — наказание не последнее. Нельзя растягивать на несколько дней, если что — два наказания я не выдержу. И опять Таис меня удивила! Надо же, начала извиняться за своё поведение, даже признала, что накосячила. Это значит, ей стыдно? Кто бы мог подумать, что такое бывает! Правду говорят, что девять Пери — это работа, а десятая — забота. Ох, предчувствую, скучать с ней не придётся. Небось, уже с утра посыпятся вопросы, которые она не успела задать на Земле. Даже странно, что тянула так долго.

Или она действительно мне доверяет? Вот ненормальная! Не знает же ничего про меня, разве так можно? Как её теперь образумить, чтобы не была такой наивной? Ладно Витара… Джохар говорит, что она — девушка правильная, воспитана в строгости, и откровенных гадостей от неё можно не опасаться. А другие? Каждый год ведь одно и то же! Сначала все знакомятся, дружат, делятся всем, даже вечеринки подпольные устраивают, но уже через месяц, как только претенденток жёстко отсеивают, начинается настоящая война. Ух, чего только не насмотрелся я за эти годы! И подставляют друг друга, и дерутся, и травят. А уж после того, как начинают владеть магией, тут уж только успевай спасать! Ну, и как объяснить всё это Таис, если ей в голову не придёт самой задать вопросы? Как её предупредить?

Да блин, куда это меня понесло?! О чём я думаю вообще?!

Я не сдержался и выругался от досады.

Марк, ты сошёл с ума! Какого чёрта ты делаешь? Размышляешь, как спасти взбалмошную девчонку?!

Одёрнул сам себя, понимая, что опять расслабился.

Нельзя! Нельзя давать волю эмоциям — до добра они не доведут! Просто наплюй на эту Таис, и всё! Тебе осталось два месяца, и отправишься домой к своей Наргиз! О ней и будешь переживать и заботиться, а о Пери не думай! Не смей, Маркус Зорк Аль Ифче! Не смей ломать свою жизнь из-за неё! Она того не стоит!.. Или…

22.06.2021
Светлана Фетисова


Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть