Глава 7

Прочитали 54
18+

      Старая заброшка на окраине города не внушала доверия. Маша, брезгливо смотрела под ноги. Костя всегда восхищался этой девушкой. Сколь элегантна была Ведьма в любой ситуации. Осторожно выбирая место для каждого шага, девушка медленно передвигались в полутьме, аккуратная голова склонена. Даже сейчас, с дырами на колготках и замазанной юбке. Она припарковала машину подальше, поэтому до места укрытия Анны пришлось добираться через грязь. С неба валил то-ли град, то-ли снег. Не исключено, что Костя слишком сильно получил по голове, поэтому всё было в липком неприятном тумане, словно в замедленной съёмке.

     Они не успели обработать свои раны, сразу после звонка Морю поехали. Море прибыл первым. Этот мужчина был глубоко неприятен и Маше, и Косте. Если Костя был невзрачен, то Море — попросту невидим. Блеклые глаза, волосы, рыхлое телосложение. «Что она в нём нашла?» — этот вопрос крутился у друзей Анны при взгляде на Дмитрия, носившего столь лиричный позывной — Море. Сейчас он, сгорбившись, стоял подле входа в заброшенное здание, серыми глазами с редкими ресницами глядя в темноту.

— Она уже зовёт меня, — проронил он столь бесцветно, будто ошиваться в подобных местах для него норма.

— Так иди, — Маша прищурилась. — Зачем нас ждал?

— Так теперь вы ещё одного вмешали в это дело, — Море перевёл взгляд на Костю. — Это нарушает все декреты.

     Маша встрепенулась. Расправила плечи и упёрла руки в бока. Она мерзко улыбнулась, подчёркивая своё превосходство:

— Мне позвонить её родителям? Снова?

— Нет, — Море вжал голову в плечи. — Я понял.

— Спасибо, ты знаешь, как это важно для нас всех, — слова Ведьмы были пропитаны сарказмом. — Ах, но да, только тебе это в тягость.

     Море не ответил, кутаясь в длинный плащ он побрёл в здание. Костя присвистнул:

— Ты всегда с ним так?

— Когда рядом нет Ани, — Маша устало прикрыла лицо ладонью.

— Почему ты позвонила ему? — Костя говорил тихо, прислушиваясь к окружающим звукам.

— Он паразит, как и она, — девушка полезла в карман тёплой куртки. — И может влиять на других. Точно не знаю. Но ещё с юности Аня в любом состоянии слушала его.

     В руках Марии оказались пачка сигарет и зажигалка. Нетерпеливо она мяла в руках предметы, всё так же напряженно глядя в темноту. Было тихо, даже машин не слышно. Тихая и спокойная ночь висла над городом. Что было в зассаных и давно расхищенных коридорах некогда жилого здания было секретом не только для Кости. Он понимал это, стоило лишь увидеть намокшие глаза до этого бесстрастной Марии.

— Почему он помогает? — Костя не ждал ответа от подруги.

     Вопрос был риторическим. Но Ведьма среагировала:

— Ане пришлось уйти из семьи, когда она выбрала жизнь оперативника. Но её родители всегда приглядывают за ней. А эта тварь, Море, один раз сильно накосячил.

     Дальше лезть не стоило. Косте и так было слишком много информации. Он, пользуясь моментом, пытался разобраться во всей той еболе, что творится в эту ночь. Девушка, которую он любил всё это время оказалась монстром, весьма не лестной наружности. Организация, в которой он работает — так же создана не людьми. Если бы до этого Костя твёрдо стоял на ногах, то подобные известия могли бы «сбить его». Но, снова на пользу играла его тотально инертная натура. Могло бы и хуже быть. Аня могла бы его сожрать. Или помер на задании. «Или завтра меня прибьёт Змей. Или уже сегодня?»- Костя, как идиот, заржал.

     Встретив обжигающе-холодный взгляд голубых глаз Ведьмы, Костя хмыкнул:

— У вас с братом одинаковый взгляд. Зачем сигареты?

— Я его совсем не знаю. Так что не могу тебе даже противоречить, — Маша чиркнула зажигалкой. — Она всегда много курит после линьки.

— Она же бросила?

— Забывает.

— Ещё что забывает?

— Ничего, — Ведьма улыбнулась слабо. — Кажется, она просто не хочет бросать.

— Это похоже на неё.

     Вот и суть общения Марии с Костей. Их объединяла лишь Аня. Парень понятия не имел, о чём можно говорить с Ведьмой. Обычно, та лишь слушала непрерываемый поток сознания Анны. Причина общения девушек стала понятней. «Маша может создавать разрывы, а Аня — жрёт то, что вылезает. Но, думаю, Ведьма не всё мне рассказала» — Костя вспомнил краткий ликбез от голубоглазой оперативницы.

      Ожидаемо было трогательное возвращение Моря с Анной на руках. По крайней мере, парень представлял себе это именно так. Девушка давно была влюблена в Море. Значит, причины должны быть весомыми. Он мог «вернуть» её. И если это было достаточно личным процессом, то секрет одержимости Анны отрыт.

— Забирайте, — из темноты входа появился Море.

       За спиной мужчины маячила фиолетовая голова. Виноватые зелёные глаза опущены:

— Прости! — девушка повисла на шее подруги.

     Маша согнулась, хватка на шее была крепкой. Аня, хлюпая носом, уткнулась в плечо подруге. Снег падал на спутанные волосы. Глязные фиолетовые кудри липли ко лбу Анны. Она дрожала на ветру. Маша терпиливо закрыла глаза. Тонкие руки осторожно обвили измазанную в чужеродной крови фигуру. Мария лишь слегка поглаживала чужую спину. Костя и раньше замечал, что Ведьма терпеть прикосновения не может.

— Задушишь, — Маша попыталась вырваться из хватки Анны. — Всё в порядке.

— Не злишься?

— Нет.

— Точно?

— Не злюсь.

— Уверена, что всё хорошо? Ты злишься!

— Теперь злюсь! — Маша треснула по макушке. — Отцепись!

— Жестокая! — пискнула Аня.

      Море кивнул Косте, отзывая того с сторону. Парень понял, что подругам лучше не мешать. Аню всю подёргивало. Может от холода, а может причины были неизвестны обычному человеку.

— Сейчас нужно уйти, — Море даже не смотрел на счастливое воссоединение подруг. — Аня всё ещё не стабильна.

— Не уверен, что после нападения одного паразита, мне следует слушать другого, — Костя сделал шаг от мужчины, осознавая собственные слова.

— Я не выбраковка, — скривился Море. — И мы не трогаем людей. Я отвезу тебя до дома. Пошли. Константин.

     Он направился по неширокой тропинке. Костя снова посмотрел на Машу и Аню. Они всё ещё торчали у входа в заброшку. Маша брезгливо стряхивала снег с одежды, а вторая самозабвенно курила, обмотавшись шарфом подруги. На себе парень поймал задумчивый взгляд Ани. Он уже не казался ему милым. Опасным, двуличным — да. Костя понял, что ещё не скоро может прийти в норму. Пересилив опасения, он помахал девушке. Та встрепенулась. Быстро выбросив окурок в сугроб, она приблизилась к Косте. Раньше её движения казались необычными, что делало образ Анны ещё более притягательным. Но как он был слеп. В ночном мраке навстречу к нему двигалось существо, что до безумия напоминало человека.

— Ты в порядке? — осторожно начала Аня, виновато улыбаясь. — Маше не стоило…

— Лучше буду знать. Забей. Всё нормально. Ты и раньше мне синяки ставила, — голос подводил Костю (слишком торопливо он говорил).

— Это нормально, что ты боишься, — горячая ладонь легла на щеку Кости. — Сам же говорил. Мне нужно привести себя в порядок. Поедешь с нами? К Маше.

      В нос Второму ударил запах работы. Кровь, слизь, пот — так пахли руки Анны. Он удержался, чтобы не прервать контакт. Этого бы Анна не пережила. Костя понимал. «Я запутался. Пиздец как. Она всё это время была монстром. Но… это же Аня» — мысли роились в его голове.

— Мне нужно поспать, — Костя натужно улыбнулся. — До завтра, Ань.

      Он потрепал фиолетовую макушку. Подруге всегда это нравилось. Костя оказался прав. Девушка мило прищурилась:

— Хорошо.

— Ты идёшь? — донёсся голос Моря. — Быстрее.

    Костя помахал Ане и догнал мужчину. Тот стоял у недорогой машины, опасливо оглядываясь. Море был высоким, но всё время ссутулился, отчего выглядел усталым. Костя сел на заднее сидение, почти сразу начиная «допрос»:

— Как ты её вернул?

— Просто позвал, — Море щурился, постоянно зевая. — У вас, людей, тоже такое есть. Интуитивщина. Например, твой напарник — пироман, может поджигать всё без чар. Ведьма — швея, редкая способность. Отрывает и закрывает разрывы по желанию. А ты…

      Костя перехватил взгляд глубоко посаженных глаз в зеркале заднего вида.

— Эмпат да?

— Ты читал моё досье? — Костя несильно пнул переднее сидение ногой.

— Конечно. Я глава прогнозистов, — Море едва улыбнулся. — Мы похожи. С тобой все чувствуют себя комфортно. Считай, что я эмпат среди паразитов.

       Бесполезные интуитивные чары. Костя не рассказывал о них без необходимости. Особенно Змею. Когда Первому было лень, он просто сжигал слабых монстров. А с Костей было «удобно».

— Почему Аня так спокойно бродит? Она же опасна? — Косте резко захотелось курить. — Змея вообще держите при офисе.

— Надеюсь, ты понимаешь, что если проболтаешься — умрешь, — невзначай заметил Море. — Аню воспитывал один из влиятельнейших паразитов. Он, как и его пассия, имеют слабость к паукам. Даже сейчас, когда она стала одиночкой, отец в ней души не чает. Посещать семью она может раза три в год. А Змей… Он привык жить так. Думаю, даже если предложим переехать, он откажется. Все Штаба он только пьёт и занимается сексом. С этим мы меримся. Главное, чтобы возвращался обратно. Этот человек не так опасен для нас. Но другие люди видят в нём опасность. В таком случае логично сделать видимость контроля.

     Костя почти засмеялся. Узнай его Первый, о том, что опасности он не предоставляет, не пережил. Чувство собственной важности у Змея было на первом месте. В слух же он спросил:

— Так паразиты, тоже бывают разные? Если Аня паук, то какие ещё есть?

— Чайки и черви, — Море остановился на светофоре.

— Ты чайка?

— Нет, чайки — вершина нашего вида. Предлагаю закочить разговор. Ты и так слишком много знаешь. Эх… — мужчина вздохнул. — Теперь и за тобой приглядывать.

— Можно последний вопрос?

— Да?

— Ты знаешь?

— Да. И не собираюсь отвечать ей взаимностью.

— Почему?

— Это уже второй вопрос.

                                                                               ***

— Что у тебя с лицом? — Змей подавился чипсами, когда в кабинет зашёл Второй.

     Глаз Кости распух и затёк. Выглядел он так, будто не спал суток двое, прихрамывал на правую ногу.

— Упал, — Костя доковылял до своего места и с болезненным стоном сел. — Бля, забыл. Я с тобой разговаривать не хотел же.

    Змей заливисто рассмеялся:

— Поздно, Крыс. Ты из-за клуба?

— Псих, — Костя потянулся к термопоту (благо он был на расстоянии протянутой руки). — Ты избил того парня не за что.

     Из-за событий ночи, стычка с напарником была почти забыта. Обижаться сил не было. Тем более, до банки с кофе Костя дотянуться со стула не мог:

— Подай кофе.

— Он тебе не подходил, — Змей ловко переместился по комнате, подхватывая полупустую склянку и ложку. — Даже на ночь. Воспитывай самоуважения, дорогой Второй.

     Криво улыбнувшись, Костя принял из рук напарника желанный сублимированный напиток. Ложку тактично отложил, насыпая кофе через край:

— Я не просил меня сватать. Тебе снова врезать?

— Точно, сучёныш! — Змей толкнул спинку стула на котором сидел Костя. — Об этом мы позже поговорим.

     Второй еле удержался, чтобы носом не клюнуть в горячий кофе. Зато данное действие заставило Костю хоть как-то прийти в себя. Лицо напарника стало чётче. Змей смотрел на него раздражённо, впиваясь к каждый синяк, изучая бледные губы и, внезапно ставшими растерянно распахнутыми, глаза.

— Что-то случилось? — Костя вжался в стул, глупо улыбаясь. — Хуже того, что я врезал тебе?

— Да. Прикинь, сам в шоке, Крыса, — сильные руки сжали плечи Второго, тот судорожно вздохнул от боли. — Тебя избили. Даже, блять, не я! Как ты это позволил?

     Резкая вспышка боли в повреждённом теле Кости вызвала мурашки по всей спине. Он захватил ртом побольше воздуха. Краски стали ещё ярче, звуки — громче. Даже запахи. Змей пах дорогим одеколоном и знакомыми сигаретами. А Костя устал.

— Змей. У меня был херовый день, — парень выдохнул. — Вечером нарвался на придурков в подворотне. Не успел начертить чары… знаешь ведь, что я хиленький. Не сразу смог отбиться. Они уже в камере. Повязали их. Поэтому и не выспался.

    Костя всё утро продумывал, что сказать напарнику. Остановился на идее банальной, но продумал множество деталей, посмотрел по карте ближайший полицейский участок. И был готов к расспросам. Но случилось другое. Змей отошёл. Даже более. Он вышел из кабинета. Вернулся через минут десять.

— Пошли. Мы сегодня выходные.

— Что? — Костя хмыкнул. — Я же Второй. Руки целы — и ладно.

— Нет, — тон стал приказным. — Мне калека не нужен под ногами. Я домой. Ты со мной.

— Зачем?

— Буду за тобой ухаживать.

— Смешно.

— Не шучу, Крыс. Ты херово повязки накладываешь.

     Костя поразился. Змей выглядел серьёзным. Он почти волоком довёл его до своей квартиры. Служащие офиса, которых они встречали по пути, оглядывались. Возможно, воспринимали всё немного иначе. Избитый Костя рядом с «убийцей Вторых». Но преградить путь Змееславу смелости не набирались.

    Змей жил скромно. Переделанное под жилое помещение, комната выглядела убого. Хотя, удобный диван, занимающий большую часть пространства был весьма презентабелен. Хозяин явно часто использовал его. За небольшой перегородкой виднелся кухонный уголок. Особенно выделялась гора немытой посуды.

— Садись, — Змей указал на диван, сам удалился.

     Небольшая дверь вела в ванную. По крайней мере, так показалось Косте. Он разместился на мягкой поверхности. «Сюда он приводит баб?» — рука проскользнула по гладкому материалу.

— Чего задумался?- Вернувшись с аптечкой, Змей присел на корточки перед гостем. — Разматывайся, мумия хуева.

      Из под рукава водолазки Кости выглядывал слабо намотанный бинт. Вчера он обнаружил, что разбил колено и локоть. Если с ногой было всё не критично, то рука, как и рёбра, ныли жутко. Константин стянул с трудом с себя сначала жилетку, затем и многострадальную водолазку. Вся спина была в синяках, повязка скрывала разбитый локоть. Змееслав выматерился, сначала путаясь в бинтах, а затем ощупывая выпуклые синяки на спине. Костя же замер. Только вчера он целовался с Яном. Но сейчас, когда его коснулся Змей, парень по-настоящему взволновался. Для него это было не нормой. Он был эмпатом, что накладывало ряд особенностей. Например, заниженную эмоциональность. Костя всегда прекрасно понимал чужие эмоции, делал так, чтобы люди рядом с ним чувствовали себя комфортно. Сам же он редко когда был прям-таки переполнен радостью или печалью. Его реакции были однообразны и скудны. «Змей так волнуется. Это… Приятно. Если бы это делал Ян, было бы так же?» — Костя помрачнел. Ян всегда был заботлив, даже когда не нужно. Именно поэтому его проявления заботы принимались как должное и напрягали. С последней встречи Костя даже не набрал его. Хотя, вроде бы должен был. Или нет. Стоило позвонить с утра ещё и Ане. Это было правильно. Но он не сделал этого. Зато пошёл за Змеем по первому его слову и заметно напрягался от чужих рук на своём теле.

    Пока Второй углублялся в свои мысли, Первый наложил тугую повязку на локоть и смазал спину Кости мазью.

— Ты там жив? — Змей несильно толкнул парня в плечо.

— Да я тут подумал, — Костя кисло улыбнулся и замолк.

— Говори уже, бля.

— Можешь меня поцеловать? Мне правда очень херово.

14.11.2021
Анна Лёв

Ого... Вы сюда зашли? Я очень рада.
Внешняя ссылка на социальную сеть


Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть