Глава 2

Прочитали 50
18+

      Константин лениво перебирал бумаги, предоставленные Марией. Вся она была в точности, продуманности и кропотливости. Документ был безупречно составлен и отформатирован. На фоне Анны это бросалось в глаза. Парень потушил самокрутку и потянулся рукой к кружке с кофе.
— Это что у тебя? — Змей беспардонно забрал чтиво из рук. — Нам выходить через пятнадцать минут, а ты… О…. Ты гляди, это тебе руководство составили, как со мной не помереть?
— Типа того, — Костя разминал затёкшую шею. — Куда мы?
— В трёх кварталах отсюда, — Змей бегло перелистывал папку. — Район уже оцепили и эвакуировали. Придём пораньше.
— Понятно. Что предположительно? — парень из-за всех сил пытался скрыть своё волнение.
     Ложь — не его конёк, как и актёрская игра. Только стоило заикнуться о деле — Костя напрягся и судорожно сжал безвинную зажигалку в узловатых пальцах. Змееслава заинтересовало это больше, чем писанина Ведьмы. Он так же бесцеремонно перехватил запястье паренька и несильно тряхнул его:
— Слизь. И ещё. Чтобы больше не видел такого. Мне тут ссыкло не нужно. Ха, ей богу, — покачал он головой. — Таких хиленьких у меня раньше не было во Вторых. Почему ты?
— Сам не горел желанием получить «убийцу Первых», — проворчал Костя, отдёргивая руку, затем, с усмешкой, ответил на вопрос. — Наверное, меня не жалко.
      Запах дешёвых сигарет Змея смешался с табаком из самокруток Кости, щекоча ноздри последнего. Мужчина возвышался над ним так, что можно было различить «забитую» шею. Часть татуировки выглядывала из-под форменной водолазки. « Змея? Как банально» — Костя заинтересованно вздёрнул бровь.
— У тебя права есть? — Змееслав, заметив взгляд Второго, отдёрнул ворот.
— Неа.
— Тогда советую не отставать. Ждать не буду, — Змеслав быстро покинул кабинет, накинув плотную спецовку.
      В работе оперативников медлительность — порок. Соответствуя данной логике, новый работник Штаба — создание весьма порочное. Костя лениво плёлся за Первым, не упуская возможность поглазеть в приоткрытые кабинеты. Он так и не знал, в каком обитают его подруги. Было прискорбно.
      Мало дверей было приоткрыто. В те редкие щели парень разглядывал однотипные кабинетики и, чаще всего, спавших оперативников.
— Они в 59, мы прошли уже, — Змееслав был весьма проницателен. — Да и свалили уже. Они тут не задерживаются. Ведьма, правда, отчёты крапает иногда. А вот Чертополох дай повод свалить. Ушлая .
— Понятно, — Костя смутился.
     В лифте они тоже спускались вдвоём. Напрягало сильно, особенно когда Змей с бесподобной хитрой улыбкой осведомился:
— Так кто? Маша или Аня?
— В смысле? — активировал режим «дурака» пепельноволосый.
— Ты явно неровно дышишь к одной из «Анны-Марии», — пояснил мужчина, перебирая в руках ключи машины.
— Даже если так, то дело явно не твоё, — ощетинился Второй.
— Какие мы нежные, — театрально вздохнул Змей.- Честно, даже если забыть о том, что Машка мне младшая сестра, то я всё равно бы завалил Аньку. Диких люблю.
     Блондин блаженно прикрыл глаза. Это было на руку Косте, так он не заметит испепеляющий взгляд напарника. Сигнал лифта — они уже на парковке.
— Я шутил, — некстати пояснил Первый, даже не глядя на спутника. — Даже в страшном сне с этой долбанутой не лягу.
— Следи за языком, Змей, — Костя замедлил шаг.
— Это ты мне, — Змееслав был явно удивлён. — Шуток не понимаешь?
— Херовые у тебя шутки.
— Зато тачка глянь какая.
      Они уже дошли до иномарки, что притаилась в углу парковки. Удивительно, но она была белоснежной. Костя думал, что Змею она явно не подходила. Однако, в слух он произнёс:
— В машинах я не разбираюсь.
— Не удивительно. Залезай.
       Костя послушно залез в машину. Дистанция между ними сократилась. Колкое, неприятное чувство опасности вернулось. Оно исходило от мужчины, не смотря на улыбку. Было в нём что-то отталкивающее, вызывающее рвоту. Костя слышал, что подобное проявлялось, когда оперативник слишком часто использовал заклинания на усиление. Монстрам в физическом плане люди уступали, поэтому большой ряд томов был посвящён именно чарам «сверхчеловека». В папке было указано, что Змей использует для уничтожение тварей топор. Логично, что из чар он предпочитал те, что увеличивали его силу и выносливость.
Оружие для оперативников — прихоть. Можно было справиться и магией. Но зачарованные кортики, тесаки и копья никто не отменял. Огнестрел мало поддавался чарам. «Магия — вид энергии. И она совсем не дружит с механикой. Так как чары нарушают законы физики» — Аня один раз читала Косте лекцию на эту тему. Чертополох ещё в Колледже зачаровала себе кортик. Сейчас, вроде, у неё полноценная шашка. Ведьма никогда подобным не увлекалась, как и Константин.
— Эй, ты чего ? — выдернул из размышлений парня Змей. — Всё ещё боишься?
— Страх — это нормально, защитный механизм. — Меланхолично заметил Костя, пытаясь не смотреть на собеседника. — Если я не буду бояться — быстрее сдохну. Я, в принципе, не разговорчивый.
       Можно было заметить, что Первый явно желает общения. Глупые, несвязные темы, так неуместно и необоснованно затеянный разговор. С неприкрытой неприязнью или брезгливостью. «Что в голове у этого мужика? — задумывался Костя. — Хотя, он не особо старше меня. Не такой и мужик».
— Понятно. Тогда, мы можем молчать, — показалось, что блондин облегчённо вздохнул.
Включилась магнитола с подборкой популярных треков. Они неприятно били по ушам, но это было лучше, чем диалоги ни о чём. Костя осторожно повернул голову к водителю. Профиль у Змееслава был точёный, суховатые губы и глубоко посаженные глаза. Раньше он видел что-то похожее. Вспомнились длинные, изящные губы Ведьмы, нос, чуть длиннее, чем нужно. Брат с сестрой и правда были похожи. Только спокойствие Марии и агрессивная реакция Змееслава на каждый светофор, что посмел сменить сигнал не вовремя- создавали диссонанс в восприятии их как семьи.
— Маша о тебе не говорила никогда, — Костя и не заметил, как сам стал зачинщиком того самого, «неловкого разговора».
— Она не любит это афишировать, — легко ответил Змей. — Мы долго росли порознь. У меня тест взяли в четырнадцать, когда я сжёг одноклассника. Она ещё совсем мелкой была. Так меня загребли в спецшколу, затем экстерном Колледж. Я уже в девятнадцать в Штабе был. А родители не особо меня вспоминали. Машка меня совсем не знает. Да и нет у нас ничего общего.
— Кроме лица.
— Что?
Змееслав удивлённо посмотрел на Костю, что мгновенно опешил:
— Вы похожи…
— Никогда не замечал, — Змей снова сконцентрировался на дороге. — Ты никак не среагировал на то, что я убил человека.
— Мне нужно было завопить и попросить тебя остановить тачку? Потом броситься в штаб и орать, что я не хочу работать с убийцей? — саркастично Костя сделал вид, что уже пытается открыть дверь машины. — Даже если так, с психами лучше по-доброму.
— Так я псих?
— Мы все немного того.
      Через минут десять они уже с высоты пятиэтажки осматривали небольшой сквер, освобождённый от жителей. Разрыв уже набухал. Мутное пятно чёрной пыли которое вот-вот извергнет монстра. Задача оперативников как можно с меньшими разрушениями убить инородное тело.
— Ты успеешь расставить барьер? — Змей закинул топор на плечо. — Мы припозднились.
— Нормально, — Костя устало вздохнул, разминая пальцы. — Дай мне минуту.
       Он ещё не начал, а уже чувствовал мерзкую истому. Магия ближе к математике по структуре, а по философии — физике. Второй ловко нарисовал в воздухе круг (естественно, сохраняя коэффициент подобия, удобный ему), что обозначился бледным зелёным свечением. Поставил маяки (точки отсчёта), обозначил стороны света. Дальше- проще. Пять точек — печатей по окружности, затем поменять оси, едва наклонив исходную плоскость — тут достаточно трех. Оперативники оказались в мутно-изумрудной сфере, охватывающей весь сквер. Дыхание Кости сбилось. Голова едва начала болеть. Контроль такого объёма с непривычки сложен.
— Красивый цвет, — отметил Змей, что всё это время выводил на лезвии и щеке топора знаки — чары. — Говорят, что зелёный характерен для Первых.
      Топор подсвечивался красным. Костя узнал чары укрепления металла и понижения массы. Цвет чар — «косметика», вопрос пары цифр. Вкусовщина.
— Никогда не задумывался, — парень жестом опустил своеобразную магическую карту себе под ноги. — Меня научили работать в этом спектре. Остальные лень учить было.
      Разрыв увеличивался, будто раскрывая пасть. Торопливо, Костя поставил подле себя три сферы. Вторые занимались дальними атаками. Одна из сфер лучом- отростком овила ногу Змея. Хорошо, что порядок простых заданий был один. Не нужно было обговаривать каждую схему. Змей знал, что делает Костя. Как и последний не был удивлён действиями напарника.
— Ты погляди, уже головку видно! — рассмеялся Змей, указывая на разрыв. — Я пошёл. Можешь покров?
— Да, подойди, — кивнул Костя.
      «Покров» — простейший барьер, образованный из потока ветра, покрывающего практически всё тело. Контролировать его в драке проблематично, этим обычно занимается Второй.
Змей подошёл к напарнику. Костя, холодной рукой коснулся груди Первого. Это уже третий слой чар. «Давит» — отметил он, быстро выводя треугольник и ряд чисел в нём, быстро инструктируя:
— Это «прочная фигура». Он распределит физическое воздействие противника. А, если случаем, тебя с турели задену — отразит.
— Турели Машкины? — Змей с недоверием глянул на пульсирующий изумрудный шар. — Радиус меньше.
      Шарообразные турели имели различия. «Ведьмины» были известны по всюду. В Колледже уже известную парочку не устраивала мощность магического потока большинства чар Вторых. К концу обучения они разработали чары «Ведьмин мяч» — плотность магического потока величина за счёт повышения плотности. «Раньше турели считали интуитивными чарами, то есть без необходимости «письма», — горделиво заявляла Анна. — А мы описали это. Формулы вывела я, а упростила Ведьма. И с радиусом тоже. Поэтому и назвали в честь её».
— Да. Так что не нарывайся на мушку, — кивнул Костя.
— Если влупишь по мне — тебе не жить.
      Змей спрыгнул с крыши, на ходу рисуя под ногами чары искривления ускорения. Костя улыбнулся:
— Шутка же… Кстати, слышишь меня?
— «Да» — голос Первого звучал в голове. Костя всегда считал это слишком интимным, пусть и необходимым.
— Он большой, — Костя посмотрел на выбирающегося из разрыва монстра.
      В тот момент он обрадовался своей позиции. Прозрачный слизень почти на половину выбрался из разрыва. Множество мелких капилляров с чёрной кровью просвечивали сквозь тело. Глаза -бусинки и огромная, несоразмерная пасть с зубами, что напоминали длинные иглы. Монстр не мог даже сомкнуть челюсти, обливая всё слюной. Разрыв был ровно посередине сквера — на детской площадке. Слизни — низкий уровень опасности, но это говорило лишь о том, что снести дом он не сможет. А о количестве сожранных людей не упоминалось. Любой монстр был смертелен для неподготовленных людей.
 — «Ускорь» — приказ Змея был слишком громким.

     Костя выполнил, параллельно отслеживая движения Первого, который по дуге начал приближаться к слизню, что уже полностью выбрался из своего кармана. «Карман» — место, где миры соприкасаются слишком близко. И, как на зло, именно там поселяется всякая гадость. Как гной в прыще. Нужно зачистить, чтобы снова не было надрыва. Именно поэтому нужно было убивать всё, что выбирается из разрыва, а лишь потом его закрывать.
— Он один, — Костя по карте запустил анализ разрыва. — Внутри чисто.
-«Эта личинка — и всё. Пиздец, нахрена так готовились» — раздражённо ответил Змей, уже отсекая монстру хвост.

    Топор мягко проникал в инородную плоть. С шипением плавился прозрачный студень — тело монстра. Брызнула чёрная кровь. Слизень взвился, выпрямляя трехметровое тело, отмахиваясь остатком хвоста от Первого. Второй только и ждал этого, наведя турели, он сделал первый выстрел. Убить он бы не смог. Задача была оглушить тварь. Результат был отличным. Магия ослепила монстра, что снова приник к земле, открывая первому место для удара. Но Змей не торопился бить в слабое место — ровно под пасть. Он с неистовым удовольствием кромсал чудовище с хвоста, отрубая постепенно.
— Эй, давай уже, — нервно Костя навёл турели снова на морду слизня. — Он очухается скоро.
— «Не мешай» — отмахнулся Змей.

     Пепельноволосый настороженно глянул на карту снова, потом на детскую площадку. И так несколько раз. Он знал поведении Слизней. «Эти твари, как заметят Второго, в него целят» -ворчала всегда Аня, когда друзья встречались в прошлом году.
И, как ни странно, Чертополох всегда говорила правду. Червь, почти истерзанный Первым, направил пасть в сторону Константина и плюнул вязкой жидкостью.
— Балиста ёбаная! — выругался Второй.
      Слабое место его позиции — невозможность его покинуть. Карта и барьер накроется. На нём не было покрова. Решил не перегружаться. А Второй самозабвенно копался в кишках Слизня и игнорируя его сигналы. Костя, осознавая то, что по уставу не может снять барьер до окончания зачистки (ведь до сих пор не был закрыт разрыв), решил для себя одно. Жертвой он быть не хочет. Даже если плевок просто обожжёт его. Выход он нашёл. Правда, не хотел так вот сразу «отличаться». Мгновение и сфера связи с первым мигнула чёрным.
— Задержи дыхание, придурок! — всё же Костя не был мудаком.
      Щелчок пальцами и они со Змеем поменялись местами. Снаряд монстра разбился о покров Первого, Костя брезгливо вышел из кучи слизи. Подобравшись к уродливой и дурно пахнущей пасти слизня, Второй быстро подобрал топор Змееслава (оружие он предусмотрительно не телепортировал) и рассёк глотку. Монстр был убит. Всё это время в голове орал напарник: «Сукин сын. Я двинуться не могу! И почему так херово? Меня всего трясёт!». Костя не торопился, закрыл разрыв, потом вернулся на крышу. Воспользовался лифтом, дабы дать Первому полностью наслоиться «сменой роли».
— Сейчас сниму, — Костя подошёл к карте и осторожно разорвал структуру.
— Ты, блять, как это сделал? — злость искривила шрам на щеке Змея.- О таком предупреждать нужно! Где такому учат? Я чуть от мигрени не сдох! Я никогда, щенок, не был Вторым.
      Гневная речь сопровождалась резким толчком, который заставил Костю с разворота рухнуть на графит, который покрывал крышу. Парень, устало разглядывая разорванный ладони, пояснил:
— Я мог пострадать. На тебе был «покров». Меня Аня научила. Они так меняются. Оцепенение добавили, чтобы случайно не покинуть позицию. Если бы разорвали раньше времени -был бы выговор.
      Костю била мелкая дрожь. Змей выхватил из его рук топор и нависал над ним. Снова парень не хотел поднимать глаз. Было страшно.
— Мне тут лекций не нужно, — Змей опустил топор, склоняясь к пареньку, что напоминал сейчас нашкодившего котёнка. — Но я запомнил, что ты ещё та крыса.
      Он замолчал, силой поднимая Костю на ноги. Последний понимал, что лучше не противиться.
— Я не успел предупредить, — он понимал, что оправдания выглядят жалко.
— Крыса, — Змей фыркнул. — Ещё и медленная.
     Так закончилось их первое задание. В тот день Аня с удивлением глянула на доску, где были обозначены позывные всех команд оперативников. Указав на одну из табличек, она окликнула Машу:
— Глянь сюда!
— Ань, что опять? — высокая девушка недовольно скривилась. — Ого… он не врал.
— Так и знала! Это его почерк!
      На стенде рядом с кабинетом 99 была исправленная табличка. «Змей и Язь» превратилась в «Змей и Крыса». Второе слово было написано поверх исходного. Почерк был отвратителен.

05.11.2021
Анна Лёв

Ого... Вы сюда зашли? Я очень рада.
Внешняя ссылка на социальную сеть


Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть