Содержание серии

Большая группа из людей и гномов стремительно пронеслась по Далаге и забежала в здание, которое когда-то было ювелирной лавкой. Здесь до сих пор остались украшения. Раскиданные по помещению или лежащие под разбитым стеклом потревоженных витрин, они таинственно поблескивали из-под толстого слоя пыли. Украшения были крупные, но сплошь резные и щедро инкрустированные крупными и мелкими камнями. На них нельзя было не задержать взгляд. Нынешние украшения, изготавливаемые в Гырнуре и других крупных городах, были такими же крупными, но очень скромными по своему оформлению – нынешние мастера отдавали предпочтение чистейшей полировке металла, а не резьбе.

Но не время было разглядывать украшения. Айнен, вошедший первым, бросил бессознательного Мигларда на пол, дождался пока все окажутся внутри и затем надежно запечатал дверь. Затем кивнул Нарайял, которая тут же уселась прямо напротив двери, уперев в нее странный немигающий взгляд.

Энна рядом с Халой что-то прошептала себе под нос. Принцесса не стала ничего говорить, понимая насколько большое потрясение испытывает подруга, встречаясь с легендарными человеческими магами, которые были всемогущими по сравнению с Чтецами Рун – жалкими шарлатанами, гадателями на костях.

Хала перевела взгляд на Мигларда и склонившегося над ним Айнена. Предстоял нелегкий разговор.

— Нам нужно обследовать город,- шепнула принцесса, приблизившись к Яниру.- И понять, что происходит, чего ждать Гномьему королевству. Но мы не можем и оставить этих чужаков просто так. Маг должен ответить на покушение на короля.

Вот так просто. Она говорила не как убитая горем дочь, а как солдат, желающий расквитаться за своего предводителя.

— Что ты предлагаешь?- глаз Янира уперся в лицо Халы. Внимательный, сверкающий, завораживающий.

— Нам нужно отвоевать чужака, запереть где-нибудь, а как разберемся с основным заданием – судить,- вдруг нам его способности еще будут нужны.

— Отряд Эукх хочет того же самого,- Страж Поверхности положил ладонь на плечо Халы. – Они хотят обследовать город, а потом расквитаться с Миглардом.

— Нечего им тут обследовать!- зашипела принцесса.- Это не их город, пускай уходят.

— Хала, — Янир резким движением развернул ее к себе и взглянул прямо в глаза.- Далага – потерянное, опасное место. Оно уже давно не принадлежит гномам. Главная цель здесь – выжить и узнать как можно больше.

— Ты хочешь объединиться?!- воскликнула Хала, впрочем, не так громко как хотела. Ее отчего-то смутили светлые глаза Стража Поверхности. Это были глаза матерого воина, а не того нежного юнца, которого она знала когда-то. Но нечто потаенное объединяло эти два разных взгляда.

— Мы нужны друг другу,- прошептал Янир, а после долгой паузы добавил:- … мы и люди. Нам нужно работать вместе. Так безопаснее.

Двыр, все это время молча наблюдавший за их сценой, счел нужным добавить:

— Мы сможем использовать их, в случае чего.

Хала, только сейчас осознавшая присутствие посторонних людей, отстранилась от Янира и холодно посмотрела на тайного канцлера. Краем глаза она заметила, что Айнен смотрит также. Он явно понял последнюю фразу. Нарайял сверкнула глазами из-под капюшона и тем самым выдала, что тоже владеет гномьим языком.

Это была чистой воды провокация со стороны Двыра, но она четко дала понять людям, что гномы им не друзья.

— Ладно,- Хала сдалась.- Попробуем объединиться.

Янир кивнул и сразу отошел в сторону. В него тут же вцепился Айнен и начал что-то говорить горячо, страстно. Страж Поверхности лишь пожимал плечами в ответ и вставлял короткие фразы.  Потом оба мужчины усмехнулись, широко, гадостливо так.

Хала поежилась и попыталась отыскать взглядом подругу.  Энна давно уже бросила разглядывать Нарайял и теперь склонилась над бессознательным Миглардом. Мага просто бросили на пол посреди ювелирной лавки. На него, казалось, никто кроме Энны не обращал внимания, однако именно этот человек был целью обоих отрядов, собравшихся в тесном помещении.

Хала приблизилась к Энне. В это время подруга смотрела сквозь свой прозрачный кристалл на лицо Мигларда. На груди у него лежал камень, который глаз гнома легко определил как темный агат.

— Его сознание в смятении,- прошептала Энна.

— Он был у Черных Личей, это не удивительно,- Хала пожала плечами.

— Нет, здесь что-то еще,- Чтица Рун спрятала в маленькую сумку свои камни и выпрямилась.- Он не только напуган, но и взволнован, и рад, и… помнишь те слухи? Что Черные Личи – это человеческие маги?

Хала даже думать об этом не хотела, но все же кивнула. А Энна продолжила:

— Мне кажется, Миглард узнал что-то, пока был с Личами. Это может быть важным.

— Ты сейчас про нашу миссию говоришь или про ваше… незримое?- Хала вдруг поджала губы.- У нас есть миссия, помнишь об этом?

— Помню,- золотые глаза Энны сверкнули.- Но для меня есть что-то важнее Гномьего королевства и его благополучия.

Эти слова ужалили сердце принцессы. Энна с ее загадочными книгами и символами, Янир, любящий людей и Поверхность больше родины… внезапно оказалось, что в этом помещении ей ближе всех по духу Двыр. Но каким идеям на самом деле служит тайный канцлер? Иногда Хале казалось, что этот гном просто следит за ней.

Неожиданно с улицы послышались громкие звуки. Завывали бегущие мимо гоблины – эти нечленораздельные звуки Хала узнала сразу. И люди, и гномы сразу затаились и стали вслушиваться в происходящее снаружи. Чуткий слух сразу уловил шуршание множества ног, перезвон и перестук примитивного оружия. Гоблины не пытались быть хитрыми, они действовали нахрапом, надеясь взять числом, количеством.

Послышался стук дверей. Это гоблины начали врываться в дома в поисках людей и гномов, чей запах они чувствовали. Он сводил их с ума. Они были голодны. О, в этом городе так не хватает пищи для них!

Собравшиеся ухватились за оружие, покрепче его сжали, готовые к любому исходу. Придется сражаться, но у них выгодная позиция, которую легко оборонять. И не стоит забывать о сокрушительной мощи Нарайял.

Воины готовились ринуться в бой, когда новый звук прокатился по городу. Низкий протяжный вой. Его испугались гоблины и с воплями ужаса быстро исчезли. Когда стало тихо, человеческие воины опустили оружие и стали хмуриться, прислушиваясь. Только гномы испытали укол первозданного ужаса. Даже Энна порывисто втянула в себя воздух.

— Лучше бы это были гоблины,- пробормотал Янир.

Старый мечник Хейнар что-то спросил, и Страж Поверхности из-за плеча стал коротко объяснять ситуацию.

Скырлы. Огромные подземные твари, которые протяжно воют множеством своих ртов. Гномий слух четко различает их голоса, однако обитателям Поверхности они не знакомы.

Получив объяснения, люди вновь выставили наизготовку оружие.

Двери соседних домов и лавчонок начали хлопать, а стены – рушиться. Скырлы действовали еще более грубо, чем гоблины.

— Файнт!- выпалил Айнен, оттесняя своим богатырским плечом всех назад.- Быть сражжаться!

Человек прав. Им придется сразиться с мерзкими тварями. Плечом к плечу. Направить мечи в одну сторону, как говорят гномы.

Главы отрядов перебросились несколькими фразами. За внешней стеной лавчонки обрушился угол соседнего здания.

— Люди с мечами будут в авангарде. За ними будем мы,  выскочим из-под их рук. Арбалетчики и их маг будут у внутренних стен,- распоряжался Янир.- Сколько возможно будем держать лавку. На улице мы можем оказаться в опасном положении.

— А я?- пискнула Энна.

— Оттащи чужака подальше и молчи!- прошипел Янир.

Чтица Рун запыхтела, выполняя наказ.  Она вцепилась обеими руками в весьма потасканную мантию Мигларда  и, упираясь ногами в пол, потащила мага к дальней стене.  Из-за большой разницы в размерах у нее ничего не получилось. А битва была близка. Вой раздался у самой двери вместе с первым ударом.

Нарайял что-то негромко промолвила, махнув рукой. И сразу же и Энна, и Миглард отлетели к стене, слегка ударившись об нее.

Вместе с этим рухнула дверь. Битва началась.

Скырлы – это твари в полтора раза крупнее людей. У них непомерно широкие плечи, с выходящими из каждого двумя руками. Тело тварей мускулистое, плотное как камень с гранитного цвета кожей и длинными крепкими ногами. Голова скырлы резко вытянута вверх и награждена множеством ртов по всей ее окружности. И под самой макушкой расположен один-единственный крошечный глаз.

Первая тварь пробилась вовнутрь крошечной лавчонки вместе с выбитой дверью. Айнен легко, отлажено взмахнул своим тяжелым мечом и нанес казалось бы сокрушительный удар по плотной коже. Но не тут-то было. Не только в невероятной физической силе заключается опасность скырл. Кожа. Она у них плотная, непробиваемая. Нужно нанести бессчетное количество ударов, чтобы сокрушить хотя бы одну эту тварь.

Удар молодого Лиминара, прикрывающегося щитом, последовал сразу за ударом Айнена. Безрезультатно. Тогда из-под рук людей выскочила вперед Хала, слегка подпрыгнула и всадила свой укороченный меч в нижнюю подмышку скырлы. Тварь завизжала несколькими ртами. Мускулистое плечо гномихи совершило еще пару резких движений, и добило огромную тварь.

Скырла рухнула на пол, а гигантским людям оставалось лишь пару раз восхищенно хлопнуть глазами и последовать примеру крошечной принцессы. Новая скырла прорывалась вовнутрь дома, и люди набросились на нее, пытаясь попасть в слабые места.

— Они хотят разрушить стены!- крикнула Хала Яниру. Звуки, подобные взрывам в отдаленных шахтах, раздавались со всех сторон.

— Нужно сгруппироваться!- крикнул Янир и повторил это на человеческом языке.

Айнен, слегка обернувшись, качнул головой. В том не было нужды, ибо он произнес лишь одно слово:

— Нарайял.                                       

Человеческий  маг, стоящая позади и прикрывающая собой Мигларда с Энной, взмахнула руками, и стены ювелирной лавчонки засияли фиолетовым цветом. Звуки ударов снаружи отдалились.  Теперь воины могли сосредоточиться на дверях.

Нарайял, совершив свое колдовство, отступила назад и замолчала, угрюмо наблюдая за битвой из-под капюшона. В ее силах было уничтожить всех тварей одним взмахом руки, но она этого не делала. Она колдовала неохотно и лишь про приказу Айнена, главы отряда. Этот маг была словно еще одно оружие отряда Эукх.

Битва закончилась быстро, скрыл оказалось всего шесть штук. Сражаясь с последней,  часть воинов выскочила наружу. Они добивали тварь в темнеющем городе. Вся нечисть, потревоженная эльфами, стекалась обратно в королевский дворец. Стремительно гасли факелы на его стенах. Вся Далага замолкала и настороженно вслушивалась в тишину огромной пещеры на краю Великого Разлома. Повисла зловещая тишина, в которой можно было услышать дыхание Великого Разлома. Что же в нем все-таки кроется? Какая беда растревожила все Подземелье и всю Поверхность?

— Если мы хотим понять, что происходит, нам надо идти туда,- промолвил Двыр после битвы, стоя посреди узенькой улочки и утирая свой меч.

Хала молча кивнула, соглашаясь. Она оглядывалась по сторонам, различая в темноте трупы не только скырл, но и гоблинов, которых они успели раздавить на своем пути.  Пахло плотью.

Люди поспешили вернуться обратно в лавку под сень факелов, однако трое гномов стояли посреди темной улицы и негромко переговаривались.

— Нам будут нужны люди,- внезапно для самой себя промолвила Хала. Она говорила о людях, но держала в голове только образ Нарайял и ее мощи. Гномам чужда магия, но не признать ее полезности принцесса не могла.

— Я вам уже говорил об этом,- пробурчал Янир, поправляя свою бороду.

— Нам нужно оставить где-нибудь балласт,- хмыкнул внезапно Двыр.- Чтица Рун и маг-предатель нам не нужны, они будут тянуть нас назад.

Халу такие слова поразили. До этого она считала, что Двыр питает странный уважительный интерес к Энне.

— Мы не можем этого сделать,- отрезал вдруг Страж Поверхности.- Далага не безопасна. Они не смогут защитить себя сами в случае чего.  Они должны идти с нами. Под нашим наблюдением.

Двыр промолчал, будто бы и не собирался дискутировать на эту тему. Он спрятал свой меч, брезгливо смахнул с брони несуществующие пылинки и вернулся обратно в ювелирную лавку.

— Хала,- Янир быстрым движением остановил принцессу, уже нацелившуюся уйти.- Мы не отдадим Мигларда отряду Эукх.

— Я надеюсь,- кисло процедила она, краем глаза разглядывая волосинки в бороде Стража Поверхности. Среди огненного потока уже угадывались серебряные струйки. Прошло действительно очень много времени.

— Мы должны судить его по законам Гномьего королевства.

Халой внезапно завладела злость. Янир буквально час назад призывал ее объединиться с людьми, с чужаками… Гномье королевство… да что он знает о нем?!

— По законам Гномьего королевства мы должны были прикончить этих людей сразу, как увидели,- промолвила Хала, стараясь не сорваться на крик.- А теперь идем с ними к нечисти!

По военным законам любого, кто заключает союз с врагами, полагается уничтожить. В том числе и ее саму, принцессу Гномьего королевства. «Я воистину позор моего народа»,- Хала внезапно вспомнила слова отца.

Янир не знал, что ответить на острые слова Халы. Он отступил в сторону, пропуская ее в лавку, а затем прошептал вслед:

— Я в любом случае рад сражаться с тобой плечом к плечу.

После краткой передышки решено было привести Мигларда в чувства и отправиться в город. Люди желали найти сокровища, а гномы – разузнать, что происходит в Далаге, поэтому договорились, что все вместе они проникнут в старый королевский дворец,  а там разойдутся  в разные стороны. Вопрос о том, кому достанется маг-предатель, умолчали. Каждая сторона считала, что имеет все права на обладание этим человеком.

Айнен сделал знак одному из своих арбалетчиков, Мрею, и тот присел на корточки около Мигларда. Схватил того за край мантии и встряхнул. Голова мага заболталась из стороны в сторону, и пару раз слегка ударилась об пол. Глядя на это, Энна тихонечко взвизгнула, за что была награждена множеством недовольных взглядов.

Миглард распахнул глаза и испуганно оглядел собравшихся вокруг него. Айнен что-то сказал ему на человеческом языке, а затем вперед неожиданно выскочил юный Лиминар и что-то рявкнул. Маг-предатель покраснел, а Энна, все еще сидящая рядом, быстро спросила у Янира.

— Они его ругают?

— Еще как,- хихикнул Янир и сам что-то сказал чужаку.

Главы двух отрядов вступили в долгий диалог с Миглардом. Хала отошла в сторону, привалилась к стене лавки и, приняв нарочито скучающий вид, из-под приоткрытых век стала наблюдать за Нарайял.

Человеческий маг не принимала участия в разговоре, как и всегда. Она стояла у разбитой витрины с украшениями, доставала из нее причудливые ожерелья и массивные серьги и внимательно  разглядывала их, крутя в руках. Сначала казалось, что странной женщиной владеет тоска, однако затем она стремительно спрятала в кармане своего плаща пару сережек с крупными камнями.

— Они все уже успели натаскать украшений,- Двыр вновь неведомым образом оказался рядом.- Даже их командир.

Хала молчала, но тайный канцлер продолжал:

— Эти людишки украдут и золото старых королей без зазрения совести.

— Чего ты хочешь?- фыркнула она.- Я не могу оспорить решение Янира. Да и идти вчетвером через весь город – самоубийство.

— А вдруг получится?- Двыр изогнул брови.- Есть же тайные пути.

Принцесса хмыкнула и отошла от него.

В это же время Айнен подозвал Нарайял, и та наложила какое-то заклятие на руки Мигларда – его запястья загорелись  красным цветом. Лицо мага заметно побледнело.

— Мы можем выдвигаться,- объяснил Янир.- Мы доберемся до богатых районов и попробуем обследовать несколько домов прежней знати. Нам нужна карта Далаги, чтобы четко видеть возможные опасные места. Будем обыскивать дома неспеша, в это же время кто-нибудь будет наблюдать за улицей и стенами дворца. Нам нужно понять по какому распорядку живет нечисть и почему все они прячутся. Если вдруг наткнемся на людей или эльфов  — не вступаем в контакт. Посторонних гномов мы вряд ли встретим, но к ним лучше тоже не приближаться. Сородичи не одобрят нашего союза с людьми,- на лице Халы при этих словах заиграли желваки.

— А что с Миглардом?- спросила Энна.

— Будет с нами и под присмотром их мага,- Янир пожал плечами, будто это вовсе не было проблемой.- Ну и, кроме того, не забываем искать пищу. Мы все давным-давно голодны.

Закончив говорить, гномы стали проверять свое снаряжение. В это же время люди все еще бурно дискутировали. Они кричали, перебивали друг друга, но взгляд синих глаз Айнена был жестким и непреклонным. В конце концов он резко повысил голос на своих подчиненных и только затем все стали собираться в дорогу.

Хала покосилась на Янира, но тот оставался спокойным. Значит, им, гномам, ничего не угрожало.

В путь выдвинулись как только люди проверили свое снаряжение и сменили догоревшие факелы. Люди стройной колонной двигались вперед, заключив между собой Мигларда и внимательно следившую за ним Нарайял. Гномы, разбившись на пары, встали по бокам от процессии, как бы сопровождая ее. Они смотрели в стороны, готовые в любой момент отметить в темноте города малейшее движение,  а также защищая свои чувствительные глаза от огня факелов.

Энна шла перед Халой, и принцесса по пути внимательно разглядывала подругу, которая не сводила глаз с человеческих магов. Они ее влекли своей силой и не давали покоя. «Интересно, что стало с зовом камня в ее голове?»- подумала Хала, вспомнив их разговор.  Далага должна была стать решающим местом для Энны также, как и для всех остальных.

Все двигались молча, однако в какой-то момент до Халы донесся отзвук голоса Двыра. Он что-то спрашивал у Янира, после чего получил короткий ответ. Затем тайный канцлер ускорился и исчез в темноте древней столицы.

Город нависал над путниками жилищами давно умерших гномов.  По мере приближения к центру Далаги, дома становились все выше, массивнее, а украшения на их стенах и крошечных окнах – все изощреннее. Некоторые дома представляли собой нагромождения кубовидных элементов друг на друга с узенькими окнами – витражами из полудрагоценных камней. Эти дома показывали, что жили в них искусные мастера-затейники, которыми так славилась Далага.

Гораздо скромнее выглядели торговые лавки. В прежние времена не было моды создавать лавку на первом этаже собственного дома, как это делается ныне, и торговые помещения были скромными отдельно стоящими зданиями с широкими входными группами и окнами. Нет нужды сбивать с толку взгляд потенциального покупателя, отвлекая его причудами архитектуры от того, что было внутри самих лавок. Многие лавки были расхищены нечистью или случайными смельчаками-мародерами, но легко можно было догадаться что где продавалось. Путники усели пройти мимо лавки редчайших шерстяных тканей, мимо щитовой лавки и лавки с керамической посудой. В глубине души Хала надеялась, что им удастся наткнуться на оружейную лавку – о мастерстве старых оружейников до сих пор поется в песнях, а оружие из Далаги, сохранившееся после ее Падения, стоит невероятно дорого.

 Город молчал, и вся большая компания без преград добралась до широкой площади, от которой, казалось, рукой подать до дворца.  Когда-то на этой площади собирался городской рынок, пели и выступали немногочисленные артисты Подземелья. Хала сразу узнала эту площадь, ведь ее изображение на гобелене висело в одном из коридоров задней части дворца в Гырнуре. Когда-то гномы называли эту площадь Сдельной, и вокруг нее селились самые богатые торговцы – то была информация, полученная принцессой из старинных глиняных табличек.

— Мы можем поискать здесь,- подала она голос.- Здесь жили богатые гномы.

Произнося эти слова, Хала ощутила болезненный укол в сердце. Ей даже не хотелось думать о том, что эти людишки будут рыться в сокровищах ее погибших сородичей. Хала жестоко жалела о карте, потерянной в пещерах скерл.

Где-то в глубине отряда Янир перевел ее слова людям, и Айнен удовлетворенно кивнул, остановив своих людей. Командиры двух отрядов сблизились, к ним же поспешила и Хала. Энна протиснулась к Мигларду и попыталась что-то спросить у него. Остальные люди рассредоточились по площади, внимательно оглядываясь и размахивая факелами. И над всеми ними нависала черная громада королевского дворца.

— Где Двыр?- спросила Хала у Стража Поверхности.

-Захотел выяснить, где находятся эльфы,- он пожал плечами.- Обещал найти нас, как только закончит.

Потеря тайного канцлера ослабила их в сравнении с людьми, однако Хала была рада не видеть Двыра хоть какое-то время.

— Какой… дом один?- спросил Айнен, наклоняясь и внимательно разглядывая двух гномов.

Хала пожала плечами.

— Любой,- ответила она как можно проще. Общаться через переводчика было утомительно.

Глава отряда Эукх ее понял, обвел взором окружающие площадь темные дома и указал на самый маленький.

— Хороший,- промолвил он.

Принцесса не могла не оценить его ум. Все дома здесь имеют равную ценность, однако обыскивать меньшую площадь гораздо проще.

Янир заговорил по-человечески, предлагая Айнену план. Получив согласие, он объяснил их дальнейшие действия Хале:

— Войдем в дом мы трое, Энна и маги. Остальные останутся на улице, на страже. Магов оставим в какой-нибудь комнате и разделимся. Ты пойдешь с Энной, ее… способности могут быть полезны,- щеки Янира слегка покраснели, будто он и сам считал свои слова странными.- А мы с Айненом пойдем поодиночке.

Так и поступили. Пятеро людей остались снаружи, рассредоточившись по площади и придомовой территории. Подобная оборона-наблюдение была для них привычным делом. Хала оценила, как один из арбалетчиков ловко вскарабкался на крышу придомовой пристройки, а другой спрятался в темном промежутке между стен соседних домов.

Шестеро в свете двух факелов вошли в трехэтажный дом. Он был узким, придавленным с разных сторон другими домами, и едва ли мог вместить на одном этаже больше двух комнат. Когда-то здесь жил одинокий эксцентричный, но достаточно зажиточный гном. Это гости узнали, осмотрев первую попавшуюся после входа комнату: столовую с одним-единственным стулом у небольшого каменного стола. Стол стоял прямо посреди комнаты, а на стене напротив двери красовался огромный гобелен с изображением некрасивого чернобородого гнома.

— Фу,- Энна, рассмотрев портрет, даже позабыла о своей меланхолии. Она наморщила нос.- Такой урод, а вбухал кучу золота и камней на этот ужасный гобелен.

Да, такой гобелен можно было обменять на несколько домов в не самом плохом районе Гырнура.

Айнен схватил молчаливого Мигларда за капюшон мантии и бросил на стул, а затем отдал короткий приказ Нарайял. Взгляд человека возбужденно блуждал по предметам обстановки столовой.

— Поднимайтесь на третий этаж,- обратился Янир к Хале с Энной.- Я буду на втором, а люди – здесь.

Гномихи кивнули и отправились к лестнице с крутыми ступенями.

Гномы всегда тщательно оберегают свое рабочее место, а потому обычно располагают его на самом верхнем этаже. Считается, чем выше, тем безопаснее.  Поднявшись на третий этаж, Энна с Халой оказались в одном обширном помещении, под самым потолком которого по одной из стен тянулась длинная щель буквально в ладонь высотой – единственное окно этой комнаты.

— Печально было в Далаге с окнами,- вздохнула Энна. Новые дома Гырнура, особенно те, что возле пещерных озер, строили с большими окнами, в которые можно было выглянуть и полюбоваться красотой города. Или понаблюдать за соседями.

— Зато это безопасно,- Хала пожала плечами.- Если в этом доме есть карта, то она наверняка в кабинете. Давай искать. 

Они принялись раскрывать многочисленные сундуки, расставленные вдоль стен. Сундуки были тяжелые, вытесанные из камня, и содержали в основном какие-то памятные для хозяина дома вещи: кубки, мятые кольчуги, обломанные рукояти мечей. Вещи были дорогие, но никуда не годные. В одном из сундуков даже нашелся еще один портрет некрасивого гнома. Хала отбросила его в сторону, задумавшись о том, кем был этот неведомый мужчина. Чем занимался? Почему так ценил эти вещи? И выжил ли он при Падении Далаги?

— Он был просто барахольщиком,- вздохнула Энна, опуская крышку последнего сундука.

Кроме сундуков в помещении был рабочий стол с одним-единственным стулом, как и внизу, несколько крошечных столиков-подставок, пустых, и крошечный шкаф, на котором любовно были разложены несколько книг на глиняных табличках и целых две бумажных. Хала внимательно просмотрела эти литературные источники, но они оказались лишь сборниками трактирных частушек и историческими трактами о становлении Гномьего государства.

Обернувшись, она увидела силуэт Энны, притулившейся за рабочим столом и ее посверкивающие в темноте золотые глаза.

— Как у тебя дела?- спросила Хала.

— В каком смысле?

— Камень… Ты говорила, что он зовет тебя в Далагу. Как у тебя дела сейчас с этим?

Энна чуть шевельнула плечами.

— Тихо. Очень. Почему-то я даже думать об этом забыла.

— Из-за человеческих магов?- Хала приблизилась и встала с другой стороны стала, мягко водя пальцами по его пыльной поверхности.- Они тебя сильно волнуют.

— Я не понимаю, что произошло с Миглардом у Черных Личей,- голос Энны внезапно возвысился.- Его… вибрации стали другими, более слышными, не знаю как это объяснить, но камню спокойно когда он рядом. А Нарайял… ты не представляешь, насколько она сильна! Мне кажется, в ее силах уничтожить одним махом половину Далаги. Камень и все Подземелье боится ее.

Хала поежилась. Ее и саму пугала мощь этой женщины. И ее молчание. Любое молчание рано или поздно заканчивается разрушительным взрывом.

— Тебе что-нибудь нужно?- спросила принцесса.

Энна слабо улыбнулась и покачала головой.

— Хочется немного домой, если честно,- а затем негромко рассмеялась: — Я соскучилась по своим платьям и мытью волос.

Хала и сама не удержалась от легкого смешка.

После этой небольшой пикировки подруги осмотрели стол, однако нашли в нем лишь одну поломанную глиняную табличку с затершимися буквами.

Они спустились вниз и обнаружили, что Янир все еще осматривает спальню на втором этаже. Рыжебородый гном встретил их ехидной улыбкой.

— Тут спрятана еще одна спальня,- сказал он.

И в самом деле, за просторной и роскошно обставленной хозяйской спальней пряталась еще одна – совсем крошечная, почти целиком заполненная кроватью. В комнате не было окон, но оказалась дверь наружу, за которой начиналась крутая лестница вниз, в слепой переулок между стенами домов без окон. То была «женская» дверь.

Хала не смогла сдержать смущения и покраснела. А Энна хихикнула.

— Ты осмотрелся здесь?- выпалила принцесса и, получив утвердительный ответ, поспешила уйти.

Облик последнего хозяина дома становился еще более отвратительным. Такие крошечные, скрытые от чужих глаз комнатки предназначались для любовниц, которых не одобряли ни соседи, ни моральные устои общества. Обычно это бывали красивые девушки из бедных каст, которые в прежние времена никогда не смогли бы стать женами состоятельных и знатных гномов. Но быть любовницей для гномихи, пусть бедной, очень унизительно. Ибо об этом рано или поздно узнают, и девушку изгонят из города, в пещеры. Просто за то, что посмела поднять глаза на мужчину не из своей касты.

Ни на втором, ни на первом этаже карты тоже не оказалось, и шестеро покинули дом с разочарованием на лицах. На улице было тихо, и они сразу вошли в соседнее большое поместье.

 И там поиски карты не увенчались успехом, но зато на кухне поместья отыскались засушенные грибы и подземные травы. А в одном из сундуков были даже засушенные подземные клопы. Клопов обычно не ели, но хранили в домах на случай голода и несчастья. Тщательно обработанные, прочные хитиновые панцири надежно сохраняли засохшее мясо насекомых. Порывшись возле очага, хозяйственная Энна нашла «песчанку» — крошковатые серые камни, которые использовали в очагах. Они прекрасно горели и проводили тепло.

— Мы можем поесть,- глаза Чтицы Рун засияли.

Хала ожидала, что Айнен, услышав предложение наесться похлебкой из грибов и клопов, откажется, однако лидер людей довольно закачал головой и собственноручно навесил над очагом огромный котел.  Похоже, тощие походные мешки людей давно не содержали никаких съестных припасов.

Обед сготовили очень быстро и, довольные, уселись в столовой обедать. Людям было некомфортно сидеть за низкими гномьими столами, но поистине наслаждались горячей свежей пищей. Только Нарайял брезгливо отодвинула от себя миску, которую тут же поделили между собой Твей и Мрей.

Сидящие рядом Айнен и Янир негромко переговаривались и в самом конце обеда объявили:

— Спим и идем во дворец.

Хала удивленно вскинула брови, и Янир быстро пояснил ей, также, как и своим людям:

— Мы не можем тратить много времени на поиски карты. Пока отдыхаем, кто-то останется на посту, а двое пробегутся по соседним домам. Найдем карту – хорошо. Нет – пойдем без нее.

«Зачем нужен был этот балаган изначально?»- хмыкнула про себя Хала, но полный желудок настроил ее на добродушный лад. Вслух она ничего не произнесла, однако мысленно решила, что весь этот обход призван для того, чтобы люди поживились золотом и драгоценностями. А что же тогда Янир? Он с ними заодно и на Поверхности получит свою долю? Думать об этом было мерзко.

Как и ожидалось, на поиски карты отправились Янир и Айнен. На стражу выставили молчаливого мечника, чье имя Хала усела позабыть. Всем остальным велели ложиться спать, но разбредаться далеко по дому.  Энна и Хала расположились на кушетке в прихожей дома, и Чтица Рун сразу заснула.

Хала какое-то время лежала без сна. С закрытыми глазами она размышляла о том, что ей скоро придется покинуть отряд.  Они сходят на разведку во дворец, и если выживут, то наверняка узнают о том, что происходит. В таком случае придет время отправлять доклад в Гырнур. Янир, как глава отряда, не сможет окинуть их, Энна слишком слаба, чтобы путешествовать в одиночку, а Двыр… он ненадежен в глазах отряда. Остается только она, Хала. Она не хотела ехать в столицу, не хотела докладывать Рамису или отцу, который мог прийти в себя к этому времени.

Хала тихонько хмыкнула. Король Хейн не был ей отцом. Почему-то эта информация не вскружила ей голову. Ей даже нравилась мысль, что ее отцом был какой-нибудь бравый стражник из дворца, а не коронованный дряхлый старик. Быть может, отец с матерью действительно любили друг друга…

При мыслях о любви Хала ощутила дискомфорт в животе и наконец заснула, слегка перевернувшись

Двыр вернулся, пока они спали. Он был спокоен, съел оставленную ему порцию похлебки, подремал немного сидя и встал вместе со всеми. Встретив на себе вопросительные взгляды Энны и Халы, тайный канцлер пожал плечами:

— Эльфы укрылись в районе старых мастерских недалеко от того места, где мы зашли. Там много больших зданий, и чужаки разбили там лагерь. Он хорошо охраняется, я не смог туда пролезть. Они вроде даже не сильно пострадали после стычки с нечистью. А еще я наткнулся на трупы гномов.

Энна охнула, а Янир, переводивший слова Двыра людям, запнулся и нахмурился.

— Судя по одежде и лицам, это дети каких-нибудь небогатых ремесленников или торговцев,- продолжил Двыр.- Их было пятеро, все со следами от гоблинского оружия.

Хала хмыкнула. Добраться до Далаги целыми было для них подвигом,  погибнуть от такой жалкой нечисти, как гоблины – невероятной глупостью.

— Когда мы отравимся во дворец?- деловито спросила Хала.- Нужно уже начинать что-то делать.

— Может, позавтракаем?- Энна рядом с ней широко улыбнулась.- Тут хватит запасов.

От такого предложения никто отказаться не смог. Чтица Рун вновь приготовила вкуснейшую походную похлебку и все наелись досыта. Затем распределили засушенные остатки провизии между собой и отправились в путь.

Айнен и Янир молчали, а это значило, что карту они не нашли. Лишь перед самым выходом Страж Поверхности доложил своим сородичам о результатах ночных наблюдений:

— В Далаге и правда слишком тихо. За несколько часов люди на посту не заметили ни единого движения.

Двыр поспешил с ним согласиться.

— Пока я ходил по городу, не видел ни одной нечисти.

Это было плохо. Если город, ранее кишащий нечистью, был пуст, значит вся эта дрянь собралась в другом месте. И  именно в это место они направлялись. 

11.03.2024
Прочитали 44
Дарья Бойко

Пишу сколько себя помню. Иногда получается дрянь, иногда что-то стоящее.
Внешняя ссылк на социальную сеть Мои работы на Author Today Litnet


Похожие рассказы на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть